Спорт-вики — википедия научного бодибилдинга
NEWS:

Материал из SportWiki энциклопедия
Перейти к: навигация, поиск

Источник:
Эндокриная система, спорт и двигательная активность.
Перевод с англ./под ред. У.Дж. Кремера и А.Д. Рогола. - Э64
Издательство: Олимп. литература, 2008 год.

Содержание

Влияние тестостерона и родственных андрогенов на спортивные показатели у мужчин[править]

Несмотря на заметные количественные различия продуктов генов в тканях мужского и женского организмов, половые различия в составе их клеточных геномов сводятся к наличию у мужчин особой Y-xpoмосомы. Основная функция этой хромосомы состоит в определении половых различий — в случае ее отсутствия у человека формируются яичники. Помимо того, за половой диморфизм отвечают секреторные продукты половых желез... Учитывая повсеместный характер действия тестостерона, можно считать, что он является основным гормоном, ответственным за половой диморфизм соматических тканей. (Bardin, Caterall, 1981, p. 1285)

Несмотря на то что о половых различиях в размерах тела и силовых показателях верхней части тела известно уже многие столетия, основа этих различий и сегодня еще окончательно не выяснена. Такое неведение препятствует возможности прогнозирования последствий приема андрогенных гормонов здоровыми мужчинами с целью повышения их физической работоспособности. Применение андрогенов может оказывать заметное влияние на размер и силу мышц у мужчин с пониженным уровнем андрогенов, мальчиков препубертатного возраста и здоровых женщин (Stanhope et al., 1988; Bhasin et al., 1997; Elbers et al., 1999). Однако из этого совершенно не следует, что избыток андрогенов в организме нормального мужчины будет стимулировать те же эффекты в том же объеме. Специфических заболеваний, связанных с избыточным уровнем андрогенов у мужчин, не существует, и это может свидетельствовать о том, что повышение уровня андрогенов действительно может вызывать усиление тех же самых биологических эффектов (но может ли мужчина стать мужчиной еще больше?) (Bardin et al., 1990). Вполне обоснованно было бы ожидать, что ограничивающие механизмы просто не допустят бесконечного или кумулятивного воздействия (имеются в виду изменения в плотности рецепторов и их связывающей способности, цепи отрицательной обратной связи и нелинейное взаимодействие с другими гормонами) (Glass, Vigersky,1980). В этом случае наблюдаемые последствия воздействия сверхфизиологических доз андрогенов могут оказаться противоположными тем, которые характерны для этих гормонов в норме, и иметь проявления, весьма отличные от ассоциированных с мужскими признаками (а именно, увеличение риска инсульта, гинекомастия, осморегуляторные изменения). В практических целях сверхфизиологические дозы могут быть определены как такие, после приема которых уровень тестостерона в крови превышает диапазон нормальных физиологических значений, либо препараты других андрогенов, биологический эквивалент которых приблизительно превышает нормальный уровень тестостерона (даже в случае заметного понижения уровня определяемого тестостерона); в некоторых аспектах любое применение экзогенных андрогенов следует считать сверхфизиологическим, поскольку оно не позволяет в точности имитировать суточные колебания уровня гормонов и другие особенности нормальной физиологической секреции. В отсутствие точной информации несистематические эксперименты спортсменов на себе привели к распространению в спортивных клубах легенд о последствиях использования андрогенов, а у тех, кто не пользуется такими препаратами, сформировали убеждение в непорядочности их использования для повышения спортивных показателей. Углубление наших знаний о физиологии андрогенных стероидов позволит развить научные основы создания тренировочных программ для спортсменов, а также поможет определить пределы возможного изменения показателей физической работоспособности человека. В этой главе рассмотрены существующие па сегодняшний момент данные в отношении тестостерона и родственных андрогенных стероидов на спортивные показатели и предпринята попытка углубления изложенных концепций (Wright, 1980; Haupt, Rovere, 1984; Wilson, 1988; Yesalis, 2000).

Метаболизм и действие тестостерона и родственных андрогенных стероидов[править]

Общая физиология образования и секреции тестостерона изучены довольно неплохо, тогда как о разнообразном влиянии тестостерона на клетки в различных частях организма, а также взаимодействии с другими анаболическими гормонами все еще известно мало (Bardin, Catterall, 1981). Тестостерон — стероидный гормон, который образуется из холестерина через серию последовательных ферментативных реакций, осуществляемых в клетках Лейдига семенников у мужчин, а также в клетках коры надпочечников у мужчин и женщин. Основным регулятором секреции в семенниках является лютеинизирующий гормон (ЛГ) белковый гормон, вырабатываемый гипофизом. Секреция ЛГ в свою очередь регулируется гонадолиберииом — продуктом гипоталамических нейронов. Секреция ЛГ и гонадолиберина находится под частичным контролем цепи негативной обратной связи, чувствительной к уровню тестостерона в крови. В случае применения тестостерона или родственных андрогенных стероидов происходит подавление системы выработки тестостерона в семенниках. В случае, когда прием тестостерона приводит к длительному сохранению повышенного уровня его в крови, наблюдается существенное снижение выработки тестостерона и спермы в семенниках, уменьшение объема яичек, поскольку в семявыносящих канальцах происходит уменьшение количества созревающих половых клеток (легко обратимое явление). Такое заметное снижение объема яичек (Kiraly, 1988; Friedl et al., 1991) является одним из действия андрогенов, которые затрудняют проведение “слепых” экспериментов, направленных на изучение действия андрогенных стероидов у спортсменов.

Влияние тестостерона на ткани организма намного сложнее для понимания, чем выработка и секреция гормона. Тестостерон оказывает непосредственное влияние на большинство тканей, действуя через специфический рецептор андрогенов. Кроме того, в некоторых тканях, таких, как предстательная железа и волосяные фолликулы, тестостерон превращается в 5а-дигидротестостерон. Дигидротестостерон гораздо эффективнее влияет на рецепторы андрогенов, но также и гораздо быстрее превращается в 5а-андростандиол. В клетках жировой ткани, для которых характерна более высокая концентрация фермента ароматазы, часть тестостерона превращается в эстроген, а эстроген играет важную роль в опосредовании в некоторых тканях таких существенных воздействий тестостерона, как внутрибрюшной метаболизм жиров, регуляция ключевых белков печени, минеральный метаболизм в костной ткани, а также ряд воздействий в головном мозге (регуляция секреции гонадотропина). В мышечных клетках тестостерон, по-видимому, действует непосредственно на рецепторы андрогенов, плотность которых здесь намного ниже по сравнению с другими, более чувствительными к андрогенам тканями, такими, как предстательная железа, и затем выделяется в виде водорастворимого коньюгата За-андростендиол-глюкуроиида; в мышцах нет фермента 5а-редуктазы, который превращает тестостерон в дигидротестостерон (Michel, Baulieu, 1980; Hughes, Krieg, 1988). Андрогены, включая тестостерон и дигидротестостерон, связываются в кровеносной системе с разнообразными транспортными белками, наиболее специфично с глобулином, связывающим половой гормон (SHBG), и неспецифично с альбумином. Благодаря этому в системе кровообращения формируется обширный резервный пул доступных стероидов, которые в связанном состоянии в определенной степени защищены от метаболизма и клиренса, действуют в состоянии кинетического равновесия с рецепторами и конкурирующими гормонами, концентрация которых может варьировать в различных тканях, при этом лишь в любой момент времени в свободном состоянии находится не более 1—2 % гормонов. Тестостерон активирует секрецию других мощных анаболических гормонов, таких, как инсулиноподобный фактор роста I (ИФР-I) и эритропоэтин, поэтому положительное влияние на спортивные показатели может быть связано с непрямым влиянием андрогенных стероидов. Локальные воздействия его, включая такие взаимодействия на тканевом уровне, могут иметь очень важное значение, которое мы начинаем понимать только сейчас, после появления современных методов исследования, в частности возникновения возможности экспериментов с использованием трансгенных животных. Тестостерон может также связываться с другими рецепторами, например рецепторами глюкокортикоидов, и в таком случае осуществлять конкурентное ингибирование определенных катаболических стрессовых реакций, которые индуцирует кортизол. Таким образом, анаболическое действие тестостерона в действительности может быть отчасти обусловлено его конкурентным связыванием с рецепторами глюкокортикоидов и модификацией катаболического ответа (Hickson et al., 1984; Janne, 1990).

