Спорт-вики — википедия научного бодибилдинга
NEWS:

Материал из SportWiki энциклопедия
Перейти к: навигация, поиск

Источник:
«Спортивная энциклопедия систем жизнеобеспечения».
Редактор: Жуков А.Д. Изд.: Юнеско, 2011 год.

Тренировочные циклы (периодизация нагрузки и отдыха)[править]

С. И.Вовк Российский государственный университет физической культуры, спорта, молодежи и туризма, Россия

Рассмотрены основные аспекты взаимодействия, взаимосвязи нагрузки и отдыха, непрерывного и дискретного в спортивной тренировке. Показан диалектический характер этой взаимосвязи. Описан феномен сохранения спортивной результативности после продолжительных перерывов в тренировочном процессе, вызванный травмами, болезнью. Показано, как механизм кумуляции эффектов занятий из инструмента развития тренированности может превращаться в инструмент повреждения и возникновения многочисленных заболеваний и травм у спортсменов.

Введение[править]

В спортивной науке все более осознается необходимость диалектического подхода к исследованию спортивной деятельности, в том числе и спортивной тренировки.

Принципы диалектического метода формулируются на основе учета таких наиболее общих свойств изучаемых объектов, как их изменение, развитие, связь, взаимодействие в сочетании с относительной устойчивостью, инвариантностью, независимостью и т.д. К числу особенно важных характеристик изучаемых объектов диалектическая методология относит также их противоречивость.

Применение принципов диалектического метода в научном анализе спортивной тренировки позволяет в полной мере осознать, что этот процесс по сути своей диалектичен, имеет свои «внутренние» противоречия, включает не только взаимодействующие, но и противодействующие стороны. Противоречие закономерно возникает между дискретным характером тренировочных занятий и необходимостью обеспечивать целостность, непрерывность процесса спортивной тренировки. Диалектично взаимовлияние функциональных и морфофункциональных изменений, происходящих в ходе развития физических качеств спортсмена, а также взаимодействие общей и специальной подготовки, соотношение которых меняется в ходе развертывания годичной и многолетней спортивной деятельности, и т.д.

Одной из ключевых проблем теории спортивной тренировки является проблема построения спортивной тренировки в аспекте взаимодействия нагрузки и отдыха. От познания их взаимосвязи, взаимозависимости в значительной степени зависит понимание механизмов, лежащих в основе развития тренированности. Во многом именно здесь скрывается ключ к оптимизации процесса построения спортивной тренировки. Диалектический подход к ее анализу позволяет выяснить, что здесь диалектически взаимодействуют, взаи-мовлияют и как бы противостоят друг другу два компонента спортивной тренировки - нагрузка и отдых, непрерывный процесс тренировки и дискретность занятий, разделенных интервалом отдыха. Речь идет не только о взаимодействиях возрастающей двигательной активности и относительно кратковременного отдыха в рамках тренировочного занятия и в интервале между занятиями, но и о системном закономерном чередовании в масштабе долговременного тренировочного процесса фаз, этапов, периодов, одни из которых отличаются восходящей динамикой тренирующих воздействий, а другие - с противоположной тенденцией, способствующей развертыванию восстановительных процессов, завершению этапных адаптационных циклов и структур-но-функциональных перестроек, стимулированных повышенными тренирующими воздействиями.

К настоящему времени стало очевидно, что взаимодействие нагрузочных и разгрузочных фаз в малом временном масштабе, т.е. в рамках одного или нескольких занятий, и взаимодействие нагрузочных и разгрузочных фаз в относительно долговременных процессах (недели, месяцы и. т. д.) проявляется на основе разных механизмов. Понимание этого обусловливает различную продолжительность системы разгрузочных фаз в разных по длительности циклах спортивной подготовки. Данное положение, введенное в концепцию построения спортивной тренировки, является одним из условий ее эффективности.

Применительно к диалектичности спортивной подготовки особую значимость в понимании взаимозависимости нагрузочных и разгрузочных фаз приобретает не случайно возникающий в процессе систематической спортивной деятельности феномен, условно названный «парадокс непрерывности». Проявляющийся в определенных условиях долговременной тренировки, данный феномен выражается в том, что при продолжительных перерывах в тренировке, связанных с травмой или болезнью, нередко спортивный результат не только не убывает, но сразу или почти сразу возрастает, что является одним из выражений диалектичности спортивной подготовки, в процессе которой закономерно взаимодействуют такие противоположности, как, с одной стороны, кумулятивные «нагрузочные» воздействия, вызывающие далеко идущие функциональные и морфофункциональные перестройки в организме спортсмена, с другой стороны - фазы иного характера, необходимые для протекания восстановительных процессов и реконструктивных изменений в организме. Одна из причин проявления «парадокса непрерывности» - нарушение меры во взаимодействии нагрузочных и разгрузочных фаз в процессе долговременной тренировки.

Идея непрерывности и дискретности в теории спортивной тренировки[править]

Категории «непрерывное» и «дискретное» (прерывное) как понятия, отражающие всеобщие свойства объективной реальности и практической деятельности, издавна привлекали к себе внимание мыслителей, ученых. В классическом виде понятие непрерывности зародилось у древних греков. Уже некоторые философы древности, пытаясь найти первооснову мира, ставили вопросы, имеющие отношение к диалектике дискретности и непрерывности. По мнению Демокрита, основу мира составляли дискретные частицы - атомы и непрерывная пустота. Уделяя значительное внимание толкованию пространства, времени и движения, древнегреческая философия рассматривала их через призму непрерывности и дискретности, понимая непрерывное применительно к пространству, времени и движению как бесконечную делимость. Так трактовал данную проблему еще Анаксагор. Наиболее глубоко и серьезно проблематику прерывности и непрерывности движения разрабатывал в своих знаменитых апориях Зенон Элейский, по словам

Аристотеля, «изобретатель диалектики» как искусства истолкования противоречий. Однако в силу исторической ограниченности развития философских воззрений древнегреческая философия рассматривала данные категории в отрыве друг от друга.

Ближе других к современному пониманию диалектики непрерывного и дискретного подошел Гегель, показав, что «непрерывность есть лишь связное, сплошное единство дискретного».

В современной философии прерывность (дискретность) выражает пространственно-временную локализованность элементов, состояний объекта, процесса и основывается на делимости объекта, процесса и на относительно самостоятельном существовании его составляющих, элементов.

В отличие от дискретного, непрерывность выражает органичное единство, взаимосвязь и взаимообусловленность тех же составляющих элементов, состояний и основывается на неделимости объекта как целого. Непрерывность всегда реализуется в определенной системе связей, обеспечивается связью элементов, благодаря чему становится возможным развитие объекта, процесса.

Эволюция философии привела к осознанию диалектического характера прерывного и непрерывного, их неразрывной связи, единства. Познание непрерывного осуществляется через дискретное. Непрерывность не выступает сама по себе, а определяется, раскрывается через прерывное, и наоборот. Непрерывное и дискретное можно понять лишь во взаимном соотношении. В условиях установленного единства прерывного и непрерывного познание любой из этих сторон означает одновременное познание другой, познание их взаимоперехода.

Привлекая к себе внимание на протяжении многих веков, категории «непрерывное» и «дискретное» рассматривались в связи с анализом различных вопросов. Исследовалось изменение содержания понятий прерывного и непрерывного в истории философии, физики, современном естествознании, в связи с анализом движения, развития материи. Данные вопросы изучались применительно к истории науки и основным отраслям научного знания: социальному знанию, физической и химической науке, биологии, геологии, математике, кибернетике и т.п.

Идея непрерывности нашла отражение и в теории спортивной тренировки в качестве одного из важнейших принципов, отражающих фундаментальные закономерности построения системы занятий, связанных с обучением, воспитанием, совершенствованием. Под разными названиями (регулярность, систематичность, перманентность и т.п.) принцип непрерывности, как известно, давно уже признан в качестве одного из основных принципов спортивной тренировки. Раскрывающие его суть положения сводятся к следующему:

  • спортивная тренировка строится в порядке круглогодичных и многолетних занятий, режим которых должен перманентно обеспечивать приобретение, сохранение и дальнейшее развитие тренированности;
  • связь между звеньями тренировочного процесса обеспечивается на основе непрерывной преемственности эффектов предшествовавших и последующих занятий;
  • интервал между занятиями выдерживается в пределах, гарантирующих в общей тенденции восстановление и повышение работоспособности.

Следует сказать, что одним из естественных условий построения тренировочных занятий и собственно тренировочного процесса является прерывистый (дискретный) характер применяемых тренировочных воздействий, и как бы часто ни проводились занятия, построить их иначе, чем в сочетании с восстановительным отдыхом, разделяющим эти занятия и как бы противостоящим целостности тренировочного процесса, практически невозможно.

Такое противоречие между дискретным характером тренировочных занятий и необходимостью обеспечить целостность, непрерывность тренировочного процесса преодолевается на основе соблюдения закономерностей кумуляции эффекта занятий - интегративного взаимодействия их ближайших и следовых эффектов при достаточной частоте занятий и адекватной регламентации продолжительности интервалов между ними. Непрерывная кумуляция их эффектов происходит при условии, что каждое последующее занятие проходит, образно говоря, по следам предыдущего, закрепляя и углубляя их, в результате чего приобретается тренированность.

