Спорт-вики — википедия научного бодибилдинга
NEWS:

Материал из SportWiki энциклопедия
Перейти к: навигация, поиск

Допинг в олимпийских играх[править]

Допинговые вещества

До прихода в 1980 г. к руководству МОК X. А. Самаранча борьба с применением допинга в олимпийском спорте велась, но не носила принципиального и систематического характера. Заняв пост главы МОК, X. А. Самаранч в числе основных приоритетов своей деятельности выделил и борьбу с применением допинга в олимпийском спорте. Главными направлениями деятельности МОК в деле борьбы с допингом были определены следующие:

  • укрепление материальной базы для создания высокоэффективной системы антидопингового контроля;
  • проведение широкомасштабных научных исследований, направленных на разработку информативных методов допинг-контроля;
  • координация деятельности МОК, НО К, МСФ и НСФ в деле борьбы с допингом;
  • совершенствование системы контроля за применением допинга в олимпийских играх, охватывающей не только процесс ответственных соревнований, но и тренировочный период;
  • разработка системы санкций по отношению к спортсменам, применяющим допинг в олимпийских играх, а также лицам, склоняющим их к его применению, — тренерам, врачам, менеджерам и др.;
  • широкая просветительская работа среди спортсменов, тренеров, врачей, спортивных функционеров, направленная на профилактику применения допинга, охватывающая широкий спектр морально-этических, социальных и медицинских проблем.

Активная позиция МОК в 1980-х годах была широко поддержана мировым спортивным сообществом. Отмечались случаи, когда борьба за чистоту спорта ставилась выше спортивных интересов. Американская пловчиха Мейер завоевала три золотые медали на отборочном чемпионате США перед Играми Олимпиады в Сеуле, но во время проверки у нее обнаружили следы стероидов, и спортсменка была дисквалифицирована. Этот случай стал достоянием всего мира, что явилось отражением заботы федерации за чистоту репутации своих спортсменов. Такие же примеры можно взять из опыта работы федераций тяжелой атлетики Канады и Швеции.

Свое отношение к проблеме применения допинга наглядно продемонстрировало и руководство спорта СССР, когда в середине 1980-х годов два советских тяжелоатлета в Канаде были пойманы с поличным и обвинены в распространении допинга. Спортсменов дисквалифицировали. Дело приобрело широкий общественный резонанс, его материалы широко использовались в воспитательной работе со спортсменами.

Перспективную инициативу в борьбе с допингом проявили национальные олимпийские комитеты США и СССР, подписав в конце 1988 г. соглашение о борьбе с допингом в спорте. Один из пунктов соглашения предусматривал, что каждый спортсмен, включаемый в состав национальной сборной, должен проходить тестирование на допинг, которому могли быть подвергнуты все спортсмены без исключения, а не только те, кто принимает участие в международных и национальных соревнованиях.

Важным этапом в борьбе с допингом явилось подписание в конце 1980-х годов совместного протокола МОК и МСФ по летним видам спорта в результате всестороннего обсуждения проблемы на заседании Исполкома МОК и Ассоциации международных федераций по летним видам спорта. В соответствии с этим протоколом внедрялась комплексная программа борьбы с допингом, в основу которой был положен единый для всех видов спорта перечень запрещенных веществ, составляемый и ежегодно обновляемый МОК; принятие единых правил и процедур антидопингового контроля, включая внезапный внеплановый контроль во время соревнований и тренировочного процесса; сведение воедино санкций за применение допинга и обеспечение их реализации на национальном уровне; развитие сотрудничества МОК, НОК и МСФ с правительственными организациями для борьбы с торговлей запрещенными препаратами.

Интенсивная коммерциализация и политизация олимпийского спорта стимулировала представителей многих стран к применению запрещенных препаратов, поиску способов сокрытия такого применения. Появились подозрения в системном применении запрещенных препаратов и средств их маскировки командами отдельных стран, видов спорта в целом. Особенно велики были подозрения в отношении спорта ГДР, а среди олимпийских видов спорта наиболее пораженной допингом оказалась тяжелая атлетика.

