Спорт-вики — википедия научного бодибилдинга
NEWS:

Материал из SportWiki энциклопедия
Перейти к: навигация, поиск

КАК НЕ СТАТЬ ГЕРОЕМ ПЕСНИ В СТИЛЕ ШАНСОН,или правовые последствия уличного конфликта[править]

Нет необходимости в очередной раз описывать, что и как происходит на наших улицах. Достаточно посмотреть любые новости, и становится ясно, что идет война всех против всех. Людей оскорбляют, грабят, калечат, убивают — часто без какого-либо мотива, просто потому, что «без шляпы». Я не ставлю целью в данной статье обсуждать причины такого положения дел, давать оценки, предлагать решения по изменению ситуации. Ограничусь лишь констатацией факта, что согласно крылатому выражению «мужчина может любить драться, может не любить драться, но он обязан уметь драться». В противном случае он не сможет выполнить свое основное предназначение — защищать, и не защитит свою семью, близких, Родину, даже себя самого.

Не лишним будет и разработать совместно со своим (адвокатом стратегию и тактику защиты. Например, вы можете обжаловать каждое допущенное следствием нарушение, либо собирать материал по всем ошибкам, чтобы на этом основании опровергать собранные материалы в целом. Могут быть использованы и специфические приемы защиты, например, выяснив, какие именно доказательства собраны следствием, вы можете, допустим, признаться и чистосердечно раскаяться в том, что предусмотрено первыми частями статей 115 или 116, чтобы избежать негативных последствий обвинения по вторым частям, одновременно давая суду формальные основания для смягчения возможного наказания. Наихудшим из всех возможных сценариев развития ситуации может быть вариант, когда вы оказались втянутым в уличный конфликт с представителями правоохранительных органов. По всем опросам общественного мнения, горький опыт наших граждан подсказывает, что самые страшные преступления совершают «оборотни в погонах», именно они представляют наибольшую опасность в силу своего служебного положения и следующей из этого безнаказанности. Можете не сомневаться, что вам будут «шить дело» весьма компетентные во всех тонкостях этого процесса специалисты, и вы сами удивитесь тому, как быстро начнете превращаться из защищающего себя человека в хулигана и преступника. Слушая популярную песенку в стиле шансон: «За то, что этому менту в подъезде щелк, меня на восемь лет упрятали в тюрьму...», я не очень понимал, как может бытовой конфликт из-за девушки потянуть на такое наказание. Оказывается, вполне может.

Вот данные фонда «Общественный вердикт», который оказывает помощь и содействие в защите прав, предусмотренных Конституцией РФ и Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод, гражданам Российской Федерации, пострадавшим от неправомерных действий сотрудников правоохранительных органов, о нарушениях в ходе расследования только одного бытового конфликта, когда один из участников оказался сотрудником прокуратуры:

