Спорт-вики — википедия научного бодибилдинга
NEWS:

Материал из SportWiki энциклопедия
Перейти к: навигация, поиск

Евгений Мишин: «Хочу выступать за Россию!»[править]

Я увидел его в первый раз страшно давно. Помнится, это была осень 1995-го, чемпионат Питера. На сцене царил великолепный Стае Бобин, это был его звездный час. А Женька стоял рядом, тогда еще нескладный и долговязый с его 100 кило. Но уже тогда было видно, что этот парень далеко пойдет. И все же мало кто ожидал, что он шагнет так далеко — на подиум «Олимпии», где в конце сентября он будет стоять плечом к плечу с лучшими атлетами мира и биться не только за себя, но и за Россию.

Быть может, кто-то скажет, что я позволяю себе слишком много пафоса, но биография Мишина, на самом деле, вызов всему: себе, окружающим, якобы плохой генетике, болезням, безденежью. Однажды он сказал мне: «Дух сильнее тела. Когда тело начинает сдавать, дух заставляет его двигаться дальше», И он шел дальше. Как ледокол, как Терминатор, упорно стремясь к цели. Этой цели он посвящает все, У него нет машины, квартиры или дачи, в отличие от других «фанатов» он не проводит время в ночных клубах и не флиртует с девушками. Все заработанные деньги он тратит на бодибилдинг, Стоит ли оно того? Об этом лучше спросить самого Женю,

Есть такое изречение: «Цель ничто, движение все», Мишин своим примером подтверждает обратное. Пару лет назад во время одного из его нечастых визитов на родину, его пригласили на телевидение. Журналистка спросила: «Евгений, а у вас была мечта?» Женька улыбнулся так, как это умеет делать лишь он один, и изрек «У меня не было мечты, У меня была цель».

ГЬ: Женя, какую форму ты собираешься выставишь на <Олимпии»?

Е.М.: Буду больше, чем на «Нью-Йорк Про», Думаю выставить 130 кило. Но нужно «качество»,

ГЬ: Кто, по твоему, выиграет турнир?

Е.М.: Если Катлер сумеет повторить прошлогоднюю форму, то он,

ГЬ: А что ты думаешь по поводу Денниса Вольфа?

Е.М.: Сомневаюсь, что он займет высокое место. Он и в Нью-Йорке был готов не очень хорошо, но когда мы вместе обедали после соревнований, он говорил, что доволен своей формой и хочет стать еще 1 больше к «Олимпии». Может не сделать «качество». Видел на днях свежие фото Фримена. Такое впечатление, что он вовсе не готовится.

ГЬ: Для многих просто участие в «Олимпии» — венец соревновательной карьеры. Ты собираешься выступать дальше?

Е.М.: Сейчас я не ставлю конкретной цели. Хотелось бы просто постоять в солидной компании, сравниться с теми же Вольфом и Фрименом. Год-два понадо-I бится на то, чтобы подрасти. Но в будущем я хотел бы пробиться в шестерку.

ГЬ: Женя, расскажи о себе. Когда ты родился, как начал заниматься.

Е.М.: Я родился 21 февраля 1976 года. Моя мама по профессии врач, а отец — капитан загранплавания. Спортом я в детстве занимался мало, даже физкультуру I прогуливал, хотя в свое время два года I отходил в секцию борьбы. Все круто изменилось, когда я впервые оказался в тренажерном зале. Это был 1990 год. Меня привел туда мой друг, и мы начали заниматься. Правда, друг довольно быстро эти занятия бросил, а я втянулся. Мне понравилось работать с «железом», и я понял,что это мое. Как и многие другие мальчишки я мечтал стать большим и сильным, ведь в 16 лет при росте в 182 см (сейчас - 186) я был очень худеньким. Бицепс был 28-29 см, ноги по 50 см. Тогда я мало чего знал о том, как нужно тренироваться, не было денег. Но потихоньку начал постигать азы бодибилдинга, пошел прогресс. В нашем зале настоящих тренеров не было. Заниматься в основном приходилось по книжкам, по Арнольду. На его фильмах, на журнальных статьях о нем, можно сказать, и вырос.

ГЪ: Когда состоялись твои первые соревнования?

