Спорт-вики — википедия научного бодибилдинга
NEWS:

Материал из SportWiki энциклопедия
Перейти к: навигация, поиск

Правовые особенности лимита на иностранных работников в сфере спорта[править]

Источник: «Спортивное право».
Редактор: С.В. Алексеев Изд.: Юнити-Дана, 2014

В соответствии с п. 1 ст. 13 Федерального закона о правовом положении иностранных граждан иностранные граждане пользуются правом свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию, а также правом на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности с учетом ограничений, предусмотренных федеральным законом.

Такие ограничения в отношении спортсменов могут быть предусмотрены в соответствии с п. 7 ч. 1 ст. 16 Федерального закона о спорте, согласно которому общероссийские спортивные федерации вправе устанавливать ограничения на участие во всероссийских официальных спортивных соревнованиях по соответствующим видам спорта спортсменов, не имеющих права выступать за спортивные сборные команды Российской Федерации в соответствии с нормами международных спортивных организаций, проводящих соответствующие международные соревнования. Тем самым общероссийская спортивная федерация может своим регламентом по проведению соревнований или другим внутренним документом установить лимит для иностранных спортсменов на участие в официальных спортивных соревнованиях. Вместе с тем данное положение можно рассматривать как носящее дискриминационный характер, поскольку любые ограничения права на труд могут быть установлены лишь федеральным законом (ст. 3 ТК РФ «Запрещение дискриминации в сфере труда»)[1]. Поэтому, несмотря на то что действующий на данный момент в российском спорте лимит на иностранных спортсменов, вводимый посредством указанного механизма, используется, суд может признать его дискриминирующим по национальным признакам в отношении условий труда.

Помимо того, правом ограничивать использование иностранных работников в различных отраслях экономики, в частности в сфере спорта, наделено Правительство Российской Федерации. Так, в соответствии с п. 5 ст. 18.1 Федерального закона о правовом положении иностранных граждан Правительство Российской Федерации вправе ежегодно с учетом региональных особенностей рынка труда и необходимости в приоритетном порядке трудоустройства граждан Российской Федерации устанавливать допустимую долю иностранных работников, используемых в различных отраслях экономики хозяйствующими субъектами, осуществляющими деятельность как на территории одного или нескольких субъектов Российской Федерации, так и на всей территории Российской Федерации. При установлении указанной допустимой доли Правительство Российской Федерации определяет срок приведения в соответствие с.ней хозяйствующими субъектами численности используемых ими иностранных работников. Такой срок устанавливается с учетом необходимости соблюдения работодателями порядка расторжения трудового договора, установленного трудовым законодательством Российской Федерации.

В соответствии с п. 5 ст. 18.1 Федерального закона о правовом положении иностранных граждан принято постановление Правительства РФ от 1 декабря 2012 г. № 1243 «Об установлении на 2013 год допустимой доли иностранных работников, используемых хозяйствующими субъектами, осуществляющими деятельность в сфере розничной торговли и в области спорта на территории Российской Федерации»[2], согласно которому на 2012 г. установлена допустимая доля иностранных работников, используемых хозяйствующими субъектами, осуществляющими на территории Российской Федерации деятельность в области спорта, в размере 25% общей численности работников, используемых соответствующими хозяйствующими субъектами. Данным постановлением им до 1 января 2013 г. предписано привести численность используемых иностранных работников в соответствие с данным постановлением Правительства РФ, руководствуясь требованиями трудового законодательства Российской Федерации.

Отметим, что ст. 83 Трудового кодекса Российской Федерации в п. 12 ч. 1 в качестве обстоятельства прекращения трудового договора, не зависящего от воли сторон, предусматривает приведение общей численности работников, являющихся иностранными гражданами или лицами без гражданства, в соответствие с допустимой долей таких работников, установленной Правительством Российской Федерации для работодателей, осуществляющих на территории Российской Федерации определенные виды экономической деятельности.

К сожалению, законодатель не прописал подробно механизм прекращения трудового договора в связи с указанным обстоятельством, в том числе в спортивной сфере. Единственное, что было отрегулировано в нормативном порядке, — это правила определения срока, в течение которого работодатель должен выполнить соответствующее решение Правительства РФ. Так, в ч. 3 ст. 83 ТК РФ установлено, что трудовой договор по основанию, предусмотренному п. 12 ч. 1 ст. 83 ТК РФ, прекращается не позднее окончания срока, установленного Правительством РФ для приведения работодателями, осуществляющими на территории Российской Федерации определенные виды экономической деятельности, общего числа работников, являющихся иностранными гражданами или лицами без гражданства, в соответствие с допустимой долей таких работников. Исходя из этого, работодатель может принять решение об увольнении иностранных работников в любое время в пределах сроков, определенных в постановлении Правительства РФ.

