Спорт-вики — википедия научного бодибилдинга
NEWS:

Материал из SportWiki энциклопедия
Перейти к: навигация, поиск

Источник:
Эндокриная система, спорт и двигательная активность.
Перевод с англ./под ред. У.Дж. Кремера и А.Д. Рогола. - Э64
Издательство: Олимп. литература, 2008 год.

Надпочечники[править]

Надпочечники — парный орган, расположенный в верхней части почки, каждый включает две самостоятельные железы относительно небольшого размера. Эти железы имеют жизненно важное значение — их удаление приводит к смерти. В случае заболеваний надпочечниковых желез лечение осуществляется с использованием синтетических производных секретируемых ими гормонов. Основная функция надпочечников заключается в участии ответа организма на стрессовые воздействия путем выработки гормонов, регулирующих уровень глюкозы в крови, увеличивающих частоту сердечных сокращений и дыхания, а также обеспечивающих поддержание водно-солевого баланса. Надпочечниковые железы характеризуются наиболее интенсивным кровообращением (1 мл крови на 1 г ткани) и состоят из двух основных типов ткани: коры и мозгового слоя (Kaplan, 1988). Мозговой слой надпочечников расположен во внутренней части надпочечника и составляет всего около 10 % от общей массы железы. Мозговой слой представляет собой симпатический ганглий, в котором постганглионарные волокна оканчиваются секреторными везикулами. При стимуляции со стороны нервной системы через преганглионарные волокна, подходящие к мозговому слою надпочечников с чревным нервом, в хромаффинных клетках происходит секреция гормонов и нейрогормонов (т. е. адреналина и пептида F). Гормоны мозгового слоя надпочечников не являются жизненно важными, их продукция и секреция происходит, когда организм подвергается стрессовым воздействиям. Однако кора надпочечников необходима для жизни. Этот внешний слой надпочечника секретирует глюкокортикоиды, участвующие в углеводном и белковом метаболизме (т. е. кортизол); минералкортикоиды, необходимые для поддержания объема внеклеточной жидкости (т. е. альдостерон) и обладающие вторичными эффектами половые гормоны, регулирующие репродуктивную функцию. Стимуляция коры надпочечников происходит преимущественно при участии адренокортикотропного гормона, выделяемого гипофизом.

Хромаффинная система мозгового слоя надпочечников[править]

Мозговой слой надпочечников состоит преимущественно из хромаффинных клеток. Хромаффинная система представляет собой способ накопления и секреции катехоламинов и пептидных фрагментов проэнкефалина, в частности пептидов F, Е и В (Lewis et al., 1979; Viveros et al., 1979). Они напоминают запасающие и секреторные гранулы в других эндокринных и экзокринных железах организма. Хромаффинные гранулы представляют собой высокоспециализированные органеллы, образованные из электронноплотного осмиофильного материала, которые по размеру меньше митохондрий. Обмен информацией между симпатической хромаффинной системой и организмом происходит очень быстро благодаря высокой скорости распространения нервных импульсов, поэтому гормональный ответ наблюдается уже спустя несколько минут или часов. Стимуляция хромаффинных клеток симпатическими преганглионарными волокнами чревного нерва (Coupland, 1965; 1972) происходит в ответ на действие нейротрансмиттера ацетилхолина, который секретируется преганглионарными нейронами, берущими начало в пояснично-грудном отделе спинного мозга.

Иннервация и хромаффинные гранулы надпочечника: Ах — ацетилхолин; Ад — адреналин; I1F — пептид F

Кроме энкефалинов и катехоламинов, в составе хромаффинных гранул обнаруживаются и другие компоненты, в частности хромогранин А, нуклеотиды и аскорбиновая кислота. Хромаффинные клетки расположены также в виде параганглиев рядом с аортой, в каротидных тельцах, в некоторых внутренних органах и в симпатических ганглиях. В настоящее время существуют лишь непрямые доказательства селективного выделения гранулярного содержимого при нервной стимуляции мозгового слоя надпочечников. Однако экзоцитоз хромаффинных гранул — это достаточно сложный процесс, предоставляющий потенциальный механизм для дифференциальной секреции при воздействии физических нагрузок. К сожалению, данных, которые бы подтверждали экзоцитоз и, следовательно, дифференциальный характер секреции нейрогормонов мозгового слоя надпочечников (т. е. пептида F и адреналина) в ответ на стимуляцию, не имеется. Ацетилхолинзависимый экзоцитоз в хромаффинных клетках происходит при стимуляции никотиновых и мускариновых рецепторов. Некоторые эндогенные вещества (например, вещество Р, нейротензин, вазоактивиый интестинальный пептид) в мозговом слое надпочечников могут эффективно связываться с никотиновыми рецепторами и подавлять секрецию адреналина (Livett B.G., 1984). Высокие концентрации никотина стимулируют выделение энкефалинсодержащих пептидов и катехоламинов в равном соотношении (Wilson et al., 1982; Livett B.G., 1984). Если такие вещества эндогенного происхождения могут влиять на экзоцитоз в хромаффинных клетках, содержащих фрагмент проэнкефалина пептид F и адреналин, тогда это может являться убедительным объяснением дифференциального характера секреции пептида F и адреналина.