ЕМ.: В1994 годуя решил попробовать свои силы на соревнованиях, выступив на чемпионате Санкт-Петербурга среди юниоров. Тогда я стал четвертым в своей I категории На тех соревнованиях я весил 100 кг, но это не были качественные мышцы. Через год я стал вторым по юниорам и третьим среди мужчин Л первым стал Стае Бобин. После этого я захотел поднабрать «массы» и на несколько лет ушел в подполье. При этом мне хотелось стать сильнее, хотелось сделать хороший результат в жиме лежа. И я начал тренироваться в лифтерском стиле. Полгода чисто лифтингом занимался. Выступал на соревнованиях, даже ездил на чемпионат России. Немного не дотянул до мастерского норматива, подвела становая тяга. Усиленно питался. Налегал на молоко. Выпивал его по восемь литров в день! За двагода мне удалось набрать 150 кг. При этом I У меня был объем грудной клетки 145 см бицепса - 55 см, бедер - 88, голени - талия 115 была со втянутым животом! Силовые показатели были соответствующие, жим лежа - 260 кг без специальной лифтерской рубашки, приседания - 300 кг, становая тяга — тоже 300, жим из-за головы на раз - 140 кг. Во французском жиме лежа делал 90 кг на 10 раз. В сгибаниях рук Щ со штангой работал с 75 кг, в тяге штанги в наклоне поднимал 120 кг на 8 раз. На тренировках в ту пору я делал «пирамиду» в базовых движениях, поднимаясь от 12 до 1 повторения. Занимался пять дней в неделю, качая все мышечные группы отдельно или же в схемах «3+1» и «4+1», чтобы мышцы не привыкали.

ГЪ: Сколько длился твой набор?

ЕМ.: В начале декабря 1997 года я подумал, что хватит набирать вес — подо мною проломилась кровать (смеется). Кстати, то же самое случилось недавно и здесь, в Америке. Сел на жесткую диету и начал готовиться к соревнованиям. До конкурса оставалось пять месяцев. Я понимал, что одной диеты для того, ~ чтобы «высушиться» будет недостаточно, - потому резко изменил свои тренировки. На «сушке» я занимался с «железом» по два раза в день 6 и даже 7 дней в неделю, выполняя в большинстве упражнений по 15-25 повторений. В тренировках полностью отказался от базовых движений, оставил одни изолированные. Бросил приседать со штангой, оставил - только приседания в тренажере Смит. Комплекс для тех же дельт, к примеру, состоял из 11 упражнений. Ноги, как и плечи, качал два раза в день. Паузы старался держать в пределах 15-20 секунд. Такие тренировки не позволили мне удержать всю набранную мускулатуру, но у меня был запас «массы», и потом я хотел «высохнуть», а такие тренировки, которые проводил я, лучше всего «прожигают» ш мышцы. А сами по себе мышечные объемы меня вообще не интересовали.

ГЪ:Чего тебе удалось достичь?

Е.М.: В конечном итоге я похудел на 42 кг, потеряв около 4 см на руках, и — на ногах и почти 50 — в талии. В результате я выставил на сцене 108 кг, руки 51 см, бедра — 74 см и голень — 50 см. Стал пятым в довольно сильной компании на Кубке Санкт-Петербурга, хотя должен был занять место повыше. После этого я съездил на Кубок России и стал там восьмым. Но там был очень сильный состав: Великоиваненко, Шелестов, Федоров, Панов... Следующим шагом было стать к осени еще лучше: больше и рельефнее. И мне это удалось. Я набрал 120 кг, но при этом продолжал выглядеть практически так же, как и на соревнованиях - восстановились мышцы, потерянные на «сушке», почти восстановилась сила. И через полгода я выступил вновь. На этот раз я стал первым на чемпионате Санкт- Петербурга, обыграв Федорова, у которого были проблемы с рельефом и финишировал пятым на «России», причем меня опять «задвинули», я должен был быть в тройке, Ведь я выставил уже 115 кг «сухих» мышц!

ГЬ: Как развивалась твоя карьера после того?

ЕМ.: Я выступал почти каждые полгода и поднимался все выше в протоколах. Был четвертым на России, потом третьим, вторым. Весной 2002 года я наконец-то победил. Тогда, помню, мне удалось обыграть Диму Голубочки-на и Олега Емельянова. После этого я поехал на чемпионат Европы в Минск и тоже победил. Осенью хотел выступить j на первенстве мира, но не сложилось, меня уговорили не ехать. А ведь если бы поехал, то обязательно выиграл бы. Тогда я весил в хорошей форме почти 125 кг.

ГЬ: Женя, расскажи, как ты впервые оказался в США

ЕМ.: Это было в 2002-м году. Съездил на разведку, что называется, ну и отдохнуть. Я был в Калифорнии. Многое понравилось, и я даже получил несколько предложений по работе, хота совсем не знал языка. В следующий раз я приехал в Штаты уже в 2003-м году, По документам я въехал на шесть месяцев. Потом мне помогли оформить рабочую визу. Скажу сразу: я все время находился в США легально. Признаюсь, поначалу было невесело: без языка, без денег. Сумел устроиться работать тренером за 700 долларов в неделю. Два месяца жил у знакомых. Потом жил в коммуналке. Но все же сумел подготовился на «Ночь Чемпионов». Даже побольше стал, чем раньше. Но, как и Саша Вишневский, ничего не занял. Оно и понятно — нас никто не знал.

