Спорт-вики — википедия научного бодибилдинга
NEWS:

Материал из SportWiki энциклопедия
Перейти к: навигация, поиск

РАСПРОСТРАНЕНИЕ ДОПИНГА В СПОРТЕ[править]

Допинговые вещества

Проанализировать масштабы использования допинга в современном спорте крайне сложно. Обусловлено это прежде всего тем, что длительное время тестирование на применение допинга в спорте проводилось только во время ответственных соревнований, но хорошо известно, что большинство наиболее распространенных препаратов применяется в условиях тренировочного процесса. Непосредственно перед соревнованиями спортсмены прекращают прием препаратов и используют средства, устраняющие из организма следы предшествовавшего применения допинга. Перед выездом на соревнования они проходят допинг-контроль и только при отрицательных результатах тестирования принимают участие в стартах. Известны случаи, когда даже всемирно известные спортсмены неожиданно отказывались участвовать в Олимпийских играх, бездоказательно ссылаясь на разные причины.

Введение тестирования во время тренировочного процесса привело к увеличению количества положительных результатов. Так, по результатам предварительного тестирования, проведенного за 20 дней до соревнований, в применении допинга были обвинены 19 спортсменов, а во время Игр Олимпиады 2000 г. в Сиднее (с 20 сентября по 1 октября) в применении допинга были уличены еще 7 спортсменов. Похожей была ситуация и на Играх Олимпиады 2004 г. в Афинах.

Отсутствие специальных исследований не позволяет с уверенностью говорить о том, в каких странах применение допинга в спорте получило наибольшее распространение. Расследование дела Бена Джонсона в Канаде после его скандальной дисквалификации на Играх в Сеуле показало катастрофическое распространение среди спортсменов запрещенных лекарственных веществ. В эту деятельность оказались втянутыми спортсмены, тренеры, спортивные врачи, правительственные чиновники. Не лучше обстоит дело в США, где только анаболические стероиды принимают более полумиллиона подростков, занимающихся спортом.

М. Уильямс (1997) обобщил данные, представленные спортивными администраторами и эпидемиологическими службами, и пришел к следующим выводам относительно распространения анаболических стероидов в американском спорте: 90 % мужчин, специализирующихся в тяжелой атлетике, бодибилдинге и пауэрлифтинге, применяют анаболические стероиды; метатели молота, копья, диска, толкатели ядра используют эти препараты в 70—80 % случаев; спринтеры и десятиборцы — в 40—50 %; 10 % спортсменов, специализирующихся в видах спорта, связанных с проявлением выносливости, также используют анаболическую поддержку. Причем женщины применяют анаболические стероиды в 4—5 раз реже по сравнению с мужчинами, а использование препаратов этого класса в спорте высших достижений и в детско-юношеском спорте приобрело, к сожалению, характер эпидемии. В целом, эти препараты принимают более одного миллиона американцев. Ситуация обостряется тем, что поступают эти препараты в основном с процветающего "черного рынка", который ежегодно поставляет анаболики в спортивные и спортивно-оздоровительные клубы на сотни миллионов долларов (Уильямс, 1997). Примерно к таким же выводам приходят Дж. Уилмор и Д. Костилл, которые в фундаментальном руководстве "Физиология спорта" (2001) утверждают, что "по разным данным,... примерно 80 % тяжелоатлетов, метателей диска и толкателей ядра национального уровня применяют анаболические стероиды, причем, по мнению большинства авторов, эта цифра может быть заниженной".

Из-за отсутствия серьезных исследований в настоящее время трудно оценить ситуацию с распространением допинга в спорте Украины, России и других стран, расположенных на территории бывшего СССР. Однако имеются все основания констатировать расширение применения запрещенных препаратов, в том числе и в детско-юношеском спорте.

