Спорт-вики — википедия научного бодибилдинга
NEWS:

Материал из SportWiki энциклопедия
Перейти к: навигация, поиск

Юрий Леонов: русский «Дориан Ятс»[править]

Юрий Леонов
HARDNESS: Юра, начнем с традиционных тем: детство, начало занятий спортом, что привело тебя в спортивный зал?

Юрий Леонов: Я вырос в Рязани. С малолетства я был самый спортивным и шустрым ребенком среди одногодок. В школе это подметили. У нас был спортивный класс по специализации легкая атлетика. Из всех ребят, я единственный кто занимался бегом до «последнего звонка». У меня неплохо получалось. Я стал КМС по легкой атлетике (спринт) 15 лет. Моим кумиром был Бен Джонсон. Благодаря этому атлету я стал тренировать в тренажерном зале. В школе был силовой уголок, где мы иногда с «железом». Совсем мальчиком я без всяких подготовок присел 130 кг. Все удивились что я поднял такой большой вес. В итоге я дошел до 160 кг. Приседал больше всех в ДЮСШоре. Мой силовой показатель не вязался со спринтом. Я потихоньку начал понимать, что если есть мышцы есть и сила. Стал «подкачиваться». В то время я был полный «нуль» в бодибилдинге. В зал приходили ребята отслужившие в армии. Они знали какие – то упражнения для определенных групп мышц и подсказывали мне, что и как нужно делать. Мой тренер был недоволен, что я так много времени уделяю «качалке». Было время когда он гонял меня из зала. Его можно было понять, ведь «железо» закрепощало меня как легкоатлета. Но мне все равно хотелось стать сильным. Когда я смотрел тренировки Бена Джонсона с отягощениями, то не мог понять, почему наши спортсмены не развиваются физически.

HARDNESS: Ты не пробовал в нынешней кондиции пробежать стометровку?Может составишь конкуренцию Кевину Леврону?

Юрий Леонов: Пробовал, но не бегать, а прыгать. Я очень хорошо прыгаю в длину. Получилось больше 3,5 метров! Сейчас очень тяжелый и бегать сложно. Если бы скинуть килограмм N-цать, то смог бы и пробежать.

HARDNESS: Давай вернемся к школе. Что тебя ждало за ее дверями?

Юрий Леонов: Как неплохому легкоатлету мне были открыты все двери. Разные ВУЗы были заинтересованы в том, чтобы я попал к ним и выступал за их сборную. Но некому было наставить меня на путь истинный. Мне всегда хотелось стать тренером по легкой атлетике. Я об этом раньше не говорил, но я вырос без отца. Мама развелась с ним, когда я пошел в 1-й класс. Мой тренер стал для меня примером того, как должен выглядеть отец. Хотелось быть похожим на него. Но однажды получилась неприятная ситуация. Я выиграл «область», но меня не берут в сборную на чемпионат России. Берут другого парня. В то время многие папы и мамы ходатайствовали за своих детей. Моя мать никогда и никого за меня не просила. Словом, мое место занял ребенок более расторопных родителей. Я подошел с вопросами к тренеру. Он говорит: «Ты не готов. Всё время пропадаешь и тренажерном зале. Ты закрепощен и бегать не умеешь. Научись бегать, и мы тебя возьмем». Тренер предложил провести тест между мной и еще одним претендентом в сборную. Мол, кто выиграет, тот и поедет на чемпионат России. Я все лето готовился к соревнованиям, никуда не ездил. В итоге я «выигрываю» конкурента и на 100, и на 200 метров. Я был уверен, что уж теперь попал в сборную. Но моей фамилии снова в списках не оказалось. Я к тренеру. Мне говорят: «Ты не готов. Едет другой человек». Я сильно обиделся. За два дня до «России» мне вдруг позвонили и предложили заменить заболевшего спортсмена. Я - обрадовался, собрал вещи, прихожу, а меня снова отправляют домой, т.к. парень внезапно выздоровел. Это была последняя капля. Я сказал, что больше в моей жизни не будет никакой легкой атлетики. С такой несправедливостью я в своей жизни еще не сталкивался. Я был молодым парнем, который только что окончил школу, и искренне верил в добро.

HARDNESS:Ты разговаривал после этого с тренером?

Юрий Леонов: Ко мне домой приходили и тренер, и директор ДЮСШОРа. Уговаривали меня имаму, чтобы я вернулся в спорт. Мать сказала, что все решения принимаю я сам. У меня не было веры этим людям. Если человек меня раз обманул, то наши пути расходятся.

HARDNESS: Что было после этого? Как развивалась твоя жизнь?

