Спорт-вики — википедия научного бодибилдинга
NEWS:

Материал из SportWiki энциклопедия
Перейти к: навигация, поиск

Источник:
Эндокриная система, спорт и двигательная активность.
Перевод с англ./под ред. У.Дж. Кремера и А.Д. Рогола. - Э64
Издательство: Олимп. литература, 2008 год.

Связывание гормона с рецептором[править]

Возникновению биологической реакции в ответ на гормональное воздействие должно предшествовать связывание гормона с рецептором клетки-мишени. В этом сценарии рецептор лучше рассматривать в качестве посредника, который преобразует внеклеточное сообщение, переданное с гормоном, во внутриклеточный сигнал, итогом которого станет специфический клеточный ответ.

Все гормональные рецепторы, описанные к настоящему времени, содержат только один сайт связывания, так что в любой момент времени комплекс с рецептором может формировать только одна молекула гормона. В отличие от ферментативных реакций, где связывание субстрата с ферментом приводит к изменению его структуры, гормон при связывании с рецептором никаким изменениям не подвергается. Следует также отметить, что взаимодействие гормон — рецептор сводится к образованию нековалентной обратимой связи, т. е. является временным.

После связывания рецептора с гормоном его трехмерная структура претерпевает определенные изменения. Именно эти конформационные изменения приводят к активации эффекторного участка рецептора и запуску цепи событий, приводящих в результате к клеточному ответу, характерному для данного гормона. Важно понимать, что несмотря на обратимость связывания рецептора с гормоном, биологические процессы, которые инициируются вследствие образования комплекса гормон — рецептор, продолжаются еще в течение некоторого времени после диссоциации этого комплекса. С другой стороны, индуцированный клеточный ответ в отсутствие образования дополнительных комплексов гормон — рецептор будет ограниченным, следовательно, для подержания клетки-мишени в активированном состоянии на протяжении продолжительного периода времени с целью сохранения гомеостаза содержание гормона в крови должно оставаться на постоянном уровне, чтобы новые молекулы гормона могли взаимодействовать с освободившимися рецепторами.

Типы рецепторов и способы передачи гормонального сигнала[править]

В случае любой ткани-мишени и любого гормона возникновению биологической реакции, индуцированной гормоном, должно предшествовать его связывание со специфическим рецептором, который экспрессируется гормончувствителыюй клеткой. Несмотря на широкий спектр гормонов, продуцируемых эндокринной системой, и разнообразие типов клеток, чувствительных к этим гормонам, все рецепторы на основании их локализации можно разделить на две обширные группы: 1) мембранные или поверхностные и 2) внутриклеточные рецепторы. Мембранные рецепторы располагаются в плазматической мембране клетки-мишени и взаимодействуют с белково-пептидными гормонами и катехоламинами. Как видно из их названия, внутриклеточные рецепторы находятся внутри клетки и взаимодействуют со стероидными и тиреоидными гормонами, которые представляют собой небольшие липофильные молекулы, с легкостью проникающие в клетку через плазматическую мембрану.

Внутриклеточные рецепторы[править]

Вследствие того что внутриклеточные рецепторы находятся в свободном состоянии, существует некоторая несогласованность в данных об их точной локализации. Первоначально считалось, что свободные внутриклеточные рецепторы находятся в клеточном цитозоле и после взаимодействия с гормоном комплекс гормон — рецептор перемещается в ядро. Однако в настоящее время стало очевидным, что даже в несвязанном состоянии внутриклеточные рецепторы для большинства стероидных гормонов располагаются преимущественно в ядре. Исключение составляет глюкокортикоидный рецептор, который в несвязанном состоянии расположен на внешней части ядерной мембраны (Lazar, 2003). Все рецепторы липофильных гормонов имеют одну общую особенность — до момента связывания с гормоном они остаются неактивными. Отличительной чертой такого неактивного состояния является то, что рецептор обычно находится в комплексе с белками теплового шока (БТШ), в частности БТШ90 (Joab et al., 1984; Catelli et al., 1985). После связывания гормона с рецептором происходит диссоциация его комплекса с белком-шапероном и освободившиеся рецепторы образуют димеры. В таком “активированном” состоянии цитоплазматические и ядерные рецепторы перемещаются к ядерной ДНК, где они взаимодействуют с гормончувствительными элементами (hormone response elements, HREs). Благодаря взаимодействию с гормончувствительными элементами ДНК гормонрецепторный комплекс получает возможность регулировать транскрипцию специфических генов. Внутриклеточные рецепторы, соответственно, принадлежат к большому семейству факторов, осуществляющих регуляцию транскрипции, или транскрипционных факторов.