Применение запрещенных средств и методов спортсменами высокой квалификации (данные неофициального опроса 70 экспертов стран Восточной Европы)

Практически нет олимпийских видов спорта, в которых не были бы зарегистрированы случаи употребления запрещенных препаратов. При этом распространение допинга находится в прямой зависимости от специфики вида спорта и эффективности использования в нем стимулирующих препаратов, уровня конкуренции и коммерциализации каждого из видов, качества контроля за применением допинга, характера санкций, принципиальности федераций и организаторов соревнований. Наиболее распространено применение запрещенных препаратов в тяжелой атлетике и легкой атлетике. Эти виды по количеству официально зарегистрированных случаев, а также согласно данным анонимных опросов, бесспорно, в наибольшей мере подвержены использованию запрещенных препаратов. Значительно в меньшей степени распространен допинг в других видах спорта. Однако среди специалистов и спортсменов, работающих в подавляющем большинстве видов спорта, все шире распространяется мнение о невозможности добиться результатов современного уровня без применения запрещенных препаратов.

Специалисты убеждены, что количество официально выявляемых случаев применения допинга в спорте явно занижено по сравнению с реальным положением дел. Проблема здесь сводится к тому, что разработаны эффективные пути маскировки, включающие своевременное прекращение приема препаратов, а также потребление соединений, прикрывающих использование допинга и делающих невозможным его выявление при контроле. Показательным примером могут служить подходы к маскировке применения препаратов тестостерона.

Вместе с тем не вызывает сомнений тот факт, что развитие аналитической техники для отслеживания допинг-агентов, совершенствование аналитических методов, постоянное расширение объемов тестирования (в настоящее время антидопинговыми лабораториями, аккредитованными WADA, ежегодно проводится около 200 тыс. тестов) играют роль сдерживающего фактора для недобросовестных спортсменов при злоупотреблении запрещенными веществами и методами. Это закономерно приводит к уменьшению применения допинга в спорте высших достижений.

К сожалению, сегодня можно говорить и о том, что во многих видах спорта просматривается хорошо скоординированная деятельность между антидопинговыми службами, представителями спортивных федераций, организационных комитетов Игр, менеджерами спортсменов, а нередко и самими спортсменами по управлению системой антидопингового контроля и его результатами. Это проявляется в постоянном нарушении регламента забора проб, тенденциозности при выборе спортсменов для тестирования во время тренировочного процесса (одни спортсмены тестируются часто и тщательно, другие, подозревать которых в применении допинга имеется достаточно оснований, от тестов изолируются). Во многих случаях, когда регулярное использование анаболических стероидов существенно изменяет внешность спортсмена, не говоря уже о динамике результатов, недоступной при обычной тренировке, антидопинговая служба молчит, хотя применение запрещенных препаратов очевидно для любого специалиста без всякого тестирования.

Далеко не все международные федерации склонны предоставлять информацию о распространении допинга в культивируемых ими видах спорта. Так, если бы объективно была представлена ситуация, например, в легкой атлетике или тяжелой атлетике, бодибилдинге и пауэрлифтинге, то еще острее были бы поставлены вопросы о "чистоте" этих видов спорта или же, напротив, о рациональности подхода в борьбе с допингом. Проиллюстрировать это легко, в частности на материале борьбы с допингом Международной федерацией плавания (FINA) — вида спорта, который, как известно, неизмеримо меньше поражен применением допинга по сравнению с легкой атлетикой или тяжелой атлетикой, или, тем более, такими неолимпийскими видами спорта, как бодибилдинг и пауэрлифтинг, где, по утверждений специалистов, запрещенные препараты применяют почти 100 % спортсменов высокой квалификации.

FINA регулярно проводит тестирование как в условиях соревнований, так и в период подготовки, постоянно увеличивая объем проб на допинг при этом количество положительных результатов также постоянно возрастает. Дисквалификации подвергнуты спортсмены из разных стран, но наибольшее количество дисквалифицированный спортсменов было из Китая, Испании, США.

