Спорт-вики — википедия научного бодибилдинга
NEWS:

Материал из SportWiki энциклопедия
Перейти к: навигация, поиск

Возникновение спортивной психологии как отрасли психологии[править]

Начало академического изучения спортивной психологии связывают с концом XIX — началом XX в. В 1891 г. немецкий врач Г. Кольб провел исследования гребцов во время гонок на 2000 м, выясняя особенности преодоления так называемой "мертвой точки". Он писал: "В конце второй минуты наступает момент, когда человек в обычной жизни при максимальном напряжении перестает действовать... Очень заметны явления одышки, дыхание становится глубоким и очень частым, как и деятельность сердца... Гребец продолжает грести, и этот "порог", как любят называть гребцы эту кажущуюся несостоятельность, преодолевается".

Как таковой спортивной психологии еще не было, хотя термин "спортивная психология" впервые был употреблен уже в конце XIX в. бароном Пьером де Кубертеном. Этот незаурядный человек, обучавшийся на философском факультете Сорбонны, глубоко интересовался историей и спортом. Закономерным стало посещение бароном места раскопок древней Олимпии. Действительно, тысячелетняя история Олимпийский игр не могла оставить равнодушным человека, увлекавшегося боксом и фехтованием, греблей и верховой ездой.

Развитию современного спорта и спортивной науки во многом способствовали возрожденные Олимпийские игры. Их возрождение началось с организованных по инициативе де Кубертена Международного спортивного конгресса (Париж, 1894) и первых Олимпийских игр (Афины, 1896). Игры состоялись на стадионе, на котором в античные времена состязались афиняне. Пьер де Кубертен — автор олимпийской эмблемы из пяти переплетенных разноцветных колец, текста олимпийской клятвы, а также удивительно красивой традиции зажигать олимпийский огонь в Олимпии от солнечных лучей.

В состав учредителей Международного олимпийского комитета, собравшегося в 1896 г. в Афинах, вошли представители Богемии, Германии, Греции, Венгрии, России и Франции. Нашу страну представлял генерал А. Д. Бутовский, который в конце XIX в. сделал большой вклад в создание российской системы подготовки специалистов в области физического воспитания.

Время с начала XX в. и вплоть до Первой мировой войны оказалось крайне важным для развития спортивной психологии, ее структуры и, главное, отделения от других научных дисциплин. Не менее важным стало начало сотрудничества с теорией физической культуры и спорта.

В этот период в общественной жизни развитых стран спорт и физическая культура приобрели все возрастающий статус. Физическое воспитание и физическая подготовка были приняты не только в армии, но и в школах (по крайней мере, для мальчиков и молодых людей). По всему миру создавались спортивные залы и клубы. Особенно хорошо была принята и быстро распространилась по всей Европе шведская спортивная система. Шведская система Пера Линга ориентировалась на применение в различных сферах деятельности: педагогической, военной, врачебной, эстетической, что делало ее прикладной и эффективной.

Стремительное развитие спорта привело к необходимости научного сопровождения спортивной деятельности. Это инициировало проведение I международного конгресса спортивных психологов, который состоялся в 1913 г. в швейцарском городе Лозанна. Прошедший в Лозанне конгресс во многом был организован по инициативе основателя современных Олимпийских игр. Следует отметить, что психологов как таковых на конгрессе практически не было, главную роль играли врачи. Медико-центрированный подход в спортивной психологии несколько разочаровал де Кубертена, который писал тогда, что хотел бы видеть спортивную медицину более заинтересованной в психологии.

Позднее, А. Ц. Пуни в своих "Очерках" также отмечал, что на конгрессе не произошло признания спортивной психологии как специальной области научных психологических знаний. Действительно, этого не могло быть в силу хотя бы того, что спорт как явление был еще слабо развит, а вопросы психологии спорта являлись предметом интереса лишь отдельных общественных деятелей и ученых.

В 1937 г. де Кубертен умер и был похоронен в Лозанне, где в настоящее время находится штаб-квартира МОК. Сердце его захоронено отдельно у руин античной Олимпии. Вскоре после его смерти первое международное объединение спортивных психологов распалось.

Первая мировая война приостановила процесс развития спортивной психологии, однако период между двумя мировыми войнами (1918—1939) оказался весьма продуктивным этапом для развития спортивной психологии во многих странах мира. Так, в Германии появились не только университеты и институты физической культуры, но и соответствующие средние школы, например, в Берлине, Лейпциге, Гиссене, Марбурге, Бреслау, Гейдельберге, Касселе, Геттингене и Эрлангене. В 1920 г. в Берлине в Германской Высшей школе физических упражнений (German High School for Physical Exersice) начала работать психотехническая лаборатория под руководством Р. Шульте. Исследования берлинской лаборатории охватывали самые различные темы, в том числе, такие как влияние спорта на развитие личности и когнитивные способности, и психомоторные особенности различных спортивных навыков.

Вообще в Германии спорту, спортивным победам придавалось большое политическое значение. Знаменательно, что олимпийский факел был впервые зажжен в 1928 г. на Играх в Амстердаме, но только на Играх 1936 г. в Берлине вспыхнул огонь, доставленный эстафетой непосредственно из Греции. Берлинская Олимпиада была первой, состязания которой транслировались по телевидению. В связи с тем, что телевизоров было очень мало, они размещались в театрах и на площадях. Интересно, что через несколько десятков лет болельщики вновь стали собираться у телевизоров, установленных в общественных местах.

Регулярность проведения Олимпийских игр была нарушена Второй мировой войной. Она нанесла колоссальный вред экономическому развитию европейских стран. Спортивная инфраструктура во многом была разрушена. Однако, несмотря на это, с 16 по 20 июня 1944 г. Международный Олимпийский комитет организовал в Лозанне научный конгресс по психологии и педагогике спорта, посвященный 50-летию олимпийского движения. В конгрессе приняли участие почти 400 делегатов, представлявших 33 страны с 5 континентов, хотя большинство участников поселилось в Швейцарии с начала Второй мировой войны и раньше. Первый день, 16 июня, был полностью посвящен психологии. Были проведены 16 презентаций, носящих феноменологический и описательный характер. Однако во время войны было сложно организовать публикацию материалов. По этой причине доклады были опубликованы по инициативе Международного бюро по спортивной педагогике Олимпийского института в Лозанне только в 1947 г.

После создания Организации Объединенных Наций в 1945 г., было сформировано много независимых специализированных организаций, одна из которых (по вопросам образования, науки и культуры), ЮНЕСКО, учредила консультативные комитеты и организации. В Париже в 1958 г. был основан Международный совет по спорту и физическому воспитанию (1С5РЕ, в настоящее время ЮББРЕ), который быстро развивался в области международного спорта и спортивной науки. Ее первым президентом был барон Филипп Ноэль-Бейкер (1889—1982), который в 1959 г. получил Нобелевскую премию Мира за заслуги в достижении мира и разоружения.

В 1950-х гг. олимпийское движение, а с ним и спортивная психология, как часть спортивной науки, получило свое дальнейшее развитие. В определенной степени этому способствовало включение в игры Советского Союза, спортсмены которого оказали серьезную конкуренцию признанным лидерам того времени — спортсменам США. Сам факт конкуренции потребовал включения в процесс подготовки спортсменов национальных сборных новых методов, в том числе — психологических.

Международный совет по спорту и физическому воспитанию был ориентирован на создание международной организации по спортивной психологии. В 1964 г. итальянский психиатр Ферруччо Антонелли, работавший в то время со спортсменами, предложил создать международную ассоциацию спортивных психологов. По его инициативе в 1965 г. в Риме состоялся I учредительный конгресс Международного сообщества спортивных психологов — International Society of Sport Psychology (ISSP — ИССП).

Первый международный конгресс спортивных психологов состоялся в 1913 г. в швейцарском городе Лозанна по инициативе Пьера де Кубертена. Только спустя полвека по инициативе итальянского психиатра Ф. Антонелли в Риме прошел I учредительный конгресс Международного сообщества спортивных психологов, давший серьезный импульс для дальнейшего развития этого направления психологической науки и спорта.

Одной из целей ISSP было использование национальных традиций и опыта для повышения эффективности применения психологии в области физической культуры и спорта. Результаты исследований в этой области были интересными, однако опыт одной страны далеко не всегда можно было транслировать в другие страны. Большое значение имел различный менталитет, а также социальные и политические особенности, характерные для той или иной страны.

Президентом Международного сообщества спортивных психологов (ИССП) был избран Антонелли. Он же стал первым редактором "Международного журнала спортивной психологии". На конгресс приглашены представители СССР. В ходе работы форума было принято решение о подготовке материалов для принятия СССР в ИССП в качестве коллективного члена.

Второй конгресс, в котором советские психологи должны были участвовать в качестве полноправных членов, состоялся в 1968 г. в Вашингтоне, однако в списке участников их не оказалась. Летом того же года в Чехословакии вспыхнуло антикоммунистическое восстание, жестоко подавленное советскими войсками. В знак протеста против агрессивных действий

Советского Союза ряд членов Международного сообщества спортивных психологов предложили отказать представителям страны-агрессора в праве участвовать в конгрессе, а значит -и в членстве в ИССП. Впрочем, по версии советской печати, именно советские психологи были инициаторами отказа от дальнейшего сотрудничества с Международным сообществом, солидарным с "антинародным движением".

Симпатии ИССП действительно были на стороне маленькой (по сравнению с Советским Союзом), Чехословакии. На следующем конгрессе (Мадрид, 1973) президентом сообщества был избран представитель ЧССР Мирослав Ванек, а очередной, четвертый по счету, конгресс состоялся в Праге (1977). Конгресс в Мадриде примечателен тем, что, что его участники, в том числе советский психолог А. В. Родионов, были представлены будущему королю Испании Хуану Карлосу I де Бурбону. Интерес к спорту у Хуана Карлоса не случаен — в 1972 г. он принимал участие в Олимпийских играх в Мюнхене (парусный спорт), заняв 15-е место.

Возникновение и развитие спортивной психологии в Европе[править]

Усиление "американского течения" в спортивной психологии вынудило европейских психологов задуматься о создании собственного объединения. На международной конференции "Психологическая подготовка спортсменов", которая проходила в Варне (Болгария) 3—5 декабря 1968 г. французский психиатр Эрик де Винтер предложил создать европейскую Федерацию спортивных психологов. Идея была обсуждена заранее с представителями Испании Хосе Феррер-Хомбравелла и Болгарии Эмой Герон, которые поддержали начинание. Против создания европейской Федерации выступил представитель СССР П. А. Рудик, что вынудило отложить ее юридическое основание. Вместе с тем международную конференцию в Варне принято считать I европейским конгрессом психологов спорта.

Датой формального рождения Европейской Федерации психологии спорта и двигательной активности (Federation Européenne de Psychologie des Sports et des Activités Corporelles), сокращенно — FEPSAC (ФЕПСАК) считают 4 июня 1969 г. В этот день в рамках Третьего Франко-Германского коллоквиума по спортивной медицине и спортивной психологии, который проходил во французском городе Витель, состоялся II конгресс ФЕПСАК. Официальным языком ФЕПСАК был признан английский, а названием науки стала "Psychology of Sport and Exercise" ("Психология спорта и физических упражнений").