Способы передачи сигнала в стимулированных ацетилхолином клетках мозгового слоя надпочечников: Ах — ацетилхолин; СаМ — кальмодулин (с изменениями по Yanagihara et al., 1996)

Хромаффинные гранулы содержат мембранные белки и гликопротеиды. Такие растворимые факторы, как протонный насос — аденозинтрифосфатаза (АТФаза), транспортные белки — переносчики катехоламинов и нуклеотидов, цитохром b561, актин, гликопротеиды, дофамин-бета-гидроксилаза, являются обязательными компонентами хромаффинной гранулы. За счет энергии, образующейся при гидролизе АТФ на внешней стороне мембраны, происходит перенос протонов (Н+) в гранулы, вследствие чего там формируется более кислая позитивно заряженная среда по сравнению с цитозолем. Кроме того, при этом на мембране гранулы формируется электрохимический Н+ градиент. Из-за особенностей путей биосинтеза адреналина и дофамина энергия, возникающая благодаря существованию электрохимического градиента, необходима для транспорта этих веществ в клетку. Ферменты, необходимые для расщепления норадреналина в адреналин, находятся в цитозоле клетки. Таким образом, норадреналин должен быть экспортирован в клетку для ферментативного расщепления, а образовавшийся в результате адреналин опять транспортируется в гранулу для запасания. Другие факторы также могут принимать участие в процессах экзоцитоза в гранулах. Основным инициатором экзоцитоза является повышение концентрации Са2* в клетке. Стимуляция с помощью ацетилхолина или высокой внеклеточной концентрации К* приводит к повышению внутриклеточной концентрации Са2+ в хромаффинных клетках. Движение гранул по направлению к плазматической мембране может затрудняться актиновыми образованиями цитоскелета. Повышение концентрации Са2* снижает вязкость цитоскелетных образований и облегчает перемещение гранул. Кальмодулин избирательно фосфорилирует мембранные белки, благодаря чему становится возможным слияние плазматической мембраны и мембраны гранулы. Синексин в присутствии Са2+ может полимеризоваться с образованием крупных агрегатов, которые связываются с фосфолипидами мембраны. Вместе с тем непрерывно происходит слияние и разделение мембраны клетки и гранулы. Все эти процессы занимают важное место в экзоцитозе хромаффинных гранул, обеспечивающем дифференциальную секрецию содержащихся в них адреналина и пептида F.

Хромаффинные клетки также секретируют энкефалины — группа соединений, обладающих морфиноподобной аналитической активностью, образование которых происходит также в специализированных клетках головного мозга (Undenfriend, Kilpatrick, 1984). Энкефалины и некоторые крупные пептидные фрагменты, которые содержат последовательность энкефалина и известны также под названием энкефалинсодержащие пептиды, образуются из высокомолекулярной молекулы предшественника — проэнкефалина. В число энкефалинсодержащих пептидов входят пептиды с молекулярной массой 3— 5 кДа, среди которых пептиды Е, F, В (Undrfriend, Kilpatrick, 1984; Hiddinga et al., 1990). Исследования этих пептидов показали, что в их структуре имеются высококонсервативные участки, общие для ряда различных видов (Lewis, Stem, 1983), а то, что они обнаруживаются в крови в физиологических концентрациях и отличаются достаточно высокой стабильностью (время снижения их концентрации в два раза составляет более 15 мин), свидетельствует об их биологическом значении (Katzcnstein et al., 1987). Вместе с тем многие функции этих веществ остаются неизвестными.