Фармакологические препараты, которые разрабатывались с целью расширения или модификации эффектов тестостерона, основаны на некоторых из этих известных действий андрогенов (Liddle, Burke, 1960; Kruskcmper, 1968; Kochakian, 1988), поэтому стероиды, которые не могут быть превращены в эстрогены или дигидротестостерон, будут обладать иными свойствами по сравнению с тестостероном, с ослабленным воздействием на костную ткань или предстательную железу соответственно (Sundaram et al., 1995). Некоторые спортсмены, использующие стероидные препараты, дополняют их ингибиторами ароматазы, чтобы блокировать превращение стероидов н эстрогены, либо используют блокаторы рецепторов эстрогена, чтобы предотвратить эстрогенное действие тестостерона, в частности гинекомастию и другие побочные эффекты (FriedI, Yesalis, 1989). Большинство андрогенных анаболических стероидов разрабатывались с целью ослабления “андрогенных” воздействий на репродуктивные ткани, например предстательную железу, в пользу усиления “анаболических’’ воздействий на мышечную и костную ткань, поэтому здесь основное внимание уделялось стероидным структурам, которые нельзя было легко превратить в дигидротестостерон (Hershberger et al., 1953). Тестостерон в случае орального применения или введения в организм путем инъекций сразу попадает в систему кровообращения и быстро удаляется печенью, превращаясь там в продукты, которые могут быть легко выведены с мочой или калом. Модификации с алкилированием но 17 положению защищают тестостерон от такого быстрого выведения, что делает метилтестостерон активным андрогеном, пригодным к оральному употреблению, при этом метаболиты, образующиеся из него в различных тканях, будут представлять собой 17-алкилироваппые соединения со специфическими свойствами и биологической активностью. Одной из особенностей, присущих оральным препаратам активных андрогенов, алкилированных по 17 положению, является их отрицательное воздействие на печень. Метандиенон (Дианабол) является наиболее важным оральным препаратом активных андрогенов, алкилированных по 17 положению, в исследованиях спортивной результативности (Friedl, 2000). Это был оральный препарат, который широко использовался спортсменами в 1960— 1970-х годах и затем был изъят с рынка основными производителями гормональных препаратов (Yesalis et al., 1988). Модификация тестостерона эфирной боковой цепью также защищает его от быстрого выведения из организма, однако благодаря тому, что эта цепь может подвергаться гидролизу, данный препарат предоставляет возможность постепенного поступления тестостерона в систему кровообращения из отдаленного места внутримышечной инъекции и его воздействие отличается по характеру от эффектов 17-алкилированных производных. Продолжительность действия таких этерифицированных андрогенов приблизительно пропорциональна длине боковой цепи. Относительно короткая боковая цепь ундеканоата тестостерона обеспечивает этому препарату относительно непродолжительное действие (обычно применяется орально) (Shurmeyer et al., 1983), тогда как более высокий уровень тестостерона можно поддерживать с помощью еженедельных инъекций энантата или ципионата тестостерона, а очень длинная боковая цепь буциклата тестостерона обеспечивает поддержание уровня тестостерона в крови па протяжении нескольких месяцев (Behre, Nieschlag, 1992). Вещество, которое отличается от тестостерона только отсутствием одного метального остатка в 19 положении (19-нортестостерон или нандролон), было создано с целью снижения побочных эффектов андрогенов на предстательную железу, благодаря его химическим свойствам, которые не позволяют осуществить его превращение путем ароматизации в эстрогены, а также обеспечивают его метаболическое превращение в продукты с более слабым действием по сравнению с дигидротестостероном (а именно, в 19-иордигидротестостерон) (Hershberger et al., 1953; Sundaram et al., 1995). Эфиры нандролона (такие, как нандролон деканоат или “Дека-Дураболин”) и эфиры тестостерона сегодня являются наиболее широко применяемыми препаратами, и именно эти соединения используют в большинстве современных исследований, посвященных изучению влияния экзогенных андрогенных стероидов на спортивные показатели. Широкий спектр андрогенных стероидов оказывает влияние на мышечную ткань, требуя при этом более высокой избирательности воздействия на некоторые другие ткани; например, для защиты костной ткани от эффектов глюкокортикоидов необходимы андрогены, поддающиеся ароматизации, в то время как препараты на основе нандролона эффективно предохраняют мышцы, но не костную ткань (Crawford et al., 2003). Любое применение экзогенных стероидов является нефизиологичным даже в дозах, которые восстанавливают средний уровень в крови до “нормального”, поскольку в естественном состоянии содержание тестостерона в крови в течение суток существенно изменяется.

Пищевые добавки, которые продаются в США на законном основании как “заместители стероидов", включают широкий спектр продуктов (таких, как стеролы, сапогенины, метаболиты андрогенов, кору йохимбе, препараты бора). При этом не существует каких-либо убедительных научных данных, обосновывающих применение хотя бы одного из этих препаратов для повышения физической работоспособности здоровых мужчин. Некоторые из этих продуктов содержат запрещенные вещества, которые дают позитивный результат в тестах на фармпрепараты, другие просто являются фальшивкой и иногда даже могут нанести вред (Friedl et al., 1992b). Препаратов, которые бы отпускались без рецепта и приближались по своему действию к тестостерону или существенно стимулировали его выработку и секрецию в организме, не существует (King et al., 1999). В случае появления такого эффективного препарата он добавлен в список андрогенных стероидов и других веществ, запрещенных спортивными федерациями.

Не так давно при проведении анализов в моче профессиональных спортсменов были обнаружены стероиды нового типа (Catlin et al., 2002). Тетрагидрогестринон представляет собой вещество, производное от гестринона, — стероида, который используется для лечения эндометриоза у женщин и который был одним из последних выявлен при тестировании применения запрещенных препаратов в самых различных видах спорта, включая бег, футбол и бокс (Knight, 2003). Новизна данного препарата заключается не в каких-то его новых чудесных свойствах, а, скорее, в том, что он ранее не применялся в спорте и поэтому при проведении стандартной проверки специального анализа для его детекции не проводили. Другие синтетические стероиды применялись с целью коррекции аномального профиля метаболитов андрогенов, который свидетельствует об использовании экзогенных стероидов (Aguilera et al., 2002). Использование новых препаратов, которые не прошли оценку их безопасности или эта оценка была недостаточной, должно вызывать серьезное беспокойство у нормальных здоровых спортсменов.

Термин “анаболические стероиды” используется для обозначения синтетических андрогенных стероидов, отличных от производных тестостерона, однако оба эти названия используются поочередно, поскольку деление свойства стероидных гормонов на анаболические и андрогенные достаточно умозрительно и их никогда не удавалось четко разделить (Kochakian, 1988).

Существует ли у спортсменов-мужчин гипогонадизм, эквивалентный спортивной аменорее?[править]

Внешние факторы, влияющие на секрецию тестостерона[править]

Женщины, занимающиеся спортом, постоянно сталкиваются с предупреждениями о том, что чрезмерно интенсивные тренировки могут привести к нарушению регулярности менструального цикла как компоненту “синдрома”, включающего физическую нагрузку, аменорею и снижение плотности костной ткани. Экстраполяция теории спортивной аменореи на мужчин предполагает, что при высоком объеме физических тренировок у мужчин, занимающихся спортом, будет происходить снижение секреции тестостерона. Более того, было высказано предположение, что таким спортсменам может быть полезна “заместительная” андрогенная терапия. Такой подход мог зародиться в ходе изучения последствий военно-тренировочных занятий, которые сопровождались заметным снижением уровня тестостерона у молодых здоровых мужчин (Aakvag et al., 1978). У здоровых мужчин, выполняющих работу при неадекватном потреблении энергии, его уровень может снижаться почти до уровня кастратов. Такое явление было показано для борцов — учащихся вузов — во время сезона спортивных соревнований, когда они ограничивали свой рацион питания (Strauss et al., 1985; Roemmich, Sinning, 1997) и у поенных во время краткосрочной, а также долгосрочной интенсивной практической подготовки (Opstad, 1992а; Friedl et al., 2000). Было продемонстрировано снижение уровня тестостерона в крови при увеличении энергетического дефицита у десантников французской армии (Guezennec et al., 1994). В то же время при восстановлении нормального рациона питания и восполнении энерготрат уровень его быстро возвращался к норме даже при условии воздействия таких постоянных стрессовых факторов, как физическая нагрузка, превосходящая 25 МДж-день'1 (ккал день-1) (Friedl et al., 2001). Таким образом, столь значительное снижение уровня тестостерона, как правило, превосходящее но величине наблюдаемое у спортсменов в период интенсивной физической тренировки, можно объяснить неадекватным потреблением энергии, а не специфическим воздействием физических упражнений (Friedl, 1997). Как выясняется, даже представления о спортивной аменорее у женщин как результате чрезмерных объемов тренировочной нагрузки могут оказаться неверными, поскольку интерпретация результатов исследований прежних лет затрудняется неадекватной самооценкой рациона питания спортсменок. У мужчин, похоже, именно энергетический дефицит, а не сама по себе физическая нагрузка является главным стрессовым фактором, оказывающим влияние на репродуктивные циклы у женщин (Loucks, Thuma, 2003; Loucks, 2004).

На уровень тестостерона у здоровых мужчин могут также влиять психологические факторы. Волнение, связанное с победой, может вызывать кратковременное повышение содержания тестостерона в крови (Ursine et al., 1978; Elias, 1981), тогда как чувство страха приводит к достоверному его снижению (Bourne et al., 1968; Krcuz et al., 1972; Francis, 1981). Настроение и мотивация в исследованиях с участием человека представляют собой такие факторы, которые достаточно сложно контролировать, а манипулирование ими связано с этическими проблемами. Тем не менее в одном из исследований с участием мужчин, проходивших подготовку для осуществления прыжков с парашютом, после первого прыжка с высокой башни, связанного с большим нервным напряжением, наблюдалась выраженная стрессовая реакция с сильным снижением уровня тестостерона и повышением уровня кортизола (“дистресс”), тогда как при выполнении последующих прыжков отмечалось повышение тестостерона и отсутствие изменений кортизола (“эустресс") (Ursine et al., 1978). В литературе представлено достаточно много данных по изучению влияния содержания в неволе и хронического стресса на уровень тестостерона у животных, которые свидетельствуют о том, что эти факторы существенно влияют на секрецию тестостерона у млекопитающих (Blanchard et al., 1993). У человека хроническая тревожность оказывает выраженное супрессивное воздействие на тестостерон, который, возможно, является даже более надежным индикатором негативного стресса по сравнению с таким традиционно используемым показателем активности гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системы, как уровень кортизола (Kreuz et al., 1972; Francis, 1981; Hellhammer et al., 1985).

