Спорт-вики — википедия научного бодибилдинга
NEWS:

Материал из SportWiki энциклопедия
Перейти к: навигация, поиск

Роль спортивных профсоюзов и забастовочного движения в регулировании трудовых и социальных отношений в спорте за рубежом[править]

Источник: «Спортивное право».
Редактор: С.В. Алексеев Изд.: Юнити-Дана, 2014

Профессиональные спортсмены, как отмечалось, — это наемные работники, которые продают свой труд, теряя при этом определенную часть своей автономии и отдавая большую часть физической силы и здоровья в обмен на заработную плату. Владельцы клубов — работодателей всеми возможными путями стремятся повысить прибыльность своего бизнеса, при этом спортсмены-профессионалы подчас не имеют возможности противостоять чрезмерным требованиям владельцев клуба. Поэтому спортсмены зарубежных стран, как и работники других сфер предпринимательства, объединяются для коллективного отстаивания своих прав и переговоров с нанимателями. Однако в спорте в историческом аспекте процесс создания объединений спортсменов-профессионалов вызывал серьезное противодействие.

В середине 1950-х годов по мере роста доходов профессиональных команд игроки США начали осознавать, что в борьбе за свои права необходимы не просто объединения, а профессиональные союзы, способные эффективно защищать их интересы. Такие профсоюзы, именуемые ассоциациями игроков, появились в бейсболе в 1952 г., в американском футболе — в 1956 г., в хоккее — в 1967 г. В начале 1950-х годов была также создана Ассоциация баскетболистов, однако фактически она начала функционировать в 1962 г. Благодаря деятельности ассоциаций профессиональные спортсмены постепенно отвоевывали свои права (установление минимального размера заработной платы начинающим игрокам, страхование, медицинское и пенсионное обеспечение и др.).

Создание ассоциаций игроков лиг хотя и принесло положительные результаты, но пока не помогло оптимизировать правовые взаимоотношения игроков и владельцев, которые в настоящее время стали настолько сложными, что требуют активной поддержки адвокатов, агентов, а также привлечения судебных инстанций для разрешения спортивных конфликтов.

В целом для спортивного рынка США до сих пор характерна сильная зависимость профессиональных спортсменов от владельца команды или менеджера. При заключении коммерческих контрактов продолжается игнорирование многих прав и интересов спортсменов как участников бизнеса.

Судьба свободного нанимательства в игровых видах профессионального спорта во многом зависит от настойчивости и решительности ассоциаций в обсуждении и решении этого вопроса, а борьба профессиональных спортсменов за свои права может принимать крайние меры — вплоть до забастовки.

Созданная в 1956 г. Ассоциация игроков НФЛ предъявила первые организованные требования владельцам команд — увеличение пенсионного обеспечения и оплата стирки спортивной формы игроков за счет бюджета команд. В 1970 г. были выдвинуты такие требования игроков, как установление минимального размера заработной платы, создание специального пенсионного фонда, свобода перехода футболистов из команды в команду. Однако хозяева футбольных команд НФЛ названные требования обсуждать отказались. В связи с этим Ассоциация игроков НФЛ пригрозила им в 1970 г. забастовкой. Через четыре дня хозяева команд пошли на некоторые уступки, в том числе и на создание пенсионного фонда.

Следующий яркий эпизод борьбы профессиональных футболистов США за свои права датируется мартом 1982 г., когда 537 игроков из 28 команд НФЛ собрались на съезде своей ассоциации, чтобы обсудить вопросы, связанные с заключением нового коллективного договора, поскольку срок действия старого истекал через три месяца. Ассоциация заблаговременно разослала в команды для обсуждения списки выдвигаемых требований, которые, по ее мнению, целесообразно было предъявить владельцам команд при заключении нового коллективного договора. После предварительного их обсуждения на собраниях команд, а затем на съезде эти требования получили одобрение и поддержку большинства членов ассоциации.