Диалектическое взаимодействие нагрузки и отдыха в процессе спортивной тренировки[править]

Проблема соотношения нагрузки и отдыха в различных временных масштабах достаточно интенсивно начала разрабатываться с середины прошлого века. Этот период ознаменовался, в частности, в спорте триумфальными успехами четырехкратного олимпийского чемпиона в беге на длинные дистанции, знаменитого чешского бегуна Э. Затопека, методика тренировки которого основывалась преимущественно на интервальном методе. Всеобщее увлечение интервальной тренировкой, стимулированное успехами Э. Затопека, привело в 1950-е гг. к появлению большого количества научных исследований, в которых предпринимались попытки вскрыть механизмы метода, суть которого составляет соответствующее дозированное соотношение нагрузки и отдыха. В Германии научная группа профессора X. Рейндела из Фрайбургского университета провела обширные исследования на большом контингенте испытуемых с целью изучения кардиологических и респираторных реакций спортсмена в ответ на интервальную нагрузку, схожую с той, которую использовал Э. Затопек. Было установлено, что при выполнении нагрузки длительностью около 30-60 секунд наибольшее увеличение систолического объема сердца достигается не во время выполнения упражнения, а в ближайшие 20-30 секунд после его окончания. Тем самым было показано действенное значение отдыха как компонента тренировки. Результаты исследования позволили обосновать методику тренировки с соотношением нагрузочной и разгрузочной фазы как 1:2 или 1:3. Следует сказать, что преобладающая часть научных работ по проблемам спортивной тренировки посвящена, как правило, изучению воздействия упражнений на различные физиологические и метаболические процессы, т. е. изучалась нагрузка. Это и понятно, так как в спортивной практике легко замечают, что спортивные результаты растут, прежде всего, посредством нагрузки, но менее заметно, что существенно зависят и от отдыха. В дальнейшем проводимые исследования в аспекте взаимодействия нагрузки и отдыха показали, что изменение продолжительности интервала отдыха способно изменить механизм энергообеспечения выполняемого упражнения, что приводит к изменению эффекта тренировки.

Как известно, под тренировочным эффектом подразумеваются в самом общем смысле изменения в организме, вызываемые в процессе и в результате тренировочных занятий. Являясь последействием упражнения, следовой эффект отражает воздействие упражнения, остающееся после его выполнения и меняющееся в зависимости от динамики обусловленных им восстановительных и других процессов. Следовой эффект также представляет собой ответное реагирование систем организма на упражнение и динамику тренировки. В целом следовой эффект трансформируется в сложном комплексе организменных процессов, протекающих по фазам.

Несомненно, что следовые процессы -не только следствие воздействия на системы организма его деятельностью, но и производные как от характера деятельности, так и от свойств реагирования систем организма на воздействие деятельности во времени.

Как известно, эффект любого упражнения, тренировки непостоянен, он меняется в зависимости от интервалов между тренировочными занятиями. Тренировочный эффект является не только следствием тренировочных занятий, но и переменной величиной от времени между ними. В известном смысле пауза между занятиями является не менее важной фазой, чем собственно нагрузка.

Взаимодействие нагрузки и отдыха в малых циклах тренировки[править]

Согласно концепции Павлова - Фольборта, разработанной в первой половине XX в., интервал отдыха между тренировочными занятиями определяется взаимодействием процессов «истощения», утомления и восстановления функциональных возможностей организма. Каждая последующая тренировочная нагрузка должна применяться не раньше, чем наступит полное восстановление («орган должен полностью восстановиться»), но не позже, чем следы от предыдущей нагрузки полностью сгладятся. Считалось, что тренировка должна сопровождаться утомлением, так как только в таком случае в достаточной степени будут возбуждены процессы восстановления, вследствие чего работоспособность поднимется выше нормы.

Уточняя данную концепцию и обосновывая регулярность тренировочных занятий, Н. Н. Яковлев рекомендовал повторную нагрузку применять в фазе суперкомпенсации, т.е. когда «следовое повышение функциональных возможностей после предыдущей работы наиболее велико». Придавая важное значение физиологическим реакциям, происходящим не только в процессе мышечной деятельности, но и в послерабочий период, Н.Н. Яковлев подчеркивал, что организму свойственны не два кардинальных состояния - покой и деятельность, а три - покой, деятельность и отдых.

Принимая в качестве исходного определения положение, что применение повторных нагрузок эффективно в фазу повышенной работоспособности, и подчеркивая важное значение интервалов отдыха между тренировками, В. Розенблат указывал, что наиболее эффективной является система тренировки, включающая 3-4 тренировочных занятия в неделю.

Как указывалось, концепция Фольборта и Яковлева не предусматривала возможность тренировки на фоне неполного восстановления.

До середины XX в. в литературе как биологической, так и по большей части методической процесс спортивной тренировки рассматривался, как правило, в малом временном масштабе. Характерной чертой работ, выполненных в этот период и посвященных исследованию последействия тренировочных нагрузок, было то, что практически большая часть из них ограничивалась изучением процессов, протекающих в течение ближайших минут, часов после завершения тренировки. Это объяснялось уверенностью, что восстановительные процессы завершаются в течение сравнительно короткого времени, а также трудностью продолжительного исследования объекта.

В последующем, в 1970-е гг., Ю. П. Сергеев, исследуя реакции организма в условиях повышенной двигательной активности, попытался уточнить сложившиеся подходы к построению тренировки. Отмечая фазное изменение работоспособности после прекращения тренировки с большими нагрузками, автор выделил фазу остаточного утомления, фазу повышенной работоспособности (через 24 часа после нагрузки), фазу пониженной работоспособности (через 48 часов после нагрузки) и фазу стабилизации работоспособности, которая проявляется в очередном повышении работоспособности через 1-2 суток после предыдущей фазы. Достигнутый уровень повышенной работоспособности, если не последует очередная нагрузка, утрачивается через 3-4 дня. Автор рекомендовал применять повторную нагрузку не в фазе повышенной работоспособности, а позже -в фазе стабилизации работоспособности. Свою мысль он пояснял тем, что применение повторной нагрузки в фазе повышенной работоспособности идет в ущерб физиологически протекающим реконструктивно-преобразовательным процессам, поскольку в этом случае происходит переключение внутриклеточных процессов на обеспечение функций, физиологически не свойственных данному моменту состояния организма.

Однако данная концепция не получила широкой реализации в практике спорта, очевидно, потому, что ориентировала на достаточно разреженную систему тренировки.

Вместе с тем важной особенностью процессов, протекающих на уровне различных систем организма во время и после выполнения нагрузки, является их гетерохронность (неодновреенность). Еще в 1930 г. М.Е. Маршак показал, что восстановление потребления кислорода, легочной вентиляции, величины пульса, артериального давления и температуры кожи у работающих мышц происходит в разные сроки. Однако и Г.В. Фольборт, и Н.Н. Яковлев, упоминая в своих работах о том, что «процессы утомления и восстановления в различных органах и системах имеют неодинаковые характеристики, т.е. протекают с разной быстротой и дают кривые разного рода», другими словами, протекают гетерохронно, тем не менее, рассматривая систему чередования нагрузки и отдыха, оперируют некой абстрактной однотипной нагрузкой. Принципиальная схема Фольборта - Яковлева не учитывала гетерохронность процессов восстановления, а лишь постулировала принцип - создать условия для восстановления и «сверхвосстановления» работоспособности. Но в практике тренировки реальная система чередования тренировочных нагрузок и отдыха оказывается весьма сложной и не умещается в однотипную схему, что предопределило дальнейшие изыскания в этом направлении. В развернувшихся исследованиях отдельных ученых и целых лабораторий наиболее радикальные рекомендации были представлены в работе М. Я. Горкина с сотрудниками, пришедших к выводу, что в системе чередования нагрузки и отдыха необходимо ориентироваться на наиболее поздно восстанавливающиеся показатели. Такое положение ориентировало на применение больших тренировочных нагрузок не чаще одного раза в 4-7 дней.

Однако в спортивной практике уже в 1960-е гг. в подготовке ведущих спортсменов нормой стали ежедневные тренировочные занятия, зачастую проводимые дважды в день и чаще, без явлений переутомления, с неуклонной общей тенденцией к повышению работоспособности. Такое положение дел вступало в противоречие со сложившимися взглядами и теоретическими подходами к построению спортивной тренировки, которые, прежде всего (в рамках соотношения нагрузки и отдыха), были разработаны физиологами, биологами и в основе своей опирались на представления об истощении и восстановлении функциональных возможностей организма в результате выполнения физических упражнений.

В сложившихся условиях Л. П. Матвеев обосновал концепцию, устранившую противоречия между теоретическими постулатами и требованиями спортивной практики, в которой предложил общее правило, содержащееся в известной схеме Фольборта - Яковлева - начинать каждое последующее занятие на фоне полного восстановления или сверхвосстановления работоспособности - распространять не на каждое отдельное занятие, а лишь на определенные, основные занятия, составляющие некоторую серию (тренировочный микроцикл). Важнейшим условием при этом должна быть достаточная предварительная подготовленность спортсмена, целесообразное варьирование тренировочных воздействий и рациональное чередование суммарно повышенных нагрузок с достаточным интервалом отдыха.