Влияние занятий силовыми и аэробными упражнениями на тестостерон[править]

Предполагаемая взаимосвязь между продолжительной двигательной активностью и уровнем тестостерона в сыворотке крови по данным различных исследований, которая свидетельствует о возможной роли метаболических факторов, таких, как прогрессивное снижение уровня доступной глюкозы, в регуляции секреции тестостерона (по Viru, 1895)

Физические упражнения сами по себе не являются существенным регулятором секреции тестостерона ни на базовом (действие на семенники), ни на высшем (действие на гипоталамус или гипофиз) уровнях, хотя о нейробиологии двигательной активности известно сравнительно немного (Rogol et al., 1984), как и о прямых сигналах от выполняющих работу мышц, которые могли бы повлиять на активность репродуктивной системы. Результаты исследований с участием спортсменов, занимающихся тренировкой выносливости, достаточно разнообразны, сообщается либо об умеренном снижении уровня тестостерона в состоянии покоя (Wheeler et al., 1984; Dc Souza et al., 1994), об отсутствии каких-то отличий (Bagateli, Bremner, 1990; Lucia et al., 1996) по сравнению с лицами, ведущими малоподвижный образ жизни. У мужчин, занимающихся бегом, после снижения тренировочной нагрузки с 81 до 24 км в неделю, не было обнаружено никаких изменений сниженного нормального уровня тестостерона даже несмотря на снижение вдвое уровня креатинкиназы, свидетельствующего об уменьшении мышечной нагрузки (Houmard et al., 1994). Биологическое значение такого измененного состояния организма с пониженным уровнем тестостерона в крови, наблюдавшегося в этих исследованиях, неизвестно. Двигательная активность может вызывать краткосрочное повышение или понижение уровня тестостерона в крови в зависимости от вида и интенсивности упражнений (Schmid et al., 1982; Viru, 1985). Повышение концентрации тестостерона наблюдается во время или после относительно непродолжительной высокоинтенсивной физической нагрузки, которая встречается в силовой тренировке или в спринтерском беге, в то время как его снижение связано с продолжительной двигательной активностью, требующей от организма выносливости, особенно в случае таких событий, как марафонские и супермарафонские забеги. Сообщается о том, что аэробная двигательная активность может снижать уровень тестостерона почти наполовину даже в случае проведения сравнения с соответствующими показателями в состоянии покоя, оценивавшимися в то же время суток (Dessypris et al., 1976; Morville et al., 1979; Kuop-pasalmi et al., 1980; Shurmeyer et al., 1984). Описываемые изменения наблюдаются во время или вскоре после завершения продолжительной двигательной активности и могут сохраняться на протяжении одного-двух дней после прекращения физической нагрузки. Физиологические последствия такого краткосрочного подавления секреции тестостерона неясны. Изменения такой величины сопоставимы с суточными колебаниями уровня тестостерона у здоровых мужчин и не попадают в диапазон значений, которые обычно служат основанием для назначения лечения в случае гипогонадизма у мужчин. Предлагались различные механизмы возникновения таких изменений в случае продолжительной двигательной активности. Влияния катехоламинов на кровообращение в семенниках (Collu et al., 1984) и подавления выработки тестостерона кортизолом (Bambino, Hsueh, 1981) при физиологических концентрациях не происходит (Sapolsky, 1985, 1986). В сокращающихся мышцах отмечается повышение интенсивности клиренса тестостерона (например, усиление экскреции За-андростендион-глюкуронида) (Ponjce et al., 1994), однако этот факт следует рассматривать как увеличение биологической активности, отражение которой — более интенсивный метаболизм в мышечной ткани, являющейся местом действия тестостерона, а не как свидетельство недостатка гормона. Вполне возможно, что такое краткосрочное снижение уровня тестостерона, которое, по всей видимости, возрастает с увеличением продолжительности физической нагрузки, объясняется просто энергетическим дефицитом, возникающим во время двигательной активности, и отражает чувствительность секреции гонадолиберина к снижению уровня глюкозы в гипоталамусе (Opstad, 1992b; Loucks, 2004). Аналогичное воздействие прогрессивного нарастания энергетического дефицита было предложено в качестве механизма изменений уровня гормонов щитовидной железы во время продолжительной двигательной активности (O’Connell et al., 1979). Некоторые спортсмены в видах спорта, требующих экстремальной выносливости, признают необходимость жидкого углеводного питания во время своих занятий (Saris et al., 1989), однако исследований, направленных на выяснение вопроса о том, насколько это позволяет сохранять уровень тестостерона и мышечную массу, не проводилось.

В отличие от продолжительных занятий упражнениями на выносливость, силовые и скоростные упражнения обычно сопровождаются кратковременным повышением концентрации тестостерона (Sutton et al., 1973; Cumming et al., 1986; Kraemer et al., 1991) либо не вызывают никаких изменений (Guezennec et al., 1986). Такое временное повышение концентрации тестостерона в сыворотке крови может быть обусловлено активацией нескольких механизмов. Увеличение интенсивности физических упражнений приводит к заметному снижению кровообращения в печени (Rowell et al., 1964), вследствие чего снижается эффективность клиренса и происходит временное повышение концентрации гормона в крови. Перераспределение жидкости в организме во время продолжительной двигательной активности, результатом которого является уменьшение объема плазмы крови (Wilkcrson et al., 1980), также будет приводить к повышению концентрации тестостерона в крови. Секрецию его могут регулировать дофамин и пролактин, однако, по данным единственного исследования, блокирование повышения уровня пролактина, индуцированного физической нагрузкой, с помощью L-dopa никак не влияет на изменения уровня тестостерона (Jezova-Repcekova et al., 1982). В повышении его уровня может также играть определенную роль активность симпатической нервной системы (Jezova, Vigas, 1981).

Влияние изменений уровня эндогенного тестостерона на физическую работоспособность[править]

Кратковременное снижение уровня тестостерона, индуцированное физической нагрузкой, не может оказывать значительного влияния на состав тела, поскольку даже более выраженное снижение его концентрации продолжительностью несколько недель имеет весьма незначительные последствия. Искусственный гипогонадизм в течение 10 дней, индуцированный у молодых здоровых мужчин, не занимавшихся двигательной активностью, вызывал сдвиг в соотношении мышечная — жировая ткань величиной 2 кг (Mauras et al., 1998). У здоровых молодых солдат, которые получали недостаточное питание и подвергались значительным физическим нагрузкам, индивидуальные различия в величине снижения тестостерона сравнительно мало влияли на долю мышечной массы в составе общей потерянной массы тела за период 8 недель, несмотря на наличие статистически достоверной взаимосвязи между этими показателями (Friedl, 1997). Эти выводы подтверждаются результатами исследований на животных, в которых ограничение рациона питания и физическая нагрузка вызывали меньшее снижение уровня тестостерона у животных с тренированной выносливостью. Эти различия были также ассоциированы с более высоким уровнем липолиза и снижением интенсивности гликогенолиза, что предположительно позволяло сохранить от расщепления мышечные белки (Guezennec et al., 1984b).

Резкое повышение уровня тестостерона, которое наблюдается при выполнении силовых упражнений, может оказаться достаточным для индукции изменений на уровне тканевых рецепторов или концентрации других анаболических гормонов, однако о том, что происходит в действительности, пока ничего не известно. В ходе другого исследования (Kraemer et al., 1991) при сравнении программ занятий культуристов и тяжелоатлетов, отличающихся по количеству повторений и продолжительности периодов отдыха между подходами, были продемонстрированы значительные отличия в изменении уровня соматотропного гормона и незначительные расхождения в величине повышения концентрации тестостерона, индуцированного в обеих программах занятий. Можно только рассуждать о значении непродолжительных колебаний уровня тестостерона различной направленности для синергичного взаимодействия с другими гормонами, которые оказывают направленное воздействие на мышечную ткань, такими, как локальный мышечный ИФР-1, включая конечный результат в виде гипертрофии мышц под влиянием силовой нагрузки у тяжелоатлетов или уменьшение мышечной массы, которое может оказаться выигрышным для спортсменов, занимающихся бегом.

Влияние на массу мышечной ткани: насколько может увеличить свою мышечную массу человек?[править]

Схематическая взаимосвязь между жировым и мышечным компонентами в ходе изменений массы тела и влияние на эту взаимосвязь применения анаболических гормонов. СТГ — соматотропный гормон (по Forbs, 1993)

Увеличение общей массы тела[править]

Использование андрогенных стероидов вызывает у здоровых мужчин увеличение массы тела и стимулирует включение аминокислот в мышечные белки. О точных механизмах наблюдаемого увеличения массы тела и о том, насколько ее можно увеличить при продолжительном приеме андрогенных стероидов и в течение какого времени она будет сохраняться после прекращения их применения, пока известно мало. В целом изменения массы мышечной и жировой тканей тела у человека примерно пропорциональны энергетическому балансу их организма, при этом около 2/3 изменений приходится на изменения массы жировой ткани тела. Форбс на основании данных изучения последствий чрезмерного и недостаточного рациона питания построил график этих закономерностей (Forbes, 1993). Он выдвинул предположение о том, что применение анаболических гормонов смещает организм человека с нормальной траектории в сторону существенного увеличения мышечного компонента и даже снижения доли жирового компонента. Иными словами, было сделано предположение о том, что использование добавочных андрогенных стероидов приводит к перераспределению утилизации питательных веществ в организме, подобно тому, как это наблюдается в случае группы препаратов β-адренергических агонистов,- которые были разработаны для применения в производстве продукции животноводства (например, кленбутерол) и способствуют специфическому увеличению массы мышечной ткани. Форбс был одним из первых, проиллюстрировавших этот принцип в исследовании с применением больших доз андрогенов у здоровых мужчин(Forbes et al., 1992). Однако все проведенные исследования, включая и последнее, оставляют без ответа один больной вопрос о роли пищевого рациона, влияния физической тренировки и надежности допущений, лежащих в основе каждого из методов, используемых для оценки этих изменений.