Предварительные переговоры об условиях нового коллективного договора совпали с заключением НФЛ весьма выгодного телевизионного контракта с национальными телекомпаниями на право трансляции футбольных матчей лиги. Пятилетний телеконтракг на рекордную в то время в истории телевидения и спорта сумму 2,1 млрд долл. обеспечивал каждой команде лиги более 17 млн долл. гарантированного годового дохода. Футболисты и руководители Ассоциации игроков НФЛ понимали, что нельзя упускать такой выгодный момент для решения вопроса о повышении заработной платы спортсменов. Обсуждая условия заключения коллективного договора, руководители ассоциации исходили из того, что доходы владельцев команд увеличились более чем в два раза. Кроме того, при подготовке своих требований они ссылались на реальные цифры расходов команд на заработную плату футболистов в лиге: только 32% всех доходов команд владельцы расходовали на заработную плату игроков, в то время как в других лигах этот процент был значительно выше. Подтверждением этих расчетов служил размер получаемой футболистами заработной платы, который также был в два-три раза ниже, чем у хоккеистов, бейсболистов или баскетболистов. Владельцы команд объясняли этот разрыв тем, что футболисты НФЛ проводят в течение сезона всего 16 игр, в то время как хоккеисты НХЛ и баскетболисты НБА — по 82, а бейсболисты ГБЛ — 162 матча за сезон.

Таким образом, впервые в истории американского футбола игроки поставили вопрос о том, что владельцы должны по справедливости делить с ними доходы, поскольку футболисты своей игрой обеспечивают доход и прибыль, что нашло отражение и в требованиях ассоциации. Впервые игроки требовали создания централизованного фонда заработной платы футболистов при ассоциации с выделением в этот фонд 55% доходов каждой команды лиги. Причем полемика велась не только о более правильном разделе доходов команд, но и о контроле над лигой. Футболисты выдвинули лозунг «Мы — это игра», давая хозяевам команд понять, что без игроков они мало что значат. Появились даже предложения о создании другой профессиональной лиги, в которой владельцами команд были бы сами игроки.

Следующими требованиями, выдвинутыми ассоциацией при подготовке нового коллективного договора, стали выплата выходного пособия после окончания игровой карьеры профессионала, увеличение стоимости страхования спортсменов на случай травмы или смерти, лимитирование штрафов футболистов, заключение контрактов игроками на основе нестандартного контракта НФЛ, ущемляющего права спортсмена с первых дней его профессиональной карьеры, индивидуальных взаимосогласованных контрактов. Кроме того, в перечне появились требования, которые раньше спортсменами не выдвигались. Они касались главным образом совместного с владельцами управления командами и спортивными мероприятиями: действия по усовершенствованию правил игры, разбор нарушений игроками правил во время игр чемпионата лиги, контроль программы страхования и т.д. Также впервые ассоциация потребовала не повышать цены на футбольные билеты.

Главное требование игроков — закрепить в коллективном договоре условие о выделении владельцами команд 55% всех доходов в фонд ассоциации — не только подрывало основу спортивного бизнеса в США, но и ставило вопрос, в чьих руках должен находиться контроль над лигой. Потребовав выделения фиксированного процента доходов в размере 55% в свой фонд, ассоциация фактически претендовала на контрольный пакет акций каждой команды в отдельности и всей лиги в целом. В связи с этим изначально Совет управляющих НФЛ принципиально отверг это требование. Естественно, хозяева команд не захотели делить свои права ни с кем, они не были заинтересованы в дополнительных партнерах, тем паче в лице игроков. Почувствовав реальную угрозу забастовки, владельцы команд с помощью средств массовой информации США окрестили требования футболистов «революционными и социалистическими».

Переговоры ассоциации и Совета управляющих НФЛ безуспешно длились на протяжении более семи месяцев. 20 сентября 1982 г. была объявлена забастовка, после того как около 1300 членов ассоциации дали согласие на ее проведение. Это была первая в истории профессионального спорта забастовка, которая началась во время футбольного сезона, а не до его открытия. Главной целью бастующих было добиться подписания коллективного договора с учетом выдвинутых ассоциацией требований. Хозяева команд стремились не только отклонить эти требования, но и подорвать веру игроков в свой профсоюз, в возможность и необходимость коллективных выступлений в борьбе за свои права.

Забастовка продлилась 57 дней, после чего 26 представителей команд в ассоциации проголосовали за принятие предложения, выдвинутого Советом управляющих НФЛ, и Совет ассоциации, состоящий из семи членов, принял решение о прекращении забастовки. Ее окончание совсем не означало полного поражения бастующих и ассоциации, так как в соответствии с новым коллективным договором увеличился средний размер заработной платы футболистов, ее минимальный размер, прежде всего для новичков, хотя и не в том размере, которого добивалась ассоциация. Кроме того, впервые игрокам начали выплачивать выходные пособия, а также специальные премии в зависимости от стажа и результатов их игры. По мнению многих американских аналитиков и футболистов, скорее, не ассоциация проиграла забастовку, а бастующие. Игроки с нетерпением стремились получить более высокую заработную плату, однако у них не было единых идеологии и цели, за которые они боролись бы до конца. Если бы футболисты проявили единство, сложно предположить, когда и с каким итогом закончилась бы эта забастовка. Но даже и такой результат следует рассматривать как позитивный, как шаг в борьбе профессиональных спортсменов за свои права.