Интерес представляет информация и о классах применяющихся веществ. Дисквалифицированными пловцами использовалось относительно небольшое количество запрещенных веществ, в основном препаратов тестостерона. В классе стимуляторов подавляющее большинство положительных результатов тестирования было обусловлено применением эфедрина и псевдоэфедрина. Интересно, что все китайские спортсменки, уличенные в применении допинга, в течение 10 лет (1993—2003 гг.) принимали только анаболические стероиды.

Не следует исключать и появления принципиально новых соединений, повышающих эффективность тренировочной и соревновательной деятельности. Так, система применения стимулирующих препаратов может оказаться намного эффективнее системы контроля за их использованием, что показал многолетний опыт спорта ГДР. В течение 15 лет (70—80-е годы прошлого века) мало кто сомневался, что спортсмены этой страны широко использовали стимулирующие npeпaраты. Однако они завоевали огромное количество медалей на Олимпийских играх и чемпионатах мира, устанавливали удивительные рекорды. Системы контроля были бессильны.

На Играх 1972 г. в Мюнхене выявили пять случаев применения допинга, и все они были связаны с использованием стимуляторов. Даже у тяжелоатлета из Австрии Вальтера Легеля, одного из пяти дисквалифицированных, было выявлено наличие амфетамина.

На следующих Играх ситуация изменилась кардинально: из 13 положительных проб большинство свидетельствовало о потреблении анаболических стероидов ( 7 в тяжелой атлетике,) 1 в легкой), остальные пять показали использование стимуляторов. С этого момента на всех последующих Играх большинство положительных проб свидетельствовало о приеме анаболических стероидов.

В последние годы в специальных лабораториях различных стран проводится очень большая работа по выявлению случаев применения допинга в спорте. Наиболее широко используются стимуляторы и анаболические стероиды, о чем свидетельствуют представленные Медицинской комиссией МОК результаты исследований, проведенных в 1986 г. 18 специальными лабораториями: стимуляторы - 177 (26,3 %), наркотические средства — 31 (4,6 %), анаболические стероиды — 439 (65,3 %), β-адреноблокаторы — 23 (3,4 %), диуретические средства — 2 (0,3 %).

Результаты, опубликованные МОК в последующие годы, свидетельствуют об определенном увеличении общего количества положительных реакций, однако соотношение препаратов различных классов остается относительно стабильным. Например, в 1988 г. аккредитованные МОК лаборатории провели анализ 47 069 проб, из которых 1353 дали положительный результат (2,45 %). Более половины случаев (791) были связаны с употреблением анаболических стероидов.

Соотношение препаратов различных групп, применяемых в олимпийском спорте, почти не изменилось и в дальнейшем. В 1992 г., например, аккредитованные МОК 23 лаборатории выявили 1251 случай применения запрещенных препаратов, в том числе: стимуляторы — 277 (21,1 %), наркотические средства — 102 (8,2 %), анаболические стероиды — 717 (57,3 %), β-адреноблокаторы —12 (0,1 %), диуретические средства — 70 (5,6 %), другие вещества — 79 (6.3 %).

В 2001 г. 24 антидопинговые лаборатории проанализировали более 125 тыс. проб, положительные результаты были выявлены в 1,65 % случаев, как во время соревнований, так и во внесоревновательный период; в 2003 г. — более 151 тыс. проб, положительные результаты — 1,62 %; в 2004 г. — более 169 тыс. проб, положительные результаты — 1,72 %; в 2005 г. — более 183 тыс. проб, положительные результаты — 2,13 %; в 2006 г. — более 198 тыс. проб, положительные результаты — 1,96 %. Наиболее широко применялись анаболические агенты, β-адреномиметики, каннабиноиды и стимуляторы. Остальные вещества и методы, включая диуретики, использовались редко.

Распространение различных классов запрещенных веществ в спорте (по данным антидопинговых лабораторий за 2001—2006 гг.)