ГЪ: Как же тебе получить работу тренера, не зная языка?

Е.М.: А я сдавал специальный экзамен. Проверяющие меня люди убедились, что я и так могу тренировать клиентов, причем, успешно.

ГЪ: Сильно ли отличается жизнь в Америке от жизни в России?

Е.М.: В Америке все опаздывают, если договариваются о встрече. О русских судят свысока: дескать, из леса вышли, бедные, в фуфайках ходят. Нация не сильная. У русских дух сильнее. Посели американского атлета в Россию, он не выдержит. Но у них очень развита социальная поддержка. Они помогают людям в сложных ситуациях. А у нас умер на улице - все пройдут мимо.

ГЪ: Ты тренируешься в легендарном зале Powerhouse Gym. Расскажи, что это за зал?

E.M. Это не тусовочное место, а чисто спортивный зал, где очень много качественного оборудования и рабочая обстановка. Время от времени туда приезжают позаниматься такие звезды как Виктор Мартинес, Кай Грин или Кевин Инглиш. Они ведь живут в Нью-Йорке. Правда, Мартинес появляется редко. У него рядом с домом другой зал. А остальные звезды вроде Джея Катлера или Фила Хита приезжают только во время фотосессий.

ГЬ: Твои тренировки, сильно ли они изменились за последние годы?

Е.М.: Я бы не сказал. Обычно я стараюсь сочетать силовую работу и пампинг. Без весов не нарастишь «массу». Скажем, в последнее время мне удалось прибавить в ногах; Чтобы этого добиться, я много приседал. Обычно приседаю 250 кг на 12 раз или 205 кг на 20.

ГЬ: Твоя жена Лена — тоже спортсменка. Как вы познакомились?

Е.М.: Да, она успешно соревновнуется в классе «фигура». Скоро тоже будет выступать. Так что сейчас у нас дом как подготовительный лагерь (смеется).Мы познакомились на турнире «Арнольд Классик». Я работал на выставке «Экспо», представляя одну из компаний, она тоже. Потом виделись еще несколько раз. А потом решили жить вместе (улыбается).

ГЪ: Как началось твое сотрудничество с Александром Вишневским?

Е.М.:Я пытался тренироваться и сам, и с тренерами. В частности, с Дэйвом Палумбо. Палумбо посоветовал мне придерживаться низкоуглеводной диеты и делать изолирующие упражнения. Другие авторитеты тоже непонятно что советовали, а главное — было неясно, зачем это нужно делать. И результаты были не совсем те, которых хотелось. И тогда я решил обратиться к Саше. И не пожалел. Он — настоящий тренер. Ему есть дело до спортсмена. Он постоянно звонит, интересуется, переживает, подсказывает. На турниры «Нью-Йорк Про» в прошлом и в этом году Саша приезжал поддержать меня и помочь «подвести» форму. Благодаря ему я сумел в прошлом году попасть в восьмерку на «Нью-Йорк Про», а в этом — стать третьим на турнире в Орландо и шестым на «Нью-Йорк Про».

ГЬ: Л с другими россиянами ты общаешься? Чувствуешь их поддержку?

Е.М.: Еще когда я только переехал в США, общался с Андреем Косиченко. Он был чемпионом России в тяжелом весе вначале 90-х. Он тоже живет в Нью-Ир Йорк. Но потом Андрей как-то отошел от бодибилдинга. И еще я чувствовал с его стороны зависть, что ли... Что касается нынешнего времени, то, хотя я общаюсь в Интернете с российскими фанатами в Америке. Меня поддерживают куда больше, Американцы понимают, что я занимаюсь очень томным делом. В России же многое думают, что здесь молочные реки и кисельные берега. Да, вероятно, здесь лучше климат и продукты питания, но «железо» такое же тяжелое. А сама по себе карта профи не гарантирует тебе больших заработков. Контракт с какой-нибудь фирмой надо еще заслужить, да и не все платят приличные деньги. Скажем, многое профи снимаются в журналах бесплатно, ради пиара. Или есть такая компания «Гаспари нутришн» во главе с Ричем Гаспари. Ну так вот он платит спортсменам очень мало, предлагая вместо денег поддержку на соревнованиях.

ГЪ: Некоторые в России считают тебя предателем…

Е.М.: Это полная ерунда. Я задался целью пробиться в элиту мирового бодибилдинга. А это возможно только в Америке. Тот же гонщик «Формулы-1» Виталий Петров живет в Испании, но русские за него болеют все равно. И потом хотя я скоро получу американский паспорт, я никогда не говорил, что хочу остаться в Америке навсегда. Здесь я временно. И я хочу выступить на «Олимпии» именно за Россию, доказать, что наши спортсмены и тренерская школа не хуже.


Источник - журнал Геркулес № 5