Спорт-вики — википедия научного бодибилдинга
NEWS:

Материал из SportWiki энциклопедия
Перейти к: навигация, поиск

Источник: «Спортивная психология».
Редактор: В.А. Родионов Изд.: Юрайт, 2015 г.

Психологические основы тактической подготовки[править]

Согласно определению Л. П. Матвеева тактика заключается в использовании таких способов ведения состязания, которые позволяют спортсмену с наибольшей эффективностью реализовывать свои возможности (физические, технические, психологические) и с наименьшими издержками преодолеть сопротивление соперника. Здесь в основе определения лежат понятия "способов" (ведения борьбы) и "цены" ("наибольшая эффективность" на фоне "наименьших издержек").

В. Н. Платонов вместо "способов" применяет термин "средства", куда относит технические приемы и способы их выполнения. Помимо этого, он выделяет формы тактики (индивидуальные, групповые и командные действия) и ее виды (наступательная, оборонительная и контратакующая тактика).

Предлагается такое определение тактики в спорте.

Тактика — это совокупность способов применения технических приемов в соответствии с задачами соревнования.

Термин "тактика" сначала появился в военном деле. Имелось в виду применение средств преодоления замыслов противника на основании знаний его и собственных возможностей. В случае применения ограниченных воинских сил в относительно небольшом пространстве и в относительно короткое время употребляется выражение "тактика" ("тактика боя"), в противоположном случае — "стратегия" ("стратегия ведения боевых действий"). Во второй половине XX в. спортивные журналисты стали часто употреблять эти термины, наряду с "атакой", "контратакой", "обороной", и они стали широкоупотребительными. Позднее в теории спортивной тренировки им придали методическое основание.

Имеются случаи, когда близкие по духу термины по-разному применяются в различных видах спорта. Так, если один из спортсменов выполняет атаку, а другой в то же время — свою (по замыслу) атаку, то в боксе подобное действие называется "контратакой во встречной форме", а в фехтовании это будет просто "контратакой". Если же спортсмен сначала отобьет атаку соперника, а потом нанесет ответный удар, то в боксе это уже будет "контратака в ответной форме", а в фехтовании — "парад-рипост" (в пер. с франц. яз. — "защита-ответ").

По отношению к спорту тактика направлена на целесообразную реализацию сил и возможностей спортсмена (команды) и на максимальное использование недостатков, промахов соперника.

Поскольку спортивная деятельность содержит психический (целеформирующий) и моторный (исполнительный) компоненты, то тактика есть реализация целеформирующей деятельности через моторную.

В ходе соревновательной борьбы каждый спортсмен имеет свою определенную изменяющуюся линию поведения, цель которой — завуалировать собственные намерения от соперника и одновременно раскрыть его тактические намерения, создать благоприятные условия для решения конкретных соревновательных задач.

Поединок спортсменов или команд — это цепь последовательных решений и действий, неоднозначно вытекающих одно из другого. Каждое действие, выполненное спортсменами в конфликтной ситуации, всегда связано не только с настоящим моментом, но и дает толчок для последующих тактических замыслов и решений.

Тактика в спорте — это сложный механизм поведения спортсмена и применения им средств, направленных на преодоление сопротивления конкретного противника.

В процессе тактической деятельности спортсмен не только составляет план действий против определенного противника, но и в ходе самого соревнования корректирует его с учетом наличной ситуации и ее вероятностного развития.

Соревновательная борьба в спорте осуществляется с помощью широкого круга разнообразных тактических действий, которые можно разделить на три классификационные группы:

1) действия по тактическому анализу, прогнозированию и программированию;

2) двигательные действия;

3) действия соревновательного поведения.

Все три вида действий выступают в единстве, находятся в тесной взаимосвязи взаимозависимости, и поэтому их раздельное рассмотрение носит во многом условный характер, хотя каждый из видов действий и имеет относительно самостоятельное значение.

Тактическая деятельность — это решение задач, возникающих в процессе контрдействия (взаимодействия) с соперником (партнером).

Факторы, влияющие на процесс тактической деятельности и на ее эффективность, можно разделить на объективные и субъективные. Среди объективных факторов — собственно структура тактической деятельности, содержащая наиболее существенные элементы, которые могут быть определенным образом увязаны в систему. Основные элементы этой системы — тактические действия и операции. Субъективные факторы — это те индивидуальные особенности спортсмена, которые непосредственно определяют эффективность тактической деятельности, а также особенности индивидуального стиля соревновательной деятельности, который больше проявляется в ее процессуальных, а не результативных характеристиках.