  1. Возбуждение и расследовано уголовного дела проводило подразделением дознания, надзор за процессуальной деятельностью которого в соответствии с п. 5 ч. 2 ст. 37 УПК РФ имеет право осуществлять непосредственно потерпевший по данному уголовному делу. Проще говоря, дело расследовали подчиненные и зависимые от сотрудника прокуратуры следователи.
  2. Вопреки требованиям ст. 216 УПК РФ обвиняемый не был ознакомлен с материалами уголовного дела, и уголовное дело направлено в суд с обвинительным актом для рассмотрения по существу.
  3. В Фонд была представлена копия материалов уголовного дела. Изучив материалы уголовного дела, можно видеть, что расследование уголовного дела проводилось необъективно, тенденциозно, имело обвинительный уклон и не стремилось к установлению истины по делу. Так, из текста ст. 85 УПК РФ следует, что доказывание состоит в собирании, проверке и оценке доказательств в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию. Однако дознанием не была дана оценка собранных по делу доказательств, то есть обстоятельства, подлежащие доказыванию, в том числе вина обвиняемого, не были доказаны в соответствии с требованиями гл. И УПК РФ, и обвинительный акт был составлен бездоказательно.
  4. Также одним из доказательств, на которые ссылается обвинение, является заключение медицинской судебной экспертизы. При производстве данной экспертизы эксперту была представлена медицинская карта потерпевшего. При этом в материалах уголовного дела отсутствуют данные о признании или непризнании данной медицинской карты вещественным доказательством.Также, хотя защитой было заявлено ходатайство о предъявлении для ознакомления данной медицинской карты, медицинская карта предъявлена защите не была. Изложенные факты вызывают сомнения в существовании данной медицинской карты вообще либо в соответствии ее содержания материалам уголовного дела.
  5. Показания всех допрошенных лиц, за исключением потерпевшего и свидетеля, выступившего под псевдонимом, не противоречат показаниям обвиняемого. Фактически единственным доказательством, подтверждающим сведения, сообщаемые потерпевшим, и опровергающим сведения, сообщаемые обвиняемым, являются показания неизвестного лица, в отношении которого вынесено постановление о сохранении в тайне данных о личности. Можно предположить, что сохранение в тайне данных о личности свидетеля имело целью ограничить возможности обвиняемого по осуществлению своей защиты, скрыв какие-либо сведения о свидетеле, ставящие под сомнение достоверность его показаний.
  6. Обвинительный акт утвержден заместителем прокурора другого района города. Однако в материалах уголовного дела отсутствуют сведения о том, на каком основании прокуратура соседнего района города осуществила надзор за процессуальной деятельностью органа внутренних дел. В связи с этим возникают сомнения в законности утверждения обвинительного акта и, как следствие, направления уголовного дела по его обвинению в суд.
  7. Кроме того, в ходе допроса обвиняемый сообщил о том, что потерпевший напал на него и нанес ему побои, то есть совершил преступление, предусмотренное ст. 116 УК РФ. Следствием не проверялись ни факты наличия у сотрудника прокуратуры оружия, ни факты возможного употребления им сильнодействующих, наркотических или психотропных веществ. Однако юридическая оценка сообщению дознанием не была дана. В соответствии с п. 10 ч. 2 ст. 448 УПК РФ уголовное дело в отношении прокурора может быть возбуждено вышестоящим руководителем следственного органа Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации. Таким образом, подразделение дознания, расследовавшее данное уголовное дело, не имело права возбудить уголовное дело в отношении сотрудника прокуратуры.
  8. Дело направлено судье, который является бывшим сослуживцем и близким другом потерпевшего.

Абсолютно понятно, что если уличный конфликт, участником которого вы стали, будут расследовать таким образом, то велики шансы получить обвинение не по 115 или 116 статьям УК РФ, а по 318 или 105, которые вам вполне могут «примерить» со всеми вытекающими, не говоря уже о давлении на ваших родственников и даже адвоката.

Единственная возможность в таких обстоятельствах вернуть правоохранительным органам чувство реальности — это придать происходящему максимально широкую огласку. Темные дела в тишине творить гораздо проще, чем на виду. Общественное мнение — это единственное, что может заставить власти соблюдать закон. Только благодаря огласке не смогли замять многие громкие преступления работников правоохранительных органов последних месяцев — от массового расстрела в московском супермаркете до пыток и сожжения живьем задержанного в Саратове. Хорошо, что благодаря коммуникационным возможностям Интернета это понимает все большее число людей и помогает друг другу чем может, как блогерское сообщество «Живого журнала» или независимые интернет-СМИ. Именно в таких случаях система начинает работать против причинивших ей вред ее же винтиков. Уже сейчас сотрудникам правоохранительных органов надо очень крепко подумать, прежде чем использовать свое служебное положение в личных целях. Если такие факты станут достоянием гласности, карьера может завершиться печально. Главное — не бояться отстаивать свои права и не молчать. Еще несколько лет назад правовому беспределу противостояли только немногочисленные правозащитники, которых зачастую в лучшем случае воспринимали как каких-то странных людей, а в худшем — как шпионов, да наиболее смелые журналисты. Конечно, здесь не рассматривается еще один из возможных вариантов противостояния — ответный беспредел. Хотя в СМИ все чаще попадаются примеры ужасающих по жестокости и на первый взгляд немотивированных расправ над работниками правоохранительных органов и даже членами их семей. Кровная месть возникла не вчера, и очень плохо, если она остается единственным средством расплаты за уничтоженную должностными злоупотреблениями и нарушениями закона жизнь.

Хочется надеяться, что читателям никогда не пригодятся ни навыки ведения рукопашной схватки, ни приведенная в статье правовая информация, но наша жизнь — сложная штука, поэтому лучше быть готовым к самым разным стечениям обстоятельств.


Источник Hardness №1