Следует отметить, что предложение по созданию европейского объединения снова встретило резкую оппозицию, на этот раз от президента ИССП Антонелли. Он расценивал сам факт создания как начало конкуренции. Но, несмотря на это, европейская Федерация спортивной психологии была создана.

В 1969 г. была основана Европейская Федерация психологии спорта и двигательной активности (Federation Européenne de Psychologie des Sports et des Activités Corporelles).

На протяжении нескольких лет длилось своеобразное противостояние между ФЕПСАК и ИССП, и только в 1981 г. на IV Конгрессе ИССП в Оттаве (Канада) проблемы взаимодействия были окончательно разрешены.

II конгресс ФЕПСАК провел важное формальное мероприятие — выборы руководства Федерации. Президентом была избрана Э. Герон из Болгарии, а генеральным секретарем — Эрик де Винтер. В Руководящий Совет вошел представитель Советского Союза — А. В. Родионов, хорошо известный в Европе благодаря успешности своей работы с национальной сборной командой боксеров.

Однако спустя год на очередном международном форуме спортивных психологов в Мамайа (Румыния) один из главных идеологов профессионального сообщества Э. де Винтер отказался от собственных полномочий и заявил о выходе из Федерации. Это поставило ее дальнейшее существование под угрозу. В целях "реанимации" ФЕПСАК в столице Болгарии Софии в 1970 г. было срочно собрано специальное совещание, на которое пригласили спортивных психологов из разных стран. Председательствовала Э. Герон, а среди участников были такие известные специалисты как Гвидо Шиллинг (Швейцария), Михай Эпуран (Румыния), Ласло Надори (Венгрия), Эрвин Хан (ФРГ) и др.

На первом заседании Руководящего Совета были созданы два комитета: по "информации и документации" (председатель Пауль Кунат) и по "научным проблемам в области развития психологии спорта и физической культуры" (председатель Михай Эпуран). В ходе работы совещания был разработан устав организации, предложены кандидатуры президента, вице-президента и членов Руководящего Совета. В уставе новой организации (1970) было отмечено, что в ФЕПСАК нет политической, идеологической или религиозной дискриминации.

Спортивная психология начала служить своеобразным связующим звеном между общей психологией и спортивной наукой, что привело к созданию связей ФЕПСАК с другими международными и национальными психологическими научными организациями. В 1971 г. Э. Герон установила контакты с 1ААР (Международная ассоциация по прикладной психологии).

Официальное избрание руководства ФЕПСАК состоялось на III конгрессе ФЕПСАК в Кельне (1972). Президентом стала и оставалась им до 1974 г. Э. Герон. Вице-президентом стал И. Мацак (ЧССР, в настоящее время — Словакия), Э. де Винтер (Франция) — генеральным секретарем. В Руководящий Совет были избраны: П. Кунат (ГДР, теперь — Германия), М. Эпуран, Дж. Ройг-Ибанез (Испания), Г. Шиллинг, К. Сарман (Турция) и Альберт Родионов (СССР, в настоящее время — Россия). На конгрессе прозвучало предложение избрать А. В. Родионова вице-президентом, однако оно не получило одобрения советского руководства — Родионов не был членом КПСС.

Среди наиболее интересных докладов, прозвучавших на конгрессе в Кельне, был доклад М. Эпурана, посвященный созданию в сфере спортивной психологии 63 терминов на семи языках. К сожалению, казавшееся перспективным предложение в полном объеме так и не было выполнено.

В 1973 г., находясь в Мадриде на конгрессе ИССП, Э. Герон приняла решение об отъезде на постоянное место жительства в Израиль. Естественно, что после этого в СССР, осуждавшего внешнюю политику Израиля, она стала "персоной нон грата". Последней работой президента ФЕПСАК, опубликованной в советском издательстве "Физкультура и спорт", была "Психоспортограмма", вошедшая в сборник статей спортивных психологов разных стран "Психология и современный спорт" (1973). В этот же сборник вошла проблемная статья "Методы психологической диагностики спортсмена и тренера" специалистов из Карлова университета (Прага) М. Ванека, В. Гошека и Б. Свободы.

Сменив гражданство, Э. Герон лишилась статуса президента, на пост которого было выдвинуто несколько кандидатур. Одной из причин разгоревшейся предвыборной борьбы было влияние, которое могла оказывать Федерация на политические настроения в европейском спорте: если Международное сообщество спортивных психологов ориентировалось на США, то Европейская Федерация во многом поддерживала страны социалистического лагеря.

Выборы показали умение психологов находить компромиссные решения: после представительницы социалистических стран Э. Герон президентом стал представитель "лагеря капитализма" Г. Шиллинг. Это произошло на IV конгрессе в Эдинбурге. Забегая вперед, отметим, что участники V конгресса, проходившего в Варне (1979), продлили его полномочия на второй срок.

В 1960—1970-х гг. стала активно развиваться спортивная психология в социалистических странах. Это во многом было связано с успешной деятельностью отечественных ученых, которых в качестве консультантов приглашали в восточноевропейские страны. В свою очередь, представители этих стран приезжали в СССР на стажировку, учились в аспирантуре московского и ленинградского институтов физической культуры и спорта. В эти и последующие годы осуществлялись совместные разработки, а советское издательство "Физкультура и спорт" издавало сборники работ спортивных психологов социалистических стран.

Совместная деятельность способствовала обоюдному развитию спортивной науки в СССР и странах социалистического лагеря. Вместе с тем, спортивная психология в странах социализма, являясь социально и политически ориентированной наукой, была обязана "делать реверансы" правящему строю.

Так, заключительная статья сборника работ специалистов социалистических стран ("Психология и современный спорт", 1973) заканчивалась словами: "Нельзя забывать мудрых слов В. И. Ленина: "Без настоящей теории практика слепа"".

В 1978 г. на конгрессе Международной ассоциации прикладной психологии в Мюнхене (ФРГ) большой интерес вызвал тест тревожности Спилбергера с позиции его потенциального использования в спорте. На заседании Руководящего Совета ФЕПСАК в Будапеште в 1980 г. было принято решение начать проект "Тревожность в спорте" с целью создания обзора тестов, используемых в этой области. Ответственность за проект Совет возложил на президента шведского общества "Поведенческие исследования в спорте" Эрвина Апитча. Кроме того было предложено сделать тему "Тревожность в спорте" главной на Конгрессе ФЕПСАК в 1983 г. Результатом работы стала публикация книги под названием "Тревожность в спорте". Сто пятьдесят восемь страниц книги содержали перечень завершенных, текущих и запланированных исследований, резюме исследования тревоги, данные об исследованиях этого явления в различных странах. Таким образом, стали реальностью первые научные публикации ФЕПСАК.

В 1983 г. на VI конгрессе в Магглингене (Швейцария) Шиллинга сменил представитель социалистического лагеря П. Кунат. Как и его предшественник, Кунат был переизбран на второй срок во время VII конгресса в германском городе Бад-Блангенбурге (1987). Следует признать, что Кунат оказался умелым политиком, сумевшим избежать противостояния с ИССП. Это привело к тому, что на конгрессы Международного сообщества стали официально приглашать членов Европейской Федерации, в том числе представителей СССР, а на конгрессы ФЕПСАК — психологов со всего мира, включая США.

В 1980-е гг. представителем Советского Союза в Руководящем Совете ФЕПСАК стал ленинградский спортивный психолог Г. Д. Горбунов (ГДОИФК).

Двадцать лет спустя после основания Европейской Федерации, в 1989 г., был опубликован первый номер бюллетеня ФЕПСАК. Бюллетень был создан в целях эффективного обмена опытом в Европе. До этого только в Италии (с 1971) и Германии (с 1987) выходил специальный журнал спортивной психологии. Статьи по спортивной психологии в других странах публиковались в основном в журналах по физическому воспитанию, спортивной медицине, медицинской помощи, психотерапии и педагогике для инвалидов или реабилитации.

Бюллетень ФЕПСАК, выходящий два раза в год, был важным средством информации до 2001 г., когда Руководящий Совет Федерации отменил публикации из-за расходов на печать и почтовые расходы, а также из-за появления сайта ФЕПСАК и создания официального журнала Федерации "Психология спорта и физических упражнений".

На заседании Руководящего Совета в Софии в 1989 г. казначей Федерации Эрвин Хан предложил учредить награды для молодых ученых. Приглашение к участию в конкурсе и правила были направлены странам-участникам в мае 1990 г. С тех пор премии ФЕПСАК вручались в 1995,1999 и 2003 гг. молодым психологам, зарекомендовавшим себя в работе со спортсменами.

В 1991 г. состоялась первая сессия Генеральной Ассамблеи ФЕПСАК после падения Берлинской стены. Она положила конец политическим разногласиям внутри ФЕПСАК, что, в частности, позволило Израилю стать членом Федерации, хотя географически он не принадлежал Европе.

Авторитет ФЕПСАК возрастал. На VIII конгрессе в Кельне (1991) приняли участие 250 ученых, представлявших 36 стран, в том числе 13 неевропейских. Советская делегация в составе 21 человека на конгрессе была одной из самых представительных. Темы конгресса говорят о разносторонности подхода к проблеме психологии физической культуры и спорта. Среди основных тем были такие, как "Здоровье, благополучие и хорошее соревновательное выступление спортсменов как темы спортивной психологии", "Спортивная мотивация", "Психологическая подготовка в спорте", "Аэробные упражнения, стресс и здоровье", "Психотерапия в спорте: возможности и применение" и др. Один из пяти организованных в рамках конгресса симпозиумов "Психологическая подготовка в спорте" провел А. В. Родионов совместно со своим коллегой Д. Хакфортом из ФРГ.

Практически на всех секциях конгресса выступали советские психологи, а на одном из трех "Рынков исследовательских методик" интерес зарубежных специалистов вызвала компьютеризированная система социально-психологического контроля и управления спортивной командой, разработанная Е. А. Калининым (Москва). Отметим, что в дальнейшем компьютерные психодиагностические методики, разработанные Е. А. Калининым и его коллегой М. Н. Нилопцом, активно применялись в спортивной психологии. На этом же "Рынке" было представлено еще одно советское изделие — компьютерный тест-тренажер "Тактик", разработанный Б. В. Турецким и В. Г. Сивицким.

В рамках конгресса состоялись выборы нового состава Руководящего Совета, в который был избран лишь один представитель из бывших стран социалистического лагеря Л. Надори. Следующим президентом, возглавлявшим ФЕПСАК два срока (1991—1995), стал Стюарт Биддл (Великобритания). В 1992 г. на заседании Руководящего Совета в Будапеште бельгийский психолог Ив Ванден выступил с сообщением, что Европейское сообщество готово предоставить финансовые средства для разработки программы по подготовке магистров в физическом воспитании и спортивной психологии. В первой группе приняли участие 12 студентов из шести стран. Программа прошла с большим успехом и считается одной из лучших инициатив ФЕПСАК.

Одним из новшеств С. Биддла было предложение о публикации Европейского журнала спортивной психологии. Первый том "Европейского ежегодника спортивной психологии" под редакцией Роланда Зайлера увидел свет в апреле 1997 г.