Увеличение массы тела является хорошо известным побочным эффектом, обнаруживаемым в случае применения в медицине андрогенных стероидов, а также испытания мужских контрацептивов с использованием сверхфизиологических доз эфиров тестостерона, применяемых в виде инъекций (обычно 200 мг в неделю) (World Health Organization Task Force, 1990; Young et al., 1993). После типичного периода непрерывного приема эфиров тестостерона продолжительностью 6 недель или дольше у нормальных мужчин зрелого возраста наблюдается увеличение массы тела приблизительно на 3—5 кг в течение первых нескольких недель (Mauss et al., 1975; Fried! et al., 1990, 1991; Welle et al., 1992; Young ct al., 1993; Pope et al., 2000). Аналогичное воздействие оказывает применение оральных препаратов активных андрогенов. Большая серия исследований в начале 1970-х годов с использованием мстанлиона (дианабола) показала увеличение массы тела примерно на 2 кг, что составляет не менее 10 мг-день"1 па протяжении 3 —4-неделыюго периода, независимо от состояния физической подготовленности (Fried), 2000). Неясно, обнаруживает ли это увеличение массы тела зависимость от применяемой дозы препарата или времени его приема. При изучении влияния на организм мужских контрацептивов андроген энантат тестостерона использовали в количестве 200 мг в неделю в течение периода продолжительностью более 1 года. Тем не менее, у принимавших препарат непрерывного увеличения массы тела не наблюдалось, несмотря на то что данный режим применения препарата обеспечивает поддержание в организме постоянного удвоенного или утроенного, но сравнению с нормой, уровня гормона. В случае применения типичных доз, используемых в качестве заместительной терапии у мужчин с гипогонадизмом (например, 100 мг в неделю ципионата тестостерона или деканоата нандролона), никаких заметных изменений не обнаруживалось (Crist et al., 1983), однако удвоение дозы (деканоат нандролона в количестве 200 мг в неделю в течение 8 недель) приводило к существенному увеличению массы тела (Hartgens et al., 2001). В другой работе андрогенные стероиды в дозировке, используемой для создания заместительного уровня тестостерона (энантат тестостерона, 100 мг в неделю), не вызывали изменений массы тела, тогда как высокие концентрации энантата тестостерона (300 мг в неделю) и две дозы деканоата нандролона (100 мг на 1 кг массы тела и 300 мг в неделю) приводили к заметному увеличению массы тела (Fried! et al., 1991). Эксперимент с применением сопоставимых дозировок андрогенов (энантат тестостерона, 280 мг в неделю) и продолжительностью в два раза больше не вызвал увеличения массы тела вдвое (Fried! et al., 1990). В случае удвоения недельной дозы тестостерона (600 мг энантата тестостерона в неделю в течение 10 недель) также наблюдалось близкое по величине конечное увеличение массы тела примерно на 3,5 кг, тогда как в группе мужчин, которые в дополнение к приему такого же количества андрогенных стероидов занимались физическими упражнениями, увеличение массы тела было почти в два раза больше (Bhasin et al., 1996). После занятий по типичному протоколу тренировок культуристов в сочетании с приемом возрастающих количеств ципионата тестостерона (от 150 до 600 мг в неделю в течение 6 недель) масса тела участников исследований увеличилась в среднем на 3,0 кг (Pope et al., 2000). (В данной работе на основании результатов измерения толщины кожных складок, которая практически не изменилась после приема андрогенов, было сделано заключение о том, что увеличение массы тела происходило исключительно за счет мышечной массы). Несмотря на то что Форбс выдвинул предположение о существовании лозовой зависимости воздействия андрогенов (Forbs et al., 1985), представленные выше данные свидетельствуют о том, что свсрхфизиологические их дозы вызывают специфическое увеличение массы тела, после которого наступает пороговый эффект и запуск механизмов регуляции, предотвращающих дальнейшее увеличение массы тела. Если бы это было не так, можно было бы ожидать, что у всех нормальных мужчин масса тела продолжала увеличиваться благодаря кумулятивному воздействию андрогенов после первоначального повышения уровня тестостерона, связанного с половым созреванием, а не достигала бы стабильности в начале второго десятилетия жизни без дальнейшего ее существенного увеличения.

Увеличение массы тела отмечалось в ходе контролируемых экспериментов, а клинические наблюдения за результатами приема нормальными мужчинами андрогенных стероидов в значительных количествах лишь частично отражают изменения, которые наблюдаются у культуристов, применяющих анаболические стероиды. У активных культуристов были обнаружены различия в массе тела у тех, кто использовал стероидные препараты, и тех, кто их не употреблял, составлявшие около 10 кг, при сопоставимых показателях доли жировой ткани в составе тела - 12,5 % (Kouri et al., 1995b). Сравнение персональных данных победителей конкурса Мистер Америка за 20 лет до момента появления стероидных препаратов (1939—1959 гг.) с показателями группы современных популярных культуристов выявили различия в массе тела, составляющие примерно 20 кг, которые приходятся предположительно на долю мышечной ткани. Изменения в рационе питания и системе здравоохранения, произошедшие за последнее столетие, привели к увеличению мышечной массы типичного молодого солдата армии США примерно на 10 кг (Friedl, 2004). Таким образом, вполне обоснованно отнести часть увеличения массы тела культуристов после 1940—1950-х годов на счет комплексного улучшения рациона питания и совершенствования теории и практики физической тренировки. Вместе с тем данные Коури позволяют только приблизительно оценить верхний предел среднего увеличения массы тела, которое может быть обусловлено использованием андрогенных стероидов. Изменения массы тела на 3—5 кг в случае контролируемых испытаний стероидных препаратов и 10 кг у применяющих стероиды культуристов могут быть связаны с эффектом повторных циклов их приема, а также с комплексным действием физических тренировок и специальной диеты.

Характеристика изменений в составе тела[править]

До настоящего времени еще никому не удавалось адекватно охарактеризовать сущность индуцированного приемом андрогенов увеличения массы тела. Основная проблема заключается в том, что в большинстве работ состав тела определялся с использованием какой-либо одной методики, причем в основе каждой из этих методик лежат определенные допущения, которые могут оказаться неверными в случае применения анаболических стероидов. Несмотря на то что суммарная ошибка использования нескольких методик оценки в многокомпонентной модели состава тела обычно не превышает биологических вариаций измеряемых компонентов (Friedl et al., 1992а), многокомпонентная модель также не позволит дать ответ на поставленный вопрос, если индуцированные приемом стероидов изменения повлияют на истинность допущений, положенных в основу используемых методов оценки. Так, если реакция организма на экзогенные андрогены включает увеличение общего содержания воды в организме по отношению к общей массе мышечной ткани, как это предполагается, но еще ни разу не было доказано (Freed et al., 1975; Hervey et al., 1976; Wilson, 1988), это станет причиной существенной ошибки при оценке происходящих изменений с помощью любого из основных применяемых методов определения состава тела, поскольку нарушит существующие допущения в отношении состава мышечной ткани для каждого из них. Метод гидростатического взвешивания допускает, что плотность нежировой массы тела составляет 1,1 г-см3, двухэнергетическая рентгеновская абсорбциометрия (dual energy X-ray absorptiometry) использует коэффициент ослабления, определенный на основании оценки нормально гидратированной мягкой ткани, метод с использованием изотопа калия-40 зависит от постоянства концентрации в мышечной ткани (66,6 ммоль-кг'1), а метод разбавления дейтерия предполагает постоянный уровень гидратации (обычно 72 %) мышечной ткани. Возникающая в результате ошибка может быть весьма существенной. В случае неполного голодания у здоровых мужчин в результате субклинического отека тканей возрастает уровень гидратации мышечной ткани, и это приводит к тому, что оценка массы тела при помощи двухэнергетической рентгеновской абсорбциометрии оказывается завышенной на 3,5 кг по сравнению с определяемой с помощью обычных весов (Friedl et al., 1994). Несмотря на спекулятивность этого утверждения, изменения в противоположном направлении, а именно быстрое увеличение массы тела, вызванное экзогенными андрогенами, также может сопровождаться увеличением удержания воды в организме. Если это действительно имеет место, можно ожидать, что любой из методов оценки состава тела будет давать ошибочные оценки при определении изменений массы мышечного компонента.

Попытка решения данного вопроса была предпринята в исследовании с применением значительных доз метандиона (100 мг в день в течение 6 недель) (Hervey, 1976). На основании оценки содержания калия в организме было рассчитано, что среднее увеличение массы тела на 3,3 кг состояло из увеличения массы мышечной ткани на 6,3 кг и снижения массы жировой ткани на 2,5 кг. В то же время увеличение массы мышечной ткани, рассчитанное на основании оценки плотности тела по результатам гидростатического взвешивания, составило 2,4 кг, а жировой — на 0,9 кг, а толщина кожных складок осталась неизменной (Hervey, 1976). В следующем исследовании с использованием аналогичных дозировок андрогенов были получены сопоставимые средние значения увеличения массы тела и изменения общего содержания калия в организме (Hervey et al., 1981). В этой работе с помощью метода нейтронно-активационного анализа было проведено определение общего содержания азота в организме, при этом предполагалось, что если увеличение массы тела отражает гипертрофию мышечной ткани, то содержание азота в организме должно увеличиться примерно на 100 г. Вместе с тем, по результатам реальной оценки, эта величина оказалась почти в два раза больше, что породило новые вопросы о природе увеличения массы тела, индуцированного андрогенами.

Типичный режим применения энаптата тестостерона в количестве примерно 200 мг в неделю на протяжении 12 недель приводил к увеличению массы тела в среднем на 4,1 кг(Forbes et al., 1992). На основании результатов определения содержания калия-40 оценка увеличения мышечной массы в конце 12-недельного периода приема стероидного препарата составила 7,5 кг. Эти данные подтверждались увеличением выделения креатинина в среднем на 358 мг-сут"1 (при диете, не содержащей мясных продуктов), что соответствует рассчитанному увеличению массы мышечной ткани на 8,6 кг.

Изменения массы тела, а также мышечного и жирового компонентов у здоровых мужчин зрелого возраста в период применения энантата тестостерона в количестве 3 мг-кг'1 в неделю в течение 12 недель и после прекращения приема препарата. ММТ — масса мышечной ткани, МТ — масса тела (по Forbes et al., 1992)

После прекращения приема андрогенных стероидов наблюдается быстрая утрата мышечного компонента. В том же исследовании (Forbes et al., 1992) сообщалось о быстром снижении массы тела примерно на 2,5 кг в течение первых 10 дней после прекращения приема стероидов, после чего эта новая масса тела могла сохраняться на протяжении следующих 6 месяцев. Расчетная нарощенная масса мышечной ткапи уменьшалась примерно до половины максимального значения через 2 месяца после прекращения приема стероидов и продолжала снижаться в течение 6 месяцев, когда различия с исходной массой тела до начала приема препарата составили всего 1 кг. Такое снижение массы мышечной ткани при относительно стабильной массе тела уравновешивалось предположительным увеличением массы жировой ткани, доля которой восстанавливалась после первоначального снижения в среднем на 3,4 кг. Утрата нарощенной мышечной ткани после прекращения приема стероидов сравнима в какой-то мере с изменениями у здоровых мужчин после искусственного подавления секреции тестостерона. У здоровых мужчин, у которых искусственным путем снижали уровень тестостерона в крови до препубертатного уровня на срок продолжительностью 10 недель, по результатам оценки методом двухэнергетической рентгеновской абсорбциометрии наблюдалось снижение массы мышечной ткани на 2 кг наряду с сопоставимым увеличением массы жировой ткани (Mauras et al., 1998). Все это предполагает существование лабильного компонента мышечной ткани, масса которого зависит от изменений уровня андрогенов.