В процессе тактической деятельности происходит компенсация некоторых когнитивных (интеллектуальных) качеств, что позволяет разным людям прийти к высокому спортивному мастерству своим путем. В реальной мыслительной деятельности два компонента мышления — несознаваемое моделирование мозгом условий конфликта и сознательное решение взаимодополняют друг друга и образуют единую ткань оперативного интеллекта.

Тактическая подготовка в спорте[править]

Тактическая подготовка подразумевает совершенствование рациональных приемов решения задач, возникающих в процессе соревнования, и развитие специальных способностей, определяющих эффективность решения этих задач.

Совершенствование приемов и разучивание специальных качеств — взаимосвязанные и взаимообусловленные стороны тренировочного процесса, цель которого — оптимизация тактической деятельности спортсмена или команды. Поскольку тактическая деятельность — это решение задач, возникающих в процессе контрдействия (взаимодействия) с соперником (партнером), необходимо прежде всего рассмотреть понятие задачи. Задача соответствует определенным условиям борьбы; сами эти условия, с точки зрения психолога, в отношении тактической деятельности составляют проблемную ситуацию.

Понятие "задача" в общей психологии и психологии спорта несколько различается. Это объясняется спецификой спортивной деятельности, для которой трудно найти аналог в других видах деятельности.

С. Л. Рубинштейн определял проблемную ситуацию, в которой имеется нечто имплицитно (скрыто) в нее включающееся, предполагаемое, но в ней не определенное, не известное, эксплицитно (явно) не данное, а лишь заданное через свое отношение к тому, что в ней дано.

Ситуация может рассматриваться как проблемная до тех пор, пока человек не осознает основных ее движущих моментов. Полностью осознанная проблемная ситуация выступает уже как задача.

Несколько иначе соотносятся понятия "проблемная ситуация" и "задача" в психологии спорта. В спортивной деятельности человек практически не сталкивается с принципиально неизвестными условиями, которые определяют проблемную ситуацию. Он всегда знает свою цель, знает, какова в общих чертах будет ситуация спортивной борьбы. Неизвестно только, какие конкретно действия, совершенные в противовес конкретным действиям соперников, принесут победу. Поэтому по отношению к спортивной деятельности проблемной ситуацией целесообразно называть обстановку данного — соревнования, характеризующуюся неизвестностью конкретных путей достижения цели. Фехтовальщик стоит перед проблемной ситуацией: обыграть данного соперника. Эта ситуация имеет стадийный характер и видоизменяется хотя бы в силу того, что в фехтовании бой длится чаще всего до пяти уколов. Следовательно, проблемная ситуация при счете 4 : 0 и 0 : 0 будет различной. В первом случае скрытым, имплицитным, является способ нанесения лишь одного укола, а во втором — целая система действий, когда, скажем, тактический прием, позволивший нанести укол, нельзя повторить, потому что соперник нашел против него "противоядие".

Частные компоненты проблемной ситуации, когда спортсмен оказывается в определенных условиях взаимодействия с соперником, определяют тактическую задачу. Действуя в проблемной ситуации, спортсмен решает ряд частных задач, имеющих конкретную цель, не обязательно конечную. Если продолжить пример из фехтования, то задачей можно назвать ситуацию сложной атаки соперника. Спортсмен должен решить: попытаться ли сразу контратаковать с выигрышем темпа или в самом конце атаки соперника взять защиту и нанести ответный укол. Больше того, в ответ на сложную атаку спортсмен может просто разорвать дистанцию, тогда решение конкретной задачи не приведет к конечной цели — нанесению укола.

Специфика спортивной деятельности заключается в том, что спортсмен практически постоянно действует в условиях крайне жесткого лимита времени и, как правило, одно действие не приводит к окончательному "снятию" конфликтной ситуации, а только меняет ее или вызывает новую ситуацию. В спортивном действии анализ текущего состояния (ситуации) и выбор исполнительного акта следуют непосредственно один за другим или даже совмещены во времени. Это отличает спортивные действия от трудовых, "разнесенных" во времени.