Согласно этому подходу, угнетение возможностей спортсмена в результате большой нагрузки определенной направленности еще не означает, что спортсмен не в состоянии уже в ближайшее время проявить высокую работоспособность в работе принципиально иной направленности, определяемой преимущественно другими органами и функциональными механизмами. Данный подход позволял тренироваться ежедневно и не один раз в день, без каких-либо явлений переутомления.

Л. П. Матвеев не исключил возможность проведения нескольких однотипных тренировочных занятий на фоне недовосстановления при условии, что подобные серии занятий чередуются с достаточным компенсаторным отдыхом. Тем самым автор фактически обосновал систему чередования нагрузки и отдыха в рамках микроструктуры тренировки, общепризнанной в настоящее время. Согласно этому, продолжительность разгрузочной фазы, фазы отдыха, в ходе которой развертываются восстановительные процессы, приводящие к возвращению оперативной работоспособности к исходному уровню либо даже к некоторому его превышению, относительно невелика.

Однако суммация эффектов тренировки приводит с течением времени к повышению уровня работоспособности, состоянию, обозначенному в теории физической культуры как тренированность, и к другим хроническим изменениям в организме.

Как сегодня уже становится ясным, процессы, которые могут быть запущены суммацией тренировочных эффектов регулярных занятий, приводящие к росту работоспособности, на протяжении длительного времени едва ли могут быть обусловлены лишь взаимодействием истощения и восстановления. Очевидно, на этом основании Л. П. Матвеев ввел понятие «оперативная работоспособность», понимая под этим относительно быстро изменяющееся состояние человека к определенным условиям деятельности, проявляющееся в малом временном масштабе, и понятие базовой работоспособности, характеризующее состояние и динамику функциональных возможностей организма в более протяженных масштабах времени.

Взаимодействие нагрузочных и разгрузочных фаз в долговременном тренировочном процессе[править]

Еще в 1960-е гг. отдельные ученые высказывали предположение, что физиологическое содержание последействия физических упражнений значительно шире физиологического процесса восстановления. По их мнению, наряду с восстановлением и одновременно с ним протекают сложные процессы прогрессивной функциональной и морфофункциональной перестройки систем организма спортсмена. По мнению Е. Б. Гиппенрейтера, после нескольких недель повышения нагрузки необходимо предусматривать понижение нагрузки в течение целой недели. К сожалению, дальше в своих суждениях относительно сочетания нагрузочной и разгрузочной фаз в масштабе большем, чем одно тренировочное занятие, этот автор не пошел.

Однако после того, как Г. Селье обосновал концепцию общего адаптационного синдрома и привел количественные и качественные показатели перестроечных, приспособительных реакций, протекающих в организме в ответ на всякое внешнее достаточно сильное (стрессорное) воздействие, усилились биоаргументы для характеристики неоднозначных процессов, протекающих в крупномасштабных фазах тренировки. Для исследования и формирования концептуальных представлений о них потребовалось не одно десятилетие и труд многих ученых.

Интенсивная разработка теории адаптации во второй половине XX в. привлекла к ней внимание специалистов со стороны многих отраслей науки, в том числе и работающих в области научных знаний о физической культуре и спорте. К этому времени биологами было введено понятие срочной и долговременной адаптации, что позволило отдифференцировать процессы, имеющие различную временную протяженность и иные качественные характеристики.

Австрийские ученые Л. Прокоп и Ф. Ресснер одними из первых предприняли попытку применить концепцию адаптационного синдрома к истолкованию особых фаз развития тренированности. Соответственно стадиям адаптационного процесса, предложенных Г. Селье, Л. Прокоп выделил три фазы в развитии тренированности: 1) начально-приспособительную, 2) высшего приспособления, или «высшей формы», и 3) реадаптационную, которая связана со снижением в динамике нагрузок. Не выясняя, какова природа «реадаптационной фазы», и не отождествляя «реадаптационную фазу» с «фазой истощения», Прокоп подчеркивал, что «реадаптационную фазу» нельзя смешивать с перетренировкой, но, очевидно, ее нельзя избежать.

Проблема суммарного долговременного воздействия тренировочных нагрузок, суммации тренировочных эффектов имеет принципиальное значение для понимания сути спортивной тренировки. Следует подчеркнуть, что специальные исследования по вопросам суммации тренировочных эффектов имеют сравнительно небольшую историю. Пока спортивная тренировка проводилась главным образом эпизодически, вопросы суммарного эффекта нагрузки не привлекали особого внимания. Лишь тогда, когда круглогодичные занятия спортом стали широко распространенным явлением, одно из положений принципа непрерывности - положение о круглогодичной, многолетней тренировке, обеспечивающей развитие тренированности, получило свою практическую реализацию. Однако построение спортивной тренировки в форме круглогодичных занятий породило целый ряд проблем, среди которых возникла проблема долговременной чрезмерной кумуляции эффектов тренировки.

Как известно, многократная суммация эффектов тренировки приводит со временем к существенным функциональным и структурным перестройкам систем организма, увеличению его функциональных возможностей, становлению и закреплению двигательных навыков, развитию двигательных и связанных с ними способностей, что выражается в приобретении и развитии тренированности. Процессы, которые развертываются в организме в ходе развития тренированности, далеко выходят за рамки принципиальной схемы, предложенной Г.В. Фольбортом, Н.Н. Яковлевым и др.

По общенаучному определению, развитие -это процесс закономерно происходящих изменений состояния системных компонентов природной и социальной реальности (организмов, других природных и социальных систем), которые характеризуются такими признаками, как взаимосвязь количественных и качественных изменений, их неслучайность, необратимость в общей тенденции и долговременность. В процессе развития происходит дифференциация качественной природы явления: возникают новые элементы, новые связи и зависимости, которые ведут к перестройке всей объективной структуры явления. В этом отношении под развитием подразумевается такой тип изменений, который характеризует структурные изменения системы. Изменения структуры, являющейся самой консервативной стороной системы, свидетельствуют о наиболее глубоких качественных изменениях системы. В случаях развития речь не может идти о краткосрочных изменениях (например, текущие, быстро происходящие изменения функционального состояния организма). Развитие в действительности - весьма долговременный процесс, в ходе которого последовательно сменяют друг друга фазы, ступени процесса, закономерно изменяется уровень организованности системы.

Развитие тренированности обусловлено долговременными тренировочными воздействиями, которые способны вызвать существенные функциональные и структурные изменения в органах и системах организма. Многократная кумуляция тренировочных эффектов приводит со временем к существенным адаптационным (приспособительным) изменениям состояния организма, увеличению его функциональных возможностей, становлению и закреплению двигательных навыков, развитию двигательных и связанных с ними способностей, что выражается, обобщенно говоря, в развитии тренированности.

Диалектическая концепция развития в самом общем виде исходит из того, что всякое развитие, будучи поступательным, совершается противоречиво, так что его поступательность находится в единстве с элементами цикличности.

Развитие подготовленности спортсмена в фазе, совпадающей с высшим уровнем его тренированности в большом цикле тренировки, условно названо специалистами «спортивной формой». Это особое состояние оптимальной, т.е. наилучшей подготовленности и готовности к спортивному достижению в макроцикле, которое формируется в ходе длительной кумуляции эффектов тренировки. Спортивная форма сохраняется ограниченное время (при соответствующих условиях 2-3 месяца) и закономерно изменяется в рамках периода большого тренировочного цикла. Выявленные закономерности фазового развития спортивной формы послужили одной из фундаментальных основ разработки концепции макроструктуры спортивной тренировки, согласно которой циклическое чередование подготовительного, соревновательного и переходного (восстановительного) периодов обусловлено динамикой спортивной формы.

Данная концепция, многосторонне обоснованная в трудах российских ученых, прежде всего Л. П. Матвеева, получившая широкое международное признание, не является предметом развернутого изложения в приводимом контексте. Здесь важно, однако, подчеркнуть, что именно она дает возможность констатировать, что в рациональной системе нагрузок и отдыха необходимо учитывать соотношение данных компонентов тренировочного процесса не только в масштабе нескольких тренировочных занятий, микроциклов, но и в масштабе этапов, периодов и всего большого, многомесячного цикла тренировки. В последнем случае мера относительного отдыха определяется не отдельной нагрузкой, а суммарным, кумулятивным эффектом всех нагрузок, применяемых в течение подготовительного и соревновательного периодов. В конце макроцикла относительный отдых составляет целый период продолжительностью до 1,5 месяцев. Он организационно оформлен в рамках переходного периода и реализуется в форме активного отдыха.

Очевидно, соотношение суммарного эффекта нагрузки, приводящего к поступательному развитию тренированности, и соответствующей «разгрузочной» фазы в долговременном аспекте не может быть объяснено лишь взаимодействием процессов «истощения», утомления и последующей суперкомпенсацией биологических субстратов.

По данным современной физиологии и молекулярной биологии, в биооснове тренированности лежат стойкие адаптационные изменения на уровне функциональных систем организма, получившие название «структурный адаптационный след», и другие долговременные морфофункциональные перестройки. Сформированный в результате кумуляции следовых тренировочных эффектов, структурный адаптационный след образует биологическую основу тренированности и предпосылку ее развития.