Определение аминокислотной последовательности внутриклеточных рецепторов позволило понять механизмы их взаимодействия с гормонами и ДНК. На С-концевом участке белка расположена последовательность длиной около 250 аминокислотных остатков, обладающих липофильпыми свойствами и образующих пространственный “карман", способный связывать стероидные и тиреоидные гормоны. Уникальная последовательность аминокислот, формирующих этот карман, определяет специфичность рецептора но отношению к определенному гормону.

Связывание комплекса гормон —рецептор со специфическими гормон-чувствительными элементами, ассоциированными с гормонзависимыми генами, осуществляется ДНК-связывающим компонентом, состоящим примерно из 70 аминокислот, которые также располагаются на С-конце белка-рецептора. Общей чертой всех ДНК-связывающих доменов является наличие двух высококонсервативных участков, которые называются “цинковыми пальцами” (“zinc fingers") и непосредственно отвечают за взаимодействие с ДНК (Scheidereit et al., 1986). Последующая транскрипция осуществляется транскрипционным комплексом, в состав которого входят также “общие факторы транскрипции” и “позитивно действующие кофакторы” (McKenna et al., 1999). Эти коактиваторы усиливают скорость транскрипции, по крайней мере отчасти, за счет раскручивания двойной спирали ДНК и стимуляции РНК-полимеразы (Kuo, Allis, 1998).

Таким образом, цепь последовательных событий, обусловленных воздействием стероидных или тиреоидных гормонов на клетку-мишень, выглядит следующим образом:

  • проникновение гормона в клетку путем простой диффузии;
  • формирование комплекса гормон—рецептор;
  • диссоциация от БТШ и димеризация рецепторов;
  • перемещение к ДНК;
  • связывание с гормончувствительными элементами;
  • образование транскрипционных комплексов;
  • синтез специфических мРНК;
  • трансляция в цитозоле белков, кодируемых мРНК.

В качестве иллюстрации эффективности и комплексности гормонального воздействия можно привести действие одного липофильного гормона, который при взаимодействии со своими внутриклеточными рецепторами обладает способностью регулировать транскрипционную активность нескольких генов, изменяя таким образом синтез нескольких белков. Тем не менее все эти события являются хорошо скоординированными, поскольку все синтезированные белки необходимы для реализации единого, общего биологического клеточного ответа. Например, функция альдостерона заключается в поддержании нормального содержания натрия в организме. Для этого альдостерон - стимулирует реабсорбцию натрия в почечных канальцах, когда концентрация натрия в крови уменьшается и становится ниже нормы. Это происходит путем увеличения синтеза не только белков натриевых каналов и натриевых насосов, расположенных в мембранах почечных канальцев, но и ферментов, синтезирующих аденозинтрифосфат (АТФ), необходимый для работы этих насосов. Такая синхронизированная продукция нескольких белков обеспечивает увеличение реабсорбции натрия в почечных канальцах с целью поддержания нормального осмотического давления и водного баланса организма.

Поскольку механизмы действия внутриклеточных эндокринных рецепторов включают регуляцию синтеза белка, биологические эффекты стероидных и тиреоидных гормонов обычно проявляются довольно медленно и сохраняются на протяжении длительного времени. Однако, по последним данным, липофильные гормоны в некоторых случаях вызывают быструю, краткосрочную реакцию, не связанную с изменениями белкового синтеза (Oichinik et al., 1991). Несмотря на то что точный механизм такого быстрого ответа остается неизвестным, создается впечатление, что его инициация происходит при взаимодействии стероидного гормона с плазматическими рецепторами клетки-мишени, а не с внутриклеточными сайтами связывания.

Мембранные рецепторы[править]

В отличие от рецепторов, взаимодействующих с липофильными гормонами, которые легко проникают через мембрану клетки-мишени, рецепторы для липофобных гормонов (белково-пептидных) располагаются на поверхности клеточной мембраны, поскольку эти гормоны не могут попасть в клетку. И, поскольку формирование комплекса гормон — рецептор происходит на внешней поверхности клетки, ответные внутриклеточные события реализуются посредством использования механизма передачи сигнала, обеспечивающего быструю реакцию. Быстрота ответа обеспечивается тем, что мембранный рецептор находится в связанном со вторичным мессенджером состоянии (в роли первичного мессенджера выступает гормон), т. е. система передачи сигнала находится в постоянной готовности, ее необходимо только активировать образованием комплекса гормон — рецептор. Такое взаимодействие обеспечивает быструю активацию клеточного ответа и столь же быстрое его выключение.