Нельзя не отметить, что отличия в применении запрещенных средств в различные годы во многом обусловлены несовершенной и изменяющейся классификацией веществ и методов. Например, в табл. 3.3 β-адреномиметики выделены в отдельный класс, хотя с не меньшим основанием их можно отнести к "стимуляторам". Путаница в классификации препаратов касается, например, и антиэстрогенных веществ: так, фулвестрант (фазлодекс), имеющий стероидную структуру, по непонятным причинам в разделе S 4 Списка запрещенных веществ и методов (2009) по-прежнему отнесен к третьему классу "других антиэстрогенных соединений". Однако в соответствии с механизмом действия фулвестрант как стероидный представитель избирательных модуляторов рецепторов эстрогена (ИМРЭ), должен быть отнесен к классу "антагонистов и модуляторов гормонов", т. е. к лекарственным средствам класса ИМРЭ. Классификационные накладки такого рода затрудняют проведение тестов на допинг-контроль и трактовку полученных результатов, а также создают ошибки при обработке статистических данных.

Оценить реальное положение дел с применением запрещенных эргогенных средств позволяют анонимные опросы спортсменов высокого класса. В 1984 г. П. Норгрен, опросивший ведущих шведских тяжелоатлетов, установил, что 94 % спортсменов потребляли высокие дозы анаболических стероидов (50—500 мг в неделю) в течение длинных периодов (4—6 нед) 3—4 раза в год в течение 10 лет. Одному из ведущих специалистов по проблеме допингового контроля профессору М. Донике в конце 1980-х годов удалось использовать методику, позволяющую определить, принимались ли анаболические стероиды в течение полугода, предшествовавшего контролю. Дополнительная проверка резервных проб, полученных у участников Игр XXIV Олимпиады в Сеуле, показала, что 80 спортсменов принимали препараты, прекратив прием за несколько месяцев до Игр. Это намного превышает число официальных случаев, выявленных в процессе Игр (всего 10 случаев).

Уточненные данные различных исследователей и межправительственных организаций показали значительно более широкое распространение допинга в олимпийском спорте, чем это вытекает из информации, предоставляемой МОК и WADA. В частности, приводились данные, согласно которым в различных странах мира допинг применяют несколько миллионов спортсменов, более 30 % тренеров убеждены в том, что без допинга нельзя добиться результатов мирового уровня, поэтому в своей деятельности они используют различные запрещенные вещества.

Еще более удручающую информацию предоставил Канадский центр "Спорт без допинга". Согласно данным Центра, 83 тыс. канадцев в возрасте от 11 до 18 лет применяют анаболические стероиды, при этом 53,9 % опрошенных используют эти препараты для стимуляции спортивных результатов, а остальные — для изменения внешности. Кроме стероидов применяются и другие препараты — кофеин, стимуляторы, болеутоляющие и мочегонные средства. Молодые канадцы убеждены в том, что применение препаратов помогает существенно улучшить результаты в спорте. При этом наиболее эффективными, по их мнению, являются анаболические стероиды и стимуляторы. На рис. представлены материалы, отражающие соотношение используемых препаратов. Как видим, у лиц женского пола применение допинга распространено почти так же, как и у лиц мужского пола.

Мнение молодых канадцев об эффективности применения запрещенных препаратов для повышения спортивных результатов (по данным Канадского центра спорт без допинга)

Сегодня в средствах массовой информации западных стран распространение допинга в ГДР рассматривается в общем контексте с применением допинга в бывшем СССР. Отмечается, что в сфере допинга эти страны имели много общего, а на Играх Олимпиады 1980 г. в Москве состоялся глобальный эксперимент по массированному применению запрещенных стимуляторов противоборствующими странами. В части, касаемой ГДР, информация является объективной, поскольку там действительно существовала секретная государственная программа применения запрещенных стимуляторов в спорте, составляющими которой являлись:

  • разработка, исследование эффективности и внедрение в практику подготовки спортсменов высокоэффективных фармакологических веществ, многие из которых были запрещены;
  • разработка и применение этих веществ в соответствии со спецификой вида спорта, особенностями построения системы подготовки, динамикой тренировочных и соревновательных нагрузок;
  • разработка и внедрение высокоэффективной системы маскировки применения запрещенных веществ, включавшей применение специальных схем питания и фармакологических программ, а также организационные меры — игнорирование второстепенных международных соревнований, участие в которых могло привести к раскрытию применения допинга в процессе подготовки;
  • высокоэффективная национальная система допинг-контроля, призванная проконтролировать эффективность системы маскировки, помочь устранить следы применения запрещенных веществ.
Использование запрещенных препаратов молодыми канадцами для повышения спортивных результатов по возрастным группам: а — мужчины; б—женщины (по данным Канадского центра спорта без допинга)

К разработке и реализации этой программы, наряду с закрытой лабораторией Центрального научно-исследовательского института спорта в Лейпциге, были привлечены многие другие учреждения и предприятия, работающие в сфере фармакологии и фармацевтической промышленности. Засекреченность этих работ была столь велика, что о программах применения стимулирующих препаратов полного представления не имели не только спортсмены и тренеры, но и врачи сборных команд. Врачам лишь вменялось в обязанности включение в рацион питания спортсменов различного рода таблеток, напитков, смесей, о составе которых они могли только догадываться.

В 1970—1980-х годах специалисты СССР и ГДР сотрудничали в реализации серии закрытых научно-исследовательских программ (проблема спортивного отбора, подготовка спортсменов высокого класса в плавании и другие). Однако вопросы фармакологического обеспечения в этих программах никогда не затрагивались, а информация, которую удавалось неофициально получить от специалистов ГДР, сводилась к общим моментам — ряд спортсменов применяют анаболические стероиды, идут исследования по применению препаратов соматотропного гормона и др. Более полная информация оказалась доступной лишь после объединения Германии, когда специалисты бывшей ГДР получили возможность без риска говорить о системе подготовки спортсменов высокого класса, а эксперты получили доступ к секретным материалам. По оценкам специалистов, в течение почти 20 лет через систему интенсивного фармакологического обеспечения прошло более 10 тыс. спортсменов ГДР. В результате интенсивного применения анаболических стероидов у 142 бывших спортсменок, в числе которых значительная часть чемпионок мира и Олимпийских игр, возникли серьезные изменения в состоянии здоровья — бесплодие, рождение детей с отклонениями и др. Одной из спортсменок, специализировавшейся в толкании ядра, ввели столько тестостерона, что она была вынуждена сменить пол.

В СССР ситуация была принципиально иной. Здесь разработки в сфере спортивной фармакологии носили в основном открытый характер. Так, например, в 1960—1970-х годах начались интенсивные исследования влияния естественных препаратов адаптогенного действия (женьшень, родиола, китайский лимонник и др.), а также витаминных комплексов на работоспособность и восстановительные реакции спортсменов. Даже отдельные учреждения военных ведомств были привлечены к внедрению в спорт психоэнергизаторов химического происхождения. В эти же годы под влиянием информации о широком распространении анаболических стероидов в американском спорте начались исследования по эффективности некоторых препаратов этой группы. Однако все эти исследования и практическая апробация проводились еще до активизации деятельности МОК в борьбе с допингом. Большинство результатов этих исследований широко публиковались в открытой печати. В 1970-х — начале 1980-х годов такая же ситуация сложилась и с аутогемотрансфузией. В ведущих научных лабораториях бывшего СССР всесторонне изучался этот вопрос, давались открытые рекомендации для спортсменов. Однако как только тот или иной препарат или манипуляция попадали в категорию запрещенных, руководство Госкомспорта СССР запрещало применение допинга и строго наказывало нарушителей.

В 1970-х — начале 1980-х годов вся мировая тяжелая атлетика была поражена применением анаболических стероидов. Естественно, что и подавляющее большинство выдающихся спортивных результатов тех лет имели фармакологическую основу. Однако когда эти препараты были запрещены, в СССР к нарушителям стали применяться самые жесткие санкции.