По существующим представлениям, формирование структурного адаптационного следа в результате кумуляции следовых эффектов в хронологическом порядке проходит через несколько этапов: этап начальной, срочной адаптации и этап долговременной адаптации.

В условиях тренировочного процесса этап срочной адаптации характеризуется несовершенной, во многом неадекватной реакцией организма на предлагаемую нагрузку.

Долговременный эффект адаптации возникает постепенно в результате длительного и многократного действия на организм тренировочных нагрузок. Он развивается на основе многократной реализации срочной адаптации и ее преобразований, когда в итоге постепенной кумуляции следовых эффектов тренировочных нагрузок организм приобретает новое качественное состояние - тренированность.

Согласно современным научным воззрениям, перевод организма на новый уровень не дается организму даром. Даже если адаптация протекает в оптимальных условиях, она все равно сопряжена с дополнительной тратой ресурсов, имеет определенную структурную цену и протекает при определенном напряжении управляющих систем. Поэтому, если процесс формирования новых связей и зависимостей, лежащих в основе развития тренированности и позволяющих выйти на новый качественный уровень, в норме протекает с напряжением, то необходимость разгрузочной фазы становится очевидной. На практике такая разгрузочная фаза проявляется в относительно продолжительном снижении тренировочных нагрузок.

Исторически сложилось так, что, обосновав концепцию периодизации тренировки, выделив большие циклы тренировки и обосновав переходный период как восстановительную фазу в многомесячном непрерывном тренировочном процессе, Матвеев обратил внимание и на средние «волны» нагрузки протяженностью в 3-6 микроциклов. Проведя графический анализ нагрузок, Матвеев пришел к выводу, что общая тенденция нагрузок в течение этих 3-6 микроциклов описывается в большинстве случаев волнообразной кривой, нисходящая ветвь которой ниже всего опускается в заключительном, так называемом разгрузочном микроцикле. По аналогии со средними волнами Матвеев выделил «средние» циклы тренировки, «мезоциклы». Одна из основных причин выделения средних циклов в тренировочном процессе заключалась в необходимости регулирования суммарной нагрузки, складывающейся на протяжении серий микроциклов, чтобы систематически обеспечивать поэтапное увеличение нагрузки и вместе с тем исключить перерастание ее кумулятивного эффекта в перетренированность, для чего предполагается периодическое снижение величины нагрузки.

Как следует из приводимых данных, разгрузочная фаза в мезоциклах гораздо продолжительнее, чем аналогичная фаза в рамках микроструктуры тренировки.

Опираясь на практику спорта, ученые подчеркивают, что в отдельных видах спорта используются мезоциклы с соотношением между нагрузочными и разгрузочными микроциклами в пропорции 2:1, 3:1, 4:1, 5:1. На этапах, характеризующихся высокими объемами и умеренной интенсивностью нагрузок, направленных на создание фундамента подготовленности, чаще используются соотношения 3:1, 4:1, 5:1, ближе к соревнованиям и в условиях соревнований - 1:1, 2:1, 3:1. Как видно, во всех вариантах представленной в общих чертах принципиальной схемы разгрузочная фаза составляет, очевидно, порядка одной недели. Вместе с тем, исходя из взаимообусловленности нагрузочных и разгрузочных фаз, правомерен вопрос о длительности средних «волн» и, соответственно, мезоциклов подготовки. Так, по мнению ряда специалистов, продолжительность отдельных мезоциклов связана со сроками специфической адаптации систем организма к тренировочным нагрузкам. Приспособление к тренировочным нагрузкам, как известно, происходит не одномоментно. Необходимо определенное время, чтобы успели произойти адаптационные перестройки, позволяющие спортсмену подняться на более высокий уровень тренированности, причем для протекания различных функциональных и структурных перестроек требуются различные сроки. В связи с этим тренировочный процесс, по мнению ученых, должен иметь волнообразные «перепады» нагрузок, т.е. разгрузочные фазы, облегчающие адаптацию и позволяющие исключить чрезмерное отставание сравнительно медленно протекающих перестроек от перестроек, происходящих более быстро.

В практике спорта разгрузочная фаза мезоцикла, именуемая в иных обозначениях «восстановительным» микроциклом, характеризуется относительно уменьшенной величиной тренировочных воздействий, увеличенным количеством дней активного отдыха, контрастной сменой состава упражнений и внешних условий занятий и, как правило, не предполагает лишь пассивный отдых. Такое построение восстановительного микроцикла вполне логично и соответствует сложившимся представлениям о непрерывности тренировки.

В условиях установленного единства нагрузки и отдыха, непрерывного и дискретного, особенно важно различать, что в отличие от микроструктуры процессы, развертывающиеся в результате долговременной кумуляции эффектов тренировочных занятий, обеспечивающие развитие тренированности, описываются в аспекте других закономерностей. Взаимодействие нагрузочных и разгрузочных фаз здесь обусловлено закономерностями долговременной адаптации и развития человека. Продолжительность разгрузочной фазы в этом случае может быть весьма протяженной. С этим хорошо согласуется феномен, не случайно возникающий в процессе систематической спортивной деятельности, условно названный - «парадокс непрерывности».

«Парадокс непрерывности» как проявление диалектики спортивной тренировки[править]

Утвердившаяся в настоящее время система построения тренировки в форме микроциклов изначально представляет собой эмпирически найденный способ сохранения преемственности эффекта занятий, обеспечивающий прогресс тренированности. Однако сегодня при значительно возросшем количестве тренировочных занятий, когда интервал восстановительного отдыха определяется не отдельной нагрузкой, а суммарным следовым эффектом всех тренировочных нагрузок, применяемых на протяжении достаточно длительного времени, определенный интерес представляет соотношение нагрузки и отдыха на фоне длительной кумуляции следовых эффектов занятий.

В этой связи интересную информацию, которая может способствовать углублению представлений о закономерностях долговременной кумуляции следовых эффектов занятий, взаимодействию нагрузки и отдыха, представляют случаи, когда относительно продолжительный отдых или иной перерыв в тренировочном процессе не сказался отрицательно на индивидуальных достижениях спортсмена, более того, способствовал их улучшению. Таких на первый взгляд парадоксальных случаев известно к настоящему времени вполне достаточно, чтобы можно было говорить об определенной тенденции.

Практика спорта располагает немалым числом фактов демонстрации высоких спортивных результатов после относительно продолжительных перерывов в тренировочном процессе, связанных с травмами и заболеваниями. Согласно исследовательским данным, продолжительность таких перерывов в тренировочном процессе, не сказавшихся отрицательно на спортивном результативности, составляет от нескольких недель до нескольких месяцев. Такие факты в последнее время зафиксированы во многих видах спорта, в частности во многих дисциплинах легкой атлетики, плавания, в прыжках в воду, скоростном беге на коньках, стрелковых видах спора, горнолыжном спорте и т.д.

Как следует из результатов исследования, во время вынужденного перерыва в тренировке, вызванного травмой или болезнью, спортсмены имели различную двигательную активность. Часть из них во время перерыва, если позволял характер травмы, болезни и т.п., выполняли общеподготовительные или специально-подготовительные упражнения, объем которых был весьма ограничен, другие полностью исключили упражнения из своего жизненного режима. После вынужденного ограничения двигательной активности сроком от двух недель до нескольких месяцев у рассматриваемой категории спортсменов в целом зафиксирована позитивная динамика спортивной результативности. Ряд спортсменов продемонстрировали улучшение спортивных результатов, установили личные достижения практически сразу после возобновления тренировки, в первую неделю после перерыва. Такие парадоксальные случаи отмечались даже в ситуациях, в которых перерыв в тренировочном процессе сопровождался постельным режимом, обусловленным травмой или болезнью.

На рис. 1 представлен случай, когда после 18-дневного отдыха, вызванного травмой, практически сразу спортсмен превысил результат, показанный непосредственно перед травмой. В последовавшей затем серии соревнований также не просматривались тенденции к регрессу тренированности, о чем свидетельствуют достаточно высокие и стабильные результаты.

Даже в случае инфекционного заболевания, требовавшего постельного режима, при возобновлении тренировки зафиксировано улучшение результата в соревновательном упражнении. Так, на рис. 2 показана динамика результатов у спортсмена П., перенесшего эпидемический паротит и в связи с этим на 2 недели прервавшего тренировочный процесс. Как известно, эпидемический паротит - острое инфекционное заболевание, протекающее с поражением слюнных, особенно околоушных желез и других железистых органов, а также нервной системы, сопровождающееся повышением температуры тела до 38-39 °С.

Рис. 1. Динамика результатов спортсмена М. (бег 110 м с барьерами)

Представленные в табл. 1 данные иллюстрируют принципиально возможное для тех, кто стремится к абсолютно высшим достижениям. Практика спорта высших достижений последних десятилетий убедительно продемонстрировала решающее значение больших объемов тренировочной и соревновательной деятельности для достижения высоких спортивных результатов. В настоящее время квалифицированные спортсмены тренируются многократно в день при сжатых интервалах между занятиями, осваивая все более высокие параметры нагрузки. Интервал отдыха между тренировочными занятиями по мере развития тренированности сокращается, а число занятий в рамках соизмеримого времени возрастает, что вызывает своего рода уплотнение общего режима занятий, сопровождающееся увеличением кумуляции их эффектов. Количество занятий в неделю на отдельных этапах подготовки достигает 18-20 и более, в связи с чем тренировочный процесс превратился в высшей степени уплотненный, вызывая особо существенные сдвиги в развитии тренированности. Это привело не только к устранению из структуры подготовки относительно длительных периодов отдыха, но и во многих случаях выходных дней. Многие специалисты-практики даже потерю нескольких тренировочных дней в течение года стали воспринимать как причину серьезного нарушения процесса подготовки.