Передача внешнего сигнала, который поступает вместе с молекулой гормона, к внутриклеточной цепи передачи сигнала обеспечивается благодаря особому химическому строению мембранных рецепторов. Все они состоят из трех различных частей, несмотря на то, что сам по себе рецептор обычно представлен одной полипептидной цепью (Spiegel et al., 2003). Внеклеточный компонент располагается па N-терминальном конце аминокислотной последовательности и содержит гликозилированные участки. Углеводные остатки, расположенные в этих участках, могут принимать участие в связывании с гормоном, которое специфически происходит в цистеинбогатых карманах. Каждый из трансмсмбранных компонентов рецептора, а мембранные рецепторы обычно имеют несколько трансмембранных участков, состоит примерно из 25 липофильных аминокислот и формирует спиральную структуру. Внутриклеточный компонент располагается на С-концевом участке полипептидной цепи и отвечает за эффекторную функцию рецептора. Как правило, внутриклеточный регион, состоящий из липофобных аминокислот, содержит регуляторные участки, в частности участки фосфорилирования.

Хотя действие мембранных рецепторов опосредовано передачей сигнала по многочисленным путям вторичных мессенджеров, на основании особенностей пострецепторных взаимодействий их можно разделить на следующие классы:

  • лиганд-чувствительные каналы;
  • рецепторассоциированные киназы;
  • рецепторассоциированная гуанилатциклаза;
  • цитокиновые рецепторы;
  • G-белок сопряженные рецепторы.

В первых трех классах при связывании гормона рецептор сам непосредственно стимулирует клеточную реакцию, но в случае цитокиновых и G-белок сопряженных рецепторов рецептор для стимуляции специфического клеточного ответа, вызванного гормоном, использует активацию еще одной молекулы — промежуточного мессенджера.

В случае гормончувствительных каналов белок-рецептор формирует не только внеклеточный гормоносвязывающий компонент, но и капал через клеточную мембрану, который при открывании делает возможным транспорт определенных ионов. Открывание канала происходит при связывании лиганда, которое приводит к конформационному сдвигу трансмембранных спиралей и формированию прохода через мембрану для определенных ионов. Такой тип рецепторов встречается на возбудимых клетках, в частности на нейронах и миоцитах, где перенос ионов через мембрану приводит к изменению мембранного потенциала и последующей стимуляции ответа клетки-мишени.

Наиболее изученным и распространенным рецептором, обладающим киназной активностью, является тирозинкиназа. В геноме человека было идентифицировано примерно 100 тирозинкиназных рецепторов (Spiegel et al., 2003). Хотя все они имеют общие особенности организации трансмембранного компонента, внеклеточный компонент характеризуется высокой степенью вариабельности, обеспечивающей возможность специфического взаимодействия с различными лигандами. В отличие от большинства мембранных рецепторов члены семейства тирозинкиназных рецепторов взаимодействуют только один раз. В то же время подобно многим другим рецепторам при связывании с гормоном они димеризуются и это событие является ключевым моментом в активации рецептора. После такой активации специфический участок внутриклеточного компонента рецептора фосфорилирует тирозиновые остатки фермента внутри клетки и таким образом стимулирует необходимые клеточные процессы. Более того, активированный рецептор способен фосфорилировать свои собственные тирозиновые остатки, расположенные в цитоплазме. Такое “аутофосфорилирование" позволяет рецептору сохранить активное состояние и усилить сигнал, переданный гормоном. Прекращение гормониндуцированного клеточного ответа происходит после диссоциации комплекса гормон—рецептор и дефосфорилирования рецептора клеточными фосфатазами.

Другие рецепторассоциированные киназы, представленные меньшим количеством но сравнению с тирозинкиназными рецепторами, имеют сходный механизм передачи сигнала и стимуляции клеточного ответа путем фосфорилирования определенных ферментов в цитоплазме клетки-мишени. Рецепторы, обладающие протеинкиназной активностью, могут осуществлять фосфорилирование остатков треонина и серина ферментов внутри клетки. И точно так же стимуляция клеточного ответа прекращается после диссоциации комплекса гормон — рецептор и дефосфорилирования активного фермента клеточными фосфатазами. Такое сходство поведения демонстрирует общие принципы реализации механизма функционирования мембранных рецепторов: гормон — индуцированная реакция клетки “выключается” как на внеклеточном, так и на внутриклеточном уровне.