Распространение допинга в олимпийском спорте превратилось в острейшую проблему, отодвинув на второй план многие другие противоречия и сложности спорта. "Принимать допинг — значит умереть. Умереть физиологически при наступлении необратимых аномальных процессов в организме. Умереть физически, как показали трагические факты последних лет. И умереть духовно, интеллектуально, соглашаясь мошенничать, признавая свое бессилие или недостаток воли честно использовать собственные возможности или сделать усилие, чтобы их превзойти. Наконец, умереть нравственно, фактически поставив себя вне рамок тех правил поведения, которых требует гуманное общество", — заявил бывший президент МОК X. А. Самаранч на 94-й сессии МОК, состоявшейся накануне открытия Игр XXIV Олимпиады в Сеуле.

Именно на этих Играх разразились наиболее резонансные скандалы, связанные с применением допинга в олимпийских играх: дисквалификация канадского спринтера Бена Джонсона, группы тяжелоатлетов Болгарии и демонстративный отъезд из Сеула всей команды болгарских тяжелоатлетов, неофициальная информация о значительно большем количестве положительных проб по сравнению с официально объявленным и др.

Будучи серьезно обеспокоенным положением дел с допингом и отсутствием реальных достижений в борьбе с его распространением в спорте, в начале 1990-х годов МОК пошел по пути увеличения финансирования антидопинговой деятельности и дальнейшего ужесточения санкций. Однако реальных результатов это не принесло. Во-первых, разработка и внедрение новых эффективных препаратов и методов прикрытия использования допинга явно опережали развитие системы антидопингового контроля. Отсутствие объективных методов контроля за применением препаратов эритропоэтина привело к тому, что достижения во многих видах спорта, связанных с проявлением выносливости, в течение 1990-х годов были получены именно благодаря применению этих препаратов. И лишь через 10 лет (на Играх Олимпиады 2000 г. в Сиднее) были впервые разработаны относительно объективные методы тестирования на применение этих препаратов. Аналогичным образом обстояло дело и с бромантаном. Новые способы маскировки анаболических стероидов существенно затруднили контроль за применением этих препаратов. Широкое распространение получили антиастматические средства, существенно повлиявшие на уровень достижений в видах спорта, предъявляющих высокие требования к аэробной производительности.

Достижения антидопинговой системы в 1990-х годах оказались намного скромнее по сравнению с деятельностью людей, внедрявших различные допинговые вещества и методы в олимпийский спорт. Случаи выявления применения допинга были редкостью. В то же время косвенные данные, многочисленные материалы средств массовой информации, высказывания экспертов, самих спортсменов, их тренеров и врачей свидетельствовали о том, что борьба с допингом не принесла каких-либо положительных результатов. Более того, это негативное явление распространилось, а в отдельных видах спорта приобрело массовый характер.

Начала просматриваться и незаинтересованность международных и национальных федераций в выявлении случаев применения допинга, особенно выдающимися спортсменами. Известен тот огромный урон, нанесенный авторитету, например, таких популярных видов спорта, как легкая атлетика и тяжелая атлетика, серией дисквалификаций выдающихся спортсменов, уличенных в приеме запрещенных препаратов. Как показала практика, в этом не были заинтересованы ни федерации, ни многочисленные фирмы-спонсоры.

Во второй половине 1990-х годов специалистами спорта, представителями деловых кругов, средств массовой информации была подвергнута обоснованной критике сама концепция МОК борьбы с допингом как недостаточно обоснованная и страдающая серьезными просчетами, не говоря уже о практике деятельности антидопинговых лабораторий, которые, будучи призванными бороться за чистоту и соблюдение морально-этических принципов в спорте, своей деятельностью явили много примеров противоположного свойства. Имели место случаи, когда санкции против допинга вызывали вопросы не только у общественности, но и стали оспариваться в гражданских судах.

В частности, достаточно обоснованно были подвергнуты критике все три основных аргумента, которые лежат в основе концепции борьбы с допингом:

  • применение допинга недопустимо по морально-этическим причинам в связи с тем, что он запрещен;
  • допинг дает одностороннее преимущество спортсменам над соперниками, не применяющими допинг;
  • запрет на применение допинга обусловлен заботой о здоровье спортсмена.