Надпочечники: быстрая реакция на стресс в спорте и занятиях физическими упражнениями[править]

Быстрая реакция на стресс или, как ее еще называют в англоязычной литературе, "fight-or-flight response” (реакция нападения и бегства) играла важную роль в жизни человечества на протяжении всей истории его существования. Чтобы иметь быструю реакцию и обладать способностью к мобилизации в ситуации, когда необходимо избежать опасности либо собрать все силы для успешного ей противостояния, требуется система, которая путем быстрого выброса гормонов позволит инициировать в организме скоординированную серию процессов. Для этого прекрасно подходят надпочечники, в частности мозговое вещество надпочечников. Это обусловлено тем, что адреналин обладает мощным необходимым действием, а время его существования очень непродолжительно и это обеспечивает очень быструю мобилизацию организма. Наконец, некоторые эффекты адреналина могут проявляться даже в состоянии покоя, когда адекватный стимул (психологический стресс) вызывает повышение уровня адреналина до такой степени, что это приводит, например, к изменению интенсивности обменных процессов.

Уже в начале выполнения упражнений возрастает интенсивность энергообмена и автономные/эндокринные механизмы, особенно те, которые происходят с участием гормонов, секретируемых надпочечниками, занимают важное место в регуляции этих событий. В частности, происходит усиление мобилизации энергетических субстратов: а) гликогенолиза в скелетных мышцах; б) выброса глюкозы из печени для обеспечения процессов гликолиза в мышцах; в) выделения свободных жирных кислот из жировой и мышечной тканей для их последующего бета-окисления в скелетной мышце; г) усиление синтеза белка. Кроме важной роли в процессах мобилизации и расщепления энергетических субстратов, эндокринные механизмы с участием надпочечников вместе с автономной системой регуляции могут также: 1) оказывать влияние на распределение кровоснабжения различных органов; 2) стимулировать потовые железы и оказывать влияние на терморегуляцию; 3) усиливать сократительную способность скелетных мышц; 4) вызывать подавление/стимуляцию компонентов иммунной системы человека во время физических упражнений.

Нейроэндокринные изменения в надпочечниках в ответ на физические упражнения[править]

Основным компонентом автономного контроля но время занятий физическими упражнениями является адренергическая активность, которую можно оценить у человека путем прямого измерения электрической активности поверхностных симпатических нервов либо определением содержания адреналина и норадреналина в крови. Прямая регистрация симпатической активности у человека по практическим соображениям может быть проведена только для находящихся в покос мышц (Scarls ct a I., 1988), а прямая регистрация симпатической активности нервных окончаний, иннервирующих надпочечники, была проведена на животных. Секреция адреналина мозговым слоем надпочечников происходит в ответ на возбуждение подходящих к нему симпатических нервов во время выполнения физических упражнений, тогда как гормоны коры надпочечников (т. с. кортизон) выделяются вследствие гормональной стимуляции со стороны гипофиза с помощью адренокортикотропного гормона (АКТГ). Уровень адреналина и норадреналина в артериальной крови повышается при увеличении интенсивности физических упражнений, выраженной в процентах от максимальной индивидуальной работоспособности (% vO.max), а поскольку клиренс этих гормонов при физической нагрузке изменяется весьма незначительно, то их содержание в плазме будет определяться только эффективностью секреции (Kjacr ct al., 1985). Было показано, что клиренс адреналина во всем организме увеличивается на 15 % при низкой интенсивности физических упражнений и снижается примерно на 20 % от исходного уровня после двигательной активности с высокой интенсивностью (Kjacr ct al., 1985). Однако, поскольку во время выполнения динамических упражнений наблюдается возрастание уровня адреналина в плазме в 5—10 рая, то, вероятнее всего, причиной этого является увеличение секреции мозговым слоем надпочечников, а не изменения клиренса. Основной вклад в обеспечение экскреции адреналина вносит спланхническая система печени, а также почки.

На интенсивность секреции адреналина и кортизона во время выполнения физических упражнений оказывает влияние уровень глюкозы. Снижение содержания глюкозы в крови во время продолжительной двигательной активности заметно усиливает секрецию этих двух гормонов, участвующих в регуляции углеводного обмена (Galbo ct al., 1977). Кроме влияния на метаболизм углеводов и жиров, адреналин сам но себе способен усиливать белковый метаболизм в изолированной мышце при ее электрической стимуляции. Хотя изменения уровня адреналина в крови могут наблюдаться и при значительной психической нагрузке, они гораздо меньше тех, которые происходят во время выполнения физических упражнений.

