Спорт-вики — википедия научного бодибилдинга
NEWS:

Материал из SportWiki энциклопедия
Перейти к: навигация, поиск

Новые транквилизаторы[править]

Источник:
Клиническая фармакология по Гудману и Гилману том 1.
Редактор: профессор А.Г. Гилман Изд.: Практика, 2006 год.

Новые подходы к лечению тревожных расстройств во многом основываются на углубленном изучении действия бензодиазепинов (гл. 17). В последнее время была расшифрована структура комплекса рецептора ГАМКд и хлорного канала — точки приложения этих препаратов.

Показано, что этот комплекс представляет собой кольцеобразное образование, состоящее не менее чем из 16 субъединиц (трансмембранных белков). Эти субъединицы разделяются на пять групп (гл. 17). Предполагается, что бензодиазепины связываются с субъединицами группы а, а ГАМК — с субъединицами группы β. По-видимому, в разных клетках существуют разные комбинации субъединиц. Не исключено, что это многообразие в будущем позволит создать препараты с улучшенными фармакологическими свойствами, избирательные в отношении различных подтипов рецепторов и даже различных отделов ЦНС. Лиганды для некоторых типов бензодиазепиновых рецепторов включают ряд небензодиазепиновых соединений. Одно из них — производное имидазолпиридина алпидем — оказывает анксиолитическое действие у человека, однако этот препарат не применяется связи с ге-патотоксичностью. С другой стороны, некоторые производные бензодиазепинов подавляют центральные эффекты холецистокинина. Холецистокинин считают одним из «медиаторов тревоги», и поэтому его антагонисты могут стать новым классом транквилизаторов (Browne and Shaw, 1991).

Особенно многообещающий подход — разработка и клинические испытания соединений, связывающихся с бензодиазепиновыми рецепторами и обладающих активностью, промежуточной между стимуляторами (такими, как диазепам) и блокаторами (такими, как флумазенил) (гл. 17; Browne and Shaw, 1991; Potokar and Nutt,1994). Бензодиазепины и p-карболины могут действовать как стимуляторы, частичные агонисты, обратные агонисты (снижающие хлорный ток, вызываемый действием ГАМК на хлорные каналы) и блокаторы (блокирующие действие стимуляторов, частичных и обратных агонистов). Некоторые частичные агонисты, по-видимому, обладают достаточно выраженным анксиолитическим действием и при этом редко вызывают чрезмерный седативный эффект, когнитивные нарушения, толерантность или зависимость. Один из таких частичных агонистов — алпидем; другие примеры включают имидазоло-вые бензодиазепины бретазенил и имидазенил. Сообщается, что бретазенил оказывает антипаническое действие даже при непостоянном приеме; злоупотребление этим препаратом и зависимость от него отмечаются редко. Частичные агонисты небензодиазепинового ряда включают β-карболин абекарнил и гетероциклический препарат пазинаклон. Абекарнил избирателен в отношении некоторых подтипов бензодиазепиновых рецепторов.

Открытие многочисленных подтипов серотониновых рецепторов и взаимодействующих с ними соединений стало мощным стимулом к созданию новых препаратов, влияющих на серотонинергическую передачу. Один из подходов заключается в разработке новых азапиронов — лигандов 5-НТ1А-рецепторов. Другой — использование блокаторов 5-НТ3-рецепторов, некоторые из которых способны влиять на синтез и высвобождение дофамина, а другие оказывают у животных эффекты, предположительноаналогичные анксиолитическим. Избирательные блокаторы НТ3-рецепторов включают противорвотное средство короткого действия ондансетрон и производное бензамида закоприд. Известен и ряд других подобных соединений, однако их клинические испытания при психических расстройствах, включая психозы и тревожные расстройства, были ограничены.

Другие подходы к медикаментозному лечению тревожных расстройств включают использование антиадренергических средств, обычно применяющихся для лечения артериальной гипертонии и прочих сердечно-сосудистых заболеваний. К ним относятся бета-адреноблокаторы пропранолол и атенолол, а также а2-адреностимулятор клонидин (гл. 10 и 33; Cooper et al., 1990). Эффективность этих препаратов при тяжелых тревожных расстройствах не доказана, однако они могут смягчать вегетативные реакции при фобиях, например при социофобии (Rosenbaum and Pollock, 1994). В последнее время в разработке новых способов лечения тревожных расстройств стали использоваться лабораторные тесты, позволяющие воспроизвести ряд симптомов панического приступа в контролируемых условиях (Sullivan et al., 1999).

Можно предполагать, что выявление новых мишеней для психотропных препаратов позволит в будущем усовершенствовать подходы к лечению депрессии и тревожных расстройств.