Рецепторы, использующие для передачи сигнала гуанилатциклазу, представляют собой еще одно семейство мембранных рецепторов, которые имеют в своем составе каталитический компонент и способны самостоятельно стимулировать клеточную реакцию. По сравнению с другими типами мембранных рецепторов это семейство менее многочисленно, похоже, что только найтрийуретический фактор, продуцируемый клетками сердечной мышцы, использует рецепторы этого типа для осуществления регуляции активности своих клеток-мишеней. В этом случае передача сигнала первичного мессенджера (гормона) внутрь клетки осуществляется с помощью одного мембранного рецептора. После связывания лиганда с внеклеточным компонентом в молекуле рецептора происходят конформационные изменения, которые приводят к активации гуанилатциклазы — фермента, который является частью внутриклеточного компонента рецептора. Активированный фермент превращает гуанозинтрифосфат (ГТФ) в циклический гуанозинмонофосфат (цГМФ), который в свою очередь активирует нуклсотидзависимыс протеинкиназы клетки, которые осуществляют фосфорилирование других цитоплазматических белков.

Цитокиновые рецепторы но механизму действия очень похожи на тирозин киназные: они также используют тирозинкиназы для индукции клеточного ответа. Основным отличием является то, что у цитокиновых рецепторов внутриклеточный компонент не обладает тирозинкиназной активностью. Тирозин-киназа в данном случае представляет собой независимый белок. Представители семейства цитокиновых рецепторов, которое включает рецепторы гормона роста и пролактина, состоят из нескольких субъединиц. После связывания с лигандом эти рецепторы формируют олигомеры и активируют янус тирозинкиназы (janus trosine kinase, JAK), которые располагаются поблизости от рецепторов на внутренней стороне плазматической мембраны клетки (Heim, 1999). Сами по себе цитокиновые рецепторы не проявляют никакой ферментативной активности (Argetsingcr et al., 1993). Создается впечатление, что активация JAK происходит в результате их “стягивания” в одно место с рецепторами после формирования олигомеров комплексов гормон — рецептор и последующего взаимного трансфосфорилирования тирозиновых остатков. После этого активированные киназы осуществляют фосфорилирование ферментов в цитозоле, что в результате приводит к передаче сигнала, поступившего к клетке с гормоном. Как в описанной выше ситуации, прекращение гормониидуцированной клеточной реакции происходит после диссоциации комплекса гормон — рецептор, а также инактивации тирозинкиназ путем их дефосфорилирования клеточными фосфатазами.

Наиболее многочисленной группой мембранных рецепторов является семейство G-белок сопряженных рецепторов. Более тысячи различных лигандов используют эти рецепторы для передачи сигнала (Spiegel et al., 2003). Однако во всех случаях G-белок и ассоциированный с ним рецептор представляют собой два различных белка, которые связаны между собой только функционально, но не структурно. Несмотря на то что рецепторы этого семейства имеют 7 трансмембранных участков, они неспособны самостоятельно регулировать внутриклеточные процессы после связывания с гормоном. Для этого они используют расположенные по соседству на внутренней поверхности мембраны G-белки, которые после образования комплекса гормон — рецептор индуцируют клеточный ответ. G-белки, которые получили свое название из-за потребности в ГТФ для осуществления своих функций, могут оказывать стимулирующее (Gs) или ингибирующее (Gi) действие, при этом более распространенной является первая ситуация.

Все G-белки представляют собой гетеротримеры, т. е. состоят из трех субъединиц, которые называются а, р, у. В неактивном состоянии а-субъединица связана с гуанозиндифосфатом, однако после связывания гормона с рецептором происходит замена ГДФ на ГТФ и активация G-белка. Активный G-белок может стимулировать разнообразные внутриклеточные системы вторичных мессенджеров и, таким образом, регулировать — причем даже одновременно — несколько внутриклеточных процессов. Рассмотрим в отдельности основные системы передачи сигнала, используемые активным G-белком.

Циклический аденозинмонофосфат (цАМФ).