В нескольких исследованиях для проведения морфологического анализа поперечного сечения мышц и мышечных волокон использовалась магниторезонансная томография или биопсия мышц. Гистологический анализ образцов биопсии тканей латеральной широкой мышцы бедра у здоровых людей после применения 200 мг в неделю энантата тестостерона в течение 6 недель не выявил существенного увеличения диаметра мышечных волокон (Girggs et al., 1989), тогда как в двух других исследованиях с участием спортсменов было обнаружено достоверное увеличение площади поперечного сечения мышечных волокон латеральной широкой мышцы бедра (Alen et al., 1984; Kuipers et al., 1993). В одном из более поздних исследований было установлено, что применение энантата тестостерона в количестве 300 и 600 мг в неделю в течение 20 недель у здоровых мужчин с подавлением эндогенной секреции андрогенов вызывает существенное увеличение поперечного сечения мышечных волокон и количества ядер на мышечную клетку в образцах биопсии тканей латеральной широкой мышцы бедра. Эти данные свидетельствуют о влиянии андрогенов на гипертрофию мышечной ткани, в то же время существенных изменений в соотношении волокон типа I и II не наблюдалось (Sinha-Hikim et al., 2002). В этой же работе продемонстрировано дозозависимое увеличение объема латеральной широкой мышцы бедра по результатам магниторезонансной томографии (МРТ), а также дозозависимое увеличение мышечной массы в случае применения 300 и 600 мг энантата тестостерона в неделю. В более ранней работе с использованием метода МРТ было обнаружено достоверное увеличение площади поперечного сечения трицепсов и квадрицепсов у мужчин, применявших тестостерон, независимо от выполнения ими физических упражнений (Bhasin et al., 1996). Вместе с тем в группе, которая занималась только двигательной активностью, никаких изменений не выявлено, что подтверждает общее влияние андрогенов на увеличение мышечной массы. Новые современные методы количественной оценки скелетных мышц должны обладать большой ценностью с точки зрения простоты и точности измерений при проведении будущих исследований (Gallagher et al., 1999).

Андрогены стимулируют синтез белка в мышцах, при этом они обычно не влияют на общий синтез его в организме. При исследовании эффектов приема энантата тестостерона в количестве 200 мг в неделю на протяжении 12 недель на основании данных оценки содержания калия-40 и выделения креатинина было обнаружено типичное увеличение массы мышечной ткани, которое сопровождалось увеличением интенсивности синтеза белка в мышцах в среднем на 27 % (Griggs et al., 1989). Тогда можно предполагать, что наблюдаемые изменения представляют собой изменение баланса между скоростью синтеза и деградации белка с общим возрастанием интенсивности обмена. Предполагается, что описываемые эффекты опосредованы напрямую через рецепторы андрогенов в скелетной мышце, однако данный механизм практически не охарактеризован и, кроме того, разные мышцы по-разному реагируют на андрогены (Gustafsson et al., 1984; Hughes, Krieg, 1988; Antonio et al., 1999). Новые исследования сигнальных путей рецепторов андрогенов в мышцах позволили выявить обратную корреляцию между формированием новых мышечных клеток и развитием адипоцитов, которая, по-видимому, связывает влияние андрогенов на изменения жировых и мышечных клеток (Lee, 2002), подобно тому механизму, который ранее был предложен для объяснения действия стероидного гормона в костной ткани, регулирующего баланс остеобластов и адипоцитов. Другие исследования с использованием трансгенных животных с направленной сверхэкспрессией рецептора андрогенов (Wiren et al., 2003) и специфичного для мышечной ткани ИФР-I (Paul, Rosenthal, 2002) на животной модели “сильной мыши” с чрезмерно развитой мускулатурой, вероятнее всего, уже в ближайшее время позволят осуществить заметное продвижение вперед в нашем понимании значения андрогенов в регуляции костной, мышечной и жировой тканей, а также существенной роли эстрогенов в этих взаимодействиях.

Исследования метаболизма жировых тканей на локальном уровне свидетельствуют о том, что андрогены уменьшают накопление триглицеридов во внутрибрюшной области, однако не оказывают аналогичного влияния на подкожную жировую клетчатку (Marin, 1995; Marin et al., 1996), хотя у женщин прием тестостерона стимулирует увеличение внутренних жировых отложений (Elbers et al., 1997).

Увеличение мышечной массы в дальнейшем может оказывать влияние иа состав тела благодаря изменению потребностей организма в энергии, однако данных, которые бы подтверждали специфическое увеличение метаболизма под влиянием андрогенов, получить не удалось. После приема энантата тестостерона в количестве 200 мг в неделю на протяжении 12 недель было обнаружено увеличение уровня метаболизма в состоянии покоя на 7 %, и это увеличение было целиком отнесено на счет увеличения массы скелетных мышц. Информативное исследование изменений состава тела было проведено с использованием модели блокирования клеток Лейдига (Leydig clamp), в которой подавление эндогенной секреции тестостерона сочеталось с применением суб- и сверхфизиологических доз энентата тестостерона (25 — 600 мг в неделю на протяжении 20 недель) (Bhasin et al., 2001). Изменения состава тела у мужчин оценивали с помощью метода двухэнергетической рентгеновской абсорбциометрии, включая региональные оценки доли жировой и мышечной ткани, а также при помощи анализа серий MPT-срезов бедра и брюшной полости (Woodhouse et al., 2004). Данные двухэнергетической рентгеновской абсорбциометрии указывают на увеличение массы мышечной ткани в области туловища и конечностей при употреблении андрогенов в больших дозах и увеличение массы жировой ткани при субфизиологических дозах андрогенов. Анализ МРТ-изображений свидетельствует об увеличении объема жировой ткани во всех исследованных областях тела (внутрибрюшная полость и подкожный жир в области живота, а также внутримышечная и подкожная жировая ткань в области бедра) в случае приема андрогенов в низких дозах наряду с существенным снижением объема жировой ткани при приеме сверхфизиологических доз. Эти данные подтверждают индуцированное андрогенами увеличение мышечного компонента в составе тела и уменьшение массы жировой ткани.

Механизмы повышения физической работоспособности[править]

Связано ли наблюдаемое увеличение мышечной силы только с увеличением мышечной массы?[править]

Увеличение размера мышц ассоциировано с увеличением силовых показателей, поскольку максимально развиваемое усилие прямо пропорционально поперечному сечению мышцы. Было высказано предположение о том, что андрогены оказывают основное воздействие за счет увеличения размера мышц, не влияя на нейромышечное взаимодействие (Schroeder et al., 2003). Существуют и другие возможные объяснения индуцированного андрогенами увеличения мышечной силы у спортсменов, включая нейромышечную адаптацию, а также биохимические и физиологические изменения в мышечной ткани, однако они остаются не подтвержденными. В одной из первых опубликованных работ, посвященных изучению силовых показателей у здоровых мужчин, были описаны результаты полуслепой перекрестной оценки силы хвата кисти у 4 студентов-медиков после приема метилтестостерона в количестве 50 мг в день вместе с креатином на протяжении трех недель (Samuels et al., 1942). В этом эксперименте никаких изменений силовых показателей не обнаружено. К факторам, затрудняющим объективную оценку прямого воздействия андрогенов на мышечную силу, можно отнести вариабельность результатов, присущую силовым тестам; подбор адекватных контролей как для индивидуальных показателей, так и для текущего уровня физической подготовленности; сложность проведения слепого эксперимента из-за заметного изменения размера яичек, а также потенциального воздействия других факторов, которые также могут быть подвержены влиянию андрогенов, например мотивации и физических тренировок в ходе исследования.

Изменения состава тела и силовых показателей у здоровых мужчин зрелого возраста, применявших плацебо, или энантат тестостерона в количестве 600 мг в неделю на протяжении 20 недель одновременно с выполнением программы физических упражнений или независимо от нее (по Bhasin et al., 1996)

Первые исследования применения метандиенона (10 мг в день или больше в течение 3—4 недель) показали достоверное увеличение примерно на 15 % величины | повторного максимума (1ПМ) при выполнении упражнения “жим грудью лежа на спине”, при этом в ходе исследований проводились слепые тесты, а также участвовали лица с различным уровнем физической тренированности (Haupt, Rovere, 1984; Friedl, 2000). Метандиенон оказывал довольно устойчивое влияние, повышая физическую работоспособность, несмотря на то что вопрос о совместном влиянии физических тренировок так и не был однозначно решен (например, Freed et al., 1975; Hervey et al., 1981). Тщательное соблюдение требований к проведению слепого эксперимента и дополнительной контрольной группы с “замещением” тестостерона энантатом тестостерона (100 мг в день) показало, что большие дозы энантата тестостерона (300 мг в день на протяжении 6 недель) вызывают достоверное увеличение результатов при выполнении тестов “сгибание руки в локте” и “разгибание ноги в колене" (Friedl et al., 1991). Несмотря на эквивалентное увеличение массы тела в группах, применявших декано-ат нандролона в количестве 100 и 300 мг в день, у отдельных лиц из этих групп достоверного увеличения силовых показателей не выявлено. Единственным показателем, изменения которого обнаружили у нетренированных мужчин, принимавших энантат тестостерона (200 мг в неделю в течение 24 недель), оказалось приведение бедра (Young et al., 1993). При оценке силовых показателей в тесте 1ПМ “для жима грудью лежа на спине” в случае применения больших доз энантата тестостерона было показано, что и стероидный препарат, и физическая тренировка стимулируют существенное увеличение мышечной силы, которое оказалось аддитивным в группе, применявшей стероид и занимавшейся выполнением физических упражнений(Bhasin et al., 1996). В ходе дальнейших исследований дозовой зависимости применение энантата тестостерона в количестве 300 и 600 мг в неделю достоверно повышало 1ПМ для жима ногами (в среднем на -75 кг) и мощность мышц ног (примерно на 40-^50 Вт), в то время как при замещении тестостерона или применении более низких доз никаких изменений не наблюдалось (Bhasin et al., 2001). Обнаруженные изменения в этих двух группах коррелировали с увеличением объема и размера мышечных волокон. При этом выявить дозовую зависимость не удалось. Не наблюдалось также изменений в количестве повторений упражнения жим ногами, выполняемых до наступления утомления (“утомляемость”) (Storer et al., 2003).