В 1966 г. лидеры Ассоциации бейсболистов ГБЛ Р. Роберте и Дж. Баннинг призвали игроков открыто выступить против хозяев в связи с кабальными условиями контрактов. Владельцы команд относились к профессиональным игрокам как к недвижимому имуществу, которое они по своему усмотрению могли продать, обменять или даже проиграть в карты. Резервная система, дающая владельцам полный контроль над игроками, служила основой эксплуатации профессиональных спортсменов в игровых видах спорта. Против многих порядков этой системы, в частности запредельных штрафов, назначаемых игрокам по любому поводу, в 1966 г. пытались выступить бейсболисты.

Начиная с сезона 1976 г. Ассоциация бейсболистов добилась такого положения, при котором игрок, выступавший в лиге более шести лет, по окончании контракта и при соблюдении определенных правил мог объявить себя свободным игроком и заключить договор с любой другой командой, предложившей ему более выгодные условия. Однако в этом случае команда, приобретающая квалифицированного и опытного игрока, была обязана компенсировать команде, из которой он уходит после окончания очередного контракта, другого игрока, что оставалось, по мнению игроков, не обоснованным. Такая «купленная свобода» не могла удовлетворять спортсменов в этих видах спорта, и они продолжили борьбу за свободу без компенсации.

В 1981 г. хозяева бейсбольных команд решили внести изменения в трактовку правила о свободном игроке, ссылаясь на то, что оно ведет к неконтролируемому росту заработной платы бейсболистов. После длительных переговоров по данному вопросу Ассоциация игроков ГБЛ вынуждена была объявить забастовку, которая продлилась 50 дней. Бейсболисты пытались доказать, что имеют такие же права, что и другие американцы, которые по истечении срока их трудового соглашения становятся свободными в поисках работы в другом месте на лучших условиях и без всякой компенсации. Однако эта забастовка закончилась безрезультатно: требования бейсболистов удовлетворены не были. Вместе с тем в ходе забастовки значительно окрепло единство в рядах бастующих спортсменов, вырос авторитет ассоциации, игрокам стала понятна позиция средств массовой информации США, которые, несмотря на декларируемые независимость и нейтральность, на деле лоббируют интересы хозяев команд. За ходом бейсбольной забастовки внимательно следили спортсмены-профессионалы других видов спорта.

31 декабря 1984 г. окончился срок действия коллективного договора в ГБЛ. Около девяти месяцев шли переговоры между руководством Ассоциации игроков и представителями хозяев команд о заключении нового коллективного договора. Требования игроков сводились к тому, чтобы заставить владельцев команд выполнить закрепленное в прежнем договоре условие о перечислении в пенсионный фонд игроков лиги 1/3 доходов, полученных от продажи телеправ. Несмотря на то что по новому телеконтракту эта доля должна была увеличиться почти в четыре раза, владельцы отказались увеличить отчисления в пенсионный фонд, мотивируя это достаточно высоким уровнем заработной платы бейсболистов. Владельцы предложили ограничить дальнейший рост заработной платы игроков, выделив на нее твердый процент от доходов[1], а также изъять пункт об арбитраже, согласно которому игроки со стажем не менее двух лет могли в случае несогласия с предложенной хозяином заработной платой обратиться в суд, что, как показала практика, в конечном счете способствовало росту заработной платы игроков. Тем самым все требования владельцев команд были направлены против интересов игроков.

Переговоры владельцев с ассоциацией успехом не увенчались. В связи с этим 15 июля представители игроков — 21 из 26 команд лиги — проголосовали за объявление забастовки с 6 августа, если до этого времени не будет достигнуто соглашение.

6 августа 1985 г. Ассоциация бейсболистов ГБЛ объявила забастовку. Были отменены 13 предсезонных бейсбольных матчей. Однако переговоры по заключению нового коллективного договора продолжались. Еще до начала забастовки высказывались предположения, что владельцы команд пойдут на уступки, так как в отличие от 1981 г. они не застраховали возможность ее проведения. В связи с этим, а также в связи с угрозой больших финансовых потерь через два дня владельцы команд пошли на значительные уступки.