Каждый из этих аргументов представляется вполне обоснованным и не вызывающим сомнений. Однако это может иметь место лишь в том случае, когда практическая деятельность, на них базирующаяся, логична, непротиворечива, имеет строгие научные основания. Не вдаваясь в глубокий анализ, следует отметить наиболее явные противоречия между исходными посылками и реальной практикой, которые вызвали обоснованную критику.

Естественно, что средства, запрещенные к применению, совершенно недопустимо использовать в спорте ни с морально-этической, ни с правовой точки зрения. И в этом плане сомнений быть не должно. Однако, как справедливо утверждали многие специалисты, этот тезис не вызывает сомнений лишь в том случае, если доказана обоснованность с морально-этических, правовых, медицинских и спортивно-технологических позиций самого факта запрета огромного количества общедоступных, широко распространенных и во многих случаях остро необходимых для спортсмена в интересах его здоровья и подготовки препаратов и методов. К сожалению, здесь возникают не только сомнения, но и имеются серьезные научные основания утверждать, что во многих случаях практика антидопинговой деятельности попирает законные права спортсменов, противоречит принципам спортивной подготовки, лишает спортсмена полноценной медицинской защиты.

Не выдерживает критики и основание на запрет средств и методов в связи с тем, что они дают спортсменам одностороннее преимущество над соперниками. Эти средства являются отображением достижений научно-технического прогресса, и во всех случаях, где однозначно их позитивное воздействие на спортивные результаты и отсутствуют медицинские противопоказания, их применение представлялось оправданным. Сегодняшний спорт высших достижений является ареной для внедрения самых передовых достижений науки. Спортивная форма, инвентарь, тренажеры, диагностико-управляющие системы, ДД, восстановительные средства, фармакологические препараты и многое другое при правильном применении способно принести и приносит одностороннее преимущество одним спортсменам над другими. Каждое крупное спортивное мероприятие дает множество примеров того, что спортсмены, применившие новинки, предоставленные наукой, получают преимущества над конкурентами. Это естественный процесс, характерный для любой сферы деятельности, поэтому аргумент, согласно которому спортсмен, принимающий запрещенные препараты, получает одностороннее преимущество, является надуманным. Такое преимущество может получить и спортсмен, который применяет разрешенные препараты, новые эффективные конструкции лыж, велосипедов, бобов, саней, лодок и др. Более того, хорошо известно, что множество выдающихся достижений последних лет обеспечивалось применением веществ, которые сначала были разрешены, а затем запрещены.

Не менее уязвимым оказался и постоянно декларируемый представителями антидопинговой службы тезис, согласно которому борьба с допингом обусловлена исключительно заботой о сохранении здоровья спортсменов. Список запрещенных веществ и методов давно вышел за пределы, которые было необходимо соблюсти в интересах здоровья спортсменов, он лишил спортсменов возможности использовать многие передовые достижения медицины в профилактических и лечебных целях, не говоря уже о стимуляции эффективности процесса подготовки. В этом отношении спортсмены оказались представителями единственной из экстремальных профессий, лишенными права на защиту своего здоровья эффективными фармакологическими средствами не только от профессиональных заболеваний, но и от обычных широко распространенных болезней.

Серьезнейшую опасность для здоровья спортсменов представляет и сложившаяся в сфере спорта высших достижений практика приобретения стимулирующих препаратов на "черном рынке", у случайных людей. Это вполне объяснимо, учитывая отсутствие надлежащей просветительской работы и жесткий контроль со стороны антидопинговых служб за действиями спортсменов, тренеров и врачей, связанными с приобретением, транспортировкой, хранением и применением допинговых препаратов, а также санкций за такие нарушения. Некачественные лекарственные средства, наводнившие "черный рынок", стали дополнительным серьезным фактором риска для здоровья спортсменов.

Постоянной критике подвергалась система организации и проведения тестирования, объективности представляемых заключений. Особую озабоченность вызывали случаи применения недостаточно достоверных методов исследований, отсутствие системы в организации контроля — регулярное тестирование одних спортсменов и либеральное отношение к другим. Односторонней представлялась и система санкций, когда вся ответственность и тяжелые наказания обрушивались только на спортсмена, хотя были известные случаи, когда спортсмены, уличенные в применении допинга, даже не знали, что им были введены запрещенные вещества, или не могли предположить, что эти вещества находились в напитках или продуктах.