Помимо влияния на площадь поперечного сечения мышечных волокон, было высказано предположение о возможности психомоторной стимуляции. Сообщалось о том, что метандиенон достоверно уменьшает время коленного рефлекса у тяжелоатлетов (Ariel, Saville, 1972), однако в ходе интенсивного исследования небольшой группы профессиональных финских спортсменов-тяжелоатлетов, применявших стероидные препараты, не было обнаружено никаких изменений в результатах психомоторных и скоростных тестов по сравнению с контрольной группой спортсменов (Era et al., 1988). В обеих группах за период продолжительностью 24 недели наблюдалось улучшение физической работоспособности без заметного влияния андрогенов (Alen et al., 1984).

Агрессивность и мотивация[править]

Тестостерон стал синонимом агрессивности. Одним из наиболее сложных аспектов изучения воздействия андрогенов на физические показатели является сохранение применения препарата в тайне от участников эксперимента. Отчасти это обусловлено тем, что многие люди, получающие большие дозы андрогенов, ощущают изменения в своем отношении к окружающей действительности (Freed et al., 1975; Wright, 1980). Изменения психического состояния описывались весьма разнообразно — как ощущение увеличения своей силы, навязчивая концентрация на победе в предстоящем состязании, полное отсутствие подавления агрессивности вплоть до проявлений непреодолимой жестокости. Поуп интенсивно занимался изучением психологических эффектов применения андрогенных стероидов на протяжении более десятилетия (например, Pope, Katz, 1988, 1994). Группа исследователей под его руководством обнаружила достоверные нейрофизиологические эффекты в хорошо спланированном эксперименте, предназначенном для имитации увеличения применяемой дозы андрогенов, подобного тому, которое часто используют многие культуристы, постепенно увеличивая недельную дозу со 150 до 300 мг и до 600 мг в неделю (Kouri et al., 1995а; Pope et al., 2000). В этом и других исследованиях, результаты которых рассматривались Поупом и исследователями нашей лаборатории (например, Hannan et al., 1991), наблюдалась индивидуальная маниакальная или гипоманиакальная реакция, что подтверждает разрозненные сообщения о маниакальном поведении у многих лиц, употребляющих андрогены. Поуп обнаружил достоверные изменения при использовании специально разработанного теста PSAP (Point Substruction Agression Paradigm), а также шкалы оценки маниакального состояния Янга (Young Mania Rating Scale, YMRS) и ежедневной оценки записей в дневпике (Pope et al., 2000). В частности, являющийся новшеством тест PSAP оказался весьма уместным в данном исследовании, поскольку позволил оценить психическое состояние агрессивной реакции на низком уровне. Для дальнейших исследований с участием человека жизненно важное значение имеет возможность определения лиц, с высокой вероятностью предрасположенных к идиосинкразическим реакциям. Обнаруженные психические изменения, по-видимому, связаны с перекрестным воздействием на кортикостероидные рецепторы (Janne, 1990); психотические явления при употреблении больших доз кортикостероидов прекрасно задокументированы (Lewis, Smith, 1983).

Несомненно, что почти иррациональная уверенность в своей непобедимости дает преимущество в выступлениях на состязаниях, позволяя спортсменам противостоять психологической усталости и дискомфорту, чтобы в конечном итоге выстоять в схватке и победить. В то же время нейрофизиологи не завершили исследования взаимосвязи между воздействием андрогенов, поведением, нейронными цепями и биохимическими процессами. У мужчин, применявших в больших дозах андрогены, было обнаружено увеличение концентрации метаболитов дофамина в периферической системе кровообращения (Hannan et al., 1991), что свидетельствует о возможности взаимодействия с дофаминергической системой, которая задействована в реализации широкого спектра образцов поведения, от сконцентрированного целенаправленного образа действий до психоза. Действительно, уже давно показано увеличение соотношения дофа-мин/гомованилиновая кислота в полосатом теле крыс после введения им одного из четырех различных андрогенов. Кроме того, при воздействии метандиеноном наблюдалось специфическое усиление синтеза дофамина (Thiblin et al., 1999). В экспериментах на животных также было показано, что стереотипное поведение, связанное с двигательной активностью в условиях клетки, усиливалось после применения андрогенов. Было высказано предположение, что влияние физических упражнений на активность дофамина в головном мозге имеет значение для отдаления утомления (Chaouloff et al., 1987) и может сочетаться с воздействием андрогенов.

Какое значение андрогены имеют для физической выносливости?[править]

Андрогены могут обеспечивать увеличение выносливости, оказывая дополнительное непсихологическое воздействие, включая влияние на доступность энергии и кислородную емкость крови. Такие эффекты могут способствовать повышению спортивных показателей в таких видах спорта, как бег на длинные дистанции, а также велосипедный спорт. В ранних работах изучалось влияние употребления андрогенов на показатели в беге и плавании. В одной из таких статей, которая стала широко доступной благодаря публикации в журнале Science, сообщалось о том, что метандиенон (10 мг в день в течение 3 недель) повышает максимальное потребление кислорода на 15 %, что было достоверно выше по сравнению с показателями лиц из неслепой контрольной группы (Johnson, O’Shea, 1969). С использованием того же режима употребления метаидиенона не удалось добиться повышения показателей в плавании по сравнению с контрольной группой (O’Shea, 1970). Та же ситуация наблюдалась и в случае применения оксандролона (10 мг в день в течение 6 недель) (O’Shea, Winkler, 1970). Затем была предпринята попытка воспроизвести результаты первоначального эксперимента, опубликованные в Science, — оценивали аэробную работоспособность после аналогичного режима применения метандиенона (10 мг в день в течение 3 недель) или станазолола (6 мг в день в течение 3 недель) в сочетании с выполнением программы тренировки бегунов, однако никаких изменений максимального потребления кислорода или времени пробега одной мили обнаружено не было (Johnson et al., 1972). Джонсон выдвинул предположение, что различия в полученных результатах можно объяснить вызванным андрогенами увеличением силы мышц ног, которое могло привести к специфическому улучшению результатов в тесте на велоэргометре, использованном в первоначальной работе, а не к реальному повышению аэробной работоспособности. После этого никаких сообщений о результатах изучения влияния андрогенов на аэробную работоспособность у человека больше не появлялось.

Существуют правдоподобные механизмы, объясняющие' положительное влияние андрогенов на аэробную выносливость. Андрогены стимулируют выработку красных кровяных клеток благодаря стимуляции синтеза и секреции эритропоэтина, прямой стимуляции гемопоэза в костном мозге и стимуляции включения ионов железа в красные кровяные клетки. Хотя применение андрогенов вызывает достоверное повышение гематокрита и уровня гемоглобина у пациентов, страдающих анемией (Neff et al., 1981), в ходе исследований эффектов приема больших доз андрогенов для дальнейшего увеличения этих показателей не наблюдали (Mauss et al., 1975; Alen 1985; Kiraly, 1988). В то же время у здоровых мужчин, применявших энантат тестостерона в количестве 200 мг в неделю в течение 16 недель, было обнаружено достоверное увеличение количества красных кровяных клеток и небольшое повышение гематокрита и гемоглобина (Palacios et al., 1983). У пациентов с гипогонадизмом при употреблении андрогенов сообщалось, хотя и достаточно редко, о случаях эритроцитоза, особенно у лиц старшего возраста. Кроме того, может происходить увеличение объема крови (Wilson, 1988), хотя подтверждения аналогичного явления у спортсменов не получено. Таким образом, непонятно, в какой мере андрогены стимулируют повышение гематологических параметров у здоровых мужчин, однако, если это происходит в действительности, то он и должны повышать показатели аэробной работоспособности. Внутривенное введение эритроцитов у здоровых мужчин может существенно повышать максимальное потребление кислорода (Muza et al., 1987; Sawka et al., 1987). Негативной стороной воздействия андрогенов является увеличение риска тромбоэмболических осложнений, например инсульта, особенно в условиях обезвоживания во время интенсивной двигательной активности (Sawka et al., 1996). Такая опасность сопоставима с риском, которому подвергают себя велосипедисты и другие спортсмены, которые принимают экзогенный эритропоэтин для повышения физической работоспособности (Adamson, Vapnek, 1991).

Влияние на сердечную мышцу и увеличение ударного объема теоретически также могут быть полезны спортсменам, от которых требуется значительная выносливость. Несмотря на то что у спортсменов силовых видов спорта было обнаружено влияние андрогенов на гипертрофию левого желудочка (например, McKillop et al., 1986), этот эффект не изучался у спортсменов, занимающихся видами спорта, требующими выносливости, где употребление стероидных препаратов не столь распространено или более тщательно скрывается.

Остается выяснить, происходит ли под влиянием андрогенов усиление липолиза и увеличение доступности энергетических субстратов при регулярной двигательной активности аэробной направленности. В одном из немногих исследований, направленных на выяснение метаболических эффектов андрогенных стероидов, изучали выносливость и особенности метаболизма у крыс с повышенным уровнем андрогенов во время бега на тредмиле продолжительностью 7 ч, однако заметного влияния тестостерона, кроме некоторого сохранения запасов гликогена, не обнаружено. Другие метаболические эффекты могут быть опосредованы через другие гормоны, такие, как ИФР-1 (Hobbs et al., 1993). Тестостерон вызывает повышение уровня ИФР-1 в крови, тогда как нандролон, который не способен образовывать некоторых метаболитов, в частности эстрогенов, никак не влияет на его уровень. Это свидетельствует о существовании отличий в биологической активности различных синтетических анаболических стероидов, которые определяются отличиями в чувствительности к рецепторам самих этих соединений, а также их метаболитов. Андрогены влияют на утилизацию глюкозы у здоровых мужчин (300 мг в неделю энантата тестостерона или деканоата нандролона) и обход инсулиновых механизмов регуляции (Hobbs et al., 1996).

Другие гормональные реакции на занятия двигательной активностью, в частности резкое повышение содержания соматотропного гормона в крови, которое происходит под влиянием режима тренировочных занятий тяжелоатлетов (увеличение количества повторений и уменьшение продолжительности интервалов отдыха) по сравнению с режимом тренировок культуристов (большая нагрузка и более продолжительные интервалы для отдыха) (Kraemer et al., 1991), также могут объяснить некоторые эффекты, которые в настоящее время приписывают анаболическим стероидам. Соматотропный гормон реагирует на срочные изменения метаболизма и, подобно тестостерону, специфически стимулирует синтез белков в мышцах и отложение минеральных веществ в костной ткани, а также стимулирует секрецию ИФР-1 (Hindmarsh et al., 1997; Lee et al., 1997). Все эти взаимодействия очень важно понимать при проведении дальнейших исследований, направленных на разработку систематического подхода к научно обоснованному питанию и методике физической тренировки.