Таким образом, ограничения числа иностранцев в спорте в соответствии с Федеральным законом о спорте может быть установлено общероссийской спортивной федерацией[3], а в соответствии с Федеральным законом о правовом положении иностранных граждан — Правительством РФ. Это, в частности, относится к лимитированию числа легионеров, выступающих за российские клубы.

Действующее российское законодательство не содержит понятия «легионер». Определение данного понятия дается в ряде регламентных норм отдельных спортивных организаций. Так, данное понятие закреплено в «Регламенте СОГАЗ — Чемпионата России по футболу среди команд клубов Премьер-Лиги сезона 2011/2012 гг.», утвержденном постановлением Исполкома общероссийской общественной организации «Российский футбольный союз» от 5 марта 2011т. и согласованном решением общего собрания членов Некоммерческого партнерства «Российская футбольная Премьер-Лига» от 22 февраля 2011 г. № 90/21. В нем под легионером понимается игрок, не имеющий паспорта и гражданства Российской Федерации, имеющий оформленный трансферный сертификат и действующий трудовой договор с клубом.

Во многих регламентных документах о порядке проведения чемпионатов России по игровым видам спорта, утвержденных всероссийскими спортивными федерациями, союзами, ассоциациями, профессиональными спортивными лигами, содержатся нормы об установлении лимитов на участие иностранных граждан (легионеров) в чемпионате России по соответствующему виду спорта. Например, упомянутым «Регламентом СОГАЗ — Чемпионата России по футболу среди команд клубов Премьер-Лиги сезона 2011/2012 гг.», как было отмечено, утвержденным общероссийской общественной организацией «Российский футбольный союз» (РФС) и согласованным Некоммерческим партнерством «Российская футбольная Премьер-Лига» (РФПЛ), было установлено, что в ходе матча в составе каждой из команд на поле одновременно могут находиться не более шести легионеров. Начиная с сезона 2012/13 г. решением Исполкома РФС данный лимит увеличен до семи. При этом число легионеров, вносимых в протокол матча, неограниченно.

В соответствии со ст. 99 Дисциплинарного регламента РФС, утвержденного постановлением Бюро Исполкома РФС № 65/2 от 23 декабря 2010 г. (предусматривающей ответственность за неправомерное участие в матче), нарушение указанного выше лимита на легионеров наказывается аннулированием результата матча, присуждением поражения совершившему нарушение клубу[4] и штрафом в соответствии с п. 19 Приложения № 1 к данному Регламенту, в частности для соревнований среди команд клубов РФПЛ чемпионата России в размере 500 тыс. руб. Совершение клубом повторного такого нарушения в одном соревновании[5] наказывается исключением из числа участников соревнования, в котором было допущено повторное нарушение, или переводом в низший по рангу дивизион.

Нельзя далее не отметить, что помимо российского законодательства и регламентных норм в рассматриваемой сфере действуют международные документы (международные договоры и соглашения), ратифицированные Российской Федерацией и на международном уровне регулирующие трудовые права граждан договаривающихся сторон.

Так, согласно ст. 7 договора с Республикой Беларусь «О равных правах граждан» (Москва, 25 декабря 1998 г.) (далее также — Договор с Республикой Беларусь) «Договаривающиеся Стороны обеспечивают гражданам России и Беларуси равные права на трудоустройство, оплату труда и предоставление других социально-правовых гарантий на территориях России и Беларуси. Граждане России и Беларуси имеют равные права в оплате труда, режиме рабочего времени и времени отдыха, охране и условиях труда и других вопросах трудовых отношений. Трудовая деятельность регулируется на основе трудового договора (контракта) в соответствии с законодательством о труде».

В соответствии со ст. 23 Соглашения о партнерстве и сотрудничестве, учреждающего партнерство между РФ, с одной стороны, и европейскими сообществами и их государствами-членами — с другой {Корфу, 24 июня 1994 г.) (далее также — Соглашение с ЕС), при соблюдении законов, условий и процедур, действующих в каждом государстве-члене, Сообщество и его государства-члены обеспечивают, чтобы режим, предоставляемый российским гражданам, принятым на работу на законных основаниях на территории какого-либо государства-члена, не содержал никакой дискриминации по признаку гражданства в том, что касается условий труда, вознаграждения или увольнения, по сравнению с его собственными гражданами. Россия при соблюдении условий и правил, действующих в России, предоставляет названный режим гражданам любого государства — члена ЕС, принятым на работу на законных основаниях на ее территории.