Реакция адреномедуллярной системы на физические тренировки[править]

Интенсивные физические нагрузки могут привести к снижению уровня секреции катехоламинов в ответ на заданную абсолютную нагрузку. В то же время выявить заметные отличия ни в уровне активности симпатических нервов, ни в уровне норадреналина в крови при максимальных нагрузках у лиц с различным уровнем физической подготовленности не удалось. Это свидетельствует в пользу точки зрения, согласно которой физические тренировки не влияют на возможности симпатической нервной системы, а значит, и на симпатическую активность, направленную на мозговой слой надпочечников, и ответ на субмаксимальные нагрузки определяется, скорее, относительной, а не абсолютной величиной нагрузкн. Неожиданно, но в одном исследовании суточной динамики секреции катехоламинов было обнаружено, что у лиц с высоким уровнем физической подготовленности и течение суток катехоламинов выделяется больше, чем у лиц, ведущих малоподвижный образ жизни. Секреция адреналина у физически подготовленных лиц по сравнению с ведущими малоподвижный образ жизни, увеличивается в ответ на самые разнообразные стимулы, включая гипогликемию, кофеин, глюкагон, гипоксию и гиперкапнию (Kjacr ct al., 1986; 1988; Kjacr, Galbo, 1988). Эго свидетельствует о том, что физические тренировки развивают способность мозгового слоя надпочечников секретировать адреналин, т. с. происходит развитие так называемого мозгового слоя надпочечников спортсмена" (“sports adrenal medulla"), которое отражает явление гипертрофии, аналогичное наблюдаемому при адаптации сердца к физическим тренировкам. Это подтверждают результаты исследований, которые показывают, что у физически подготовленных мужчин (спринтеры) по сравнению с нетренированными происходит более значительный выброс адреналина в ответ на кратковременную физическую нагрузку (Jakob, 2004). Интересно, что с использованием того же теста не было обнаружено никаких различий между женщинами с разным уровнем физической подготовленности. У крыс (самцов и самок), которые подвергались интенсивной физической нагрузке в занятиях плаванием на протяжении педель, объем мозгового слоя надпочечников и содержание адреналина в надпочечниках были больше по сравнению с контрольными группами животных с равной массой тела или подвергавшихся имитирующим тренировкам (shame training) либо холодовому стрессу (Stallknecht et al., 1990). Следует отметить, что параллельно с возрастанием объема мозгового слоя надпочечников происходило увеличение массы надпочечниковой железы — это говорит о том, что основное воздействие физических тренировок было направлено преимущественно на мозговой слой, а не на кору надпочечников. Более того, ни после имитирующей тренировки, ни после холодового шока увеличения массы надпочечников обнаружено не было, что указывает на то, что эти стрессовые воздействия “психического" типа не вызывают существенных адаптационных изменений надпочечниковых желез. Несмотря на то что эти результаты свидетельствуют о возможности повышения способности надпочечников секретировать адреналин в результате физических тренировок, вероятнее всего, для этого потребуется несколько лет тренировок. У хорошо тренированных спортсменов, которые испытывали гипогликемию до и в течение 4—5 недель после травмы, приводившей к вынужденному отсутствию двигательной активности, изменений в уровне секреции адреналина в ответ на физические нагрузки, обусловленные таким кратковременным изменением уровня активности, не наблюдалось (Kjacr et al., 1992). Можно предположить, что для увеличения объема мозгового слоя надпочечников необходимо воздействие в более раннем возрасте, например в подростковом, и данные некоторых исследований подтверждают это предположение (Jacob, 2004). Однако, даже если для подобных адаптационных изменений необходима стимуляция на протяжении длительного периода времени, представляет интерес сам факт возможности функциональной адаптации эндокринных желез к физическим нагрузкам и изменения их секреторных способностей, подобно тому как это происходит с другими органами, например мышцами и сердцем.