Несомненно, весь опыт спортивной практики свидетельствует о существовании закономерной зависимости спортивных достижений от параметров нагрузки, что в свое время побудило специалистов выдвинуть применительно к спортивной деятельности принцип максимальных нагрузок. Сегодня едва ли нужно доказывать, что спортивные достижения растут прежде всего в результате применения нагрузок, но, что менее заметно, существенно зависят от отдыха.

Рис. 2. Динамика результатов спортсмена П. (плавание 100 м, брасс)

Чрезвычайно уплотненный режим тренировки способствует увеличению суммарного эффекта нагрузок, создает особенно мощный стимул для последующих адаптационных и восстановительных процессов. Само собой разумеется, ограничение разгрузочной фазы либо ее отсутствие приводит к перерастанию положительного кумулятивного эффекта тренировки в противоположный (переутомление, перетренированность и т.п.).

Следует напомнить, что кумуляция тренировочных эффектов не является арифметическим суммированием эффектов занятий. Согласно современным представлениям о закономерностях адаптационных процессов, кумуляция эффектов занятий стимулирует синтез нуклеиновых кислот и белков, приводит со временем в норме к существенным морфофункциональным перестройкам, лежащим в основе развития тренированности. Однако в условиях высоких нагрузок и чрезвычайно плотного режима тренировки оптимальное течение процессов морфофункциональных перестроек может быть лимитировано тем, что во время наращивания нагрузки энергетические ресурсы организма тратятся преимущественно на увеличенную функциональную активность и не могут в должной мере использоваться для обеспечения биосинтеза. Тем самым «функция» не имеет адекватного пластического обеспечения. В этой ситуации механизм кумуляции эффектов занятий может превращаться из инструмента развития тренированности в инструмент повреждения и возникновения многочисленных заболеваний и травм.

Таблица 1

Вид спорта или дисциплина

Параметры нагрузки

Диапазон варьирования параметров нагрузки

Минимальный

Средний

Максимальный

Бег на короткие дистанции

Объем циклических упражнений с интенсивностью 91-100% от максимальной, км

31,7

41,2

46,1

Бег на средние дистанции

Общий объем циклических упражнений, км

3500

4900

6200

Бег на длинные дистанции

Общий объем циклических упражнений, км

6000

7700

9500

Марафонский бег

Общий объем циклических упражнений, км

7500

9300

12000

Спортивная ходьба

Общий объем циклических упражнений, км

7000

9200

10500

Плавание

Общий объем циклических упражнений, км

2200

2900

3600

Гребля на байдарках и каноэ

Общий объем циклических упражнений, включая бег, лыжи, км

5500

6000

7000

Гребля академическая

Общий объем циклических упражнений, включая бег, лыжи, км

6500

8000

10000

Велосипедный спорт (трек)

Общий объем циклических упражнений, км

20000

33000

45000

Велосипедный спорт (шоссе)

Общий объем циклических упражнений, км

35000

40000

50000

Лыжные гонки

Общий объем циклических упражнений, включая бег, лыжероллеры, км

9000

10600

12000

Биатлон

Общий объем циклических упражнений, включая бег, лыжероллеры, км

6000

7000

8000

Конькобежный спорт

Общий объем циклических упражнений, включая бег, бег на роликовых коньках, езду на велосипеде, км

8000

9000

10500

Естественная мера, которая может предупредить возникновение травм, заболеваний и других негативных явлений, обусловленных чрезмерной кумуляцией тренировочных эффектов, состоит в непосредственном снижении нагрузки и во введении восстановительной, разгрузочной фазы.

В известном смысле механизм кумуляции активирует реконструктивно-преобразовательные процессы, а разгрузочная фаза позволяет им завершиться перед последующим увеличением нагрузки. В этой связи парадоксальное улучшение спортивного результата после длительного (2-3 и более недель) перерыва в тренировке, обусловленного травмой или болезнью, является очевидным свидетельством того, как насильственным неестественным образом введенная разгрузочная фаза способствовала развертыванию восстановительных процессов и завершению структурно-функциональных перестроек, стимулированных повышенным долговременным суммарным эффектом предыдущих нагрузок. Нелишне напомнить, что одна из основных причин выделения средних циклов в тренировочном процессе заключалась в необходимости регулирования суммарной нагрузки, складывающейся на протяжении серий микроциклов, чтобы обеспечить систематическое поэтапное увеличение нагрузки и вместе с тем исключить перерастание ее кумулятивного эффекта в перетренированность, для чего предусматривается периодическое снижение нагрузки.

Концептуально положения о соотношении нагрузочных и разгрузочных фаз в долговременных процессах в общих чертах были разработаны в 60-е гг. прошлого века. Из них следует, что мера отдыха зависит от суммарного кумулятивного эффекта всех нагрузок, наращиваемых в рамках определенного времени. Соотношение нагрузочной и разгрузочной фаз в долговременных процессах приобретает особую актуальность в условиях современного спорта с его высокими тренировочными и соревновательными нагрузками. Очевидно, не случайно специалисты выявили линейную зависимость между суммарным недельным объемом нагрузки и количеством травм и обращений к врачу.

В солидных спортивных изданиях указывается, что количество спортивных травм в последние годы постоянно увеличивается. Согласно этим данным, если в 1960-е гг. спортивные травмы составляли только 1,4% от всех травм, повреждений и обращений к врачу, то в 1970-е гг. эта цифра увеличилась до 5-7%. К концу 1980-х - началу 1990-х гг. количество травм превысило 10%, в середине 1990-х гг. составило 12-17%, в период 2001-2003 гг. достигло 17-20%. По мнению некоторых ученых, статистика последних лет наглядно свидетельствует, что нагрузки современного спорта наряду с высоким тренирующим эффектом превратились в серьезный негативный фактор, приводящий к срыву адаптационных процессов, переадаптации, повышению вероятности заболеваний и травм.

Однако в контексте сказанного правомерен вопрос, не является ли увеличение количества травм у спортсменов и обращений к врачу результатом нарушения естественной диалектики процесса построения спортивной тренировки, в котором взаимодействуют две противоположные в определенном отношении фазы: фаза нагрузки и ее противоположность - восстановительная, разгрузочная фаза.

Как указывалось ранее, чем протяженнее кумуляционная фаза, чем выше абсолютный уровень нагрузок, тем длительнее должна быть и разгрузочная фаза.

Данные, полученные в последние десятилетия, позволяют расширить представления о глубине и последействии суммарного эффекта нагрузок и оценить значение разгрузочной фазы в рациональном построении тренировочного процесса и предупреждении травматизма.

Так, специалисты, исследуя роль эндокринной системы в распространенности травм скелетных мышц, считают, что на этапах подготовки, в ходе которых спортсмены достигают суммарно максимальных параметров физических нагрузок, часто сопровождающихся психической напряженностью, ее функция может оставаться нарушенной весьма продолжительное время. Это ведет к стабильному увеличению концентрации гормонов стресса даже во время фазы восстановления после выполнения больших физических нагрузок, что, в свою очередь, может вызвать мышечную слабость и некоторую деструкцию костной ткани и снижение ее массы.

Суммарно высокие нагрузки, можно полагать, вследствие нарушения баланса в соотношении нагрузочных и разгрузочных фаз, способны вызывать у тренированных индивидуумов состояния, по ряду признаков сходные с серьезными заболеваниями.

Такое состояние отчетливо зафиксировано в реальных условиях спорта высших достижений. Так, в длительных многомесячных исследованиях, проводимых в условиях спортивной практики с высококвалифицированными спортсменами, у спортсменки - участницы Олимпийских игр - в период достижения максимальных физических нагрузок наблюдались высокие уровни гормона стресса - кортизола. Когда концентрация кортизола в плазме крови достигла уровня, характерного для больных с синдромом Кушинга, она получила серьезную травму (разрыв мышцы). Как известно, синдром Кушинга - это форма эндокринных расстройств, обусловленная избытком в организме глюкокортикоидов, в частности кортизола, для которого среди прочих характерны мышечная слабость, особенно проксимальной мускулатуры, остеопороз, переломы и т.д. Другим проявлением избытка глюкокортикоидов является повышенная частота инфекционных заболеваний.

После залечивания травмы уровень кортизола у спортсменки понизился практически в 3 раза, что, кроме прочего, было связано с изменением двигательного режима, обусловленного тяжестью травмы. Приступив к тренировкам, спортсменка в течение года дважды, через два и шесть месяцев после получения травмы, установила личные рекорды. Однако последующее интенсивное наращивание нагрузки, видимо, вновь оказалось чрезмерным. Когда концентрация кортизола в крови у нее опять достигла уровня, наблюдаемого у больных с синдромом Кушинга, спортсменка получила аналогичную травму.