В этой системе вторичной передачи сигнала активный G-белок стимулирует фермент аденилатциклазу, расположенную на внутренней стороне плазматической мембраны клетки и катализирующую реакцию превращения АТФ в цАМФ. Эта реакция обладает некоторым сходством с реакцией превращения ГТФ в цАМФ, осуществляемой гаунилатциклазными рецепторами после стимуляции путем образования комплекса гормон — рецептор. Однако помимо используемого субстрата эти ферментативные системы различаются еще и тем, что аденилатциклаза не является компонентом рецепторного комплекса.

Образовавшиеся молекулы цАМФ способны инициировать разнообразные внутриклеточные процессы главным образом за счет активации разнообразных цАМФ-зависимых протеинкиназ, которые также называют РКА. Как и все другие представители семейства киназ, РКА стимулируют клеточный ответ путем осуществления фосфорилирования ферментов специфических биохимических путей. Поскольку в клетках-мишенях каждого типа экспрессируется собственный набор РКА и кииазактивируе-мых путей, одна система передачи информации может быть использована для контроля специфических биохимических процессов. И в соответствии с механизмами действия гормонов в целом на каждом этапе передачи сигнала, поступившего с гормоном, происходит его усиление.

Продукция цАМФ образуется в пределах секундных интервалов времени и благодаря этому клеточный ответ развивается очень быстро, но если при этом не происходит постоянного обновления комплексов гормон — рецептор этот ответ столь же быстро прекратится. В остановке ответной реакции, индуцированной цАМФ, принимают участие два фермента: фосфодиэстераза расщепляет связи цАМФ и инактивирует это соединение, а фосфатазы дефосфорилируют ферменты, стимулированные РКА. В результате реакции, индуцированные цАМФ, достаточно быстрые и скоротечные.

Вместе с тем не все биологические процессы, ассоциированные с цАМФ, имеют небольшую продолжительность. Известно, что цАМФ может регулировать транскрипцию некоторых белков, имитируя воздействие стероидных и тиреоидных гормонов, и таким образом вносить долговременные изменения в жизнедеятельность клетки.

Гены, регулируемые цАМФ, содержат так называемые цАМФ-чувствительные элементы (сАМР response elements) последовательности, которые при стимуляции действуют в качестве энхансеров транскрипции. Их стимуляция происходит при участии специфической цАМФ-зависимой протеинкиназы, которая фосфорилирует белок, связывающий цАМФ-чувствителъные элементы (cAMP responsive elements binding protein, CREB). После активации CREB выступает в роли транскрипционного фактора и связывается с цАМФ-чувствительпыми элементами ДНК. Гены, транскрибируемые при участии CREB, могут различаться в зависимости от типа клеток. В данном случае мы снова имеем иллюстрацию того, как различные клетки-мишени реагируют на один и тот же механизм передачи сигнала специфическим образом, который предопределен существующими в клетке биохимическими системами.

Фосфатидилинозитольная система.

Это еще одна система вторичных мессенджеров, используемая G-белокассоциированными мембранными рецепторами, которая применяет для передачи сигнала продукты реакции расщепления одного из фосфолипидных компонентов клеточной мембраны — фосфатидилинозитола. Эту реакцию катализирует фосфолипаза С — фермент, который связан с мембраной и активируется под влиянием G-белка. После связывания гормона с рецептором фосфолипаза С расщепляет фосфатидилинозитол на диацилглицерин (ДАГ) и инозитолтрифосфат, каждое из этих веществ индуцирует клеточный ответ. Инозитолтрифосфат переходит в цитоплазму клетки и, взаимодействуя с эндоплазматическим ретикулумом, стимулирует выброс кальция в цитоплазму. Увеличение концентрации кальция в цитоплазме является одним из основных способов стимуляции различных клеточных процессов посредством активации кальцийзависимых ферментов.

В отличие от инозитолтрифосфата диацилглицерин остается в связанном состоянии на внутренней стороне клеточной мембраны, где он активирует мембранную протеинкиназу С (РКС). Активация протеинкипазы С происходит только под воздействием ДАГ в присутствии повышенных концентраций кальция в цитоплазме, т. е. действие инозитолтрифосфата и ДАГ являются синергичными. Как и другие киназы, РКС осуществляет активацию ферментов клетки путем их фосфорилирования.

Процессы, стимулированные фосфатидилинозитольной системой передачи сигнала, затухают после дефосфорилирования инозитолтрифосфата и превращения его в ииозитол, а также инактивации ДАГ путем фосфорилирования этого соединения. Снижение концентрации ионов кальция в цитоплазме к исходному уровню приводит к подавлению активности внутриклеточных ферментов, стимулированных РКС.