Влияние двигательного контроля и нервных рефлексов на секреторную функцию надпочечников[править]

Роль двигательного контроля в регуляции эндокринной функции надпочечников во время выполнения физических упражнений можно изучать либо путем усиления произвольных эффектов, направленных на выполнение физической работы с определенной нагрузкой и, следовательно, увеличения центрального усилия, либо путем снижения вклада двигательных центров за счет выполнения принудительных движений. Попытки усилить активность двигательных центров при заданном преодолеваемом усилии осуществляли путем частичной нервно-мышечной блокады, направленной на ослабление максимального усилия на 30 — 70 % (Kjacr et ah, 1987). Было установлено, что в результате происходило ослабление индуцированного физическими упражнениями повышения уровня катехоламинов в крови (а также гипофизарных гормонов СТГ и АКТГ) по сравнению с контрольной группой, которой вводили физиологический раствор. Эти результаты подтверждаются данными экспериментов на парализованных кошках, в которых прямая стимуляция субталамических локомоторных зон мозга сопровождалась адренергическим гормональным ответом, аналогичным тем, которые наблюдали при выполнении произвольных упражнений (Vising et al., 1989). Эти исследования подтверждают точку зрения, согласно которой активность двигательных центров может непосредственно стимулировать симпатоадренергическую активность во время выполнения физических упражнений, независимо от сигнала, поступающего от сокращающихся мышц. Недостаточность этих центральных факторов в сочетании с интенсивностью упражнений для стимуляции максимального адренергического и гипофизарного гормонального ответа можно показать несколькими способами. При выполнении движений, требующих сокращения небольшой мышечной группы, например разгибания одной ноги в колене, даже с максимальной интенсивностью можно добиться лишь небольшого повышения уровня катехоламинов (Savant et al., 1989). Более того, при снижении максимальной работоспособности более чем на 60 % с помощью нервно-мышечной блокады (инъекция тубокурарина), выполнение работы с максимально возможным усилием вызывало далекий от максимального адренергический ответ. Таким образом, во время выполнения физических упражнений должны быть активными и другие механизмы, помимо центрального двигательного контроля, и одним из таких механизмов является обратная связь нервной системы с сокращающимися скелетными мышцами. Это предположение можно исследовать с применением спинально-эпидуральной анестезии в дозах, достаточно высоких для блокировки передачи импульсов по наиболее тонким афферентным нервным волокнам (типа III и IV или группы С), но позволяющих сохранить нормальную проводимость двигательных нервных волокон и способность выполнять физические упражнения с максимально возможной интенсивностью. Очевидно, что такой подход имеет свои недостатки, и отрицательный результат, полученный с помощью блокады, не позволяет со всей определенностью исключить роль афферентных нервов, поскольку данный подход не позволяет в совершенстве провести границу между афферентными и эфферентными нервными волокнами. Тем не менее, при выполнении статических (но не динамических), упражнений блокировка проводимости афферентных нервов приводила к подавлению ответной секреции катехоламинов. Представляет интерес то, что эпидуральная анестезия полностью блокирует усиление секреции АКТГ и р-эндорфина в ответ на выполнение упражнений с субмаксимальной нагрузкой (Kjacr et al., 1989). Роль афферентных нервов в ответной реакции адренергической и гипофизарной систем подтверждается повышением уровня гормонов в крови в ответ на прямую стимуляцию этих нервных волокон у кошек (Visaing et al., 1994).

Продукция глюкозы в спланхнической системе печени и реакция надпочечников на физические упражнения[править]