Стало очевидным, что множество (сотни) побед и рекордов на Играх Олимпиад, зимних Олимпийских играх и чемпионатах мира в таких видах спорта, как легкая атлетика, тяжелая атлетика, плавание, велосипедный спорт, гребля, конькобежный спорт, лыжные гонки, биатлон и некоторые другие, были одержаны или установлены благодаря использованию запрещенных или разрешенных на момент соревнований, а затем запрещенных веществ и методов. Имеется огромное количество объективных и субъективных оснований для подобного утверждения — материалы антидопинговых лабораторий, утверждения экспертов, признания спортсменов, врачей и тренеров, результаты судебных разбирательств и др. Особенно яркое проявление это получило на материале спорта таких стран, как ГДР, США, Болгария, Китай, и таких видов спорта, как легкая атлетика и тяжелая атлетика.

Описанные выше явления имели место на фоне активнейшей деятельности антидопинговых служб, что красноречиво доказывает недостаточную эффективность антидопинговой политики и практики, действовавших на протяжении многих лет.

Все чаще признавалось, что олимпийский спорт превратился в некую арену конкуренции фармацевтических фирм, международных и национальных систем допинг-контроля, специалистов медико-биологического профиля, тренеров и спортсменов, ориентированных на широкое применение стимуляторов, с одной стороны, и антидопинговых лабораторий, деятельность которых направлена на обнаружение применения этих препаратов и соответствующие санкции, — с другой. В таких условиях специалисты любой страны, серьезно относящиеся к системе олимпийской подготовки, столкнулись с необходимостью выбора собственного отношения к этой проблеме и формирования соответствующей методики ее решения. Ситуация обострилась тем, что несовершенство системы борьбы с допингом в олимпийских играх привело к тому, что она стала использоваться в качестве инструмента для дискредитации спорта отдельных стран и устранения конкурентов на международной спортивной арене.

Таким образом, сорокалетняя борьба с применением допинга в спорте, особенно активизировавшаяся с 1980 г., когда X. А. Самаранч провозгласил ее одним из основных приоритетов в деятельности МОК, не дала ожидаемых результатов.

За долгое время нахождения у руля олимпийского движения седьмой президент МОК смог успешно решить немало сложнейших задач: борьба с апартеидом в спорте; бойкоты Олимпийских игр группами стран; проблема любительства в олимпийском спорте; допуск на Игры спортсменов-профессионалов; коммерциализация спорта высших достижений и др. Однако проблема противодействия использованию допинга в спорте оказалась, пожалуй, единственной задачей, с которой Самаранчу так и не удалось справиться.

Несмотря на улучшение технической оснащенности системы допинг-контроля, постоянное увеличение объемов тестирования, ужесточение санкций, распространение допинга не только не сокращается, оно, наоборот, увеличивается. Разрабатываются и внедряются новые препараты и методы, совершенствуются схемы их применения и маскировки использования. В спортивном мире практически официальной стала политика двойных стандартов, при которой многие спортивные деятели, призванные бороться за чистоту спорта (в том числе представители МОК, некоторых международных спортивных федераций, национальных олимпийских комитетов и национальных спортивных федераций), стали обосновывать невозможность высоких спортивных достижений на олимпийской арене без использования ныне запрещенных средств — и теперь открыто говорят о широком внедрении фармакологических программ, о необходимости поиска альтернативы современной системе допинг-контроля. Более того, речь идет о новых подходах в этом деле, в частности о перспективах использования достижений генной инженерии для формирования спортсменов, которые будут способны показывать выдающиеся результаты.

Создание WADA в 1999 г. практически совпало по времени с неожиданным интервью X. А. Самаранча, заканчивавшего свою карьеру на посту президента МОК. Будучи тонким политиком, человеком искренне болеющим за авторитет олимпийского спорта и внесшим неоценимый вклад в его развитие, Самаранч нашел в себе мужество признать несовершенство политики МОК в борьбе с допингом, призвал к кардинальному сокращению списка запрещенных препаратов, разрешению препаратов, не вредящих здоровью спортсмена, повышению роли воспитательной и образовательной работы, расширению прав спортсменов в вопросе применения веществ и методов, стимулирующих эффективность их подготовки и соревновательной деятельности.