Помимо непосредственно сопряженных с рецептором ионных каналов, которые открываются при образовании комплекса гормон — фермент, существуют также ионные каналы, состояние которых регулируется гормончувствительным рецептором при посредничестве G-белка. В этом случае мембранный рецептор и трансмембранный ионный канал представляют собой независимые белки. При формировании комплекса лиганд — рецептор G-белок, расположенный в мембране рядом с рецептором, взаимодействует с белком, образующим канал. Это взаимодействие приводит к конформационным изменениям белка капала, открыванию канала и перемещению ионов через мембрану. Обычно при открывании канала в клетку попадает большое количество ионов и соответственно происходит увеличение их концентрации в цитоплазме (Finn et al., 1996). Возможно, наилучшим примером реализации этого механизма передачи сигнала является гладкомышечная клетка, где G-белки регулируют открывание специфических ионных каналов в плазмалемме, что приводит к резкому увеличению концентрации кальция в цитозоле. В покое концентрация кальция в цитозоле этих клеток составляет 0,1 —0,2 мкмоль-л"1, однако при гормон-индуцированной активации кальциевых каналов концентрация этих ионов быстро повышается до 1 ммоль-л'1. Такое увеличение концентрации ионов кальция намного превышает наблюдаемое в случае открывания каналов, входящих в состав рецептора.

В некоторых случаях повышение концентрации ионов кальция оказывает воздействие на внутриклеточные процессы опосредованно. Существенное увеличение содержания ионов кальция в цитоплазме увеличивает вероятность их взаимодействия со специфическими кальцийсвязывающими белками внутри клетки. Наиболее изученным среди таких белков является кальмодулин, который можно обнаружить практически в любой клетке. Этот белок имеет четыре сайта связывания и обладает высоким сродством к кальцию. После того как кальций, источником которого могут служить и внутренние депо, свяжется со всеми четырьмя сайтами, комплекс кальций — кальмодулин приобретает способность активировать ферменты, чаще всего киназы. Киназы в свою очередь активируют ферменты, которые принимают непосредственное участие в клеточных процессах, индуцированных действием гормона, связавшегося с внешней поверхностью мишени. Клеточный ответ затухает после диссоциации комплекса гормон — рецептор и последующего закрывания каналов. После этого аденозиитрифосфатзависимые кальциевые насосы возвращают ионы кальция в место первоначальной локализации, т. с. в эндоплазмтический ретикулум или за пределы клетки.

Интеграция ответных реакций клетки-мишени, индуцированных гормональным воздействием[править]

Интегративные процессы, которые характеризуют функционирование эндокринной системы, проявляются не только во время синтеза гормонов, но и в ответе тканей-мишеней на эти гормоны. Выражаясь конкретнее, биологический процесс, стимулированный одним гормоном, может быть модифицирован при воздействии другого гормона. Такая интегрированная чувствительность клетки может быть проиллюстрирована феноменами пермиссивности, синергизма и антагонизма. Синергизм, который часто называют еще потенцированием, имеет место, когда два различных гормона стимулируют один и тот же процесс в клетке-мишени. В этом случае клеточная реакция при совместном воздействии двух гормонов превышает ту, которую можно было бы ожидать в случае простого суммирования эффектов индивидуального воздействия каждого из этих гормонов. Чтобы проиллюстрировать это явление, рассмотрим воздействие гормона роста и кортизола на адипоциты. Оба фермента стимулируют липолизв клетках жировой ткани, однако при совместном воздействии скорость расщепления адипоцитов намного выше, чем если бы эти гормоны воздействовали но отдельности и их индивидуальный эффект суммировался простым сложением.

В случае пермиссивности связывание одного гормона с клеткой-мишенью должно предшествовать связыванию другого, чтобы последний мог стимулировать биологический ответ в клетках-мишенях. В этом случае говорят, что первый гормон оказывает на клетку-мишень пермиссивное воздействие, т. е. позволяет ей реагировать на второй гормон. Подобное явление можно наблюдать во многих типах клеток-мишеней, когда связывание тиреоидного гормона обеспечивает возможность воздействия па эти клетки адреналина. И наконец, антагонизм наблюдается в ситуации, когда влияние одного гормона противодействует другому и эффективно ослабляет или даже устраняет последствия его воздействия па клетку-мишень. Примером подобного взаимодействия является гормон роста, который препятствует проявлению эффектов инсулина при совместном воздействии на их общие ткани-мишени, т. е. связывание гормона роста нарушает способность инсулина стимулировать поглощение глюкозы и синтез гликогена в клетках печени и скелетных мышц.