Следовательно, если гражданин страны, входящей в ЕС, будет принят в России на работу на законных основаниях, т.е. в соответствии со ст. 13 Федерального закона о правовом положении иностранных граждан с получением работодателем разрешения на привлечение иностранной рабочей силы и получением иностранным работником разрешения на работу, по отношению к такому работнику запрещается дискриминация по признаку гражданства в отношении условий труда, вознаграждения или увольнения.

Аналогично и по отношению к гражданам Республики Беларусь, работающим в России на законных основаниях, с прибавлением того, что согласно решению Высшего совета Сообщества Беларуси и России от 22 июня 19% г. № 4 «О равных правах граждан на трудоустройство, оплату труда и предоставление других социально-трудовых гарантий»[6] действующий на основе национального законодательства порядок регулирования привлечения и использования иностранной рабочей силы в отношении граждан Республики Беларусь в Российской Федерации и граждан Российской Федерации в Республике Беларусь не применяется. Исходя из этого гражданин Беларуси в случае трудоустройства на территории России не должен получать разрешение на работу, а его работодатель — разрешение на привлечение иностранной рабочей силы.

Вместе с тем, как уже говорилось выше, лимит на легионеров, действующий в российских соревнованиях по футболу, установлен регламентными нормами общероссийской общественной организации «Российский футбольный союз», имеющей статус общероссийской спортивной федерации, следовательно, данное ограничение в целом соответствует положениям п. 7 ч. 1 ст. 16 Федерального закона о спорте. Этот лимит является универсальным для всех иностранных игроков, включая граждан стран — членов ЕС и граждан Республики Беларусь.

Таким образом, установление общероссийскими спортивными федерациями ограничений на участие иностранцев в российских спортивных соревнованиях на основании п. 7 ч. 1 ст. 16 Федерального закона о спорте, по-видимому, противоречит указанным выше международным документам, ратифицированным Россией, так как эти ограничения можно считать дискриминирующими по отношению к гражданам стран — членов ЕС и Беларуси. При этом указанные ограничения в отношении граждан России в соответствующих странах отсутствуют.

В соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора. Следовательно, ограничения, связанные с участием иностранных спортсменов в российских спортивных соревнованиях, не могут распространяться на граждан стран, входящих в ЕС, и граждан Беларуси.

Такая позиция во многом подтверждается материалами судебного дела «Симутенков против Министерства образования и культуры и Федерации футбола Испании», выигранного в Верховном Суде Испании известным отечественным футболистом Игорем Симутенковым[7], который столкнулся с ограничениями на свою профессиональную деятельность по той причине, что он является гражданином «третьего государства» (России). Причиной и источником ограничений стали правила участия иностранных игроков, установленные Федерацией футбола Испании совместно с рядом других профильных организаций страны и с согласия компетентного министерства этой страны (Министерство образования и культуры).

Так, в 2001 г. русский футболист Игорь Симутенков, выступающий за испанский клуб «Депортиво», подал в Королевскую федерацию футбола Испании (далее также — КФФИ) требование о прекращении дискриминации его трудовых прав, ссылаясь на ст. 23 упомянутого выше Соглашения с ЕС. При этом дискриминирующие правила, с точки зрения футболиста, вытекали из положений Соглашения между КФФИ, Национальной лигой профессионального футбола и Ассоциацией испанских футболистов от 28 мая 1999 г., вводившего лимит на легионеров, в соответствии с которым футболисты — не граждане ЕС могли выходить на поле в первом дивизионе не более трех футболистов одновременно в матче на сезоны 2000/01—2004/05 гг., а во втором дивизионе — не более трех футболистов одновременно в матче на сезоны 2000/01—2001/02 гг. и не более двух футболистов одновременно в матче на три последующих сезона. Вместе с тем решением КФФИ требование Симутенкова было отклонено[8].

С точки зрения КФФИ лимит, существующий в футбольных соревнованиях, не допускает дискриминации по отношению к иностранным спортсменам, так как лимит не ограничивает клубы в численности принятых на работу иностранных футболистов, а ограничивает лишь в численности одновременно появляющихся на поле. Значит, в принципе все принятые на работу футболисты-иностранцы рано или поздно смогут выйти на поле, а при особом старании могут выходить на поле постоянно.