8 августа 1985 г. ассоциация игроков объявила о прекращении забастовки. И хотя бейсболисты не добились перечисления 1/3 теледоходов в пенсионный фонд, результаты забастовки следует признать весьма существенными. Был повышен минимальный размер заработной платы для начинающих игроков в лиге. Владельцы отказались от своего первоначального требования о лимитировании заработной платы бейсболистов и введении твердого процента от доходов на заработную плату игроков, а также от компенсации в виде другого игрока в случае найма свободного игрока. Кстати, именно из-за последнего пункта была предпринята забастовка в 1981 г. Стороны согласились на перечисление в пенсионный фонд 18% теледоходов, что привело к увеличению пенсии игроков почти в два раза. Вместе с тем в вопросе арбитража ассоциации пришлось уступить. Если бейсболист имел право обратиться в арбитраж по поводу своей заработной платы только после двух лет игры в лиге, то теперь это ограничение было увеличено до трех лет.

По сути дела, результаты забастовки означали победу бейсболистов, которая значительно повысила роль и авторитет ассоциации среди профессиональных спортсменов в борьбе за их права, еще раз подчеркнула необходимость коллективных усилий и единства в этой борьбе.

Несколько иная ситуация сложилась в начале 1980-х годов в профессиональном баскетболе. Здесь с требованием реформ выступили хозяева команд. Они, в частности, требовали контроля над заработной платой баскетболистов, ее сокращения путем установления твердого среднего уровня, уменьшения списочного состава команд с 12 до 10 игроков, изменения стоимости страхования и пенсионных выплат игрокам, отмены полетов на игры в другие города в салонах первого класса и т.д., в результате чего возникла забастовочная ситуация. При этом забастовку собирались объявить не игроки, а владельцы команд. Многие аналитики скептически относились к заявлениям хозяев баскетбольных команд, которые говорили об их убыточности, а сами продолжали подписывать с игроками многомиллионные долгосрочные контракты.

Сезон 1982/83 г. баскетболисты начали без коллективного договора. Переговоры безуспешно длились более девяти месяцев. В середине февраля 1983 г. ассоциация игроков заявила, что если до 1 апреля 1983 г. новое соглашение не будет подписано, то 2 апреля игроки объявят забастовку. Данный срок был установлен не случайно: 17 апреля в лиге заканчивались регулярные игры сезона и начинались кубковые встречи на звание сильнейшей команды НБА, во время трансляции которых резко повышается стоимость рекламы. В телевизионном контракте НБА с Си-би-эс было предусмотрено, что почти все кубковые игры должны транслироваться по телевидению, что в случае забастовки нанесло бы большой материальный ущерб лиге и владельцам команд.

Однако в 1983 г: забастовка не состоялась. Баскетболисты понимали, что их средняя заработная плата значительно выше, чем в других видах спорта, за исключением бейсбола, и решили не идти на конфронтацию. Однако в случае активного наступления владельцев команд на права баскетболистов-профессионалов реальность забастовки с их стороны сохранялась.

Следующий напряженный момент в отношениях между НБА и ассоциацией игроков связан с подписанием коллективного соглашения в 1995 г., по которому суммарная заработная плата игроков всех 29 команд НБА не могла превышать 51,8% годового дохода лиги (в 1997 г. он составил 1,7 млрд долл.). По данным владельцев команд, его величина в 1997 г. достигла 57%, поэтому весной 1998 г. они объявили локаут. В результате в январе 1999 г. было достигнуто следующее соглашение:

  • верхняя планка общекомандной заработной платы — 30 млн долл. в 1997/98г, 34 млн — в 1999/00 г. и 35,5 млн долл. — в 2000/01 г.;
  • суммарная заработная плата игроков не должна превышать 55% общего дохода НБА, но это правило вступит в силу только за три года до окончания действия шестилетнего трудового соглашения;
  • минимальная заработная плата для новичков составит 287 тыс. долл., для ветеранов (более 11 сезонов в лиге) — 1 млн долл.;
  • впервые в истории американского спорта установлена верхняя планка заработной платы: не более 11 млн долл. в течение трех последующих сезонов и не более 14 млн долл. для игроков, чья карьера в НБА превысила десятилетний срок;
  • марихуана внесена в список запрещенных препаратов; по этому пункту развернулись едва ли не самые ожесточенные споры. Кроме того, ужесточены наказания за различные провинности, в частности опоздания, пропуски тренировок и др.