Такое сближение моментов возникновения тактической ситуации и выполнения действия приводит к тому, что в спортивной деятельности, особенно в играх и единоборствах, решающую роль приобретают сенсомоторные реакции. Значительный процент тактических задач требует не только мгновенного, но и шаблонного решения, причем выбор чаще всего ограничивается двумя-тремя альтернативами и во многом основывается на неосознаваемых компонентах. В этом случае спортсмен действует, используя механизмы сенсомоторного реагирования и не выполняя практически никаких интеллектуальных операций. Нередко, наблюдая за спортсменами, почти невозможно дифференцировать операции как продукт мышления и операции как продукт сенсомоторного реагирования. С одной стороны, это определяет трудности экспериментального исследования тактического мышления спортсмена, а с другой — показывает роль сенсомоторных способностей в эффективной тактической деятельности.

Задачи в спорте решаются на фоне непрерывного изменения условий борьбы по ходу самого решения, при необходимости его реализации в ограниченное время, при большой плотности моторных действий. Эффективность решения определяется, следовательно, уровнем психических качеств в сфере перцепции, интеллекта и психомоторики. Перцептивные качества (широта поля зрения, быстрота восприятия изменения ситуации) обеспечивают все операции, связанные с восприятием информации, интеллектуальные (быстрота оперативного мышления, точность оперативной памяти) — с оценкой обстановки и принятием решения, психомоторные (быстрота и точность сенсомоторных реакций, точность сенсомоторной координации, быстрота движений) — с осуществлением этого решения, несмотря на противоборство соперника.

В тактической деятельности особую роль играет прогнозирование основных вариантов изменения ситуации, а также выбор приемов и средств решения тактической задачи и их умелое использование при сбивающем воздействии сильной психической напряженности, физического утомления. Иногда правильное, казалось бы, решение не дает нужного эффекта, если оно принято без учета того, что в данный момент спортсмен, скажем, сильно возбужден и поэтому не может выполнить действие, требующее хладнокровия и ювелирной точности.

Один из вариантов прогнозирования основывается на способности к вероятностному прогнозу, т.е. построению такой стратегии поведения, когда учитываются наиболее вероятные действия соперников или партнеров. Интересно отметить, что в отношении способности прогнозировать вероятность событий большое преимущество имеют представители спортивных игр и единоборств, причем "игровики" лучше предсказывают вероятность более редкого события, а "единоборцы" — более частого. Тактика игры более разнообразна по сравнению с тактикой единоборства, поэтому у "игровика" постоянно формируется установка на ожидание не только типичных, но и в принципе неожиданных событий.

В специальном моделирующем эксперименте сопоставлялись показатели решения тактических задач велосипедистами — мастерами спорта и мастерами спорта международного класса. Спортсмены находились на закрепленных в станках велосипедах, которые перемещались с помощью моторов, включаемых экспериментатором. Так менялось взаимное расположение соперников. Их действия ускорения, привставая на педалях, фиксировались с помощью специальных датчиков. В одном случае спортсмен, находящийся на второй позиции, выполнял рывок, как только при изменении взаимного расположения соперников переднее колесо его велосипеда доходило до уровня каретки велосипеда соперника (рывок "на каретке"), причем рывок можно было сделать слева или справа; в другом случае решение принималось с упреждением в зависимости от перемещений "соперника", атакующего со второй позиции (рывок "на переднем колесе"); в третьем случае эксперимент был построен таким образом, что одно из тактических действий "соперника" имело высокую вероятность. Во всех этих случаях мастера спорта международного класса опередили мастеров спорта по быстроте решения задач, но наибольшего преимущества они добились во втором случае, когда труднее всего прогнозировать действие соперника и предугадать ближайшее по времени изменение тактической ситуации.

Как ни велика роль сенсомоторных реакций в решении задач, основное значение имеют мыслительные операции, которые определяют тактическое мышление спортсмена.

Тактическое мышление в спорте имеет те же характеристики, что и так называемое оперативное мышление, хотя объекты у них различные. Нередко эти выражения употребляют даже как синонимы. Подчеркиваются общие моменты двух видов мышления: непосредственный характер, условия лимита времени, образно-действенный характер. Несомненно, что общим является и особо точное прогнозирование изменения ситуации "в ближайшем будущем".

Оперативное мышление — это процесс решения практических задач, который осуществляется на основе моделирования человеком объектов трудовой деятельности и который приводит к формированию в данной ситуации модели предполагаемой совокупности действий (плана операции) с реальным объектом и процессами.