Юрий Леонов:Многие ребята ходили на дискотеки, гуляли. У меня же был только спорт. Школа, уроки и тренировки. Легкой атлетики в моей жизни не стало. Надо было ее чем-то заменить. Но чем? Заменой стал бодибилдинг. Я понял, что этому виду спорту можно научиться, если собрать методические материалы. С этим делом были серьезные проблемы. Тогда не было ни Интернета, ни книг, им журналов. Выли перепечатки с Эстонии и Латвии. Все шло с Прибалтики. Пользовалась так называемая «Система Лрпипаа». По ней и работали. Если Шварценеггер - «Мистер Олимпия», лучший в мире, то почему, занимаясь как он, не стать таким же?! Стал усиленно тренироваться. Мне повезло, у нас в городе построили шикарный тренажерный зал для Василия Алексеева. Но он не стал тренироваться в Рязани, а зал остался. Он был построен военным заводом, где работала моя мама. Мать договорилась, чтобы меня пускали тренироваться.

HARDNESS: Тогда много людей «качалось»?

Юрий Леонов: Тех, кто занимался постоянно, было мало. Я же был очень активным участником процесса. Проводил в зале по 5-6 часов каждый день, кроме воскресенья. Тамошний тренер-тяжелоатлет мне постоянно говорил: «Парень, ты посадишь себе сердце! Нельзя давать такие нагрузки». Но я не слушал никого. У меня были перепечатки. Я верил Арнольду. Причем не тому, кто это перепечатал, а именно Арнольду, который это написал! Опыта, конечно, было мало. Еще до армии я впервые вышел на чемпионат Рязани. Занял второе или третье место из пяти участников. Это меня очень вдохновило. Но тогда, стоя на сцене, я еще ничего не понял. Все было как в сказке. Тренировки для меня стал и всем в жизни. Я не имел право на них опоздать или пропустить занятие. О питании я мало чего знал. Был очень сухой, мышц мало, но каждая была просушена как пергамент.

HARDNESS: Как мама отнеслась к тому, что ты вышел на сцену по бодибилдингу?

Юрий Леонов: Тогда еще не было особой сцены. Были только тренировки и единственна пытка выступить. Мама относилось к этому, к занятию штангой - тому, что видела по телевизору Ей, конечно, всё это не нравилось. Не нравилось, что я принимал протеины. Для нее протеины - это запрещенные вещества, о которых говорили как об анаболиках. Анаболики — это когда в чашку кладется несколько яиц, творог и т.д.

HARDNESS: Ты служил в армии?

Юрий Леонов: Получилось так, что призывали в одни войска, а очутился в других... в стройбате. Там можно было спокойно заниматься. Идти в стройбат «перестроечного» времени призывники боялись. Там было много убийств и самоубийств, служили целые диаспоры нерусских. Все это афишировалось в прессе. Матери боялись отпускать сыновей. Но я не собирался «косить». В армию, значит в армию. Я считал, что если ты - нормальный пацан в обычной жизни, то и в армии будешь нормальным пацаном. Я не ошибся. Меня призвали во взвод охраны. Тула отобрали самых крупных. В течение всей службы я не бросал тренироваться. Мне даже кличку дали - «Арнольд».

HARDNESS: Под дедовщину не попал? Как правило гнобят самых больших и сильных.

Юрий Леонов: На самом деле я за Дедовщину! Если человек «отлетал», то потом «летает» другой. Уставщина еще хуже, чем дедовщина. Когда человек от первого дня до последнего моет полы это не есть хорошо. Или идет и увольнение, а ему нужно стричься под нуль. Он приходит к любимой девушке лысый, как коленка. Это неправильно. Сейчас и армии, конечно, большие изменения. Но я всегда говорю своему сыну, что в армию он пойдет без всяких возражений. Бабушки и дедушки уже воспитали в нем боязнь армии.

HARDNESS: У тебя уже взрослый сын, ему 14 лет, если не ошибаюсь. Прививаешь к «железу»?

Юрий Леонов: К «железу» он равнодушен. На папу похожим быть не хочет. Сейчас другие приоритеты. Его герой - Джеймс Бонд, вокруг которого всегда много девушек и у которого все получается очень легко и красиво.

HARDNESS: Хорошо, вот ты вернулся из армии домой и сразу вышел на сцену?

Юрий Леонов: Через полгода. Выиграл чемпионат Рязани в весовой категории и в «абсолютке». Конкуренция была сильная, приезжали спортсмены, которые занимали призовые места на «России». Меня взяли работать тренером в качалку при Дворце пионеров. Там был очень развит бодибилдинг, в т.ч. соревновательный.

HARDNESS: Как скоро появились успехи на федеральном уровне?