Исполнительный директор Ассоциации игроков НБА Ч. Грэнтхэм высказал мнение, что, возможно, в следующем коллективном договоре с лигой ассоциация откажется от гарантированного, но лимитированного фонда заработной платы.

В 1992 г. состоялась первая забастовка хоккеистов HXJT, которая привела к отмене половины матчей регулярного сезона. Она была объявлена 1 апреля и являлась своеобразным заявлением игроков HXJ1 владельцам команд о своей независимости. О предстоящей забастовке владельцы команд знали заранее, однако, несмотря на это, эффективных мер по ее предотвращению не предприняли. Менеджер команды «Монреаль канадиенс» С. Савар предупреждал, что если встанет вопрос о забастовке, то большинство игроков лиги за эту чрезвычайную меру проголосуют. И он не ошибся: за объявление забастовки проголосовали 560 хоккеистов, против — 4.

Забастовка длилась две недели. За это время обе стороны почти пришли к соглашению о системе свободных агентов в HXJI, а также в вопросах о пенсионных выплатах, арбитражных разбирательствах и плате за участие в розыгрыше Кубка Стэнли. После некоторых споров о сроках действия нового коллективного договора стороны также пришли к единому решению: его продолжительность — три года начиная с сентября 1991 г.

Оставался нерешенным вопрос о доходах от продажи коллекционных карточек. Дело в том, что хоккейные коллекционные карточки в Канаде популярны не меньше, чем бейсбольные в США Например, карточка 1970 г. с изображением Сержа Савара оценивается коллекционерами в 30 долл. Лицензионные гонорары, ежегодно получаемые HXJI от этого бизнеса, составляли около 16 млн долл., из которых 11 млн шли на финансирование деятельности ассоциации игроков. В других крупнейших профессиональных лигах Северной Америки игроки получают 75% доходов, после того как компании — производители карточек заберут свою долю; в НХЛ на долю игроков приходилось 67%.

Несмотря на то что полной договоренности между игроками и владельцами достигнуто не было, забастовку прекратили, а переговоры по нерешенным разногласиям отложили на более поздний период из-за возможных очень крупных убытков в случае полной отмены Кубка Стэнли-92. И если игроки потеряли бы не более 25 тыс. долл. каждый, то клубы несли бы по 500 тыс. долл. убытка за каждый отмененный матч финальной серии, а владелец «Детройт рэд уингс» М. Илитч, который также владеет спортивной ареной и концессиями, на каждой отмененной «домашней» встрече финальной серии терял бы по 1 млн долл.!

Профсоюз игроков оказался хорошо подготовленным к забастовке, и его даже не испугало заявление владельцев клубов, что в случае продолжительной забастовки они прибегнут к замене бастующих хоккеистов «штрейкбрехерами».

Когда Ассоциация игроков НХЛ обвинила владельцев команд в том, что они скрывают многие доходы команд и поэтому выплачивают заработную плату хоккеистам в меньшем размере, чем в других профессиональных лигах, некоторые владельцы решили обнародовать свои финансовые книги. Так, например, сделал владелец команды Далласа Н. Грин. За проверку взялась жена одного из хоккеистов, финансист по образованию. В результате оказалось, что Грин ни единого цента не утаил от хоккеистов, которые вынуждены были перед ним извиниться. После этого многие игроки начали понимать, что ассоциация выдвигает чрезмерные требования.

Как и любая сфера бизнеса, профессиональный спорт может быть подвержен экономическим спадам. Например, в последние несколько лет НХЛ балансировала на грани финансового кризиса. По итогам 2003 г. лига потеряла 300 млн долл. При этом клубы НХЛ потратили 193 млн на заработную плату игрокам. В 2004 г. такая экономическая ситуация привела к остановке чемпионата — локауту[2]. Хоккеисты настаивали на повышении заработков без контроля за их суммой, а владельцы команд намеревались установить потолок заработной платы.

В результате локаута были отменены 1230 матчей в регулярном чемпионате, а Кубок Стэнли не разыгрывался впервые с 1919 г., когда победителя не выявили из-за эпидемии гриппа. НХЛ стала первой профессиональной спортивной лигой, которая пошла на полную отмену сезона из-за трудовых споров между спортсменами и работодателями.