В 2000 г. после трех лет издания "Европейский ежегодник психологии спорта" заменили официальным журналом ФЕПСАК — "Психология спорта и физических упражнений".

В дальнейшем президентами Европейской Федерации были Г. Роберте (избран в Праге в 1999 г.) и Р. Зайлер (избран в Копенгаген в 2003г.).

Спортивная психология в Европе в XXI веке[править]

Каждый новый конгресс расширял круг рассматриваемых вопросов. На XI конгрессе в Копенгагене (2003) выделялись пять основных направлений: "Образ "физического тела" в спортивной психологии и физической деятельности", "Детский и юношеский спорт", "Страсти и эмоции в спорте и физической культуре", "Тренер, команда и спортивное соревнование", "Пути повышения физической активности для здоровья и благополучия". Вместе с тем наибольший интерес вызвали две актуальных проблемы современности — два полюса физической активности. С одной стороны, это позитивные факторы занятий населения физической культурой (физическое здоровье, продление жизни, высокий уровень ее качества и др.). С другой стороны, это критические факторы, сопутствующие спорту высших достижений (травмы, стрессы, ранний уход из спорта, карьерные трудности после окончания спортивной деятельности).

Когда СССР прекратил свое существование, его правопреемником стала Ассоциация спортивных психологов России. Однако она длительный период не платила членских взносов и автоматически выбыла из ФЕПСАК, что не помешало отношениям российских психологов и их зарубежных коллег. Разработанный Л.-Э. Унестолем (Швеция) курс ментального тренинга был с его согласия переведен и адаптирован на русский язык доктором медицинских наук, профессором П. В. Бундзеном из Санкт-Петербургского НИИ физической культуры и спорта.

Л.-Э. Унестоль предложил программу психического воздействия, основанную на так называемой моторной автоматизации и реактивации (воссоздании) "чувства успеха". Он предложил способ формирования чувства успеха, состоящей из трех взаимосвязанных частей: мысленная тренировка, концентрация на конечной цели, тренировка способности перенесения своего образа в идеальную (модельную) ситуацию. Л.-Э. Унестоль обратил внимание на то, что с точки зрения спортсменов, занимающихся ментальным тренингом, уверенность в себе положительно влияет на результаты. Вместе с тем для спортсменов, не занимающихся подобным тренингом, зависимость обратная: только положительный результат вырабатывает уверенность в себе.

В 2002 г. было принято решение организовывать конференции по спортивной психологии в рамках чемпионатов Европы по тем или иным видам спорта. Первая такая конференция была проведена по случаю Чемпионата Европы по гандболу для мужчин в Швеции 2 февраля 2002 г. в Стокгольме. Она было организована совместно с ФЕПСАК Европейской Федерацией гандбола, шведским обществом поведенческих исследований в области спорта и шведской ассоциацией гандбола и была проведена без финансовой поддержки ФЕПСАК.

В программу были включены такие темы как "Эмоции и оптимальная результативность в командных видах спорта", "Карьерный переход: почему труден шаг от талантливого молодого игрока к успешному взрослому игроку", "Что может спортивная психология сделать для гандбола" и др.

В 2007 г. XII конгресс ФЕПСАК избрал президентом Федерации Поля Виллемана (Бельгия). В статье, написанной П. Виллеманом совместно с предыдущим президентом Федерации австрийцем Р. Зайлером, авторы, ссылаясь на Э. Герон, отмечали, что в конце 1960-х гг. спортивная психология была не предпочитаемой сферой деятельности. Однако со временем спортивная психология каким-то образом вошла в моду. Популярность этой отрасли психологической науки объясняется рядом факторов: начиная ростом популярности, как спорта, так и психологии вообще, и заканчивая активной деятельностью самой Федерации.

В 2009 г. по инициативе нынешнего президента П. Виллемана в пригороде Парижа — Вансенне состоялась юбилейная встреча, посвященная 40-летию ФЕПСАК, на которой российский психолог А. В. Родионов был награжден медалью "За Ваш вклад в развитие ФЕПСАК". Почетными членами организации за вклад в европейскую психологию спорта ранее были названы Р. Sivadon (Франция), J. Ferrer-Hombravella (Испания) и П. А. Рудик — все в 1969 г.; К. Feige (Германия) в 1980 г.; G. Rioux (Франция) в 1983 г., А. Ц. Пуни в 1984 г.

На встрече в Венсене (Франция, 2009), посвященной 40-летию ФЕПСАК, российский психолог А. В. Родионов был награжден медалью "За Ваш вклад в развитие ФЕПСАК".

В разные годы организовывались национальные общества спортивной психологии в ФРГ, Англии, Франции и других странах, включая страны — бывшие республики СССР. Так, например, в 1992—1993 гг. создается общество спортивных психологов Украины, а в 1995 г. открывается Белорусская республиканская ассоциация спортивных психологов. Спустя несколько лет в Белорусской олимпийской академии была открыта секция спортивной психологии (2008).

Спортивная психология в США[править]

Американская спортивная психология развивалась параллельно с европейской, хотя сами американцы традиционно считают, что именно им принадлежат приоритеты во всех начинаниях этой науки.

В 1897 г. американский врач Норман Триплетт провел эксперимент, который можно отнести в равной степени к области как социальной, так и спортивной психологии. Будучи любителем велосипедного спорта, он обратил внимание, что в парных или групповых состязаниях гонщики показывают более высокий результат, чем в индивидуальных состязаниях. В дальнейшем он опытным путем подтвердил это, и в США его эксперимент принято считать началом новой науки.

Начало спортивной психологии в США относят к 1897 г., когда Н. Триплетт провел эксперимент с участием велосипедистов-гонщиков.

В 1918 г. студент Иллинойского университета Колмен Гриффит, которого американцы называют "отцом-основателем" спортивной психологии, провел свои первые (тогда еще неофициальные) исследования с участием студентов, занимающихся спортом — футболом и баскетболом. В дальнейшем он написал ряд работ, одна из которых — "Психология спортсменов" (1922) стала безусловной классикой спортивной психологии. В 1925 г. Гриффит открыл лабораторию спортивной психологии в Иллинойском университете. В те же 1920-е гг. он опубликовал два ставших классическими труда: "Психология тренерской деятельности" (1926) и "Психология спорта" (1928)'.

В США историю развития психологии спорта и физической культуры разделяют на пять периодов.

Первый период (1895—1920) охватывает экспериментальную деятельность Триплетта и начало исследований Гриффита. В это же время ученый из Йельского университета Е. У. Скрипчер публикует работу о влиянии спорта на развитие индивидуальных особенностей человека (1899), а Г. Т. У. Патрик — о психологии игры в спорте (1903).

Второй период (1921—1938) практически полностью связывают с именем К. Гриффита: открытие им спортивной лаборатории в 1925 г., основные публикации ("Психология тренерской деятельности", "Психология спорта"), закрытие лаборатории в 1932 г. Из-за отсутствия средств, приглашение на должность психолога в чикагскую бейсбольную команду. Последнее событие, произошедшее в 1938 г., кажется особенно важным: прекращение финансирования научных исследований не означало невостребованности спортивной психологии. Более того, умеющие считать деньги американцы показали, что готовы потратиться на психолога ради успешности, в том числе финансовой, спортивной команды.

В этот же период получило свое развитие и распространение психологическое образования для учителей физического воспитания не только в Иллинойском университете, но и других университетах, например, в Гарварде, Спрингфилде, Массачусетсе.

Третий период начинается в 1939 г., когда сотрудник кафедры физического воспитания Калифорнийского университета Франклин Генри разработал программу по психологии двигательной активности. В течение последующих 30 лет закладывались основы американской школы психологии спорта и физического воспитания. Завершился период в 1965 г. конгрессом в Риме.

Четвертый период (1966—1977) в основном характеризовался тем, что после учреждения в 1967 г. Североамериканского общества психологии спорта и проведения им первой конференции психологи стали активно работать с командами и спортсменами. Это привело к появлению тестов, предназначенных непосредственно для работы со спортсменами. Примером может быть тест уровня тревоги для оценки характерных особенностей состояния соревновательной тревоги (R. Martens, 1977). С 1970 г. издается официальный печатный орган ИССП — "Международный журнал психологии спорта".

Пятый период (1978 — по настоящее время) выделяется значительным развитием прикладной стороны спортивной психологии. Создаются тесты, ориентированные на конкретные виды спорта, в том числе тест индивидуального типа внимания теннисистов, тест уровня тревоги у борцов, анкета групповой (командной) сплоченности баскетболистов и т.д. Спортивной психологии уделяется большое внимание на государственном уровне — олимпийский комитет страны создает Консультативный совет по вопросам спортивной психологии. Начинается развитие специальных периодических изданий. В 1979 г. выходит "Журнал спортивной психологии" (в дальнейшем — "Психология спорта и физического воспитания"), а в 1989 г. — "Журнал прикладной спортивной психологии".

В американском спорте спортивной психологии придается самое серьезное значение. Об этом говорит, например, такой факт. По данным ФЕПСАК на Олимпийских играх в Сиднее с командой США работали 25 психологов. Для сравнения: с командой России в это время работали 12 психологов.

Отношение к российским коллегам у американцев достаточно уважительное. В конце 1990-х гг. в американском журнале "Journal of Applied Sport Psychology" целый раздел был посвящен работе советских спортивных психологов. В статье речь шла о ведущих спортивных психологах бывшего Советского Союза. Интересно, что эта большая работа о достижениях отечественных специалистов была опубликована в стране, которая являлась (и является до сих пор) одним из основных спортивных соперников России.

Развитие спортивной психологии в России. Первые работы по психологии физической культуры и спорта[править]

Невозможно представить развитие современной спортивной психологии без трудов И. П. Павлова, ставшего кандидатом естественных наук в 26 лет, доктором медицины — в 34 года, лауреатом Нобелевской премии — в 55 лет. Огромный вклад сделал В. М. Бехтерев, открывший первую в России лабораторию экспериментальной психологии при клинике в Казани (1885) и разработавший теоретические основы психотерапии.

В свою очередь И. П. Павлов, В. М. Бехтерев и многие другие выдающиеся ученые того времени опирались на работы основоположника российской физиологической школы и материалистической психологии Ивана Михайловича Сеченова (1829— 1905). Основатель ленинградской (петербургской) школы спортивной психологии А. Ц. Пуни писал о том огромном значении для развития психологии физического воспитания и спорта, которое имели идеи Сеченова. Пуни отмечал актуальность его работ, посвященных управлению движениями, заученным действиям (т.е. навыкам); единству внутренних механизмов и внешних проявлений психической деятельности. Заслуги И. М. Сеченова, много и плодотворно работавшего на стыке медицины и психологии, были признаны международным сообществом. В 1889 г. он, врач, был избран почетным председателем первого международного психологического конгресса в Париже.

