Спорт-вики — википедия научного бодибилдинга
NEWS:

Материал из SportWiki энциклопедия
Перейти к: навигация, поиск

Общая характеристика трансферной системы[править]

Источник: «Спортивное право».
Редактор: С.В. Алексеев Изд.: Юнити-Дана, 2014

Трансферная система — система переходов спортсменов (тренеров) из одной спортивной организации в другую — существует уже более ста лет.

Например, в США с первых дней создания профессиональной бейсбольной лиги в 1876 г. встал вопрос о переходе игроков из команды одного клуба в команду другого. Клубу запрещалось нанимать бейсболиста, который по каким-либо причинам был уволен или изгнан из другого клуба. Так появился «черный список», действующий в профессиональных лигах и сегодня. Однако регулируемого порядка перехода игроков из команды одного клуба в команду другого еще не было. Менеджеры старались привлечь лучших бейсболистов, предлагая им более высокую заработную плату, несмотря на то что доходы клубов были незначительными. С 1880 г. закрепилась система заключения контрактов с игроками, в результате чего прекратились произвольные переезды бейсболистов из города в город из-за более высокого заработка, что позволило наладить определенный контроль над спортсменами.

В сфере футбола зарождение правил о переходах игроков началось с конца XIX в. в Англии. С момента своего образования Английская футбольная ассоциация последовательно пыталась урегулировать отношения перехода футболистов из клуба в клуб. Так, для участия в соревнованиях игрок должен был быть зарегистрирован за определенным клубом. При этом у него оставалось право в конце сезона сменить клуб, однако переходить в другой клуб в течение сезона без разрешения своего работодателя было запрещено. Вскоре после своего образования в 1888 г. Английская футбольная лига ужесточила трансферную систему. Отныне футболист должен был получать разрешение на переход в другой клуб даже в конце сезона.

Система переходов предусматривала, что все футбольные клубы могли передавать свое право на регистрацию игрока в обмен на выплату компенсации клубом, который хотел заключить с футболистом договор. На заре своего становления в сфере футбола закрепляется так называемая комбинированная система удержания-перехода, согласно которой даже после истечения срока действия трудового договора футболист еще какое-то время фактически «принадлежал» клубу и не мог перейти в другой клуб без выплаты компенсации.

Отношение общественности и специалистов к так называемой «продаже» игроков неоднозначно[1]. С моральной точки зрения и соблюдения элементарных гражданских прав человека это вроде бы недопустимо. По сути дела, работник, решивший сменить работу, должен получать разрешение своего работодателя, причем такое разрешение зависит от конкретной суммы денег. Однако для тех, кто понимает, почему это происходит в профессиональном спорте, речь может идти только о правомерности такой сделки[2]. Ведь трансферная сумма направляется прежде всего на компенсацию затрат клуба на игрока, его подготовку, обучение и совершенствование мастерства, а также убытков, которые несет спортивный клуб в результате утраты атлета, компенсацию расходов на покупку нового.

Вместе с тем с момента своего создания и до сегодняшних дней трансферная система подвергалась «проверке на прочность», в том числе не одним судебным процессом. Ее называли пережитком Средневековья, а клубы обвиняли в работорговле. И хотя ни один громкий судебный процесс не привел к полной ее отмене, благодаря таким процессам с конца XIX в. трансферная система претерпела немало изменений, направленных на ее либерализацию.

Сформировавшаяся в Англии трансферная система по крайней мере трижды подвергалась испытанию: дело «ФК «Редфорд» против Кэмпбелл» (1890), дело «Кингеби против ФК «Астон Вилла»» (1912), дело «Истем против ФК «Ньюкасл юнайтед»» (1963). И только в деле «Истем против ФК «Ньюкасл юнайтед»» в 1963 г. суд принял решение, что комбинированная система удержания-перехода является необоснованным запретом на занятие профессиональной деятельностью, т.е. умаляет право на труд (restraint of trade doctrine) футболиста и значительно преувеличивает разумные ограничения, которые необходимы для защиты интересов клубов.

Доктрина restraint of trade является одним из основных институтов англосаксонской правовой системы, в силу которого никто не может быть ограничен в праве заниматься профессиональной деятельностью, если такое ограничение не является обоснованным.

Признание, что трансферная система противоречит этой доктрине, привело к ее «смягчению»: после истечения срока трудового договора клуб обязан был либо предложить футболисту новый договор, либо отпустить игрока без выплаты компенсации. Тем самым Великобритания стала первой страной, где национальная трансферная система подверглась либерализации.

Через 20 лет аналогичные изменения претерпела трансферная система Италии: в 1981 г. был принят закон, позволивший всем футболистам после истечения срока трудового договора беспрепятственно покидать клуб.

Между тем, несмотря на позитивные сдвиги в национальных трансферных системах, регулирование переходов на международном уровне оставалось неизменным вплоть до 1995 г., когда Европейский суд принял нашумевшее решение по так называемому делу Босмана. До этого решения футболисты, у которых истек срок трудового договора с клубом, в течение полутора лет не имели права перейти в другой клуб, до того как работодатель получит за него трансферную сумму или не откажется от нее[3].