Закрытый характер информация носила лишь в тех случаях, когда делались попытки использовать в спорте препараты, разработанные учреждениями и организациями, относящимися к военному ведомству. В частности, в начале 1970-х годов к разработке проблемы стимуляции работоспособности спортсменов были привлечены специалисты кафедры фармакологии Ленинградской военно-медицинской академии им. С. М. Кирова, занимавшиеся под руководством профессора В. М. Виноградова разработкой и исследованием актопротекторов (средств неистощающего типа действия) для поддержания двигательной активности и физической работоспособности в экстремальных условиях. Эффективность таких препаратов связана с оптимизацией обменных процессов, экономизацией процессов энергообеспечения, более эффективной мобилизацией субстратов. Наиболее известными представителями класса актопротекторов являются производные бензимидазола — бемитил и томерзол и производное адамантана — бромантан. Последний, активно использовавшийся российскими спортсменами, вызвал бурную реакцию антидопинговой службы и Медицинской комиссии МОК на Играх в Сиднее, когда из-за применения этого препарата возник конфликт с российской делегацией.

Впервые бромантан был использован еще е 1988 г. на Играх в Сеуле советскими спортсменами, и с тех пор применялся регулярно. Следы бромантана, после того как специалисты антидопинговой службы научились его идентифицировать (а на это ушло более 10 лет), были обнаружены у многих спортсменов из бывшего СССР. По мнению председателя Медицинской комисси МОК А. де Мерода, бромантан является стимулятором и обладает свойствами амфетамина — его прием за два—три часа до старта приводит к повышению работоспособности, профилактике утомления. На этом основании был поставлен вопрос о дисквалификации на Играх в Сиднее пяти российских спортсменов, завоевавших медали. НОК России категорически возражал против признания бромантана аналогом запрещенных средств, подал апелляцию и сумел квалифицированно доказать правомочность применения препарата. Спортсмены дисквалифицированы не были, однако после этого случая бромантан был запрещен и отнесен к классу стимуляторов, хотя он является актопротектором.

Если к сотрудничеству привлекались гражданские научные учреждения, то работы проводились по открытой тематике и широко публиковались в печати. Так, в 1970-1980-х годах в результате сотрудничества кафедры фармакологии Киевского медицинского института им. акад. А. А. Богомольца и проблемной лаборатории Киевского государственного института физической культуры в практику подготовки сборных команд СССР был внедрен галаскорбин — эффективный препарат растительного происхождения. Следует заметить, что показаний для включения галаскорбина в схемы фармакологического обеспечения вполне достаточно, поскольку он обладает выраженным антиоксидантным, антигипоксантным и мембранопротективным действием.

Неверно утверждать, что советские спортсмены не использовали запрещенные препараты. Косвенные факты свидетельствуют об обратном. Основания подозревать в применении запрещенных препаратов многих тяжелоатлетов и легкоатлетов, велосипедистов, специализирующихся в гонках на треке и стрелков были. Однако эта деятельность носила очень ограниченный характер и находилась в руках самого спортсмена, иногда врача и тренера.

В то же время в сборной команде СССР по плаванию и в других сборных командах (в частности, по велосипедному спорту) очень широко применялись напитки, содержащие комплекс витаминов и микроэлементов, препараты растительного происхождения, некоторые химические препараты, поддерживающие деятельность сердца и обеспечивающие профилактику перенапряжения миокарда, т. е. незапрешенные препараты. На Играх 1980 г. в Москве в некоторых командах (например, велосипедный спорт) широко использовались гипероксические смеси для ускорения восстановительных реакций между заездами.

Сложнейшей проблемой современного спорта явилось использование кровяного допинга. Высокий эргогенный эффект этого метода стимулирует широкое его применение в видах спорта, связанных с проявлением выносливости. На протяжении многих лет (1980-е — начало 1990-х годов) забор, сохранение и последующее введение эритроцитарной массы было практически легальным средством повышения спортивной работоспособности, и многие победы и рекорды тех лет были результатом применения кровяного допинга. Сложность определения его применения длительное время не позволяла создать действенную систему допинг-контроля. В связи с применением кровяного допинга периодически возникали скандалы. В частности, на Играх Олимпиады 1984 г. в Лос-Анджелесе велосипедисты США были уличены в переливании крови, взятой у родственников спортсменов.