Подобные зависимости были выявлены также В. А. Левандо, Р. С. Суздальницким, Б. Б. Першиным и другими, показавшими, что острая патология и острый травматизм у спортсменов достоверно возрастают с увеличением уровня тренировочной нагрузки. Причем количество заболеваний и травм нарастает от подготовительного периода к соревновательному, что, видимо, можно трактовать как результат долговременной чрезмерной кумуляции эффекта нагрузок.

При изучении динамики гормональной активности у спортсменов высокой квалификации в зависимости от периода тренировки было установлено, что в разные периоды тренировочно-соревновательного процесса у спортсменов преобладают разные гормональные комбинации. В период, когда спортсмены достигают максимальных по объему и интенсивности тренировочных нагрузок, обмен веществ под воздействием катаболических гормонов может сдвигаться преимущественно в катаболическую сторону, что приводит к снижению иммунитета и как следствие -к различным заболеваниям. Также достаточно известно, что усиление катаболических реакций сопровождается процессами расщепления (разрушения) биоструктур организма на фоне угнетения биосинтеза РНК и белка. Такая ситуация, сохраняясь длительное время, может привести к нарушению адаптационных возможностей организма, к травмам.

Специалисты указывают, что механизм увеличения количества травм в указанные периоды изучен лишь частично. В условиях высокого уровня катаболических гормонов в крови наиболее вероятен среди прочих кальцийдефицит-ный механизм повышения вероятности травм, когда в результате увеличения интенсивности и объема нагрузки достоверно уменьшается содержание ионизированного кальция в периферической крови и кальция в костной ткани и соответственно снижается прочность элементов двигательного аппарата под воздействием механического усилия.

Следует подчеркнуть, что превалирование катаболических процессов над анаболическими является одним из признаков перетренированное™. В масштабе долговременного тренировочного процесса перетренированность, как правило, является негативным итогом чрезмерной кумуляции тренировочных эффектов, когда чрезвычайно уплотненный режим тренировки приводит, как правило, к нарушению системной взаимосвязи между нагрузочной и разгрузочной фазами вследствие неоправданного сокращения последней (т.е. разгрузочной фазы).

Еще один механизм повышения вероятности спортивных травм, по мнению ученых, так называемый центральный, реализуется за счет возникновения нарушений тонкой координации анализаторных систем под влиянием больших тренировочных нагрузок.

Стремление к возможно более широкому использованию соревновательной практики является одной из отличительных черт современно

го спорта высших достижений. Эта тенденция наиболее ярко проявляется в проведении соревнований на Кубки мира по различным видам спорта, соревнованиях серии «Гран-при», в которых принимают участие ведущие спортсмены мира. В течение года в зависимости от видов спорта спортсмены могут соревноваться на протяжении 7-11 месяцев. У сильнейших спортсменов мира суммарное количество состязаний и их концентрация во времени достигает настолько больших величин, что не так давно трудно было даже вообразить (табл. 2).

В последние годы значительно изменились качественные показатели соревновательной деятельности, в 2-3 раза повысилась ее физическая и психическая напряженность по сравнению с 70-80-ми годами прошлого века. Это связано с увеличением конкуренции в завоевании призовых мест на главных соревнованиях, необходимостью поддержания высокого рейтинга, влияющего на материальное вознаграждение спортсмена.

Высокий рейтинг и значительные материальные вознаграждения в соревнованиях, в которых сегодня участвуют сильнейшие спортсмены, предъявляют высокие требования к уровню физической и психической мобилизации спортсменов в этих соревнованиях.

Несмотря на то, что психическая напряженность соревновательной деятельности, как всякие психические явления и процессы не поддается пока прямому количественному измерению, ученые считают, что коллизии спортивного противоборства, успех или неудача при высоком уровне притязаний спортсмена в ответственном соревновании, жесткая конкуренция, возникающая в ходе его, способны придать воздействию состязания на психику соревнующихся чрезвычайно значительную силу. Настолько большую, что приобретает стрессовое значение, становится фактором так называемого психического стресса, вызывая у спортсмена высокую степень психической напряженности.

Таблица 2. Показатели соревновательных нагрузок в годичном цикле у высококвалифицированных спортсменов

Вид спорта или дисциплина

Количество

соревновательных дней

соревнований

стартов

мин.

сред.

макс.

мин.

сред.

макс.

мин.

сред.

макс.

Бег на короткие дистанции

20

30

50

12

18

31

20

35

60

Бег на средние дистанции

15

18

25

12

14

20

15

18

25

Бег на длинные дистанции

12

15

20

10

12

16

12

15

20

Марафонский бег

1

2

3

1

2

3

1

2

3

Спортивная ходьба

5

7

10

5

7

10

5

7

10

Метания

12

15

26

12

15

26

12

19

30

Прыжки легкоатлетические

10

13

17

10

13

17

12

15

20

Плавание

30

40

55

15

22

30

50

70

90

Г ребля на байдарках и каноэ

30

40

50

20

22

25

37

40

50

Гребля академическая

20

30

40

10

12

15

27

32

40

Велосипедный спорт (трек)

85

100

120

30

35

40

90

110

140

Велосипедный спорт (шоссе)

90

100

120

30

45

60

90

100

120

Лыжные гонки

10

20

30

8

17

24

15

25

35

Биатлон

10

20

30

8

12

17

10

20

30

Конькобежный спорт

20

30

40

12

15

22

30

45

60

Примечание: стартом названо каждое отдельное выступление в рамках соревнования, оцениваемое арбитром (предварительные и финальные заплывы, забеги и т. п.).

Специалисты, исследуя факторы риска спортивных травм, приводят результаты исследований, из которых следует, что возросший уровень психической напряженности соревновательной деятельности создает предпосылки получения травм. Учеными доказана зависимость между силой психического стресса и риском получения травмы. Согласно этим данным, чем выше степень психического стресса, тем выше риск получения травмы.

Стремление демонстрировать высокие результаты на протяжении значительной части сезона нередко приводит к форсированию нагрузки, ее чрезмерной специализации, изменению соотношения средств общей и специальной подготовки. В таких условиях, как правило, наблюдается нестабильность результатов, возрастает вероятность срывов, травматизма, перетренированности.

Так, исследования, проведенные с участием 296 спортсменов сборной команды США, принимавших участие в играх Олимпиады в Атланте, показали, что практически треть из них находились в состоянии перетренированности, что явилось основной причиной их неудачного выступления на крупнейшем спортивном форуме современности. Не менее показателен другой случай. Например, женская сборная команда Украины по биатлону расценивалась как один из основных претендентов на высокие места на зимних Олимпийских играх 2002 г. в г. Солт-Лейк-Сити. Однако чрезмерное количество стартов, прежде всего коммерческих, в преддверии игр привели к тому, что 4 из 5 ведущих спортсменок получили серьезные травмы, потребовавшие оперативного вмешательства, а пятая (четырехкратная чемпионка мира Е. Зубрилова), хотя избежала операций, но не могла полноценно готовиться к Олимпийским играм в результате травм коленных суставов.

В условиях современного спорта, отличающегося высочайшим уровнем конкуренции, большой психической и физической напряженностью стартов, где серии соревнований Гран-при чередуются с чемпионатами мира, Олимпийскими играми и другими индивидуально и общественно значимыми соревнованиями, экстремальные ситуации могут следовать перманентно. В таких условиях возможны как прямые, «острые» травмы вследствие стрессов, так и отсроченные травмы как следствие хронического утомления. При так называемом устойчивом, хроническом стрессе повышается латентная готовность соединительной ткани к воспалительному процессу, могут формироваться очаги ультратонкого воспаления, приводящие к симптоматике фибромиалгии - заболевания, которое анамнестически всегда восходит к непреодоленным стрессовым реакциям.

Как известно, существенный вклад в понимание адаптационных процессов внесли работы канадского исследователя Ганса Селье. Стресс-реакция, описанная Селье в 1936 г., была обозначена как «общий адаптационный синдром». Он обосновал и сформулировал «общий закон поведения живых существ, столкнувшихся с изнуряющей задачей. По данным Г. Селье, серьезные стрессовые нагрузки, действующие относительно продолжительное время, приводят к трехфазной стереотипной реакции. «Фаза тревоги» сменяется «фазой сопротивления», которая, в свою очередь, если действие стрессора слишком велико и продолжительно, переходит в «фазу истощения». Подчеркивая циклическую природу «общего адаптационного синдрома», Г. Селье объяснял наступление третьей фазы истощением адаптационной энергии, хотя до конца не ясно, что представляет собой эта «адаптационная энергия». Однако трехфазная природа общего адаптационного синдрома дала первое указание на то, что адаптационный ресурс лимитирован. Указывая в более поздних работах на отсутствие объективных методов измерения запасов адаптационной энергии, Г. Селье предположил, что, по-видимому, имеется поверхностный, легкодоступный и восстановимый тип адаптационной энергии и глубокий, хранящийся в виде резерва, скрытый тип адаптационной энергии, который пополняет израсходованный поверхностный лишь после отдыха или переключения на другую деятельность. В этой связи не исключено, что описанные выше парадоксальные на первый взгляд случаи, когда после 2-3 недель полного отдыха, вызванного травмой или болезнью, спортсмен вдруг демонстрирует повышенную результативность, могут быть истолкованы на основе одного из предположений Г. Селье о восстановлении верхнего слоя адаптационной энергии. Интересно, что, по мнению Г. Селье, истощение адаптационной энергии после кратковременных нагрузок бывает обратимым, но полное истощение адаптационной энергии - необратимо. Данные, созвучные этой идее, приводят российские специалисты. Так, продолжительность соревновательного периода у велосипедистов-профессионалов составляет 9 месяцев. В течение