Первая в мире научно обоснованная концепция физического воспитания, опирающаяся на анатомо-физиологические, гигиенические и психологические основы, была разработана российским врачом и педагогом Петром Францевичем Лесгафтом (1837—1909). П. Ф. Лесгафт окончил Петербургскую военно-хирургическую академию в 1861 г., спустя четыре года получил степень доктора медицины, а спустя еще три — доктора хирургии. За выступление в печати против административного произвола в 1871 г. был лишен права заниматься педагогической деятельностью, однако через три года в правах восстановлен. В период 1874—1886 гг. занимался вопросами физического воспитания в Главном управлении военно-учебных заведений.

По инициативе Лесгафта в Петербурге были открыты курсы преподавателей гимнастики и фехтования в воинских частях (1881). На курсах изучались как анатомо-физиологические, так и психологические особенности произвольных движений. Это произошло за десять лет до того, как американец Г. Кольб провел свои первые исследования в сфере психологии двигательной активности. В известном труде Петра Францевича "Руководство по физическому образованию детей школьного возраста" (1901) был отдельный раздел, который так и назывался — "Психология движений". В признание заслуг ученого в 1919 г. его имя было присвоено созданному на базе Лесгафтовских курсов Государственному институту физической культуры в Петрограде.

"Психология движений" была опубликована российским ученым П. Ф. Лесгафтом за 10 лет до того, как американец Г. Кольб, которого в США считают родоначальником спортивной психологии, провел свои первые исследования в сфере психологии двигательной активности.

Большой вклад в развитие отечественной психологии и, в частности, психологии спорта, внес Владимир Федорович Чиж (1855—1914 или 1924). В 1878 г. он окончил Петербургскую Медико-хирургическую академию. В 1884 г., через год после защиты докторской диссертации, Чиж продолжил свое образование за границей, в частности у В. Вундта. К тому времени созданная Вундтом психологическая лаборатория превратилась в Институт экспериментальной психологии. Отметим, что в этом институте, помимо В. Ф. Чижа, прошли обучение такие российские ученые как В. М. Бехтерев и Н. Н. Ландау.

Ученого привлекали проблемы психологии различных социальных явлений, что нашло отражение в его работах "Психология любви", "Психология властелина", "Психология злодея" и др. В 1911 г. он опубликовал работу "Психология спорта", в которой обратил внимание на спорт как комплексное явление. Спорт, по мнению Чижа, представляет собой нечто большее, нежели предмет, укрепляющий здоровье или привлекательный с точки зрения физической активности.

Еще одним ученым, стоявшим у истоков многих отраслей отечественной психологии и, в том числе психологии спорта, был Александр Петрович Нечаев (1870—1948). В 1894 г. он окончил историко-филологический факультет Санкт-Петербургского университета, а спустя три года был зачислен в состав университетских приват-доцентов. В 1897 г. был направлен в Германию на стажировку по экспериментальной психологии, результатом которой был ряд статей и критически осмысленный взгляд на работы зарубежных коллег. Одной из важнейших заслуг А. П. Нечаева перед отечественной психологией была в том, что его научный подход, в отличие от подхода одного из главных мэтров того времени В. Вундта, носила практико-ориентированный характер. Именно такой стала, хотя и не сразу, психология спорта и физической культуры.

В 1901 г. при участии А. П. Нечаева была создана первая в России лаборатория экспериментальной педагогической психологии, что позволило российской психологии как науке сделать новый шаг вперед. Придавая большое значение аппаратурному обеспечению научных исследований, ученый разрабатывал приборы, которые с успехом экспонировались на международных выставках: трижды в России (1903, 1906, 1911) и трижды за рубежом: в Женеве (1908), Франкфурте-на-Майне (1909), Берлине (1912). А. П. Нечаев был одним из организаторов съездов по педагогической психологии в 1906 и 1909 гг., способствующих развитию отечественной психологии. Вместе с другими петербургскими учеными он принял участие в создании Педагогической академии, открытой в 1907 г. Многочисленные работы Нечаева издавались более чем на десяти языках.

В 1920-е гг. А. П. Нечаев работал в лаборатории экспериментальной психологии и психотехники. Среди приоритетных направлений работы лаборатории были исследования в сфере физической культуры и спорта. Серьезным результатом этой работы стала вышедшая в 1927 г. монография А. П. Нечаева "Психология физической культуры", переизданная в 1930 г.1 В 1928 г. выходит его работа "Психология побед и поражений в шахматной игре", в 1929 г. — "Психофизиологический контроль над занятиями гимнастикой по радио", в 1930 г. — второе издание монографии. Вклад ученого в развитие науки и, в том числе психологии спорта, мог быть намного больше, но в 1935 г. он был осужден как "враг народа" и сослан в Казахстан (реабилитирован посмертно).

В начале XX в. А. П. Нечаев опубликовал первые в России концептуальные работы по психологии физической культуры и спорта.

Несмотря на разруху, нестабильность во всех сферах общественной жизни, спортивная наука продолжала развиваться. 1920 г. ректор московского института физической культуры В. Е. Игнатьев подписал приказ об образовании научного отдела. Отдел объединил четыре лаборатории: физиологии и физиологической химии (заведующий Д. В. Неюков), антропологии (проф. В. В. Бунак), гигиены (проф. В. Е. Игнатьев), экспериментальной психологии (П. А. Рудик). Все четыре руководителя были выпускниками МГУ.

Спортивная психология в России (СССР) в первой половине XX века[править]

В первом-втором десятилетиях XX в. начала складываться российская библиография психологии физической культуры и спорта. В нее, наряду с "Психологией спорта" В. Ф. Чижа, вошли работы А. П. Нечаева, Т. Р. Никитина, А. Ц. Пуни, П. А. Рудика, З. И. Чучмарева и других авторов. Интерес к формирующейся науке во многом послужил стимулом для открытия в 1930 г. в Государственном Центральном институте физической культуры Наркомздрава кафедры психологии. С 1932 г. ее возглавил Петр Антонович Рудик (1893—1983).

П. А. Рудик окончил философский факультет МГУ в 1915 г., а в 1919 г. поступил на работу в Центральный институт физической культуры, которому посвятил всю жизнь. Его первой печатной работой, посвященной спорту, была статья "Исследование реакции в применении к основным вопросам физической культуры" (1924). В скором времени библиография отечественной спортивной психологии пополнилась публикациями "Влияние мускульной работы на процесс реакции" (П. А. Рудик, 1925) и "Значение внушения и подражания в деле физического воспитания" (Т. Р. Никитин, 1926).

По свидетельству современников — сотрудников возглавленной им кафедры психологии, П. А. Рудик не был блестящим знатоком спортивной деятельности, однако, сумев привлечь молодых психологов со спортивным прошлым, стал "вдохновителем, организатором и руководителем научных исследований по многим направлениям психологии спорта". Уже по ранним работам можно проследить включение психологических исследований в различные виды спорта: "Психология шахматной игры на основе психологических испытаний участников Международного шахматного турнира в Москве в 1925 году" (в соавторстве с И. Н. Дьяковым и Н. В. Петровским),

"Психотехнические испытания боксеров — участников международного матча" (в соавторстве с Т. Р. Никитиным, 1928) и др. По последней работе видно, что Рудик привлекал к психологической работе специалистов "смежных" специальностей. В основном это были врачи, работающие со спортсменами. Один из них, Т. Р. Никитин, в дальнейшем стал разработчиком так называемой "статической" дыхательной гимнастики.

В 1934 г. было принято решение о создании в рамках кафедры психологической лаборатории со штатом в 13 человек. Предполагалось, что ее практико-ориентированная деятельность будет способствовать повышению производительности труда на предприятиях, а также в школах. Подобная "прикладная" направленность тогда была востребована в советской стране, о чем говорят названия некоторых работ П. А. Рудика: "Вопросы научной организации труда в школе" (1925), "Опыт психотехнических испытаний телефонисток" (1927), "Опыт исследования осведомленности библиотекарей" (1930) и ряд других.

Однако научная деятельность этой лаборатории даже не началась, так как ее основной инструментарий (тесты) не всегда соответствовал марксистско-ленинской идеологии. В то время любое явление рассматривалось с позиций коммунистического мировоззрения. Чтобы показать особенности развития спортивной психологии, так же как и любой другой науки в СССР, процитируем фрагмент из Большой Советской энциклопедии (т. 47, 1940): "Как зап.-европейская, так и американская психология, оставаясь в плену буржуазных философских идей, полностью прошла мимо работ основоположников марксизма, имеющих решающее значение для психологии... Работы Маркса и Энгельса обеспечили возможность развития подлинно научной материалистической психологии лишь после победы в СССР пролетарской революции". Несколькими годами позже психология в нашей стране развивалась под таким девизом как "Очистить советскую психологию от безродного космополитизма".

Успешность научной и административной деятельности П. А. Рудика, как и многих других советских ученых того времени, определялась степенью следования идеологии общественного строя. Политике правящей коммунистической партии соответствовали такие его "разоблачительно-обличающие" работы, как "Буржуазные влияния в психотехнике" (1933) и "Педологические извращения и физическая культура" (1934).

Вместе с тем, вклад П. А. Рудика в развитие спортивной науки был достаточно велик. Это послужило основанием для создания целого направления в спортивной психологии, получившего название "Рудиковская школа". Под его руководством сотрудники кафедры разработали программу, соответствующую профилю института физической культуры и впитавшую лучшие достижения психологической науки того времени. Программа состояла из двух разделов: 1) общая психология, рассматривающая основные теоретические вопросы; 2) психология спорта, направленная на решение прикладных проблем спорта и физической культуры. Основные результаты деятельности научной школы П. А. Рудика выразились в том, что впервые в отечественной и мировой психологической науке были определены понятие, содержание и задачи психологической подготовки, разработаны методы и классификация видов подготовки и определена роль тренера в этом процессе; поставлен вопрос об унификации методов диагностики.

Под его руководством и при его участии были осуществлены исследования по четырем основным направлениям. Это исследования:

1) общих психологических особенностей спортивной деятельности;

2) проблем психологии личности спортсмена, психологии спортивной деятельности и особенностей эмоционально-волевых процессов;

3) проблем обучения физическим упражнениям и спортивной тренировки, процесса формирования и совершенствования двигательных навыков;

4) некоторых сенсорных процессов и двигательных реакций в их отношении к физическим упражнениям.

Кроме того, П. А. Рудик подготовил значительное количество научных работ и разработал первую учебно-методическую документацию для институтов физической культуры.

Во второй половине 1920-х гг. увидели свет работы будущего основателя ленинградской научной школы психологии физической культуры и спорта А. Ц. Пуни (1898—1986). С юности он активно занимался спортом: легкой атлетикой, гимнастикой, теннисом, футболом. Будучи уже сотрудником ГДОИФКа им. П. Ф. Лесгафта, играл вратарем за сборную института по футболу. В 1926 г. ученый, проживавший тогда в г. Вятке (Киров), опубликовал "Методическое письмо о физической культуре в школе", а позже в соавторстве с Н. Ф. Костровым — статьи, посвященные спорту: "Психофизиологическое влияние пинг-понга" и "Опыт изучения влияния лыжных соревнований на психику лыжников" (1930).