Скопцы могут прожить дольше, но означает ли это, что спортсмены, применяющие андрогены, умрут раньше?[править]

Риск для здоровья, связанный с приемом андрогенов здоровыми мужчинами, неоднократно анализировали и обсуждали в научной литературе (см. например, Friedl et al., 2000). В общем, основная опасность проявляется в обратимом снижении выработки сперматозоидов и сопровождающей это явление атрофией семенников; образовании аденомы печени, которая может оказаться доброкачественной, а может привести к кровоизлиянию и смерти; негативных изменениях в липидном составе сыворотки крови с заметным снижением уровня липопротеидов высокой плотности (ЛПВП) и связанного с этим увеличения риска заболеваний сердца; изменениях импульсивности и агрессивности; изменениях кожных покровов, включая выпадение волос, жирную кожу и воспаление сальных желез; гинекомастии и увеличении массы тела. Тестостерон также может способствовать развитию рака предстательной железы, однако причинную роль этого гормона еще предстоит доказать. На основании существующих данных о спортсменах, использующих андрогенные стероиды, в большинстве случаев негативные последствия для здоровья обнаруживаются у культуристов. Например, в одном из обзоров 20 из 28 сообщений касается культуристов, среди них также отмечено и наибольшее количество смертей (Friedl, 2000).

Положительное влияние на состояние здоровья может быть связано с эффектом заместительной терапии у мужчин старшего возраста, подобно тому как это происходит в случае гормональной терапии у женщин. К положительным воздействиям можно отнести сохранение мышечной массы и силы, что может играть важную роль для профилактики травматизма; сохранения массы костной ткани и предотвращения остеопороза у мужчин; антидепрессантное воздействие; а также влияние на либидо и мотивацию. Результаты исследований, проведенных за последнее десятилетие, свидетельствуют о том, что андрогены могут усиливать утилизацию глюкозы независимо от механизмов, опосредуемых инсулином (Hobbs et al., 1996), а также способствовать уменьшению количества внутрибрюшного жира (Marin et al., 1995). И одно, и другое может иметь важное значение для профилактики диабета II типа. Снижение фибринолитической активности (Feranley, Chakra-barti, 1962) может уменьшить риск некоторых видов сердечно-сосудистых заболеваний предположительно за счет снижения ЛПВП, однако при этом может возрастать риск геморрагического инсульта. Несмотря на отсутствие специфических заболеваний, обусловленных повышенным уровнем андрогенов у мужчин, влияние андрогенов проявляется в организме настолько повсеместно, что все негативные воздействия, начиная от рака предстательной железы и заканчивая заболеваниями сердца, можно считать заболеваниями, связанными с избытком андрогенов, точно так, как сама принадлежность к мужскому полу означает более короткую среднюю продолжительность жизни. Логическим выводом из всего этого является то, что спортсмены, принимающие андрогенные стероиды, еще больше укорачивают свою жизнь ради плохо изученных преимуществ физической работоспособности. Несмотря на то что скопцы могут иметь большую продолжительность жизни по сравнению с нормальными мужчинами (Hamilton, 1948), неизвестно справедливо ли обратное утверждение. Было предложено провести эпидемиологические исследования среди бывших спортсменов, однако они связаны с рядом трудностей, в частности с точным описанием истории использования андрогенов и проблематичностью контроля таких различий, как рискованное поведение у принимающих стероиды по сравнению с теми, кто их не принимал.

Проблема существующего роста употребления тестостерона пожилыми мужчинами, по крайней мере, имеет оправдание, связанное с предотвращением заболеваний, благодаря снижению риска остеопорозных переломов и саркопении (которая повышает вероятность скелетно-мышечных травм). Заместительная терапия назначается многим мужчинам старшего возраста (свыше 45 лет), и количество таких назначений в США за последние пять резко возросло, что предоставляет новый материал для исследований, которые, по всей вероятности, позволят установить новые аспекты влияния андрогенов на состояние мужского организма. Наряду с этим возрастает количество данных, характеризующих влияние андрогенов на здоровых мужчин, которые были получены в ходе изучения мужских контрацептивов в различных странах мира. Другие данные о влиянии больших доз андрогенов связаны с попытками сохранения массы мышечной ткани у пациентов с мышечной дистрофией, а также синдромом приобретенного иммунодефицита (СПИД).

Заключение[править]

Применение андрогенных стероидов запрещено на спортивных состязаниях различного уровня; первоначально это было связано с предположениями о неравенстве условий для спортивных выступлений, а позднее и с риском для здоровья спортсменов. Наибольшие преимущества употребление андрогенов обеспечивает в культуризме, цель которого — наращивание значительной мышечной массы. Большинство случаев серьезных негативных последствий для здоровья описано имеино в этом виде спорта, где спортсмены с высокой вероятностью применяли андрогенные стероиды в очень больших дозах, превышающих допустимые уровни. Андрогенные стероиды могут приносить пользу также и другим спортсменам, повышая их силовые показатели, выносливость и психологическое состояние. Прогнозирование специфических и индивидуальных эффектов андрогенов в настоящее время невозможно. Все препараты этой группы могут оказывать определенное позитивное воздействие на мышечную ткань, однако природа этого воздействия остается малопонятной и почти наверняка включает комплексное взаимодействие с другими гормонами на локальном тканевом уровне. Контроль диеты и психологического стресса является хорошо известным фактором, который влияет на максимальные спортивные показатели и, возможно, может оказывать существенное влияние на уровень эндогенного тестостерона, что делает его важным показателем уровня физической тренированности у мужчин. Согласно современным представлениям, андрогены могут быть полезны для поддержания здоровья и хорошего состояния у пожилых мужчин в качестве заместительной терапии, направленной на предотвращение саркопении и остеопороза. У молодых здоровых мужчин исследовалась возможность применения как средство контрацепции сверхфизиологических доз андрогенов, в два-три раза превышающих естественный физиологический уровень; при этом никаких заметных последствий, кроме небольшого увеличения массы тела, не обнаружено. Большие дозы андрогенов, особенно в сочетании с физическими тренировками, могут приводить к заметному увеличению мышечной массы и силовых показателей. Несистематизированные сообщения о применении необычно больших доз андрогенных стероидов, которые проводились в контролируемых исследованиях, имеют отношение главным образом к культуристам и содержат преимущественно информацию о серьезных негативных последствиях для здоровья.

Читайте также[править]

Благодарности[править]

Автор чрезвычайно признателен за помощь в редактировании Мс. Шари Халлас и за техническую помощь сержанту Йозефу Алемани.

Мнения и суждения, изложенные в этой главе, принадлежат исключительно ее автору и могут не совпадать с официальной точкой зрения или политикой Армии или Министерства обороны США.

Литература[править]