Во время интенсивных занятий физическими упражнениями повышение продукции глюкозы печенью происходит параллельно с повышением уровня адреналина в плазме У крыс, занимавшихся плаванием, удаление мозгового слоя надпочечников ослабляет гликогенолиз. Кроме того, удаление этого слоя привадило к снижению индуцированного физической нагрузкой повышения выработки глюкозы в печени у крыс, подвергавшихся физической нагрузке (Sonne et al., 1985). Однако большинству исследователей не удалось обнаружить какого-либо прямого воздействия адреналина на расщепление гликогена в печени при выполнении физических упражнений. В экспериментах на собаках, подвергавшихся физической нагрузке, были получены результаты, свидетельствующие о том, что адреналин может играть очень незначительную роль в выработке глюкозы печенью во время продолжительных физических нагрузок, возможно, вследствие повышения уровня предшественников глюконеогенеза (Moates et al,, 1988). Болес того, у лиц с удаленными надпочечниковыми железами наблюдается нормальное повышение выработки глюкозы в печени в ответ на физические упражнения, а при введении таким пациентам адреналина в начале выполнения упражнения происходит снижение выработки глюкозы печенью (Howlctt ct al., 1999). У человека роль нервов, отвечающих за иннервацию печени, и адреналина изучали путем применения местной анестезии в области расположения симпатического чревного ганглия, иннервирующего печень, поджелудочную железу и мозговой слой надпочечников (Kjacr ct al., 1993). Нормализация уровня панкреатических гормонов осуществлялась введением соматостатина, глюкагона и инсулина. Во время блокады происходило подавление почти на 90 % уровня адреналина, индуцированного физическими упражнениями, в то же время никакого снижения выработки глюкозы в печени под влиянием физической нагрузки не происходило. Это свидетельствует о том, что симпатоадренергическая активность не имеет отношения к повышению выработки глюкозы в спланхнической системе печени при выполнении физических упражнений. Дальнейшим подтверждением этого предположения является тот факт, что у лиц после трансплантации печени в ответ на выполнение физических упражнений наблюдается такое же увеличение продукции глюкозы печенью, как и у здоровых людей, а также у пациентов после трансплантации почки, подвергающихся такой же терапии гормональными и иммунодепрессивными препаратами, как и больные с трансплантированной печенью (Kjacr et al., 1996а). Наконец, в экспериментах на собаках, подвергавшихся физической нагрузке в сочетании с селективной блокадой а- и бета-рецепторов печени, было показано, что уровень адреналина и норадреналина в системе кровообращения не оказывает стимулирующего действия на выработку глюкозы печенью во время интенсивной физической нагрузки (Coker et al., 1997). Таким образом, симпатические нервы печени и повышение уровня норадреналина в крови не имеют отношения к мобилизации глюкозы в печени во время занятий физическими упражнениями, а адреналин в крови оказывает на этот процесс незначительное влияние при продолжительной интенсивности двигательной активности. Показано, что кортизол также практически не влияет на выработку глюкозы в печени во время физических упражнений и может играть роль только в случае неадекватной секреции других гормонов.

Заключение[править]

Надпочечники играют в организме важную роль, поскольку являются местом секреции гормонов, занимающих ключевые места в регуляции метаболизма углеводов, жиров и белков, а также участвуют в регуляции распределения кровоснабжения, терморегуляции, иммуномодуляции и сократительной способности мышц до и после выполнения физических упражнений. Увеличение относительной интенсивности нагрузки сопровождается усилением секреции адреналина, интенсивные тренировочные занятия в течение продолжительного времени могут приводить к гипертрофии мозгового слоя надпочечников. В регуляции секреции гормонов надпочечниками во время выполнения физических упражнений важное место занимает как активность двигательных центров, так и возбуждение афферентных нервных волокон, иннервирующих сокращающиеся мышцы. Гормоны надпочечников (адреналин и кортизол) принимают участие в дополнительной регуляции выработки глюкозы печенью во время двигательной активности.

Читайте также[править]

Литература[править]