Заключение[править]

Даже краткое описание, данное в этой главе, делает очевидным тот факт, что механизмы, используемые эндокринной системой для регулирования биологических процессов в тканях-мишенях, характеризуются значительной степенью сложности и интегрированности. С целью поддержания гомеостаза в условиях разнообразных изменений внутренней и внешней среды для управления физиологическими процессами, происходящими в каждой отдельной клетке, организм использует стероидные и белково-пептидные гормоны, а также разнообразные внутриклеточные механизмы передачи сигнала. Вместе с тем стало понятно, что многие патологические состояния организма, например сахарный диабет II типа, могут быть непосредственно обусловлены нарушением функции этих механизмов передачи сигнала. Именно поэтому в настоящее время значительное количество исследований направлено на углубление наших знаний о гормонзависимых механизмах передачи сигнала в частности, а также функционирование эндокринной системы в общем.


Читайте также[править]

Литература[править]

  • Argetsinger, L.S., Campbell, G.S., Yang, X. et al. (1993) Identification of JAK2 as a growth hormone receptor-associated tyrosine kinase. Cell 74, 237-244.
  • Baulieu, E.E. (1990) Honnones, a complex communications network. In: Hormones: from Molecules to Disease (Baulieu, S.L. & Kelly, P.A., eds.). Chapman & Hall, New York: 3-171.
  • Bayliss, W.M. & Starling, E.H. (1902) The mechanism of pancreatic secretion. Journal of Physiology 28, 325-353.
  • Catelli, M.G., Binart, N., Jung-Testas, L et al. (1985) The common 90-kD protein component of non-transformed '8S' steroid receptors is a heat-shock protein. EMBO Journal 4, 3131-3135.
  • Chretian, M. & Seidah, N.G. (1981) Chemistry and biosynthesis of pro-piomelanocortin. Molecular and Cellular Biochemistry 34, 101-127. Dahlberg, E., Snochowski, M. & Gustafsson, J. (1981) Regulation of the androgen and glucocorticoid receptors in rat and mouse skeletal muscle cytosol. Endocrinology 108, 1431-1440.
  • Deschenes, M.R., Maresh, CM., Armstrong, L.E. et al. (1994) Endurance and resistance exercise induce muscle fiber type specific responses in androgen binding capacity. Journal of Steroid Biochemical and Molecular Biology 50, 175-179.
  • Finn, J.T., Greenwald, M.B. & Yau, K.W. (1996) Cyclic nucleotide-gated ion channels: an extended family with diverse functions. Annual Reviews in Physiology 58, 395-426.
  • Firth, S.M. & Baxter, R.C. (2002) Cellular actions of the insulin-like growth factor binding proteins. Endocrine Reviews 23, 824-854. Goodman, H.M. (1994) Basic Medical Endocrinology, 2nd edn. Raven Press, New York.
  • Guyton, A.C. & Hall, J.E. (1996) Textbook of Medical Physiology, 9th edn. W.B. Saunders, Co., Philadelphia.
  • Hedge, G.A., Colby, H.D. & Goodman, R.L. (1987) Clinical Endocrine Physiology. W.B. Saunders, Co., Philadelphia.
  • Heim, M.H. (1999) The Jak-STAT pathway: cytokine signaling from the receptor to the nucleus. Journal of Receptor and Signal Transduction Research 19, 75-120. lllnerova, H., Sumova, A., Travnickova, Z., Jac, M. & Jelinkova, D. (2000) Hormones, subjective night and season of the year. Physiological Reviews 49 (suppl. 1), S1-S10.
  • Joab, I., Radanyi, C, Renoir, J.M. et al. (1984) Immunological evidence for a common non hormone-binding component in 'non-transformed' chick oviduct receptors for four steroids. Nature 308, 850-853.
  • Kelly, R.B. (1985) Pathways of protein in eukaryotes. Science 230, 25-32.
  • Krieger, D.T., Liotta, A.S., Brownstein, M.J. & Zimmerman, E.A. (1980) ACTH, [5-lipotropin and related peptides in brain, pituitary and blood. Recent Progress in Hormone Research 36, 277-344.