Одна из главных причин конфликта — отсутствие ограничений на заработную плату игроков. НХЛ на протяжении длительного времени оставалась единственной лигой, где не было верхней планки заработной платы. Однако жизнь заставила эти ограничения ввести, хотя и частично. В остальных американских спортивных лигах — НБА, НФЛ и ГБЛ — существуют если не ограничения на заработную плату, то весьма существенный прогрессивный налог. Все лиги США для спортсменов-новичков устанавливают потолок заработной платы, поэтому у атлетов-новобранцев относительно малый доход. В НХЛ максимально возможная сумма контракта для новичка до 2005 г. составляла 1,13 млн долл.

Владельцы клубов НХЛ в июле 2005 г. ратифицировали новый коллективный договор с ассоциацией игроков сроком на шесть лет. Локаут в НХЛ, длившийся более 300 дней, был завершен. Согласно договору было установлено:

  • предельный уровень заработка для каждой команды лиги — между 21,5 млн и 39 млн долл. (на первый год действия договора), который включает все выплаты игрокам (заработная плата, бонусы, страховка и т.п.);
  • расходы лиги на выплаты игрокам не могут превышать 54% ее доходов;
  • все выплаты по действующим контрактам единовременно сокращаются на 24%, никаких выплат за сезон 2004/05 г. не производится;
  • поэтапно уменьшается срок, по истечении которого игрок может стать свободным агентом (и самостоятельно выбирать клуб): 31 год - в 2005 г., 29 2006 г., 28 — в 2007 г., 27 или семилетняя карьера в НХЛ — в 2008 г.;
  • ни один хоккеист не может получать заработную плату, составляющую более 20% суммы заработка всей команды (максимальная заработная плата в сезоне 2005/06 г. не может превысить 7,8 млн долл.);
  • 10 клубов лиги, получающих наибольшую прибыль, обязаны перечислять часть ее в фонд 10 клубов с наихудшими финансовыми показателями;
  • заработная плата новичка не может превышать 850 тыс. долл. за год;
  • вводится двусторонний арбитраж по вопросам заработной платы.

Таким образом, на примере американского профессионального спорта хорошо видно обострение противоречий между владельцами команд и игроками. Забастовка часто становится мощным оружием в борьбе игроков с владельцами команд за свои права и интересы. Однако забастовки профессиональных спортсменов — это не результат антагонистических противоречий между ними и владельцами команд, а фактор дальнейшего социального развития профессионального спорта или средство перераспределения доходов. Анализ забастовочного движения спортсменов-профессионалов показывает, что, несмотря на разногласия, большинство забастовок заканчивались компромиссом, учитывающим в определенной степени требования обеих сторон.

Забастовка в профессиональном спорте — это не всегда рычаг воздействия на владельцев команд. Она предполагает поддержку абсолютного большинства игроков, материальное положение которых в командах различно. Многие присоединяются к забастовке с большим энтузиазмом, но со временем все меньшее число игроков проявляет солидарность. Регулярная заработная плата не выплачивается, а забастовочные пособия ассоциаций трудно с ней сравнивать. Прежде всего это касается средне- и низкооплачиваемых спортсменов. Например, за время 57-дневной забастовки игроков НФЛ в 1982 г. каждый из них потерял более 100 тыс. долл., в то время как владельцы клубов сберегли около 63 млн долл., предназначавшихся на выдачу заработной платы. В связи с этим ассоциации игроков осторожно подходят к решению об объявлении забастовки. Кроме того, в отличие от работников других сфер деятельности забастовки в спорте обычно вызывают неодобрение общественности, и в первую очередь болельщиков.

Сегодняшние ассоциации спортсменов вряд ли можно сравнить с теми, которые были в 1960-е годы. Появились сильные лидеры спортивного профсоюзного движения, в действиях ассоциаций игроков проявляются солидарность и решительность, реализм в постановке целей и выборе средств их достижения. Ассоциации игроков могут сохранить и усилить свои позиции, если будут действовать в соответствии с переменами, происходящими в профессиональном спорте. В переговорах между лигами и ассоциациями игроков в ближайшие годы будут превалировать экономические вопросы, что обусловливается распределением потенциально огромных доходов между лигами и ассоциациями игроков.

В ряду других тем переговоров между руководителями лиг и ассоциациями игроков — дальнейшее улучшение пенсионного обеспечения спортсменов.