Город, бывший "колыбелью революции", не мог остаться в стороне от современных веяний. В 1929 г. во многом по инициативе А. Ц. Пуни в Институте физической культуры им. П. Ф. Лесгафта в Ленинграде был создан отдел психологических исследований, а вскоре и открыта кафедра психологии. Став ее первым руководителем, он за время своей научной работы установил ряд закономерностей образования двигательных навыков в спортивной деятельности, выявил особенности мышечных ощущений, двигательной памяти, внимания, тактического мышления, дал психологическую характеристику общих и специфических условий спортивной деятельности. Впервые в психологии спорта он выявил роль представлений движений, что послужило основой для концепции идеомоторной тренировки, а также разработал концепцию волевой подготовки в спорте.

Как психолог и как спортсмен А. Ц. Пуни понимал, какое большое значение для успешного выступления имеет предстартовое эмоциональное состояние спортсмена. Объясняя психофизиологический механизм этого явления, ученый выделил три формы предстартовых состояний. Это: боевая готовность (оптимальное эмоциональное состояние), предстартовая лихорадка и предстартовая апатия (неблагоприятные эмоциональные состояния).

Результаты его исследований нашли отражения в работах, основными среди которых считаются "Очерки психологии спорта" (1959), "Психологическая подготовка к соревнованию в спорте" (1969), "Психологические основы волевой подготовки в спорте" (1977), "Проблема личности в психологии спорта" (1980) и др.

Развитию спортивной психологии в России способствовало возникновение двух научных школ: московской П. А. Рудика и ленинградской А. Ц. Пуни.

Развитие научных школ двух столиц шло в постоянном соперничестве, что в конечном итоге было полезно для обеих сторон. Среди представителей научной школы Пуни выделялись такие ученые как И. П. Волков, Г. Д. Горбунов, Ю. Я. Киселев, Н. Б. Стамбулова и др.

Расширяя сферу деятельности, А. Ц. Пуни большое внимание уделял сотрудничеству с представителями смежных отраслей психологии (например, с научной школой Б. Г. Ананьева), а также вовлекал в исследования по психологии спорта преподавателей спортивно-педагогических кафедр института.

Примечательна история самого института — одного из старейших в мире учреждений высшего профессионального образования в области физической культуры и спорта. Он был основан в 1896 г. в Петербурге как высшие Курсы воспитательниц и руководительниц физического образования, организованные П. Ф. Лесгафтом. В 1919 г. Государственному институту физического образования присвоено имя его основателя; в 1994 г. институт получил статус Академии, а в 2005 г. —Университета. В настоящее время Университет является единственным гражданским вузом страны, награжденным боевым орденом за подготовку резервов Красной Армии, а также участие в боевых операциях партизанского движения студентов и преподавателей во время Великой Отечественной войны.

Следует отметить, что московская школа спортивной психологии формировалась не только на кафедре психологии Государственного центрального института физической культуры. Говорить о научной школе как единстве факторов, включающих общность идей, направленность стиля работы, преемственность принципов и методов, можно стало после того, как в 1933 г. в Москве начал свою работу Центральный научно-исследовательский институт физической культуры (ЦНИИФК).

Уже в 1937 г. институту было поручено осуществлять координацию научных исследований, проводимых в сфере спорта в масштабах всей страны. Прогрессивным нововведением стало создание в 1940 г. при институте Центральной библиотеки переводов, что позволяло спортсменам, тренерам и ученым знакомиться с зарубежным опытом в соответствующей сфере науки и спорта.

Серьезный стимул к развитию отечественная спортивная психология получила после войны, когда советские спортсмены вышли на широкую международную арену. В это время начала восстанавливаться разрушенная инфраструктура физкультурно-спортивного движения: строились новые стадионы, открывались институты физической культуры.

Участие советских спортсменов в международных соревнованиях привело к насущной потребности в серьезной психологической подготовке, как самих спортсменов, так и научно-педагогических кадров в этой области. В 1946 г. была создана аспирантура при кафедре психологии ГДОИФК им. П. Ф. Лесгафта, а в 1948 г. — комиссия по психологии спорта при научно-методическом (позже — научном) совете Комитета по физической культуре и спорту при Совете Министров СССР.

Учитывая политическую важность и престижность спортивных побед в глазах мирового сообщества, в послевоенные годы советское руководство дает "зеленую улицу" развитию спортивной науки. Психология спорта становится обязательной составной частью психологического образования студентов институтов физической культуры, независимо от факультета. В Центральном НИИ физической культуры, открытом еще до войны, в 1947 г., по инициативе директора НИИ И. А. Крячко, создается кабинет психологии спорта под руководством С. Г. Геллерштейна. Однако после печально знаменитой

Павловской сессии Академии наук СССР в 1952 г. началась официально инспирированная кампания против психологов и других специалистов в области антропологических наук, якобы игнорирующих условно-рефлекторное учение И. П. Павлова. Особенно досталось таким "идеалистам" как Н. А. Бернштейн, А. Д. Новиков, В. С. Фарфель, С. Г. Геллерштейн. Последний был вынужден покинуть ЦНИИФК, а вместе с этим закрыли и кабинет психологии спорта.

Нельзя не отметить то влияние, которое оказал на развитие спортивной психологии Николай Александрович Бернштейн (1896—1966). В 1919 г. он окончил медицинский факультет МГУ. Понимая важность применения в науке математического аппарата, Н. А. Бернштейн прослушал курсы на математическом факультете университета. В 1922 г. он инициировал открытие лаборатории биомеханики в Центральном институте труда. С 1936 по 1950 г. он возглавлял лабораторию по изучению движений в Центральном НИИ физической культуры. В своей концептуальной работе "О построении движений" (1947) Н. А. Бернштейн опровергал принцип рефлекторной дуги как механизма организации движений, заменяя его принципом рефлекторного кольца. При этом он предложил совершенно новый принцип управления движениями, названный им принципом сенсорных коррекций. Работы Н. А. Бернштейна во многом составляют основу современной биомеханики спорта.

Развитие спортивной психологии во второй половине XX века[править]

В 1950-е гг. начинается выделение спортивной психологии как особого направления психологической науки и, вместе с тем, организации тренировочного процесса. В 1952 г. в Институте психологии АПН РСФСР А. Ц. Пуни защитил первую в истории отечественной психологии докторскую диссертацию по психологии спорта. Этот период можно отметить как один из наиболее успешных в союзе спортивной теории и практики. Ровно 40 лет прошло после Олимпиады в 1912 г., в которой последний раз принимали участие отечественные спортсмены, заняв тогда 15—16-е места (из 28). Тогда первым российским олимпийским чемпионом стал фигурист Николай Панин-Коломенкин. Олимпийские игры 1952 г. в Хельсинки были ознаменованы не только возвращением наших спортсменов, но и их триумфом. В неофициальном командном зачете они разделили 1—2-е места с безусловным лидером того времени — США. Первую золотую олимпийскую медаль, завоеванную советскими спортсменами, получила метательница диска Нина Пономарева.

В 1956 г. в Ленинграде прошло I Всесоюзное совещание по проблемам психологии физической культуры и спорта. На нем в докладе руководителя кафедры психологии и педагогики Армянского государственного института физической культуры А. А. Лалаяна был впервые поставлен вопрос о психологической подготовке спортсмена, рассматриваемой как комплексный педагогический процесс. До этого психология спорта в большей степени изучала влияние систематических занятий тем или иным видом спорта на развитие различных психических функций. Новый подход был направлен на изучение степени развития конкретных психических функций спортсмена с целью достижения успехов в определенном виде спорта.

Первое Всесоюзное совещание по проблемам психологии физической культуры и спорта состоялось в Ленинграде (Санкт-Петербурге) в 1956 г.

По существу это был переход на качественный новый путь, хотя практико-ориентированные исследования как предпосылки подобного перехода осуществлялись и ранее. Примером могут служить работы А. Ц. Пуни "Психологические предпосылки к обучению и тренировке" (1940), Г. М. Гагаевой "Значение установки на точность и установки на дальность при выработке навыка гранатометания" (1949), П. Форгача "Зарисовка изучаемых движения как метод повышения эффективности спортивной тренировки" (1955) и др.

По итогам участия советских спортсменов в Играх Олимпиады 1956 г. ряд специалистов, в том числе психологи, получили высшие правительственные награды. Это — достижение, которое не было повторено.

Идеологическая составляющая во многом определяла суть психологической подготовки спортсменов, что, кстати, характерно и для современной подготовки, например, спортсменов США. В юбилейном сборнике научных трудов ученых РГАФК, посвященном 80-летию академии, отмечалось, что "и до этого в учебно-тренировочном процессе использовались отдельные разделы психологической подготовки. Но именно с 1956 г. этот раздел подготовки стал рассматриваться как составной в комплексном педагогическом процессе и получил название психологической подготовки".

На II Всесоюзном совещании по психологии спорта (1960) Галина Михайловна Гагаева, работавшая на кафедре психологии практически с первых лет ее существования, конкретизировала эту проблему. Она предложила рассматривать психологическую подготовку спортсмена как процесс формирования у него наибольшей готовности к максимальным напряжениям воли в процессе соревновательной борьбы, для наиболее полного использования всех своих сил и возможностей.

Работы Г. М. Гагаевой, начиная со статьи "Исследование механизма нарушения скорости процесса реакции" (1935), имели серьезное значение для становления и развития психологии физического воспитания и спорта. Она изучала роль мышечно-двигательных ощущений при овладении движениями в спортивной деятельности, а также внесла значительный вклад в разработку вопросов, связанных с предыгровыми состояниями футболистов. Ею было раскрыто психологическое содержание состояния психической готовности футболиста к соревнованию. Для многих поколений спортивных психологов стали настольными книгами ее работы "Психология футбола" (1969), "Волевая подготовка футболистов. Футбол сегодня и завтра" (1991).

В автореферате своей докторской диссертации П. А. Рудик приводит список почти из 50 наиболее значимых работ по спортивной психологии, подготовленных сотрудниками кафедры под его руководством. Больше всего в этом списке работ Ольги Александровны Черниковой. Это — "Экспериментальное исследование образования двигательного навыка" (1935), "Психологический анализ состояния стартовой лихорадки" (1937), "Эмоционально-волевые особенности в беге на различные дистанции" (1938) и еще 13 других.

Именно Черникова, единственная из спортивных психологов, была представлена к высшей правительственной награде после удачного выступления наших спортсменов на Олимпиаде 1956 г. в Мельбурне. Серьезная практическая работа со спортсменами психологами в то время почти не велась, однако, как писал спортивный психолог А. В. Родионов, направленность и темпы развития общества не всегда совпадают с направленностью и темпами развития его отдельных подсистем. Главное — результат, в данном случае, это — правительственная награда.

О. А. Черникова ориентировалась на разработку методов воспитания и самовоспитания морально-волевых качеств личности. Особое значение придавалось приемам самомобилизации, для чего ею со своими коллегами формулировались речевые самоприказы. Они включали представление эмоционально положительных ситуаций, связанных с тренировками или соревнованиями. Важное место в соответствии с традициями советской идеологии занимала актуализация чувства долга перед страной, командой, товарищами. В работе по психологической подготовке молодых спортсменов О. А. Черникова обращала внимание на характерную для них самонадеянность и самоуверенность. Завышенная самооценка способна привести к поражению, а избыток энергии не позволяет объективно оценить свои слабости и недостатки.