  • Aakvaag, A., Bentdal, О., Quigstad, К. et al. (1978) Testosterone and testosterone binding globulin (TeBG) in young men during prolonged stress. International Journal of Andrology 1, 22-31.
  • Adamson, J.W. & Vapnek, D. (1991) Recombinant erythropoietin to improve athletic performance. New England Journal of Medicine 324, 698-699.
  • Aguilera, Rv Hatton, C.K. & Catlin, D.H. (2002) Detection of epitestosterone doping by isotopic ratio mass spectrometry. Clinical Chemistry 48, 629-636.
  • Alen, M. (1985) Androgenic steroid effects on liver and red cells. British Journal of Sports Medicine 19, 15-20.
  • Alen, М., Hakkinen, K. & Komi, P.V. (1984) Changes in neuromuscular performance and muscle fiber characteristics of elite power athletes self-administering androgenic and anabolic steroids. Acta Physiologica Scandanavica 122, 535-544.
  • Antonio, J., Wilson, J.D. & George, F.W. (1999) Effects of castration and androgen treatment on androgen-receptor levels in rat skeletal muscles. Journal of Applied Physiology 87, 2016-2019.
  • Ariel, G. 4 Saville, W. (1972) Effect of anabolic steroids on reflex components. Journal of Applied Physiology 32, 795-797.
  • Bagatell, CJ. & Brcnmer, W.J. (1990) Sperm counts and reproductive hormones in male marathoners and lean controls. Fertility and Sterility 53, 688-692.
  • Bambino, Т.Н. & Hsueh, A.J.W. (1981) Direct inhibitory effect of glucocorticoids upon testicular luteinizing hormone receptor and steroidogenesis in vivo and in vitro. Endocrinology 108, 2142— 2148.
  • Bardin, C.W. & Catterall, J.F. (1981) Testosterone: a major determinant of extragenital sexual dimorphism. Science 211, 1285-1294. Bardin, C.W., Caterall, J.F. & Janne, O.A. (1990) The androgen-induced phenotype. Anabolic Steroid Abuse, Research Monograph 102, 131-141.
  • Behre, H.M. & Nieschlag, E. (1992) Testosterone buciclate (20 Aet-1) in hypogonadal men: pharmacokinetics and pharmacodynamics of the new long-acting androgen ester. Journal of Clinical Endocrinology and Metabolism 75, 1204-1210.
  • Bhasin, S., Storer, T.W., Berman, N. et al. (1996) The effects of sup-raphysiologic doses of testosterone on muscle size and strength in normal men. New England Journal of Medicine 335, 1-7.
  • Bhasin, S., Storer, T.W., Berman, N. et al. (1997) Testosterone replacement increases fat-free mass and muscle size in hypogonadal men. Journal of Clinical Endocrinology and Metabolism 82, 407-413.
  • Bhasin, S., Woodhouse, L., Casaburi, R. et al. (2001) Testosterone dose-response relationships in healthy young men. American Journal of Physiology 281, E1172-E1181.
  • Blanchard, D.C., Sakai, R.R., McEwen, B., Weiss, S.M. & Blanchard, R.J. (1993) Subordination stress: behavioral, brain, and neuroendocrine correlates. Behavior and Brain Research 58, 113-121.
  • Bourne, P.G., Rose, R.M. & Mason, J.W. (1968) 17-OCHS levels in combat: Special Forces ‘A’ team under threat of attack. Archives of General Psychiatry 19, 5—14.
  • Catlin, D.H., Ahrens, B.D. & Kucherova, Y. (2002) Detection of nor-bolethone, an anabolic steroid never marketed, in athletes’ urine.Rapid Communications in Mass Spectometry 16, 1273-1275.
  • Chaouloff, F., Laude, D., Merino, D. et al. (1987) Amphetamine and a-methyl-p-tyrosine affect the exercise-induced imbalance between the availability of tryptophan and synthesis of serotonin in the brain of the rat. Neuropharmacology 26, 1099-1106.
  • Collu, R., Gibb, W. & Ducharme, J.R. (1984) Role of catecholamines in the inhibitory effect of immobilization stress on testosterone secretion in rats. Biology of Reproduction 30, 416-422.
  • Crawford, B.A., Liu, P.Y., Kean, M.T., Bleasel, J.F. & Handelsman,D J. (2003) Randomized placebo-controlled trial of androgen effects on muscle and bone in men requiring long-term systemic glucocorticoid treatment. Journal of Clinical Endocrinology and Metabolism 88, 3167-3176.
  • Crist, D.M., Stackpole, PJ. & Peake, G.T. (1983) Effects of androgenic-anabolic steroids on neuromuscular power and body composition. Journal of Applied Physiology 54, 366-370.
  • Cumming, D.C., Brunsting, L.A., Strich, G., Ries, A.L., & Rebar,R.W. (1986) Reproductive hormone increases in response to acute exercise in men. Medicine and Science in Sports and Exercise 18, 369-373.
  • De Souza, M J., Arce, J.C, Pescatello, L.S., Scherzer, H.S. & Luciano,A.A. (1994) Gonadal hormones and semen quality in male runners.A volume threshold effect of endurance training. International Journal of Sports Medicine IS, 383-391.
  • DessyprLs, A., Kuoppasalmi, K. & Adlercreutz, H. (1976) Plasma cortisol, testosterone, androstenedione, and luteinizing hormone in a noncompetitive marathon run. Journal of Steroid Biochemistry 7, 31-37. Elbers, J.M., Asscheman, H., Seidell, J.C, Megens, J.A. & Gooren,LJ. (1997) Long-term testosterone administration increases visceral fat in female-to-male transsexuals. Journal of Clinical Endocrinology and Metabolism 82, 2044-2047.
  • Elbers, J.M., Asscheman, H., Seidell, J.C. & Gooren, L.J. (1999) Effects of sex steroid hormones on regional fat depots as assessed by magnetic resonance imaging in transsexuals. American Journal of Physiology 276, E317-E325.
  • Elias, M. (1981) Serum cortisol, testosterone, and testosterone-binding globulin responses to competitive fighting in human males. Aggressive Behavior 7, 215-224.
  • Era, P., Alen, M. & Rahkila, P. (1988) Psychomotor and motor speed in power athletes self-administering testosterone and anabolic steroids. Research Quarterly for Exercise and Sport 59, 50-56. Feamley, G.R. & Chakrabarti, R. (1962) Increase of blood fibrinolytic activity by testosterone. Eancet 11, 128-132.
  • Forbes, G.B. (1985) The effect of anabolic steroids on lean body mass: the dose-response curve. Metabolism 34, 571-573.
  • Forbes, G.B. (1993) The companionship of lean and fat. In: Human Body Composition (Ellis, KJ. & Eastman, J.D., eds.). Plenum Press, New York: 1-14.
  • Forbes, G.B., Porta, C.R., Herr, B.E. & Griggs, R.C. (1992) Sequence of changes in body composition induced by testosterone and reversal of changes after drug is stopped. Journal of the American Medical Association 267, 397-399.
  • Rowell. L.B., Blackmon, J.R. & Bruce, R.A. (1964) Indocyanine green clearance and estimated hepatic blood flow during mild to maximal exercise in upright man. Journal of Clinical Investigation 43, 1677-1690.
  • Samuels, L.T., Henschel, A.F. & Keys, A. (1942) Influence of methyl testosterone on muscular work and creatine metabolism in normal young men. Journal of Clinical Endocrinology 2, 649-654. Sapolsky, R.M. (1985) Stress-induced suppression of testicular function in the wild baboon: role of glucocorticoids. Endocrinology 116, 2273-2278.
  • Sapolsky, R.M. (1986) Stress-induced elevation of testosterone concentrations in high ranking baboons: role of catecholamines. Endocrinology 118, 1630-1635.
  • Saris, W.H.M., van Erp-Baart, M.A., Brouns, E, Westerterp, K.R. & ten Hoor, F. (1989) Study of food intake and energy expenditure during extreme sustained exercise: the Tour de France. International Journal of Sports Medicine 10, S26-S31.
  • Sawka, M.N., Young, A.J., Muza, S.R., Gonzalez, R.R. & Pandolf, K.B. (1987) Erythrocyte reinfusion and maximal aerobic power. An examination of modifying factors. Journal of the American Medical Association 257, 1496-1499.
  • Sawka, M.N., Joyner, M.J., Miles, D.S. et aJ. (1996) American College of Sports Medicine position stand. The use of blood doping as an ergogenic aid. Medicine and Science in Sports and Exercise 28, i-viii.
  • Schmid, P., Pusch, H.H., Wolf, W. et al (1982) Serum FSH, LH, and testosterone in humans after physical exercise. International Journal of Sports Medicine 3. 84-89.
  • Schroeder, E.T., Terk, M. & Sattler, F.R. (2003) Androgen therapy improves muscle mass and strength but not muscle quality: results from two studies. American Journal of Physiology 285, E16-E24.
  • Schurmeyer, Т., Wickings, EJ., Freischem, C.W. & Nieschlag. E. (1983) Saliva and serum testosterone following oral testosterone undecaooate administration in normal and hypogonadal men. Acta Endocrinologica 102, 456-462.
  • Schurmeyer, Т., Jung, K. & Nieschlag, E. (1984) The effect of an 1100 km run on testicular, adrenal and thyroid hormones. International Journal of Andrology 7, 276-282.
  • Sinha-Hikim, I., Artaza, J., Woodhouse, L. et al. (2002) Testosterone-induced increase in muscle size in healthy young men is associated with muscle fiber hypertrophy. American Journal of Physiology 283. E154-E164.
  • Stanhope, R., Buchanan, C.R., Fenn, G.C. & Preece, M.A. (1988) Double blind placebo con trolled trial of low dose oxandroione in the treatment of boys with constitutional delay of growth and puberty. Archives of Disease in Childhood 63. 501-505,
  • Storer, T.W., Magliano, L, Woodhouse. L. et al. (2003) Testosterone dose-dependently increases maximal voluntary strength and leg power, but does not affect fatigability or specific tension. Journal of Clinical Endocrinology and Metabolism 88, 1478-1485.
  • Strauss, R.H., Lanese, R.R. & Malarkey, W.B. (1985) Weight loss in amateur wrestlers and its effect on serum testosterone levels. Journal of the American Medical Association 254, 3337-3338.
  • Sundaram, K., Kumar, N.. Monder, C. & Bardin, C.W. (1995) Different patterns of metabolism determine the relative anabolic activity of 19-norandrogens. Journal of Steroid Biochemistry and Molecular Biology 53, 253-257.
  • Sutton, J.R., Coleman, M.J., Casey, J. & Lazarus, L. (1973) Androgen responses during physical exercise. British Medical Journal 1, 520-522.
  • Thiblin, I., Finn, A., Ross, S B. & Stenfors, C. (1999) Increased dopaminergic and 5-hydroxytryptaminergic activities in male rat brain following long-term treatment with anabolic androgenic steroids. British Journal of Pharmacology 126, 1301-1306.
  • Ursine, H., Baade, E. & Levine, S. (eds.) (1978) Psychobiology of Stress. A Study of Coping Men. Academic Press, New York.
  • Vim, A.A. (1985) Hormones in Muscular Activity. I. Hormonal Ensemble in Exercise. CRC Press, Boca Raton, FL: 87.
  • Welle, S., Jozefowicz, R . Forbes, G. & Grigg, R.C. (1992) Effect of testosterone on metabolic rate and body composition of normal men and men with muscular dystrophy. Journal of Clinical Endocrinology and Metabolism 74, 332-335.
  • Wheeler, G.D., Wall, S.R., Belcastro, A.N. & Cumming, D.C. (1984) Reduced serum testosterone and prolactin levels in male distance runners. Journal of the American Medical Association 252, 514-516.
  • Wilkerson, J., Horvath, S. & Gutin, B. (1980) Plasma testosterone during treadmill exercise. Journal of Applied Physiology 49, 249-253.
  • Wilson, J.D. (1968) Androgen abuse by athletes. Endocrine Reviews 9. 181-198.
  • Wiren, K.. Zhang. X.W., Toombs, A.. Ilarada. S. & Jepsen, K. (2003) Targeted overexpression of androgen receptor in osteoblasts results in complex skeletal phenotype in growing animals. Journal of Bone and Mineral Research 18, S293 (Abstract 1-
  • Woodhouse, L.J., Gupta, H-, Bhasin, M. et al (2004) Dose-dependent effects of testosterone on regional adipose tissue distribution in healthy young men. Journal of Clinical Endocrinology and Metabolism 89, 718-726.
  • World Health Organization Task Force on Methods for the Regulation of Male Fertility (1990) Contraceptive efficacy of testosterone-induced azoospermia in normal men. Lancet 336. 955-959.
  • Wright, J.E. (1980) Anabolic steroids and athletics. Exercise and Sport Sciences Reviews 8. 149-202.
  • Yesalis, C.E., Ш, (ed.) (2000) Anabolic Steroids in Sport and Exercise, 2nd edn. Human Kinetics, Champaign, IL.
  • Yesalis, C.E., 111. Herrick. R.T., Buckley. W.E. et al (1988) Self-reported use of anabolic-androgenic steroids by elite power lifters. Physician and Sportsmedicine 16, 90-100.
  • Young, N.R., Baker, H.W., Liu, G. & Seeman, E. (1993) Body composition and muscle strength in healthy men receiving testosterone enanthate for contraception. Journal of Clinical Endocrinology and Metabolism 77. 1028-1032.