5 месяцев проводятся 4 самых значимых соревнования года: Вуэльта Испания, Джиро Италия, Тур де Франс и чемпионат мира. За всю историю велоспорта не отмечено случая, чтобы победитель Вуэльта Испания в апреле стал победителем чемпионата мира в августе. Лишь только двум гонщикам удалось выиграть три соревнования в одном сезоне: Джиро Италия (май - июнь), Тур де Франс (июль) и чемпионат мира (август) в 1974 и 1987 гг. Это были Э. Меркс и С. Роже. В этих случаях количество соревновательных дней только за 2 месяца участия в «больших турах» составило 44 дня, объем соревновательной нагрузки - около 8000 км. Однако в последующие годы после своего тройного успеха они не смогли выиграть ни одной гонки, хотя выступали затем еще несколько лет. Как видно, концентрация соревновательных нагрузок, суммарное воздействие нагрузки и глубина затронутых адаптационных ресурсов может оказаться таковой, что ограничит поступательное развитие спортивно-достиженческих возможностей в последующие годы. Едва ли можно удовлетворительно объяснить отсутствие прогрессивной динамики у этих выдающихся спортсменов, если не допустить, что это в какой-то мере обусловлено наряду с прочим аналогичной динамикой адаптационных возможностей спортсменов.

О том, что физическое и психическое напряжение соревновательных нагрузок может затронуть глубинные адаптационные ресурсы, на восстановление которых могут потребоваться многие месяцы, свидетельствуют следующие факты. Так, одна из сильнейших бегуний мира в беге на средние и длинные дистанции, чемпионка мира 2003 г., серебряный призер Олимпийских игр 2004 г. в Афинах в беге на 1500 м Т. Томашова, будучи в юниорском возрасте, не выполнила норматив для участия в чемпионате мира среди юниоров. За три недели до юниорского чемпионата мира она воспользовалась последней возможностью выполнить норматив и стартовала на соревнованиях в беге на 10 км. Соревнования проходили в крайне неблагоприятных для бега условиях - в 35-градусную жару, и хотя спортсменка добилась поставленной цели - выиграла соревнования, выполнила норматив и попала на чемпионат мира, победа далась ей «дорогой ценой». По мнению тренера, в этом старте спортсменка «выплеснула слишком много энергии» и трех недель, остававшихся до чемпионата мира было явно недостаточно для восстановления. На чемпионате мира Томашова выглядела утомленной и сошла с дистанции. После этого она почти год восстанавливалась, а психологическая травма потребовала в два раза больше времени.

Идеи Г. Селье получили свое дальнейшее развитие в работах специалистов, выделивших 3 эшелона биологических резервов. По их мнению, резервы первого эшелона включаются сразу, при переходе от состояния покоя к привычной деятельности, и характеризуются преобладанием реакций анаболизма. Для второго эшелона резервов характерно уравновешивание реакций анаболизма и катаболизма. И, наконец, третий эшелон резервов используется организмом только в экстремальных ситуациях, достигается «дорогой ценой» и происходит по типу реакции «острый стресс» с характерными для него неэкономной тратой наличных ресурсов, повреждениями и т. д. Весьма вероятно, что в случае с Томашовой и в ряде примеров, описанных выше, в результате высоких, экстремальных физических и психических напряжений как раз и был затронут тот самый третий эшелон резервов, для восстановления которого требуется весьма продолжительное время.

Нелишне напомнить, что адаптационные реакции представляют собой системные реакции, в которые вовлекаются различные физиологические системы организма. Если воздействие тренировочных и соревновательных нагрузок чрезмерно (по силе либо по длительности), то возможны нарушения, истощение возможностей систем. В момент истощения резервных возможностей различных систем организма (ЦНС, эндокринной, иммунной и др.) наступает развязка, выражающаяся в болезнях, травмах и других «поломках».

Исходя из положения, что категории «непрерывное» и «дискретное» взаимосвязаны и протяженность разгрузочной фазы в долговременном процессе определяется не отдельной нагрузкой, а суммарным эффектом всех нагрузок, применяемых в долговременном тренировочном процессе, то очевиден вопрос о соотношении кумулятивного эффекта нагрузки и разгрузочной фазы в масштабе многолетней тренировки.

В последнее время появился ряд исследовательских материалов о многолетней подготовке спортсменов, в которых с достаточной статистической достоверностью приводятся данные о наличии длительных (многомесячных) разгрузочных фаз в структуре многолетней тренировки спортсменов, имеющих большой стаж выступлений в спорте высших достижений.

Согласно этим данным, в подготовке атлетов, завоевавших золотые медали на двух, трех, четырех Олимпийских играх, четко выделяются между Олимпиадами годичные циклы, в которых спортсмены не выступали или специально не готовились к главным соревнованиям, давая себе разгрузку в виде относительного отдыха. Причины такой разгрузки были различными - как целенаправленные стратегические, так и спонтанные (травмы, болезни). Чаще всего такая разгрузка наблюдалась в третий или второй год олимпийского цикла. В тех случаях, когда разгрузка не была отмечена, спортсмены значительно сокращали количество стартов, что снижало общую напряженность их соревновательной практики.

В случае, когда олимпийские чемпионы, многолетние лидеры, несмотря на прогнозы специалистов, не смогли победить в своих видах на очередных Олимпийских играх, в их подготовке четко проявилась тенденция сохранения высоких достижений и успешного выступления на чемпионатах мира, Европы, соревнованиях серии «Гран-при» на протяжении всего олимпийского цикла и особенно в предолимпийский год.

Пример - относительные «неудачники» Олимпийских игр в Сиднее, такие как А. Карелин (борьба), который на протяжении 12 лет, с 1988 по 2000 г., не давал себе разгрузки - был победителем практически всех чемпионатов мира и Европы; А. Попов (плавание) на протяжении 10 лет побеждал на всех чемпионатах мира и Европы. Е. Вяльбе (лыжные гонки) на протяжении межолимпийских лет побеждала на всех чемпионатах мира в личном зачете, а на Олимпийских играх 1998 г. - только в эстафете, после 5 золотых медалей на чемпионате мира 1997 г.

Такое построение подготовки, когда спортсмены, имевшие большой, многолетний стаж выступлений в спорте высших достижений, не планировали относительно продолжительную разгрузку в течение различных годичных циклов, не позволило, по мнению авторов, подойти к Олимпийским играм в оптимальном психическом и физическом состоянии.

Весомым аргументом о необходимости введения продолжительной разгрузочной фазы в многолетней тренировке выступают данные медицинской статистики, согласно которой у участников Олимпийских игр количество травм и заболеваний увеличивается в третьем и четвертом годах олимпийского цикла.

Следует подчеркнуть, что некоторые тренеры целенаправленно используют продолжительное (в течение года) ограничение в соревновательной деятельности для восстановления адаптационных возможностей в качестве составного звена в многолетней системе подготовки спортсменов. По мнению известного российского специалиста в стайерском беге В. Смехнова, после двух лет выступлений в марафоне с периодичностью по два старта в год необходимо делать годичный перерыв от стартов в марафонском беге. Особенно ярко это проявилось при установлении его воспитанницей, серебряным призером чемпионата Европы М. Бегтагировой личного рекорда, показанного после годичного отсутствия на старте марафонской дистанции.

В этой связи В. Н. Платонов, рассматривая проблемы построения подготовки спортсменов в четырехлетием олимпийском цикле, приходит к мнению, что большинство спортсменов, добившихся выдающихся результатов на Олимпийских играх, в межолимпийских циклах существенно снижают объем нагрузки, повышают внимание к качественным характеристикам тренировочного процесса. Правда, по мнению В.Н. Платонова, такое снижение нагрузки отмечается в течение первого года очередного четырехлетия. Такое построение тренировки позволяет спортсменам в последующие годы олимпийского цикла увеличить нагрузку и стимулировать дальнейший прирост результатов.

Согласно данным В.Н. Платонова, Я. Клочкова после успешного выступления на Олимпиаде 2000 г. в течение первого года очередного олимпийского цикла (2001-2004 гг.) на 20% снизила годовой объем нагрузки в плавании, на 15% - объем нагрузки на суше, уделив основное внимание отстающим элементам техники. В течение последующих лет олимпийского цикла планировалось увеличение нагрузки как на суше, так и специализированной нагрузки в плавании. Такая стратегия построения подготовки в течение второго олимпийского цикла позволила Я. Клочковой успешно выступить на чемпионатах мира 2001 и 2003 гг. и на Олимпиаде 2004 г.

Аналогичным образом американский пловец П. Моралес за счет резкого сокращения нагрузки в промежуточные годы олимпийского цикла смог сохранить функциональные резервы, полностью реализовать их и выиграть Олимпийские игры 1992 г. в 27-летнем возрасте.

Видимо, поиск всеобщих стандартов в отношении сроков (первый, второй или третий год олимпийского цикла) и степени снижения нагрузки здесь не вполне приемлем в силу того, что пределы варьирования нагрузки зависят от многих переменных. Очевидно то, что долговременная кумуляция эффектов нагрузки требует и относительно долговременного ее ослабления.