  • Coker, R.H., Krishna, M.G., Brooks Lacy, D., Bracy, D.P. & Wasserman, D.H. (1997) Role of hepatic a- and p-adrenergic receptor stimulation on hepatic glucose production during heavy exercise. American Journal of Physiology 273, E831-E838. Donsmark, М., Langfort, J., Ploug, T. et al. (2002) Hormone-sensitive lipase (HSL) expression and regulation by epinephrine and exercise in skeletal muscle. European Journal of Sports Science 2, 1*10. Galbo, H., *Christensen, N.J. & Hoist, JJ. (1977) Catecholamines and pancreatic hormones during autonomic blockade in exercising man. Acta Physiologica Scandinavica 101, 428-437.
  • Howlett, K., Lorentsen, J., Bergeron, R. et al. (1999) Effect of adrenaline on glucose kinetics during exercise in adrenalectomized subjects. Journal of Physiology 519, 911-919.
  • Jacob, C, Zouhal, H., Prioux, J. et al. (2004) Effect of the intensity of training on catecholamine responses to supraphysiological exercise in endurance-trained men. European Journal of Applied Physiology 91, 35*40.
  • Kjaer, M. & Galbo, H. (1988) The effect of physical training on the capacity to secrete epinephrine. Journal of Applied Physiology 64, 11-16.
  • Kjaer, М., Christensen, NJ., Sonne, B., Richter, E.A. & Galbo, H. (1985) Effect of exercise on epinephrine turnover in trained and untrained male subjects. Journal of Applied Physiology 59, 1061-1067.
  • Kjaer, М., Farrell, P.A., Christensen, N.J. & Galbo, H. (1986) Increased epinephrine response and inaccurate glucoregulation in exercising athletes. Journal of Applied Physiology 61, 1693-1700.
  • Kjaer, М., Secher, N.H., Bach, F.W. & Galbo, H. (1987) Role of motor center activity for hormonal changes and substrate mobilization in exercising man. American Journal of Physiology 253, R687-R695.
  • Kjaer, М., Bangsbo, J., Lortie, G. & Galbo, H. (1988) Hormonal response to exercise in man: influence of hypoxia and physical training. American Journal of Physiology 254(23), R197-R203.
  • Kjaer, М., Secher, N.H., Bach, F.W., Sheikh, S. & Galbo, H. (1989) Hormonal and metabolic responses to exercise in humans: effect of sensory nervous blockade. American Journal of Physiology 257, E95-E101.
  • Kjaer, М., Mikines, K.J., Linstow, М., Galbo, H. & Nicolaisen, T. (1992) Effect of 5 weeks detraining on epinephrine response to insulin induced hypogycemia in athletes. Journal of Applied Physiology 72(3), 1201*1204.
  • Kjaer, М., Engfred, K., Fernandes, A., Secher, N.H. & Galbo, H. (1993) Regulation of hepatic glucose production during exercise in man: role of sympathoadrenergic activity. American Journal of Physiology 265, E275-E283.
  • Kjaer, М., Keiding, S., Engfred, K. et al. (1996a) Glucose homeostasis during exercise in humans with a liver or kidney transplant. American Journal of Physiology 268, E636-E644.
  • Kjaer, М., Pollack, S.F., Mohr, T. et al. (1996b) Regulation of glucose turnover and hormonal responses during exercise: electrical induced cycling in tetraplegic humans. American Journal of Physiology 271, R191-R199.
  • Kjaer, М., Secher, N.H., Bangsbo, J. et al. (1998) Hormonal and metabolic responses to electrically induced cycling during epidural anesthesia in humans. Journal of Applied Physiology 80, 2156-2162.
  • Kjaer, Mv Howlett, J., Langfort, T. et al. (2000) Adrenaline and glycogenolysis in skeletal muscle during exercise: a study in adrena-lectomised humans. Journal of Physiology 528, 371-378.
  • Moates, J.M., Lacy, D.B., Cherrington, A.D., Goldstein, R.E. & Wasserman, D.H. (1988) The metabolic role of the exerciseinduced increment in epinephrine. American Journal of Physiology 255, E428-436.
  • Richter, E.A. (1996) Glucose utilization. In: Handbook of Physiology (Rowell, L.B. & Shepherd, J.T., eds.). Bermedica, Columbia, MD: 912-951.
  • Savard, G., Richter, E.A., Strange, S. et al. (1989) Noradrenaline spillover during exercise in humans: role of muscle mass. American Journal of Physiology 257, H1812-1818.
  • Searls, D.R., Victor, R.G. & Mark, A.L. (1988) Plasma norepinephrine and muscle sympathetic discharge during rhythmic exercise in humans. Journal of Applied Physiology 65, 940-944.
  • Sonne, B., Mikines, K.J., Richter, E.A., Christensen, N.J. & Galbo, H. (1985) Role of liver nerves and adrenal medulla in glucose turnover of running rats. Journal of Applied Physiology 59, 1640-1646.
  • Stallknecht, B. (2003) Influence of Physical Training on Adipose Tissue Metabolism- with Special Focus on Effects of Insulin and Epinephrine. PhD thesis. University of Copenhagen, Denmark.
  • Stallknecht, B., Biilow, J., Frandsen, E. & Galbo, H. (1990) Diminished epinephrine response to hypoglycemia despite enlarged adrenal medulla in trained rats. American Journal of Physiology 259, R998-R1003.
  • Stallknecht, B. Enevoldsen, L., Lorentsen, J. et al. (2001) Role of the symphathoadrenergic system in adipose tissue metabolism during exercise in humans. Journal of Physiology 536, 283-294.
  • Vissing, J., Iwamoto, G.A., Rybicki, K., Galbo, H. & Mitchell, J.H. (1989) Mobilization of glucoregulatory hormones and glucose by hypothalamic locomotor centers. American Journal of Physiology 257, E722-E728.
  • Vissing, J., Iwamoto, G.A., Fuchs, I.E., Galbo, H. & Mitchell, J.H. (1994) Reflex control of glucoregulatory exercise responses by group III and IV muscle afferents. American Journal of Physiology 266, R824-R830.