Появление относительно объективных методов контроля за применением кровяного допинга привело к интенсивному поиску его фармакологических аналогов. В спорт широко проник эритропоэтин препарат, рекомендованный для клинического применения при лечении анемии у больных. Практически в течение 10 лет, вплоть до конца 1990-х годов, когда за применение препаратов эритропоэтина спортсмены стали подвергаться строгим санкциям, этот препарат являлся эффективным способом повышения результатов для многих спортсменов, пошедших по этому пути.

Прошло совсем немного времени, и в 2001 г. на американском рынке появился и молниеносно проник в спорт высших достижений еще более эффективный препарат аналогичного действия, но не включенный в список запрещенных — дарбепоэтин. Его массовое применение на зимних Олимпийских играх 2002 г. в Солт-Лейк-Сити вызвало серию дисквалификации и скандалов. Так, в результате дисквалификации украинской лыжницы Ирины Терели пострадала вся команда, которую непосредственно перед стартом лишили права участвовать в лыжной эстафете.

В последние годы система антидопингового контроля столкнулась с еще одной проблемой — интенсивным развитием индустрии ДД и внедрением их в практику подготовки спортсменов. Этикетки на добавках не всегда отражают их действительное содержание, встречаются случаи несоответствия данных, представленных на этикетках, реальному составу. В добавках встречаются анаболические стероиды, эфедрин и другие запрещенные препараты. Выявлено значительное количество случаев положительных результатов при допинг-контроле вследствие применения пищевых добавок.

Потребление ДД в олимпийском и профессиональном спорте достигло огромных размеров. Так, исследования, проведенные на Играх XXVII Олимпиады в Сиднее с участием 2758 спортсменов (более 25 % всех участников), показали, что различные ДД принимали 2167 спортсменов (78,6 %), 542 спортсмена (19,7 %) использовали по 6—7 средств, а один — 26 (Corrigan, Kaslauskas, 2002).

Таким образом, говоря о распространенности допинга в спорте, следует отметить следующее. Допинг сегодня получил широкое распространение среди спортсменов разных стран (отсутствуют достоверные статистические данные, позволяющие сделать корректное сравнение по разным странам), причем не только в спорте высших достижений (олимпийском и профессиональном), но и в любительском, и даже детско-юношеском. Возможно, мужчины принимают допинг несколько чаще, чем женщины, но реальная статистика неизвестна. Несомненно, в олимпийских видах спорта допинг в настоящее время распространен несколько меньше, чем в неолимпийских, что связано с более жестким контролем за его применением. Среди олимпийских видов спорта в применении запрещенных веществ и методов лидируют тяжелая атлетика и легкая атлетика, среди неолимпийских — вероятно, бодибилдинг и пауэрлифтинг. Однако запрещенные вещества и методы применяются спортсменами во всех, вероятно, без исключения, видах спорта (во всяком случае, невозможно определить виды спорта, в которых допинг не применяется). Основной причиной широкого распространения допинга в современном спорте является убежденность многих тренеров и спортсменов в том, что без применения запрещенных веществ и методов невозможно достичь серьезных спортивных результатов. Наконец, несмотря на то, что в Список запрещенных веществ и методов включено очень большое количество веществ (как лекарственных, так и не являющихся ими), реально спортсменами чаще всего используется достаточно ограниченное количество веществ, преимущественно из групп анаболиков, пептидных гормонов, стимуляторов, каннабиноидов и (3-адреномиметиков. Существующая система допинг-контроля в значительной степени ограничивает масштабы применения спортсменами запрещенных веществ и методов, в основном, в спорте высших достижений. Однако кардинально проблему допинга в современном спорте она не решает.

Источник:
Seifula.jpg

Читайте также[править]