В связи с этим в аспекте оптимального упорядочения многолетней спортивной деятельности Платонов сделал попытку предложить принципиальную схему построения четырехлетнего цикла подготовки для спортсменов, страдающих травмами и находящихся на заключительном этапе спортивной карьеры. Согласно этой схеме, первый год четырехлетнего цикла посвящается физическому и психическому восстановлению спортсменов, лечению травм, т.е. разгрузочная фаза весьма продолжительна. Тренировочные нагрузки в это время резко снижаются. В последующие годы нагрузки постепенно повышаются и достигают своего максимума в четвертый год цикла, который ориентирован на достижение наивысших результатов.

Очевидно, неоднократные травмы являются закономерным итогом недостаточности разгрузочной фазы в многолетнем тренировочном процессе. Как гласит известное изречение «ничего не происходит из ничего», и долговременное воздействие требует и долговременной разгрузочной фазы.

Характеризуя ситуацию, которая может возникнуть, когда в процессе многолетних занятий спортом спортсмены близко подходят к индивидуализированному годовому максимуму тренировочных и соревновательных нагрузок и достигают его, Л.П. Матвеев высказался о необходимости варьирования в смежные спортивные годы суммарных и парциальных (долевых) параметров тренировочных и соревновательных нагрузок с тем, чтобы способствовать долговременному восстановлению адаптационных возможностей и своевременному завершению морфофункциональных преобразований, вызванных повышенными спортивными нагрузками перед очередной фазой их наращивания в годичном или более протяженном интервале времени. Вместе с тем автор подчеркивает, что в настоящее время степень оправданного варьирования параметров нагрузки и форм построения спортивной деятельности в смежные годы многолетних циклов с точностью еще не установлена.

Проблема взаимосвязи суммарного эффекта тренировочных нагрузок с многолетней динамикой спортивного результата и травматизмом в спорте еще требует своего решения. Вместе с тем приводимые факты и их интерпретация дают веские основания полагать, что соотношение непрерывного и дискретного, т.е. соотношение нагрузочной и разгрузочной фаз в многолетней тренировке, зависит от целого ряда факторов. В аспекте сказанного следует подчеркнуть, что продолжительность «разгрузки» в многолетней тренировке зависит как от величины и степени наращивания параметров нагрузки в предыдущий год, так и от общего стажа занятий спортом, т.е. многолетнего суммарного эффекта нагрузки, и индивидуальных особенностей спортсмена, а также напряженности его соревновательной практики.

Приведенные факты указывают на то, что долговременная кумуляция тренировочных эффектов требует и соответствующей разгрузочной фазы. С этим хорошо согласуются материалы экспериментальных исследований с гипокинезией, проведенные еще в 70-е гг. прошлого века, которые показали положительное в перспективе влияние длительных перерывов в тренировке на последующий прогресс результатов у спортсменов. Согласно результатам этих исследований, спортсмены, имевшие большой стаж занятий и переставшие прогрессировать, были подвергнуты состоянию ограниченной подвижности на срок до 40 суток. Спустя некоторое время после возобновления тренировки спортсмены вновь начали прогрессировать.

Приведенные факты и их интерпретация в полной мере подтверждают положение о том, что тренировочный процесс диалектичен.

Читайте также[править]

Глоссарий[править]

Кумуляция тренировочных эффектов — суммация, соединение тренировочных эффектов, имеющее в своей основе более или менее существенные адаптационные перестройки биологических структур и функций организма.

Макроцикл — большой цикл тренировки продолжительностью от нескольких месяцев до года, в отдельных случаях и более. Макроцикл, как правило, состоит из подготовительного, соревновательного и переходного (восстановительного) периодов, циклическое чередование которых, прежде всего, обусловлено закономерностями развития спортивной формы.

Мезоцикл — средний цикл тренировки, включающий относительно законченный ряд микроциклов (от 2 до 6 микроциклов).

Микроцикл — малый цикл тренировки, чаще всего недельной или околонедельной продолжительности, состоящий, как правило, из нескольких занятий.

«Парадокс непрерывности» — феномен сохранения или улучшения индивидуального уровня спортивного достижения после продолжительного перерыва в систематической тренировке, обусловленного травмой или заболеванием.

Тренировочная нагрузка — дополнительная по сравнению с покоем степень функциональной активности организма, привносимая выполнением упражнения (или упражнений), а также степень преодолеваемых при этом трудностей.

Тренировочный эффект — изменения в организме, вызываемые в процессе и в результате тренировочных занятий.

Библиография[править]

Вовк С. И. (2007). Диалектика спортивной тренировки. М.: Физическая культура. [Подробно изложены проблемы взаимодействия нагрузки и отдыха в процессе подготовки квалифицированных спортсменов.]

Волков Н.И. (1995). Теория и практика интервальной тренировки. М.: Военная акад. им. Ф. Э. Дзержинского. [Дан подробный анализ интервальной тренировки.]

Зиновьев А. А. (2002). Логическая социология. М.: Социум. С. 3-40. [Обоснование необходимости использования диалектического метода при анализе социальных явлений.] Кайзер Х.А. (2002). Эндокринологическая дерегуляция и травмы скелетных мышц. В кн.: Х.А. Кайзер, X. Каупере. Спортивные травмы. Основные принципы профилактики и лечения/Под общ. ред. П. А.Ф.Х. Ренстре-ма. Киев: Олимпийская литература. С. 82-89. [Подробное обсуждение взаимосвязи тренировочных и соревновательных нагрузок и травматизма в спорте.]

Матвеев Л. П. (2005). Общая теория спорта и ее прикладные аспекты. СПб.: Лань. [Изложены общие основы теории спорта.]

Меерсон Ф.З. (1986). Основные закономерности индивидуальной адаптации. В кн.: Физиология адаптационных процессов. М.: Наука.Гл.1. С. 10—76. [Подробно рассмотрены общие закономерности индивидуальной адаптации организма к среде.]

Меерсон Ф.З. (1988). Адаптация к стрессорным ситуациям и физическим нагрузкам. М.: Медицина. [Рассмотрены проблемы адаптации к стрессорным ситуациям и физическим нагрузкам.]

Платонов В.Н. (2004). Система подготовки спортсменов в олимпийском спорте. Общая теория и ее практические приложения. Киев: Олимпийская литература. [Изложены общие основы системы подготовки спортсменов.]

Прерывное и непрерывное. (1983). М. Д. Ахундов [и др.]; Киев: Наукова думка. [Дан подробный анализ категориям «прерывное» и «непрерывное».]

Селье Г. (1960). Очерки об адаптационном синдроме. М.: Медицина. [Изложена концепция адаптационного синдрома.]

Столяров В. И. (1975). Диалектика как логика и методология науки. М: Политиздат. [Подробная характеристика диалектики как логики и методологии научного познания.] Суздальницкий Р. С. (2003). Новые подходы к пониманию спортивных стрессорных им-мунодефицитов//Теория и практика физ. культуры, № 1. С. 18-22. [Дан подробный анализ спортивных стрессорных иммуноде-фицитных состояний.]

Суслов Ф. П. (2001). О стратегии подготовки олимпийцев-«ветеранов» к очередным играм: Материалы совместной научно-прак-тической конференции РГАФК, МГАФК и ВНИИФК.М. С. 101-103. [Анализируется стратегия подготовки к Олимпийским играм.]

БИОГРАФИЧЕСКАЯ СПРАВКА

Вовк Сергей Иванович — доктор педагогических наук, профессор кафедры теоретикометодических основ физической культуры и спорта Российского государственного университета физической культуры, спорта и туризма (РГУФКСиТ), г. Москва.

Родился в г. Баку 22 января 1959 г. В 1984 г. окончил Азербайджанский государственный институт физической культуры им. С. М. Кирова, в 1987 г. - аспирантуру ГЦОЛИФК (ныне РГУФКСиТ). В 1987 г. защитил кандидатскую,а в 2008 г. - докторскую диссертацию по проблемам построения спортивной тренировки.

С 1988 г. работает в РГУФКСиТ на кафедре теоретико-методических основ физической культуры и спорта. Автор научно-исследовательских и научно-методических работ по проблемам спортивной тренировки, опубликованных в России и за рубежом. Наиболее значима из них монография «Диалектика спортивной тренировки» (М.: Физическая культура, 2007, 212 с.).

Сфера научных интересов - спорт высших достижений. В течение ряда лет в составе комплексной научной группы непосредственно участвовал в научно-методическом обеспечении сборной команды России по легкой атлетике (группа спринтерского и барьерного бега). В настоящее время в рамках Высшей школы тренеров консультирует тренеров профессиональных команд по футболу, хоккею, баскетболу. Один из авторов магистерской программы «Спорт и система подготовки спортсменов», руководителем которой является с 2004 г. По итогам научных исследований неоднократно занимал первое место на научных конференциях РГУФКСиТ.

Доктор педагогических наук Вовк С. И. в 2008 г. за книгу «Диалектика спортивной тренировки» отмечен дипломом лауреата конкурса на лучшую научную книгу в номинации «Педагогика и психология», проводимого Фондом развития отечественного образования.