При тактическом мышлении, в спорте высших достижений выбор решения осуществляется при выполнении ряда познавательных и преобразующих операций, когда получаемая информация создает у спортсменов образ тактической обстановки. В таком случае мышление основывается на "видении с места" всего решения с начала до конца.

Специфика тактического мышления в спорте определяется тем, что оно носит наглядно-образный и действенный характер; объединяет же его с оперативным мышлением то, что в каждом из двух этих видов мышления можно обнаружить такие интеллектуальные операции, как структурирование, динамическое узнавание и формирование алгоритма решения.

Прежде всего, наглядно-образный характер мышления подразумевает то, что большой удельный вес приобретают интуитивные решения. Интуиция — это образное отражение действительности без словесных оценок; при интуитивных решениях опытный спортсмен, используя прошлый опыт, как бы "перепрыгивает" через несколько промежуточных ходов и сразу приходит к самому концу решения. В то же время интуитивные решения не исключают словесных оценок в тактическом мышлении. Например, бегун рассуждает: "Сейчас сделаю ускорение метров на 30, кажется, противник измотан, а затем перед последним кругом на время пропущу его вперед". Здесь и ориентирующая (оценка обстановки), и регулирующая (коррективы в действиях) функции речи в тактическом мышлении.

Одно и то же действие противника спортсмен может расценивать как создающее благоприятные условия для реализации собственных замыслов или как срывающее тактический план. Мгновенные оценки ситуации и принятие решений, направленных на создание благоприятных ситуаций, выполнение целесообразных операций непосредственно в процессе решения определяют действенный характер тактического мышления. Он проявляется и в том, что в отличие от оперативного решения всегда имеет внешнее выражение в виде операций, направленных на преодоление активного сопротивления. В. Н. Пушкин выделял три компонента оперативного мышления:

1) структурирование — образование более крупных единиц действий на основе связывания элементов ситуации в структурное целое;

2) динамическое узнавание — обнаружение частей конечной ситуации в исходной, проблемной, ситуации; этот процесс проходит динамически — от узнавания подзадач до узнавания конечного эталона;

3) формирование алгоритма решения — выработка принципов решения, определение последовательности действий.

Как эти компоненты определяют тактическое мышление, можно понять на примере баскетбола.

Структурирование. В игре спортсмен объединяет элементы ситуации (мяч, кольцо, партнеры, соперники) в единое целое. Например, само по себе расположение его партнера в углу площадки еще не характеризует ситуацию, но если известно, что следующим ходом будет постановка ему заслона, а направление передачи не перекрыто защитниками, то игрок, владеющий мячом, оценит данную структуру как благоприятную для выполнения передачи.

Динамическое узнавание. Поскольку конечная цель — "взятие" кольца соперника, игрок всегда выбирает ход, максимально приближающий эту цель. Так, выиграв мяч при отскоке от своего щита, он, прежде всего, оценивает ситуацию как возможную для организации быстрого прорыва. Партнер, двигающийся к кольцу соперника, создает ту динамическую структуру, которая определяет решение задачи. Расстояние между партнером и кольцом — не главное условие решения; именно начавшийся "отрыв"—динамический элемент задачи, позволяющий игроку с мячом принять правильное решение.

Формирование алгоритма решения. Игрок, который дает партнеру передачу, мысленно формирует алгоритм: он считает, что после передачи целесообразно переместиться в угол площадки и увести за собой одного соперника; за этим должна последовать передача центровому в образовавшийся "коридор". При индивидуальных действиях, когда, например, игрок пытается переиграть соперника ведением, он тоже заранее формирует наиболее вероятные его ответные действия.

В тактической подготовке представителей единоборств особое внимание уделяется совершенствованию умения своевременно распознавать сильные и слабые стороны соперника. Например, в боксе совершенствование в тактике идет по двум основным направлениям. Во-первых, это — совершенствование собственной индивидуальной тактики, умения навязать свою манеру ведения боя, проводить свой тактической план; во-вторых, совершенствование умения разгадывать, распознавать манеру боя соперника, его сильные и слабые стороны и противопоставлять свой тактический план действий, направленных на нейтрализацию этих его сильных и использование слабых сторон.