На сайте Российского государственного университета физической культуры, спорта, молодежи и туризма перечисляются ближайшие ученики и сподвижники П. А. Рудика. Среди них, помимо Г. М. Гагаевой и О. А. Черниковой, такие как Л. Н. Данилина, В. В. Медведев, Г. И. Савенков, Л. С. Солнцева и др. Их объединяло то, что они были не только замечательными педагогами высшей школы, но и учеными, много сделавшими для развития отечественной психологии спорта и, в частности, московской научной школы.

В 1958 г. во ЦНИИФКе по инициативе его директора А. В. Коробкова открывается практически первая в стране специализированная лаборатория психологии спорта. Заведующим был назначен известный шахматист В. А. Алаторцев. В деятельности лаборатории выделились несколько направлений. Одним из них, имевших в основном теоретико-методологическую направленность, руководил сам В. А. Алаторцев. Другое направление лаборатории, руководимое доктором психологических наук В. В. Коссовым, было связано с экспериментальным изучением сенсорных основ технико-тактического мастерства спортсменов. Третье, наиболее практически ориентированное, направление объединяло разработку и совершенствование методов личностной психодиагностики (Е. А. Калинин, Ф. Н. Кондратьев, М. П. Мирошников) и регуляции психического состояния спортсменов (А. В. Алексеев).

Руководил этим направлением заслуженный мастер спорта СССР по академической гребле, доктор медицинских наук Л. Д. Гиссен. В 1952 и 1956 гг. он был членом советской олимпийской команды гребцов. Огромный спортивный опыт и медицинское образование привели его в спортивную психологию. Под его руководством осуществлялась разработка и совершенствование методов личностной психодиагностики и регуляции психического состояния спортсменов. Ученый работал над проблемами психопрофилактики и психогигиены в спорте, классификацией кратковременных (промежуточных) состояний между нормой и патологией, патологическими состояниями в спорте. Его книги "Психология и психогигиена в спорте" (1973), "Время стрессов" (1990) были переведены на немецкий язык и изданы в Германии. После развала Советского Союза Гиссен перешел в коммерческую сферу психологической науки, и уехал в Англию. К сожалению, в 90-е гг. прошлого века произошел серьезный отток отечественных специалистов за границу.

Работавший в лаборатории психотерапевт (по базовому образованию психиатр) А. В. Алексеев вспоминал о первой встрече с руководством лаборатории. Тогда на его предложение о совместной работе в области психической мобилизации он получил ответ, что "психиатр в спорте столь же противоестественен, как и врач-гинеколог в мужской футбольной команде". Однако на работу А. В. Алексеев был принят, и именно в те годы им был разработан новый оригинальный метод психической регуляции, названный им "психорегулирующей тренировкой". Разработанная система психорегулирующей тренировки с успехом применялась при подготовке юных спортсменов, а в дальнейшем — в работе с подростками, испытывающими повышенные трудности во время экзаменов или иной стрессовой ситуации.

Прикладная работа А. В. Алексеева была связана с обучением основам ментальной тренировки с целью совершенствования ментальных способностей у спортсменов. При этом он разработал специальные методики психической регуляции, учитывающие особенности различных видов спорта. Система, названная им "АГИМ (ауто..., гипно..., идео..., моторика)", активно использовалась при работе с его "подопечными", в частности, тяжелоатлетами, дважды (1966, 1972) становившимися олимпийскими чемпионами. Во время работы со стрелковой командой (1967—1971) Алексеев разработал систему психологической подготовки, помогающей спортсменам достигать оптимального эмоционального состояния. Его практические разработки описаны в книге "Преодолеть себя. Психическая подготовка в спорте", которая в начале 1990-х гг. была признана лучшей книгой года спортивной тематики, в дальнейшем неоднократно переиздавалась и была переведена на многие языки.

В 1958 г. П. А. Рудиком был подготовлен и опубликован первый в мировой практике учебник по психологии для институтов физической культуры, а также специальный учебник для средних физкультурных учебных заведений. Всего, начиная с 1950-х гг., сотрудниками московской кафедры подготовлено и издано семь поколений учебников, четыре из них под редакцией П. А. Рудика, два — под редакцией А. В. Родионова и один — под редакцией В. М. Мельникова.

В 1950—1960-х гг. в процессе теоретической разработки проблемы психологической подготовки была предложена концепция, основанная, прежде всего, на морально-волевой подготовке. Эту проблему конкретизировала Г. М. Гагаева на II Всесоюзном совещании (1960). Она говорила о психологической подготовке как о формировании у спортсмена наибольшей готовности к максимальным напряжениям воли для преодоления всех трудностей, возникших в процессе соревновательной борьбы, для наиболее полного использования всех своих сил и возможностей.

А. Ц. Пуни, рассматривая состояние готовности к максимальным напряжениям воли как целостное проявление личности, выделял в нем пять основных факторов. Это:

1) трезвая уверенность человека в своих силах;

2) стремление к борьбе проявлять все свои силы и добиться победы;

3) оптимальная степень эмоционального возбуждения;

4) высокая помехоустойчивость;

5) способность управлять своим поведением (действиями, чувствами и т.д.) в борьбе.

В 1962 г. было создано "Общество психологов СССР". На регулярных съездах в состав Центрального Совета общества входили спортивные психологи (П. А. Рудик — на II съезде, А. Ц. Пуни — на III, IV и V).

Можно сказать, что в начале 1960-х гг. в развитии спортивной психологии произошел качественный скачок. П. А. Рудик защитил докторскую диссертацию "Психологические проблемы в физическом воспитании и спорте" (1962). В это же время на кафедре психологии в Москве было защищено несколько кандидатских диссертаций по проблемам психологической подготовки футболистов (Б. И. Новиков), волейболистов (Л. С. Нерсесян), фехтовальщиков (А. В. Родионов), гимнастов (Е. Г. Козлов), лыжников-гонщиков (А. П. Поварницын). В этот же период при сборных командах СССР начинают работать комплексные научные бригады (КНГ), включающие спортивных психологов.

Успехи советских спортивных психологов были замечены за рубежом. На I учредительный конгресс Международного сообщества, который состоялся в 1965 г. в Риме, были приглашены два представителя СССР — П. А. Рудик и А. Ц. Пуни. Не обошлось без казуса. В связи с тем, что Пуни в своей родословной имел итальянских предков, по политическим соображениям ("а вдруг не захочет возвращаться в Союз?!") в последний момент было принято решение заменить профессора А. Ц. Пуни на доцента кафедры психологии ГЦОЛИФКа Н. А. Худадова. Приезд последнего оказался настолько неожиданным для организационного комитета конференции, что во время регистрации ему вручили нагрудный значок с фамилией Пуни.

В 1968 г. вышла книга А. В. Родионова "Психология спортивного поединка". В соответствии с аннотацией книга была рассчитана на "широкий круг спортсменов и тренеров", что полностью подтвердилось ее полной распродажей в течение короткого срока. По спектру рассмотренных проблем работа представляла интерес не только для представителей спортивных единоборств, но и других видов спорта. Любопытно, что во введении автор заменил термин "психолог" на "научный работник". В то время для "широкого круга" читателей еще следовало показывать, что психолог — это "нужный человек из науки".

В 1969 г. П. А. Рудик дополнил взгляды на сущность волевой подготовки спортсменов. Волевая подготовка должна ориентироваться на достижение спортсменом максимальных успехов в конкретном виде спорта, опираясь на изучение конкретных психических функций, психических состояний и особенностей личности спортсмена соответственно требованиям этого вида спорта.

В 1970-е гг. происходит понимание того факта, что на спортивный результат, помимо высокого уровня физической, технической и тактической подготовки, оказывает воздействие целый спектр психологических явлений, среди которых стресс, фрустрации, внутригрупповые конфликты, эмоциональные срывы. Стало очевидным, что просмотра идеологически выверенных кинофильмов и бесед с ветеранами войны и спорта недостаточно для решения проблемы эмоциональной неустойчивости спортсменов. Одним из вариантов решения оказались психотерапевтические ауто- и гетерогенные приемы. Среди пионеров в этой области стал московский психолог Олег Васильевич Дашкевич.

На сайте Московского областного педагогического университета в статье, посвященной 75-летию со дня рождения О.В. Дашкевича, Т. Т. Новикова отмечала, что с его именем, прежде всего, связаны достижения в разработке проблемы эмоциональной регуляции деятельности в экстремальных условиях. Обучаясь в заочной аспирантуре и работая при этом младшим научным сотрудником ГЦОЛИФК, во второй половине 1960-х гг. он разработал мотивационно-результативные методики МР-1 и МР-2, которые использовались для экспериментальной работы с помощью разработанной и сконструированной им же аппаратуры. О. В. Дашкевич по праву считается основателем одного из направлений московской научной школы, "которую прошли более сорока его учеников, ставших докторами и кандидатами психологических наук".

Известно, что психологическое воздействие может быть адресным и эффективным только в случае корректно выполненной диагностики. В то время выбор диагностических средств и методов был целиком "отдан на откуп" практическим психологам, что приводило к не всегда адекватным результатам. П. А. Рудик предложил унифицировать методики психологического исследования спортсменов. По его инициативе при кафедре была организована учебно-научная лаборатория, ориентированная на разработку методик, которые могли быть использованы в проведении научных исследований в процессе спортивной подготовки.

В 1971 г. по решению Спорткомитета СССР во Всероссийском НИИ физической культуры и спорта появились две "родственные" лаборатории. Лаборатория психологии спорта (руководитель Н. А. Худадов) исследовала проблему эмоциональной устойчивости спортсменов, надежности спортивной деятельности (последняя проблема изучалась в тесном контакте со специалистами ЦСКА). В лаборатории спортивной психогигиены (руководитель Л. Д. Гиссен) в этот период был разработан и унифицирован комплекс методов психодиагностики особенностей личности спортсмена. В комплекс вошли анкетные, проективные и психомоторные методы, которые были внедрены практически во всех сборных командах страны. Впервые в отечественной психологии спорта стала внедряться компьютерная обработка данных психодиагностики, что позволило сделать технологичной процедуру составления психологических характеристик спортсменов.

Под редакцией Л. Д. Гиссена было опубликовано несколько сборников научных и методических работ сотрудников ВНИИФКа "Вопросы спортивной психогигиены". Несколько реже издавался другой сборник — "Познавательные процессы" (редактор Б. Б. Коссов), в котором в основном рассматривались вопросы психодиагностики и сенсорного самоконтроля.

В 1960—1970-х гг. стала активно развиваться спортивная психология в социалистических странах. Это во многом было связано с успешной деятельностью отечественных ученых, которых приглашали в восточноевропейские страны для чтения лекций, проведения семинаров. В свою очередь представители этих стран приезжали в СССР на стажировку, учились в аспирантуре московского и ленинградского институтов физической культуры и спорта.

Отметим, что совместная деятельность способствовала обоюдному развитию спортивной науки и в СССР, и в странах социалистического лагеря. В сборнике "Психология и современный спорт" (1973) издательства "Физкультура и спорт" была опубликована концептуальная статья болгарки Э. Герон, посвященная детальной качественно и количественно сравнимой характеристике психологических особенностей и структуры отдельных видов спорта. В другой статье, вошедшей в сборник, М. Ванек, В. Гошек и Б. Свобода из Чехословакии обратили внимание, что спортивный результат зависит не только от мотивации и воли, определяемой в частности коммунистической идеологией, но и уровня притязаний спортсмена, эмоционального напряжения и др.