В своей книге «Спортивное право» М. Белофф указал на то, что трансферная система стран — членов Европейского сообщества не должна ограничивать трех важнейших свобод:

1) свободы передвижения;

2) права конкуренции на рынке труда;

3) права на труд (restraint of trade doctrine)[4].

Однако все эти свободы были ограничены трансферной футбольной системой, действовавшей до принятия Европейским судом справедливости в Люксембурге решения по делу С-415/93 Union Royale de Societes de Football v. Jean-Marc Bosman (1995).

Конфликт начался в августе 1990 г., когда бельгийский футболист Ж.-М. Босман, отыграв по контракту в родном футбольном клубе «Льеж», получил приглашение от французской команды «Дюнкерк». В то время любой игрок, как говорилось ранее, даже по истечении контракта с клубом, согласно существовавшему регламенту, принадлежал данному клубу. Бельгийский клуб «Льеж» оценил Босмана в 100 тыс. долл. и не соглашался отпускать его до тех пор, пока не получит эту сумму в полном объеме. Так как «Дюнкерк» платить не торопился, Босман оказался в неопределенном положении. В связи с этим он решил обратиться в суд и оспорить там законность трансферной системы. Заодно он поднял вопрос и об ограничении численности иностранцев в командах.

Льежский суд не смог окончательно разобраться с этим делом и своим решением передал его в Европейский суд справедливости в Люксембурге.

При рассмотрении дела суд отвечал на следующие вопросы. Статьи 48, 85 и 86 Римского договора о регулировании трудовой, предпринимательской и другой экономической деятельности от 25 марта 1957 г. (далее также — Договор ЕС) можно интерпретировать как:

  • запрещающие требовать компенсацию за переход игрока, у которого закончился контракт;
  • запрещающие национальным и международным спортивным организациям включать в свои регламенты нормы, ограничивающие доступ иностранных игроков к соревнованиям, которые они организуют.

15 декабря 1995 г. Европейским судом справедливости было вынесено сенсационное решение. По поводу правил перехода игроков суд усмотрел, что они непосредственно ограничивают свободу перемещения работников, следовательно, противоречат ст. 48 Договора ЕС.

Посчитав, что правила перехода игроков противоречат праву ЕС, суд рассмотрел, оправданно ли применение данных правил в общественных интересах. Аргументы федераций (компенсации помогают сохранять баланс между клубами, а также поощряют клубы тратить компенсационные выплаты на подготовку молодых футболистов) приняты судом не были, так как этих целей можно достигнуть другими средствами, не ограничивая свободы передвижения игроков.

Трансферная система, по которой игрока должны были «купить» у его прежнего клуба даже по истечении срока контракта, была признана незаконной. В контексте соблюдения прав профессиональных футболистов как граждан Европейского Союза суд отменил правило, по которому игрок еще в течение полутора лет после окончания контракта принадлежал бывшему клубу. При этом судне применил принципа обратной силы и указал, что действие ст. 48 Договора ЕС не распространяется на обязательства по выплате компенсации, возникшие до принятия данного судебного решения, если только спор о выплате компенсации не рассматривался, национальным судом до даты вынесения данного судебного решения.

Что касается трансферных сумм, выплачиваемых при переходе футболиста во время действия трудового договора, то, как отметил консультант УЕФА по правовым вопросам доктор Дэвид Макардл,«в настоящее время это считается законным, но только потому, что законность подобных сделок не была рассмотрена Европейским судом»[5]. Тем не менее спорной представляется возможность использования тех же аргументов, что и в решении по делу Босмана при попытке расширить запрет на выплату компенсации при переходе игроков во время действующего трудового контракта.

По второму вопросу суд решил, что ст. 48 Договора ЕС запрещает применение правил национальных и международных спортивных организаций, ограничивающих численность иностранных игроков, участвующих в соревнованиях, и наложил вето на лимиты на покупку клубами игроков-иностранцев (правда, лишь в том случае, если они являются выходцами из стран ЕС).

Итак, значение решения суда по делу Босмана состоит в следующем.

  • Если профессиональный футбольный контракт игрока с его клубом истекает и если данный игрок является гражданином одной из стран Европейского Союза, то этот клуб не может запретить футболисту подписать новый контракт с другим клубом, входящим в национальную ассоциацию на территории ЕС, требуя от нового клуба выплаты компенсации за подготовку футболиста.
  • Ограничения относительно гражданства профессиональных игроков, граждан стран Европейского Союза (в пределах конкуренции между футбольными клубами, а также спортивными ассоциациями) недопустимо.

После такого решения на протяжении нескольких лет Европейская комиссия и ФИФА дискутировали и пытались найти компромисс, после чего в 2000 г. Европейская комиссия объявила, что примет адекватные меры. Угроза юридического преследования заставила ФИФА пойти на компромисс с Европейской комиссией, вследствие чего на следующий год был принят новый Регламент ФИФА по статусу и переходам футболистов, вступивший в силу в 2001 г. Его действие распространилось не только на переходы игроков внутри стран ЕС, но и на все международные переходы. С тех пор этот новый Регламент стал главным документом, регулирующим международную трансферную систему в футболе.