Конструктивное развитие отношений между лигами и ассоциациями игроков является вопросом первостепенной важности. Несмотря на все усилия повлиять на изменение ситуации в профессиональном спорте и определенные достижения, ассоциации не смогли пока добиться желаемых результатов. В определенной мере это можно объяснить непродолжительностью карьеры большинства профессиональных спортсменов и острой конкуренцией между ними за рабочие места. Как уже отмечалось, в отличие от других видов деятельности профессиональный спорт характеризуется очень короткой карьерой игроков. Большинство спортсменов играют в профессиональных лигах не более пяти лет, а борьба за место в профессиональной команде не ослабевает ни на минуту. Это приводит к тому, что многие игроки не видят смысла вступать в ассоциацию или участвовать в ее деятельности.

К тому же большинство из них консервативны, и принадлежность к союзу или ассоциации идет вразрез с их мировоззрением. Кроме того, профессиональный спорт очень индивидуализирован. Каждый спортсмен прежде всего отстаивает свои персональные интересы и не стремится к объединению. Поэтому для профессиональных спортсменов нехарактерна приверженность солидарности, которая необходима для действенного противоборства давлению высших эшелонов спортивной иерархии. Спортсмены рассчитывают главным образом на индивидуальные действия, что удерживает их от более мощного противодействия руководству лиг.

И наконец, не все спортсмены находятся в равном положении, а от этого во многом зависит стремление к объединению в профессиональном союзе или ассоциации. Новички редко участвуют в работе союзов и ассоциаций, так как боятся, что это может повредить их профессиональной карьере. На закате своей карьеры они также, возможно, не будут вступать в ассоциацию, поскольку могут надеяться на место в совете клуба или судейскую работу и не захотят портить отношений с руководством клуба. В ассоциации вступают профессионалы преимущественно среднего уровня со стажем три— пять лет.

Лиги и владельцы команд используют свою власть для насаждения в среде спортсменов пассивного, а в отдельных случаях и негативного отношения к ассоциациям игроков. Владельцы команд смотрят на деятельность ассоциаций игроков как на противодействие своим социальным и политическим ориентирам.

С учетом сказанного выше, следует отметить, что наряду с национальными профсоюзами в сфере спорта большую роль играют их объединения на международном уровне. Яркий пример — Международная федерация профсоюзов футболистов (FIFPro) — организация, объединяющая футбольные профсоюзы со всего мира. FIFPro создана в 1965 г., штаб-квартира находится в г. Хоофддорп (Нидерланды). В своем составе FIFPro имеет четыре дивизиона (отделения): «Европа», «Америка», «Африка», «Азия». В FIFPro входит 41 национальный профсоюз, шесть являются кандидатами на членство и еще девять именуются «наблюдателями». От Россия в FIFPro состоит межрегиональная общественная организация «Профсоюз футболистов и тренеров России» (ПСФТ).

В структуру FIFPro входят шесть комитете: Финансовый комитет, Комитет социального диалога, Технический комитет. Юридический комитет, Комитет по стратегии и Комитет женского футбола. Представители национальных профсоюзов, входящих в FIFPro, входят в состав многих комитетов и комиссий FIFPro. Занимаясь в самых широких масштабах представительством и зашитой прав и интересов игроков на международном уровне, FIFPro в том числе активно содействует в трудоустройстве футболистов, а также вводит новые программы по социальной адаптации профессиональных спортсменов после завершения спортивной карьеры. Например, FIFPro в том числе запушен проект «Академия FIFPro», где на основе высоких компьютерных технологий футболистам предлагается получить неспортивное образование, причем сделать это можно и путем дистанционного обучения2. FIFPro также активно сотрудничает с УЕФА, в свете чего в 2007 г. был подписан рамочный меморандум о взаимопонимании. В приложении к данному документу определены минимальные требования к контрактам профессиональных футболистов.

Читайте также[править]

Спортивные профессиональные союзы

Источники[править]

  1. В ГБЛ просматривалось желание владельцев команд, прежде всего в городах с небольшим телевизионным рынком, лимитировать фонд заработной платы игроков, уяу это делается в НБА. Этот шаг поставил бы малорентабельные команды в более или менее равные условия с богатыми клубами и помог бы решить многие проблемы, связанные, в частности, с постоянно возрастающей стоимостью содержания команд. Однако этому воспротивилась Ассоциация бейсболистов ГБЛ.
  2. Из-за локаута в НХЛ в 2004 г. лучшие игроки мира приехали играть в Россию.