Интервью X. А. Самаранча вызвало очень активную реакцию: в подавляющем большинстве случаев позитивную — со стороны специалистов спорта и, в основном, негативную — со стороны людей, работающих в системе антидопингового контроля.

Необходимо значительно спокойнее относиться к проблеме допинга, чем это делается сегодня МОК. Допинг в олимпийских играх не является основной прерогативой. Средства, которые относятся к запрещенным и классифицируются как допинг, широко распространены в различных сферах деятельности. Так, эффективные психостимуляторы довольно широко применялись в войсках еще в начале XX в. во время Первой мировой войны. Широко используются стимуляторы, седативные и другие средства в различных родах войск и специальных подразделениях в настоящее время. Распространены стимуляторы среди политиков, использующих их во время публичных выступлений, и в шоу-бизнесе. Различные агенты анаболического воздействия получили исключительно широкое распространение в индустрии современного фитнеса. Значительная часть населения сегодня широко использует запрещенные в спорте препараты для нормализации психического состояния, уменьшения массы тела, коррекции телосложения.

Нельзя забывать о том, что в настоящее время все мировое сообщество озабочено также проблемами, порожденными не только широким пополнением ассортимента фармакологических средств и ДД, дающих зачастую нежелательные побочные эффекты, но и достаточно широким применением различных препаратов для увеличения урожайности в растениеводстве и повышения привесов в животноводстве, а также использованием методов клеточной биологии и генной инженерии для генетической модификации тех или иных сельскохозяйственных культур, последствия которой для людей, потребляющих такие продукты, наукой до конца еще не изучены.

Количество спортсменов, использующих запрещенные препараты, составляет незначительный процент (по данным экспертов, не более 5 %) количества людей, применяющих такие средства в других сферах человеческой деятельности. Однако никто не применяет санкций к политикам или эстрадным артистам, получающим преимущество перед своими конкурентами в результате применения стимуляторов. Ведется широкая научно-исследовательская работа по выявлению побочных негативных эффектов, к которым может привести излишнее увлечение и неразумное применение различных химических лекарственных препаратов, ДД, в составе которых присутствуют различные фармакологические вещества. Изучается опасность применения продуктов питания, произведенных с использованием современных технологий, основанных на достижениях химии, биологии, генной инженерии. Однако ни в одной из сфер человеческой деятельности, в которой существует проблема применения различных повышающих работоспособность веществ и методов, нет той истеричной атмосферы, которая сложилась в спорте.

Именно эта атмосфера не позволяет направить борьбу с допингом в спорте в нормальное, цивилизованное русло, в котором воспитательной, общеобразовательной, просветительской, научно-исследовательской деятельности будет отведено ведущее место. В этом случае, несомненно, более взвешенным и умеренным станет само отношение к проблеме допинга в спорте, возникнет возможность для формирования научно обоснованной методологии применения в спорте различных фармакологических веществ и методов стимуляции, проведения четкой и обоснованной границы между разрешенными (в интересах здоровья и эффективной подготовки спортсменов) и запрещенными (нарушающими морально-этические принципы спорта, разрушающими здоровье) веществами и методами, проведения вдумчивой образовательной и воспитательной работы. В этой системе должно быть отведено место и допинг-контролю и санкциям, однако не как основному средству борьбы с допингом, а как механизму управления этой борьбой в цивилизованном русле.

Нагрузки, которые приходится переносить спортсменам в современном спорте, вынуждают врачей и тренеров рекомендовать спортсменам широко применять различные вещества энергетического и пластического действия, стимуляторы деятельности центральной нервной системы, кроветворных органов, обменных процессов и другие средства для оптимизации процессов восстановления и адаптации, профилактики перенапряжений и заболеваний, снижения иммунитета и др. Расширение этого направления спортивной фармакологии, как считают многие специалисты, является важнейшим разделом современной спортивной науки, развитие которого способно во многом нейтрализовать отрицательное действие нагрузок современного спорта, находящихся на грани человеческих возможностей. Однако грань между естественной фармакологией спорта, помогающей эффективной адаптации и не наносящей вреда здоровью, и незаконной, расшатывающей идеалы спорта и подрывающей здоровье спортсмена, с каждым годом определить становится все труднее.