В тактической подготовке представителей спортивных игр учитывают другие психологические закономерности, связанные С особенностями межличностных общений в команде, психологией лидеров и ведомых, особенностями взаимодействий различных звеньев и сочетания игроков. Поэтому тактическая подготовка в спортивных играх предусматривает совершенствование психологической совместимости между игроками, четкое распределение не только игровых функций, но и функций, связанных с повседневной жизнью команды.

Наряду с этим определенные психологические проблемы возникают при выборе той методической основы, которая характеризует общий игровой "почерк" команды. Как правило, в спортивных играх существуют в связи с этим два основных направления тактической подготовки команды: а) игроки "вписываются" в схему, точно определены комбинации, которые в соревнованиях легко выполняются (особенно в случае сильного утомления), так как все твердо знают их; б) игроков приучают инициативно действовать на площадке, находить в конкретной ситуации самое рациональное решение, т.е. творческая самостоятельность игрока связывается с его оперативным мышлением. В первом случае основное внимание уделяется "наигрыванию" типичных игровых решений, во втором — совершенствованию тактических качеств спортсменов.

Для классной команды всегда было проблемой найти правильное соотношение между импровизацией и игрой по заранее определенной схеме. Оно возможно лишь в тех случаях, если основные "импровизаторы" знают допустимую грань риска: когда есть смысл "взять игру на себя", а когда — подчинить свои действия строгой схеме.

Средства и методы тактической подготовки[править]

Тактическая подготовка спортсмена не ограничивается развитием специальных качеств и совершенствованием тактических приемов. С этими задачами тесно связана регуляция психических состояний, управление поведением спортсмена в тренировках и соревнованиях.

Спортсмен, как правило, принимает решения в условиях психической напряженности, в острых ситуациях борьбы с соперниками, при постоянной угрозе ошибочным действием свести на нет усилия многих тренировок.

В различные моменты соревновательной борьбы "стоимость" одного и того же тактического хода различна. Баскетболист, выигравший мяч у своего щита, может принять решение организовать быстрый прорыв. Это, как правило, рискованная операция, которая может закончиться перехватом мяча соперниками, поэтому одно дело решиться на нее при большом запасе очков, а другое — когда счет равный и до конца игры остается несколько секунд. В последнем случае условия сильного эмоционального возбуждения накладывают отпечаток и на процесс принятия решения. Рискованная ситуация заставляет спортсмена мгновенно перебрать все варианты действий и принять единственно правильное эффективное решение. Вот почему тактическая подготовка предусматривает не только создание условий для оптимизации психических состояний спортсменов, но и развитие у них определенных волевых качеств, прежде всего инициативности и самостоятельности. Средства развития этих качеств можно считать сопутствующими средствами тактической подготовки (в отличие от основных, направленных на развитие интеллектуальных и сенсомоторных качеств и овладение тактическими приемами).

В любом виде спорта, даже командном, тактическая подготовка должна быть индивидуализированной. Необходимо учитывать физические возможности спортсменов, их личностные особенности, склонность к тем или иным тактическим решениям, уровень развития психических качеств. Особую роль играют типологические особенности высшей нервной деятельности. Инертные спортсмены обычно испытывают затруднения в быстрых перестройках, поэтому должны в совершенстве заучивать шаблонные варианты, чтобы иметь готовое решение в любой ситуации. Спортсмены с неуравновешенной нервной системой нередко "заигрываются", выдают желаемое за действительное, проявляют тактическую косность. Их тактическая подготовка должна быть направлена на совершенствование умения постоянно тщательно анализировать любую ситуацию, критически оценивать каждое собственное действие.

Индивидуализация тактической подготовки подразумевает необходимость учитывать склонности спортсменов к той или иной стратегии поведения в тактической борьбе. Можно выделить несколько типов стратегий.

К первому типу относятся действия в основном по "жесткой" программе. Если спортсмен решил заранее "поймать" соперника на определенном приеме, значит, обязательно будет выжидать момент для применения этого приема, даже в ущерб другим подходящим вариантам. Недостатки такого типа стратегии очевидны, а достоинство — эффективная установка на предстоящую деятельность, облегчающая готовность к нужному приему.

Второй тип стратегии поведения — несколько "заготовок" в предварительной тактической модели. Установка на действие обычно осуществляется по принципу "или — или". По гибкости программы этот тип лучше первого.