Юрий Леонов: Это произошло намного позднее в 2004 году. Все, что было до этого, было несерьезно. Банально не хватало знаний. Выступая на чемпионате Рязани, я даже не догадывался, что существуют какие-то юниоры. Я просто вышел и выиграл по мужикам. По категориям тоже был полный разброд. Про федерации я ничего не знал. Мне повезло, что я сразу примкнул к IFBB.
В 2004 году я переехал в Москву. До этого момента в моих тренировках был большой перерыв, связанный с необходимостью зарабатывать деньги. У меня уже была семья: жена и ребенок. Возможности заниматься бодибилдингом не было. Когда появилось время, я вернулся в зал, чтобы немного «подкачаться». Но было трудно удержаться, когда видишь, как тело растет и прогрессирует. Потихоньку пришел к мысли о возвращении на сцену. В 2003 году я стал 4-м в своей категории на «Самсоне»-22 (победил чемпион Европы Рустам Джабраилов) и 11-м в «абсолютке». Затем я выиграл «Рязань». Это показывает, насколько большая разница между региональными соревнованиями и более серьезными стартами. В течение 2004 года мне совершенно бескорыстно помогали Константин Иванов и Герман ли Шелест. Они видели мою страсть к бодибилдингу и просто подсказывали, объясняли и направляли но верному пути. Когда я сам вижу мальчишек, глаза которых горят фанатизмом к бодибилдингу, всегда стараюсь помочь. Благодаря поддержке друзей я выиграл «Москву» и «Область». На«России»стал вторым после Вячеслава Буренкова и попал на чемпионат мира. Это был очень крутой сезон. Но «Мир» не удался. Нельзя так взять и нахрапом все выиграть. Я получил травму плеча. Оперировали меня за 10 дней до выхода на сцену. Конечно, о хорошем выступлении нельзя было мечтать. Я попал в полуфинал финал, стал 14-м. Обидно было до жути, уж больно хорошая была у меня форма. Это был реальный шанс стать призером чемпионата мира, тем более что он проходил у нас в Москве. Владимир Афинский тогда финишировал ниже меня и на «России», и на «Москве», но стал третьим на «мире».
В 2005 году у меня родилась дочка. Я снова пропустил сезон. Заниматься я, правда, не прекращал. Хотел сделать рывок в прогрессе. Я поменял все: и питание, и тренировки. Словом, не оставил камня на камне от традиционной схемы подготовки.
Но нужна была «концовка» - совет очень грамотного человека. Мне повезло. Я познакомился с Фиделем Анатольевичем Седых. Мы поговорили, и он убедил меня в том, что я все делаю правильно. Этих слов мне не хватало, чтобы реализовать задуманное. Я всегда недоволен своей формой, всегда ищу что-то новое, экспериментирую.
В 2006 году я выиграл категорию на чемпионате России. В «абсолютке» стал вторым после Дмитрия Голубочкина. Казалось вот-вот всех «победю».
2007 год – набор массы, и … я пролетаю со свистом во всех крупных турнирах. Выиграл только чемпионат Москвы.
2008,2009 (весна) года - пропускаю. Опять нахвалились проблемы. Был момент, когда я даже думал, что больше не смогу выступать.

HARDNESS: В Краснодаре ты неплохо «выстрелил» для человека, который планировал уйти из спорта.

Юрий Леонов: Для меня победа на чемпионате России 2010 стала немного неожиданной. Поймите правильно, я всегда еду на соревнования только выигрывать, но соперники были очень сильными. К тому же на «Абсолютном чемпионате Европы» в Санкт-Петербурге я неожиданно для себя стал 7-м. Я ожидал чего угодно, но не такого провала.

HARDNESS:Ты наверняка заранее планировал поездку на чемпионат Европы? Россия для тебя не была главным приоритетом?

Юрий Леонов: Да, пик формы я готовил, конечно, на «Европу». Разумеется, планировалась только победа. Второе место перенеслось мной очень тяжело. Кто-то скажет, вот «звездная» болезнь у парня. Второй на «Европе», а ему мало. На самом деле я считаю, что уровень наших спортсменов, которые выступают на Коммерческих турнирах, гораздо выше, чем у участников чемпионата Европы. Я прекрасно понимал, в какой форме нахожусь. Чувствовал, что все идет неплохо. Ко мне подходили судьи, зрители, говорили хорошие слова. Я практически ощущал победу.

HARDNESS: Чем ты можешь объяснить победу словака в твоей категории?

Юрий Леонов: Только политикой. Ни один человек из сборной Словаки не пошел на допконтроль, хотя украинцы и россияне практически в полном составе отправились к доктору. На заборе контроля присутствовал словак. В судьях разумеется, тоже.

HARDNESS: «Ваши творческие планы»?

Юрий Леонов: Пока я отдыхаю и планами стараюсь голову не забивать. Можно пойти дальше и добиться победы на международном турнире.

Есть вариант пойти путем профи. На протяжении последних лет многие говорят мне, что необходимо уходить в профессионалы. Но я себя таковым не чувствовал, был далек от этой мысли. Но буквально за один год я сделал неплохой прогресс. Я не останавливаюсь, прогрессирую и прогрессирую. Я чувствую и себе запас сил. Можно побороться за это высокое звание. Точно сказать не могу, но скорее всего так и будет.


Источник Hardness №2