Отдел науки в структуре Главного спортивно-методического управления возглавил тогда кандидат, а ныне доктор педагогических наук, член-корреспондент РАО С. Д. Неверкович. Он вспоминал, как заместитель председателя Спорткомитета СССР, олимпийский чемпион по классической борьбе А. И. Колесов инструктировал его перед началом работы: "Ты знаешь хорошо этих психологов, и теперь будешь лично координировать, и отвечать за их деятельность и поведение!". Почему "поведение"? Потому что в те годы было жесткое идеологическое противостояние между различными социально-государственными системами и, хотя произносилось "спорт вне политики" на самом деле все было в точном соотношении с политикой нашего ЦК КПСС и правительства".

Решение о создании в 1973 г. комплексных научных групп при сборных командах страны показало значимость спортивной науки, в том числе психологии, для успешных выступлений спортсменов.

Однако несмотря на идеологические "тормоза" спортивная психология развивалась. В 1973 г. по решению Спорткомитета СССР были созданы комплексные научные группы (КНГ). В статье "К истории возникновения отечественной прикладной спортивной психологии" С. Д. Неверкович и А. В. Родионов вспоминают: "Основной задачей КНГ являлась разработка практических рекомендаций — для тренеров сборных команд страны на основе современных научных междисциплинарных исследований в физиологии, биомеханике, биохимии и биоэнергетике, теории спортивной тренировки, педагогике, психологии, восстановительной медицине, питании и многих других науках, которые хоть как-то объясняли более эффективное управление поведением спортсменов различных видов спорта в экстремальных условиях спорта высших достижений". По существу КНГ представляли собой элитные научно-исследовательские институты в миниатюре, в которые входили известнейшие ученые того времени.

В это же время принимается решение о проведении подготовки спортивных психологов из числа специалистов, работающих в различных вузах страны. Собранная группа, курс обучения которой длился десять дней, состояла из 43 человек. Число было обусловлено количеством видов спорта, в которых национальные сборные команды должны представлять СССР на Олимпийских играх в Монреале. Таким образом, в КНГ каждой команды вошло по психологу. В числе "выпускников" курса оказались такие ученые как С. Н. Белоусов, Г. В. Ванаев, Н. К. Волков, В. И. Воронова, А. В. Дмитриев, А. Г. Дрижика, Е. А. Калинин, Ю. Я. Киселев, Ю. А. Коломейцев, Р. А. Пилоян, А. Л. Попов, Е. В. Романина, О. А. Сиротин, Л. С. Солнцева, А. К. Травина и др.

Подготовка спортивных психологов "нового поколения" была обусловлена во многом тем разрывом, который все больше проявлялся между академической психологией и ее прикладной "ветвью" — психологией спорта. Следует отметить, что и в самой психологии спорта наметился определенный разрыв между спортивной подготовкой и воспитанием личности, обусловленный нарастающим притоком молодых спортсменов, порой еще с несформировавшимся характером. Все чаще возникали противоречия между двигательными и личностными возможностями молодых спортсменов.

Весной 1976 г. Спорткомитет СССР принял решение объединить в общую структуру психологов ВНИИФКа и ГЦОЛИФКа. Перед сотрудниками нового психологического подразделения были поставлены две основных задачи фундаментального и прикладного характера. Во-первых, продолжить фундаментальные исследования в области психологии спорта, а во-вторых, способствовать улучшению результатов советских спортсменов на Олимпийских играх.

С 1974 г. кафедру психологии ГЦОЛИФКа возглавила доцент Л. Н. Данилина, а с 1978 г. — профессор В. М. Мельников. Работа кафедры постепенно переориентировалась на социальные аспекты спортивной психологии. Смещение акцентов в исследованиях было обусловлено возросшей потребностью в комплектовании спортивных коллективов, эффективном управлении ими, формированием межличностных отношений, что в свою очередь требовало знания психологических законов и закономерностей формирования спортивного коллектива.

Целый комплекс методик, социально-психологических приемов диагностики и формирования межличностных отношений внес в подготовку спортсменов бывший в то время аспирантом кафедры психологии Р. Л. Кричевский.

Серьезной проблемой, не позволявшей спортивной психологии развиваться в полной мере, было то, что количество пользователей созданными методиками и приборами было крайне ограничено. Член исполнительного комитета ФЕПСАК в 1980-х гг.

Г. Д. Горбунов, в течение семи лет возглавлявший кафедру психологии в Санкт-Петербургской академии физической культуры им. П. Ф. Лесгафта, отмечал, что кризис отечественной психологии спорта, начался, по его мнению, именно в 1970-х гг. Кризис действительно зрел, что во многом было обусловлено началом кризиса всего советского строя. Отсутствие развития во многих социально-политических сферах не способствовало их стабильности и, следовательно, вело к регрессу.

В 1976 г. во ВНИИФКе был создан отдел психологии спорта, заведующим был назначен Л. Д. Гиссен. В отдел вошли лаборатория психогигиены (руководитель — он же), сектор психологии личности и межличностных отношений (Н. А. Худадов) и группа психологии спортивной деятельности (А. В. Родионов). На сектор психологии личности и межличностных отношений была возложена задача выявить особенности личностных и психофизиологических свойств спортсменов, а также социально-психологической структуры спортивных команд. Группа психологии спортивной деятельности разрабатывала психограммы различных видов спорта, изучала структуру и динамику специальных спортивных способностей, преимущественно В спортивных играх, единоборствах и сложнокоординационных видах спорта.

По воспоминаниям сотрудников отдела психологии спорта, со дня создания подразделения в нем началась борьба за власть, которая в конце 1977 г. закончилась отрешением от должности Л. Д. Гиссена, уходом из ВНИИФКа некоторых его сотрудников и закрытием технической базы во Дворце спорта "Труд" на Цветном бульваре. Печальным следствием закрытия отдела стала пропажа уникальной по тем временам аппаратуры, включая прообраз современного компьютера — электронно-вычислительную машину.

Вскоре было создано новое подразделение — отдел спортивной психологии и психогигиены. Отдел в основном был ориентирован на прикладную работу в национальных сборных страны, тем более что Олимпиаде 1980 г. в Москве придавалось особое значение. Подготовка к Играм стал серьезным стимулом для развития отечественного спорта и спортивной психологии. В Москве и других городах, где проходили олимпийские мероприятия, были построены новые спортивные сооружения с передовыми на то время тренажерами и аппаратурой. Во ВНИИФКе в 1980 г. работало около 900 научных сотрудников (через 30 лет в институте работало 80 человек). Учитывая политическое значение спортивных побед, руководство страны в советский период не жалело средств, и первые электронные секундомеры для измерения скорости реакции у спортсменов превосходили по качеству аналогичные секундомеры, используемые для работы с космонавтами.

В советский период истории нашей страны развитие спортивной психологии в основном осуществлялось на кафедрах и в лабораториях образовательных и научно-исследовательских институтов физической культуры и спорта. При этом руководство Спорткомитета СССР было нередко недовольно работой психологических служб, принимая меры к "дальнейшему совершенствованию" их деятельности. Результатом такого "совершенствования" стало то, что психодиагностические методики так и не были полностью унифицированы, а методы психорегуляции в основном оставались кустарными и невалидными.

После Олимпиады-80 главная психологическая служба советского спорта претерпела очередные изменения. Для подготовки к следующим олимпийским играм распоряжением Спорткомитета СССР было создано научно-практическое объединение (НПО), главой которого назначили Н. А. Худадова. Практическую работу со сборными командами, в которых работали 35 психологов, корректировал доктор медицинских наук В. П. Некрасов.

Постоянные изменения в структуре подразделений, а также необходимость в научной работе следовать "генеральной линии" коммунистической партии затрудняли развитие спортивной науки. Вместе с тем, остановить развитие было невозможно.

В 1986 г. в издательстве "Физкультура и спорт" вышла книга Г. Д. Горбунова "Психопедагогика спорта". Первое издание монографии стало победителем во Всесоюзном конкурсе на лучшую научно-исследовательскую работу в области физической культуры и спорта.

В "Психопедагогике спорта" психолог из "города на Неве", в числе "подопечных" которого чемпионы и призеры Олимпийских игр, чемпионатов мира и Европы, в том числе четырехкратный чемпион Олимпийских игр В. Сальников, писал об особенностях своего подхода. Психология, отмечал он, "изучает психику человека. Еще раз подчеркнем — изучает. А практика во всех видах деятельности человека, в том числе и в деятельности спортивной требует не только и не столько изучения человека (это само собой), сколько воздействия на него". По мнению Г. Д. Горбунова, психолог, прямо или косвенно воздействуя на поведение, состояние человека, формируя его личностные свойства, становится педагогом. Таким образом, в рамках спортивной психологии возникло новое направление — психопедагогика спорта.

В мае 1987 г. впервые в СССР создана Федерация спортивной психологии, одной из задач которой было дальнейшее развитие спортивной психологии в стране. Однако это не остановило развивающийся кризис. К этому времени прекратило свое существование НПО, а в 1989 г. закрылась последняя психологическая лаборатория ВНИИФКа (заведующий — С. М. Слобунов). Справедливости ради следует отметить, что эта лаборатория занималась психологическими проблемами только массового спорта и физической культуры.

Следствием политического и социально-экономического кризиса СССР стало сокращение финансирования научной работы в "большом" спорте. В 1989 г. была закрыта последняя психологическая лаборатория ВНИИФКа.

Начало 1990-х гг. было сложным периодом для нашей страны и, закономерно, для спортивной психологии. Финансирование научной работы в сборных командах сократилось, многие способные психологи ушли. Но именно в этот период во ВНИИФКе Е. А. Калининым и М. П. Нилопцом были разработаны интересные компьютеризованные программы для психодиагностики, а группой в составе А. В. Родионова, Б. В. Турецкого и В. Г. Сивицкого — для коррекции психического состояния и развития тактических навыков спортсменов.

В стране продолжали проводиться форумы по спортивной психологии. Так, на проводимом в рамках XI Всесоюзной конференции спортивных психологов (Стайки, 1990) конкурсе победителем стал компьютерный тест-тренажер "Тактик" (Б. В. Турецкий, В. Г. Сивицкий). Другая компьютерная методика В. Г. Сивицкого "Диагностик — 2" с успехом демонстрировалась на I Международном конгрессе по спортивной психологии в Москве (1992).

После развала СССР часть спортивных психологов из Центрального института спортивной медицины (ЦНИИМС) вместе с сотрудниками отдела спортивных игр ВНИИФКа создали малое предприятие "Психология и спортивные игры" (ПСИ). Научную составляющую деятельности "ПСИ" в основном обеспечивал А. В. Родионов. Большая часть сотрудников в соответствии с жизненными нормами "лихих 90-х" занималась мелкой коммерцией. Научным успехом малого предприятия можно считать российско-французский проект, посвященный изучению влияния домашних животных на особенности психического развития детей и подростков. По результатам исследования, спонсором которого была фирма по производству шоколада, международный коллектив в составе отечественных психологов А. В. Родионова и В. А. Родионова, а также их французского коллеги М. Эйниса опубликовал несколько статей в журналах "Школьный психолог" и "Школа здоровья".