Рассматриваемое судебное решение оказало серьезное влияние на развитие европейского футбола в целом. Оно дало дополнительные преимущества более мощным в финансовом отношении клубам, которые получили возможность укрепить свои команды известными игроками. Сегодня некоторые знаменитые клубы имеют интернациональные команды, состоящие практически полностью из игроков-иностранцев. Таким образом, именно по инициативе Босмана в футболе (по крайней мере, европейском) свершилась настоящая революция. На основании вердикта Европейского суда Босман потребовал от Бельгийского футбольного союза компенсацию[6].

С тех пор в спортивном мире в отношении трансферов закрепилось общее правило, согласно которому спортсмен имеет право перехода из одной спортивной организации в другую, в том числе иностранную, лишь после окончания срока спортивного контракта и выполнения указанных в таком контракте обязательств. В случае если переход спортсмена в другую спортивную организацию происходит до истечения срока спортивного контракта, такой переход спортсмена возможен только по взаимному согласию спортивной организации, из которой переходит спортсмен, спортивной организации, в которую переходит спортсмен, и самого спортсмена с учетом положений, установленных соответствующими национальными и международными спортивными организациями. Спортсмен не имеет права одновременно заключать контракты с двумя клубами и более, за исключением института временного перевода («аренды»), о котором речь пойдет ниже.

В правилах УЕФА записано, что переход игрока из одного клуба в другой до истечения срока контракта не преследуется, и это не мешает заключению нового контракта, если соблюдены интересы трех сторон: бывшего клуба, игрока и нового клуба. Клуб, желающий подписать с игроком новый контракт, должен прежде всего проинформировать об этом тот клуб, в котором футболист зарегистрирован. Пока это обязательное условие не выполнено, любое обращение к игроку является незаконным. Если в течение восьми дней ответ на запрос клуба, заинтересованного в переходе игрока, не получен, это следует рассматривать как отказ на разрешение о переходе данного игрока в период действия Контракта. То есть если клуб, в котором футболист зарегистрирован, не заинтересован в переходе своего игрока, то подобный переход состояться не может.

Заинтересованные футбольные клубы могут передавать свое право на регистрацию и использование труда игрока в обмен на выплату компенсации клубом, желающим заключить с футболистом договор. Сделка по его переходу оформляется заключением трансферного контракта (договора о переходе) игрока) между клубами, в котором устанавливаются полная сумма компенсации нынешнему клубу со стороны будущего (трансферная сумма), точный срок и порядок расчетов и разрешение на выступление спортсмена до указанного срока[7].

Итоги судьбоносного для футбольного мира дела Босмана были восприняты Регламентом РФС по статусу и переходам (трансферу) футболистов 2006 г. В ч. 7 ст. 6 Регламента было закреплено, что трансферный контракт между профессиональными футбольными клубами не заключается при переходе футболиста-профессионала, достигшего возраста 23 лет, в случаях, когда срок действия трудового договора между этим футболистом-профессионалом и прежним профессиональным футбольным клубом истек. Регламент РФС по статусу и переходам (трансферу) футболистов 2011 г. пошел дальше по пути либерализации трансферной системы и предусмотрел, что по окончании срока действия трудового договора право на получение компенсации за подготовку футболиста в возрасте до 23 лет у футбольного клуба сохраняется, только если он своевременно, а именно за 60 календарных дней, сделал футболисту предложение о заключении нового трудового договора на аналогичных или улучшенных финансовых и иных условиях. В случае если профессиональный футбольный клуб не сделал такого предложения, т.е. не заинтересован в профессиональных услугах футболиста, то он по истечении срока действия трудового договора может перейти в другой футбольный клуб без выплаты компенсации.

«Купля-продажа» игроков представляет собой серьезный бизнес. Например, с 1996 по 2005 г. аргентинский футбольный клуб «Бока хуниорс» продал за рубеж 48 игроков, заработав на этом 153 670 тыс. долл. Но даже выгодно продав спортсмена, клуб в скором времени, как правило, должен потратить сумму (причем часто значительно превышающую выручку от продажи) на приобретение' замены. Богатые клубы расходуют больше на приобретение игроков, чем получают от их продажи.

Читайте также[править]

Источники[править]

  1. Rader В. American sports. Prentice-Hall. Englewood clifls, N.Y., 1993; Sage G. (ed). Power and ideology in American sport. Champaign, 111.: Human Kinetics, 1990.
  2. Состояние и тенденции развития профессионального спорта в зарубежных странах: Обзорная информация ВНИИФК. М., 1991.
  3. Fact-Sheet One: The Bosman Case, EU Law And The Transfer System
  4. The Hon. Michael J. Belqff, Tim Kerr, Marie Demetriou. Sports Law. Oxford; Portland (Oreg.): Hart, 1999.
  5. David McArdle. One hundred years of servitude: contractual conflict in professional football before Bosman // Web journal of current legal issues
  6. Информационное сообщение от 25 декабря 1998 г.
  7. Европейский рынок футболистов после «цела Босмана» // Football маркет. 2000. N° 4. С. 15-17