Третий тип стратегии поведения наиболее гибкий. Спортсмен нередко вообще не задумывает заранее решающего хода (если его трудно прогнозировать) и действует в зависимости от ситуации, действий соперника, как говорят фехтовальщики, "с открытыми глазами".

Казалось бы, третий тип стратегии поведения наиболее заманчив. Но свои плюсы и минусы есть у каждого типа, хотя очевидно, что у первого минусов больше. Отсюда общие рекомендации по индивидуальной тактической подготовке спортсменов, склонных к первому типу, сводятся к увеличению в тренировочных занятиях удельного веса действий "от соперника", без заранее выбранного жесткого плана. Для тех, кто предпочитает третий тип стратегии, наоборот, лучше заранее обдумывать комбинацию и добиваться ее осуществления. А для второго типа хороши оба приема, чередуемые в тренировочных занятиях.

В единоборствах выделяются действия, которые можно отнести к категории типичных вариантов сопряжения физических и тактических действий.

1. Подавление — действия, имеющие целью создать или использовать превосходство над противником (в физической, технической, психологической, интеллектуальной подготовке).

2. Маневрирование — передвижение с целью создания благоприятной ситуации для выполнения технических действий и решения тактических задач.

3. Маскировка —действия, вводящие противника в заблуждение и вызывающие ответные реакции (угроза, вызов). Например, угроза используется для того, чтобы вынудить противника применять действия защиты.

4. Вызов имеет целью заставить противника провести атаку.

К этим действиям приучает тренер своих учеников.

На эффективности боевой деятельности единоборца существенным образом отражаются такие психологические факторы, как реакция на успех или неуспех в поединке. Например, в фехтовании на рапирах в выигранных поединках приемы нападения используются в больших объемах, чем в боях, закончившихся поражением.

Парные фехтовальные упражнения с противодействующим партнером направлены на повышение помехоустойчивости технико-тактического действия относительно ограниченного количества сбивающих факторов, в основном пространственно-временного, а позднее и тактического характера.

К таким помехам можно отнести: своевременные попытки партнера отступить; неожиданные сближения; запоздалые попытки отступить или отклониться; уклоны, вольты, приседания; запоздалые защиты; встречные, несвоевременные нападения; преждевременные защитные реагирования.

Последовательность введения каждой помехи зависит от адаптации к ней, ее сложности, этапа подготовки фехтовальщиков, степени их адаптации к менее сложным помехам.

Упражнения "в контрах" с регламентированным противником направлены на совершенствование технико-тактических действий в конкретных условиях боевых взаимодействий. Фехтовальщики ведут поединок, применяя заданный тренером набор технико-тактических действий, реализуя определенную тактическую схему в ситуациях с добавочными элементами трудности. Степень ограничения возможных противодействий противника зависит от того, насколько фехтовальщик овладел заданными действиями и способами их подготовки.

Решаются следующие задачи: совершенствование технико-тактических действий; повышение их эффективности при воздействии пространственно-временных и тактических помех; овладение способами тактической подготовки.

Упражнения с противником в учебных боях позволяет решать следующие задачи: совершенствование технико-тактического репертуара боевых действий и повышение соревновательной надежности.

При наличии тех же заданий и условий, которые предлагаются фехтовальщикам в упражнениях "в контрах", данная работа носит выраженный боевой характер и осуществляется либо на счет, либо с начислением (или снятием) очков за выполненное действие.

Особенно полезна система очков на этапе начальной специализации, когда важно (но трудно!) заставить юных спортсменов вести бой по заданию. В этом случае могут применяться следующие методы стимулирования:

  • при успешном выполнении заданного тренером действия оно оценивается в 3 очка;
  • попытка выполнить это действие, при условии, что в нем была допущена незначительная неточность (недействительный укол), а противник тоже не нанес результативный укол, оценивается в 2 очка;
  • успешное выполнение не заданного действия — 1 очко;
  • попытка выполнения запрещенного тренером действия приводит к снятию одного очка (-1 очко).

Таким образом, тактическая подготовка спортсменов должна строиться с учетом психологических механизмов принятия решения: и направляться как на совершенствование тактических приемов, так и на развитие специальных "тактических" качеств. Недооценка такого параллельного подхода в тактической подготовке спортсменов высшего класса снижает эффективность их действий и надежность в ответственных соревнованиях.

Читайте также[править]