Коммерческая деятельность оказалась не слишком успешной, и 1 января 1993 г. психологи малого предприятия практически в полном составе образовали лабораторию психологии спорта (заведующий А. В. Родионов), вошедшую в состав ВНИИФКа.

Лаборатория приняла активное участие во 2-м Международном конгрессе в Москве (1995), на котором также присутствовали спортивные психологи Индии, США, Швеции и других стран. В соответствии с терминологией конгресса в научной литературе закрепляется определение "спортивная психология", а не "психология спорта". Одним из гостей конгресса был Л.-Э. Унестоль. Курс "Основы релаксации для каждого", разработанный шведским психологом, был адаптирован российским профессором П. В. Бунзеном, и в дальнейшем с помощью коллег из Беларуси тиражирован на компакт-кассетах.

2-й Международный конгресс по спортивной психологии, прошедший в Москве в 1995 г., закрепляет определение "спортивная психология", а не "психология спорта".

В бывших республиках Советского Союза стали создаваться самостоятельные объединения спортивных психологов. Следует отметить, что белорусские психологи (Беларусь — член ФЕПСАК) из стран СНГ наиболее активно сотрудничают с российскими коллегами. В 2002 г. в минском издательстве "Веды" выходит совместное учебно-методическое пособие "Новые подходы в подготовке фехтовальщиков". Авторы, представитель России А. В. Родионов и Белоруссии В. Г. Сивицкий, предложили новую типологию высококвалифицированных спортсменов по их психологическим особенностям, разработали принципы и формы сопряженной и программированной подготовки фехтовальщиков.

Интересно, что политические деятели в бывших республиках Советского Союза нередко пытаются показать, что наука развивалась исключительно благодаря ученым из этих республик, а ныне — стран. В определенной степени это коснулось и Белоруссии. Однако сотрудники кафедры психологии Белорусского государственного университета физической культуры Е. В. Мельник и Ж. К. Шемет в работе "Психология физической культуры и спорта в вопросах и ответах", в разделе, посвященном становлению отечественной спортивной психологии, писали о вкладе А. Ц. Пуни и П. А. Рудика. Следует отметить, что работа была издана в Минске на русском языке.

В начале XXI в. в структуре спортивной психологии большое место стала занимать психофизиология спорта. В 2003 г. кафедру психологии РГУФК возглавил один из сотрудников П. А. Рудика — А. В. Родионов, сменив Е. В. Романину. В его работах сфокусировались результаты многолетних исследований психологии и психофизиологии спортивной деятельности.

А. В. Родионов обратил внимание, что при одинаковом уровне тактической и физической подготовки у спортсменов высшего профессионального мастерства, все большее значение приобретает психологическая подготовка, определяющая психическое состояние спортсмена во время соревнований и при подготовке к ним. Однако это требование предполагает развитие определенных индивидуальных способностей, которые, в свою очередь, зависят от определенных структур личности. Именно от содержательных характеристик личности спортсмена зависит успешность его выступлений на соревнованиях и уровень подготовки к ним. Вместе с тем при подготовке спортсменов упор по-прежнему делается на эффективность функционирования соматических проявлений, а не на формирование необходимых личностных качеств. Именно это периодически приводит к срывам на соревнованиях.

Отдельная "ветвь" психофизиологии спорта развивается в направлении описания психологических профилей, психологических "моделей". Однако, как отмечал А. В. Родионов, "в некоторых случаях стала складываться такая ситуация, когда поиски "моделей" (прежде всего для отбора) приводят к вульгаризации самой идеи, к попыткам определить какие-то наборы психических качеств в их количественных характеристиках, якобы присущих представителям данного вида спорта, не учитывающих условий деятельности и особенности личности, а главное — возможности компенсации недостатков, чем обычно и определяют выдающегося спортсмена. Кроме того, усилился приток молодых спортсменов, порой еще с неоформленным и несформировавшимся характером, не воспитавших в себе устойчивых моральных, волевых качеств".

Обобщению имеющегося опыта помог научно-методический журнал "Спортивный психолог", первый номер которого вышел в 2003 г. В 2004 г. кафедра при информационной поддержке журнала провела первую международную научно-практическую конференцию "Рудиковские чтения", ставшую в дальнейшем ежегодной. Почетными гостями Рудиковских чтений (2010) были приглашенные А. В. Родионовым Президент ИССП Сидонио Серпа и руководитель секции молодых спортивных психологов ФПСАК Каролина Яннес.

"Рудиковские чтения" стали своеобразным форумом спортивных психологов бывших республик Советского Союза. Ежегодно в программе конференции можно было встретить представителей Белоруссии, Украины, Казахстана, стран Балтии. Подобное сотрудничество продолжается и в рамках Международного Олимпийского конгресса "Олимпийский спорт и спорт для всех", поочередно проводимого в различных странах, в том числе в Белоруссии и Казахстане. XIV конгресс состоялся в 2010 г. в Киеве (Украина). В работе Круглого стола "Психологические особенности сопровождения спортивной деятельности" вместе с украинскими специалистами приняли участие их коллеги из России.

Хронология развития спортивной психологии в России[править]

Таблица 1.1. Развитие спортивной психологии в России (по Г. Д. Горбунову)

Специалисты по-разному описывают исторические этапы развития отечественной спортивной психологии. Так, Г. Д. Горбунов в качестве основного критерия опирался на ведущие проблемы, что дало основание выделить следующие хронологические рамки (табл. 1.1).

Таблица 1.2. Развитие спортивной психологии в России (по Е. В. Мельник, Ж. К. Шемет)

Белорусские психологи Е. В. Мельник и Ж. К. Шемет приводят иную хронологию, взяв в качестве главного критерия особенности этапа становления спортивной психологии как науки (табл. 1.2).

Для нахождения адекватного направления исследований А. В. Родионов предложил выявить общую тенденцию. Он взял за основу содержательную сторону развития психологии спорта.

В 1920-е гг. был заложен фундамент для естественнонаучного подхода к физическому воспитанию и спорту. В этот период физиология и биохимия спорта, анатомия и биомеханика физических упражнений не выделялись в специальные разделы физиологии и анатомии. Ведущей дисциплиной в зарождающейся науке о физическом воспитании и спорте выступала теория врачебного контроля. Этап характеризовался тем, что спортивная тренировка трактовалась как сложный педагогический процесс, а значит — подчиненный всем принципам и правилам коммунистического воспитания. Другими словами, психология рассматривалась скорее как область педагогики, нежели самостоятельная дисциплина. Психологические феномены и явления уже не исследовались, а описывались и объяснялись, причем с марксистско-ленинских позиций.

В 1930—1940-е гг. происходила систематизация отрывочных знаний в этой области, а к середине 1930-х гг. курс психологии спорта читался студентам институтов физической культуры Ленинграда и Москвы. В ЦНИИФКе открылись первая психологическая лаборатория (1934) и кабинет психологии спорта (1947). Этап был связан с определением предмета, проблематики спортивной психологии; ключевая проблема — формирование и совершенствование двигательного навыка.

1950-е гг. — психологическая подготовка спортсмена была выделена как особое направление в теории и методике спортивной психологии. Советскими психологами А. Ц. Пуни (1957, 1959), П. А. Рудиком (1958) и другими была предложена концепция формирования волевых свойств и чувства высокой ответственности перед обществом, основанная на морально-волевой подготовке. Важной особенностью этапа стало признание психологии физической культуры и спорта как самостоятельной учебной, научной и практической дисциплины. Происходит формирование ленинградской (А. Ц. Пуни) и московской (П. А. Рудик) научных школ. Началось выделение психологической подготовки спортсмена как особого направления в теории и методике спортивной психологии, а также в психологии спорта, произошло объединение достижений научных школ на I Всесоюзном совещании в Ленинграде в 1956 г.

1960—1970-е гг. — появились теоретические работы, показавшие важность изучения эмоционального напряжения соревнований, выявления конфликтных особенностей психических нагрузок, а также способов воздействия на спортсмена с помощью аутогенных и гетерогенных приемов. Разрабатывается система психодиагностики в спорте, изучаются социальные аспекты спортивной психологии, формируется система психологического обеспечения спортивной деятельности. В этом периоде появились первые компьютерные методики психодиагностики спортсменов.

1980-е гг. — подъем спортивной психологии, обусловленный проведением в Москве олимпийских игр; застой в науке как следствие застоя в политической и социально-экономической среде, начало кризиса.

1990-е гг. — углубление кризиса и начало его преодоления, разработка и создание компьютерных диагностических и развивающих программ.

Начало XXI в. связывают с расширением сферы влияния спортивной психологии от психологического обеспечения к психологическому сопровождению спортивной карьеры в течение всех этапов спортивной деятельности. Особое внимание уделяется социально-психологическим проблемам спорта, в том числе межличностных отношений. Углубляются теоретические основы научных исследований. Одной из центральных проблем становится использование в психологической подготовке спортсменов таких методов, как ментальный тренинг, гипноз, нейролингвистическое программирование и другие направления психотехники и психопедагогики. Некоторые исследования прямо связываются с глобальными проблемами психогенетики, психоморфологии, психологии управления.

Если на этапе становления спортивной психологии можно было говорить о необходимости обеспечения теорией практики спортивной деятельности, то современный этап характеризуется углублением теоретических основ научных исследований, а также расширением ее "сферы влияния". В спортивной литературе конца первого десятилетия нового века все чаще наравне с такими объектами спортивной психологии, как "спортсмен", "тренер", стал упоминаться "организатор".

Отсутствие полноценной замены разрушенной идеологии, сопровождающее смену политического строя привело к серьезным противоречиям между спортивной (технической, силовой и т.д.) подготовкой и воспитанием личности. Адекватное финансирование стало играть определяющую роль в спортивной деятельности.

Современный этап развития спортивной психологии характеризуется прикладным характером развития науки, в том числе углублением теоретических исследований, а также включением в работу по подготовке спортсменов специалистов разного профиля. Прикладной характер, обусловленный причинами политического и экономического характера, обеспечивается разработкой и внедрением системы психологических программ в учебно-тренировочный и соревновательный процесс. В большей степени обращается внимание на социальную составляющую спортивной психологии.

Вместе с тем, именно прикладные аспекты нередко способствуют возникновению проблемы психологического здоровья и благополучия спортсменов и тренеров. Психологи чаще всего бывают востребованы в сложной ситуации, а не в период, когда эту ситуацию можно было предотвратить. Практически во всех случаях успешное выступление спортсмена рассматривается как результат совместной деятельности самого атлета и его тренера, а не психолога. Однако это — взгляд обывателя. Заслуги спортивной психологии на всех уровнях спортивного движения, включая олимпийское, трудно переоценить. И вместе с тем, как отмечал А. Ц. Пуни, психология физического воспитания и спорта — одна из самых молодых специальных отраслей психологической науки, история которой еще не написана.

Читайте также[править]