В лабораториях различных стран мира очень активно ведется работа по поиску новых веществ, выявлению оптимальной системы применения уже известных препаратов для повышения эффективности тренировочной и соревновательной деятельности. В частности, в отношении спортсменов Китая, которые в последние годы находятся под пристальным контролем Медицинской комиссии МОК, основное внимание уделяется вопросу, применяют ли спортсмены запрещенные препараты. Одновременно вне поля зрения остается опыт использования в китайском спорте многочисленных стимулирующих средств растительного и животного происхождения, накопленный китайской медициной с ее древней историей, богатыми традициями и возможностями. По нашим наблюдениям, это направление в китайском спорте развивается значительно более интенсивно, чем применение хорошо известных препаратов.

Современный спорт характеризуется огромными тренировочными и соревновательными нагрузками, крайней перегруженностью спортивного календаря. Перенесение этих нагрузок, участие в большом количестве спортивных соревнований практически в течение всего года невозможно без стимуляции восстановительных и адаптационных реакций наиболее эффективными средствами. На эту проблему обращал внимание председатель Медицинской комиссии МОК А. де Мерод еще в 1989 г., выступая на совместном заседании Исполкома МОК и Ассоциации международных федераций по летним видам спорта: "Чтобы избавиться от явления, нужно искать его причины. Иначе те же самые причины будут приводить к прежним результатам. Перегруженный календарь соревнований требует от спортсменов повышения их нормальных возможностей. Все это приводит к тому, что, с одной стороны, их подвергают контролю, а с другой — подобные нагрузки могут выполняться только с помощью незаконных средств".

С тех пор прошло много лет. Спортивный календарь не только не сократился, но и существенно расширился в основном за счет коммерческих соревнований с большим призовым фондом. Естественно, что находиться в условиях современного спорта без применения стимулирующих веществ спортсмены не могут. Однако деятельность МОК в деле борьбы с допингом никак не связана с реалиями современного спорта, не предусматривает в качестве одного из направлений борьбы с допингом ограничение безудержной эксплуатации физиологических возможностей спортсмена, предопределенной политикой спортивных федераций и других организаторов соревнований, а лишь ограничивает спортсменов в возможностях повысить за счет применения фармакологических средств качество подготовки, обеспечить профилактику заболеваний и травм.

Именно поэтому нашла широкую поддержку позиция в отношении борьбы с допингом, занятая ранее X. А. Самаранчем. Для подтверждения достаточно процитировать высказывания видных специалистов велосипедного спорта — вида, который в последние годы стал предметом активнейшей деятельности антидопинговых служб. В частности, руководитель известной профессиональной команды велосипедистов "Банесто" Эйсебио Унсуе отметил: "Я крайне благодарен руководителю олимпийского движения за то, что он изложил свою позицию по вопросам допинга именно сейчас, когда поиски гонщиков, потребляющих запрещенные препараты, стали смахивать на средневековую охоту на ведьм. Все критики президента прекрасно знают, что проблема допинга отнюдь не однозначна и что организму спортсменов, которые работают в экстремальных условиях, подчас просто необходимы те самые запрещенные препараты". Его поддержал не менее авторитетный в велосипедном спорте специалист, директор одного из спортивных клубов Маноло Сайс: "Хватит лицемерить. Самаранч стал первым человеком в МОК, который нашел в себе мужество взглянуть на проблему допинга без ханжества. Думаю, что он наконец-то смог найти путь, по которому и должен идти далее профессиональный спорт".

Эти взгляды разделяют и президенты наиболее авторитетных международных спортивных федераций в частности, FIFA и UCI, многие видные представители политических и деловых кругов, спортивной и медицинской науки. К сожалению, антидопинговые службы стараются уйти от серьезного анализа проблемы и все делают для того, чтобы сохранить сложившуюся практику антидопинговой деятельности.

Источник:
Seifula.jpg

Читайте также[править]