  • Kronenberg, H., Melmed, S., Larsen, P.R. & Polonsky, K. (2003) Principles of endocrinology. In: Williams Textbookof Endocrinology (Larsen, P.R., Kronenberg, H., Melmed, S. & Polonsky, K, eds.). W.B. Saunders, Co., Philadelphia: 1 -9.
  • Kuo, M.H. & Allis, CD. (1998) Role of histone a cetyltransferases and deacetylases in gene regulation. Bioessays 20, 615-626.
  • Lazar, M.A. (2003) Mechanism of action of hormones that act on nuclear receptors. In: Williams Textbook of Endocrinology (Larsen, P.R., Kronenberg, H., Melmed, S. & Polonsky, K., eds.). W.B. Saunders, Co., Philadelphia: 35-44.
  • Lewy, A.J., Sack, R.L., Miller, S. & Hoban, T.M. (1987) Anti-depressant and circadian phase-shifting effects of light. Science 235, 352-354.
  • Liotta, A.S., Hough ten, R. & Krieger, D.T. (1982) Identification of a b-endorphin-like peptide in cultured human placental cells. Nature 295, 593-595.
  • McKenna, N.J., Lanz, R.B. & O'Malley, B.W. (1999) Nuclear receptor coregulators: cellular and molecular biology. Endocrine Reviews 20, 321-344.
  • Margioris, A.N., Liotta, A.S., Vaudry, N., Boudin, G.W. & Krieger, D.T. (1982) Characterization of immunoreactive propiome-lanocortin-related peptides in rat testes. Endocrinology 113, 463-471.
  • Oichinik, М., Murray, T.F. & Moore, F.L. (1991) A corticosteroid receptor in neuronal membranes. Science 252, 1848-1851.
  • Pedersen, K.B. & Vedickis, W.V. (2003) Quantification and glucocorticoid regulation of glucocorticoid receptor transcripts in two human leukemic cell lines. Biochemistry 42, 10978-10990.
  • Pevet, P., Botherel, B., Slotten, H. & Saboureau, M. (2002) The chronobiotic properties of melatonin. Celt and Tissue Research 309, 183-191.
  • Porksen, N. (2002) The in vivo regulation of pulsatile insulin secretion. Diabetologia 45, 3-20.
  • Potier, М., Karl, М., Zhang, F. et al. (2002) Estrogen-related abnor; malities in glomerulo sclerosis-prone mice: reduced mesangial cell estrogen receptor expression and prosclerotic response to estrogens. American journal of Pathology 160, 1877-1885.
  • Re, R. (2003) The intracrine hypothesis and intracellular peptide hormone action. Bioessays 25, 401-409.
  • Rhoades, R. & Pflanzer, R. (2003) Human Physiology, 4th edn. Thomson, Brooks/Cole, Pacific Grove, С A.
  • Scheidereit, C, Westphal, H.M., Carlson, C, Bosshard, H. & Beato, M. (1986) Molecular model of the interaction between the glucocorticoid receptor and the regulatory elements of inducible genes. DNA 5, 383-391.
  • Sherwood, L. (2004) Human Physiology: from Cells to Systems, 5th edn. Thomson, Brooks/Cole, Belmont, CA.
  • Short, R.V. (1985) Photoperiodism, melatonin and the pineal: it's only a matter of time. In: Photoperiodism, Melatonin and the Pineal (Short, R.V., ed.). Pitman Press, London: 1-8.
  • Spiegel, A., Carter-Su, C. & Taylor, S. (2003) Mechanism of hormones that act at the cell surface. In: Williams Textbook of Endocrinology (Larsen, P.R., Kronenberg, H., Melmed, S. & Polonsky, K., eds.). W.B. Saunders, Co., Philadelphia: 45-64.
  • Tamarkin, L., Baird, C.J. & Almeida, O.F.X. (1985) Melatonin: a coordinating signal for mammalian reproduction. Science 227, 714-720.
  • Tchaikovsky, V.S., Astratenkova, J.V. & Basharina, O.B. (1986) The effect of exercises on the content and reception of the steroid hormones in rat skeletal muscle. Journal of Steroid Biochemistry 24, 251-253.
  • Vander, A., Sherman, J. & Luciano, D. (2001) Human Physiology: the Mechanisms of Body Function, 8th edn. McGraw-Hill, Boston.
  • Yakar, S., Wu, Y., Setser, J. & Rosen, C.J. (2002) The role of circulating IGF-1: lessons from human and animal models. Endocrine 19, 239-248.