Вместе с тем в соответствии с международными документами, касающимися дискриминации, запрещается любая дискриминация в области труда по национальному признаку. Например, в Конвенции МОТ №111 относительно дискриминации в области труда и занятий от 25 июня 1958 г. само определение «дискриминация» включает:

  • всякое различие, недопущение или предпочтение, проводимые по признаку расы, цвета кожи, пола, религии, политических убеждений, иностранного происхождения или социального происхождения, приводящие к уничтожению или нарушению равенства возможностей или обращения в области труда и занятий;
  • всякое другое различие, недопущение или предпочтение, приводящие к уничтожению или нарушению равенства возможностей или обращения в области труда и занятий.

В связи с этим недопустимы абсолютно любое неравенство и дискриминация по национальному признаку. То, что лимит, действовавший на момент его обжалования в испанском футболе, устанавливал неравенство между гражданами ЕС и не гражданами ЕС, следует из самих формулировок этого лимита, содержавшихся в регламентных документах. Так, например, дискриминированным в правах по национальному признаку является четвертый легионер — не гражданин ЕС в матчах первого футбольного дивизиона на сезоны 2000/01-2004/05 гг.

После отказа КФФИ Игорь Симутенков подал иск в Центральный суд по административным спорам № 3. Судебным решением от 22 октября 2002 г. исковое заявление удовлетворено не было. Дальше игрок обжаловал это судебное решение в апелляционном порядке в Национальный апелляционный орган, который постановил приостановить разбирательство дела до решения вопроса, сформулированного следующим образом: «Является Ли нарушением ст. 23 Соглашения о партнерстве и сотрудничестве, устанавливающего партнерство между европейскими сообществами и их государствами-членами, с одной стороны, и Российской Федерацией, с другой стороны (Соглашение), заключенного на Корфу 24 июня 1994 г., применение спортивной федерацией в отношении профессионального спортсмена, обладающего российским гражданством, который законно принят на работу в испанский футбольный клуб, в качестве основного подхода, правила, которое предусматривает, что клубы могут использовать в соревнованиях на национальном уровне только ограниченное число игроков из стран за пределами Европейского экономического пространства?»

Такая формулировка аналогична формулировке вопроса, сделанного по делу профессионального гандболиста Колпака против Немецкого гандбольного союза (далее также — НГС) С-438/00[9]. По данному делу суд постановил, что игрок словацкой национальности Колпак, который работает в немецком клубе на законном основании, мог сослаться на условия Евро-Словацкого соглашения, чтобы избежать любой дискриминации своих трудовых прав по отношению к немецким профессиональным гандболистам. В данном деле оспаривалось правило НГС, аналогичное обжалуемому правилу КФФИ, в соответствии с которым клубы не могли выставлять на матчи больше игроков, не являющихся гражданами стран ЕС, чем предусмотрено правилами.

В отношении гандболиста Колпака суд установил, что такие ограничения относятся к условиям труда, ибо они прямо влияют на участие в матчах лиги и кубка. В деле Колпака судом особо было обращено внимание на то, что лимит распространялся на официальные матчи команды, т.е. именно на те матчи, выступление в которых является основной трудовой функцией спортсмена, а следовательно, такой лимит дискриминирует игрока в условиях труда по сравнению с другими профессиональными гандболистами гражданами стран — членов ЕС. Лимит, оспоренный Игорем Симутенковым, также относится к официальным матчам и поэтому оказывает влияние на основную трудовую деятельность игроков-иностранцев.

Требование Игоря Симутенкова рассматривалось судом около четырех лет, в результате чего в апреле 2005 г. своим решением Высший Суд ЕС в Люксембурге указал на недопустимость нарушения спортивными организациями ЕС положений упомянутого Соглашения с ЕС.

Решение Суда гласит: «Пункт 1 статьи 23 Соглашения о партнерстве, учреждающего партнерство между Российской Федерацией, с одной стороны, и европейскими сообществами и их государствами-членами, с другой стороны, подписанного в Корфу 24 июня 1994 г., должен быть истолкован в том смысле, что он препятствует применению к профессиональному спортсмену, имеющему российское гражданство, принятому на работу на законных основаниях клубом, учрежденным в каком-либо государстве-члене, правила, установленного спортивной федерацией того же государства, согласно которому на соревнованиях, организуемых на национальном уровне, клубам разрешается выставлять только ограниченное число игроков из третьих государств, не являющихся сторонами Соглашения о Европейском экономическом пространстве»[10]. Данное решение касалось, прежде всего, квот на участие иностранцев в матчах внутренних чемпионатов и розыгрыша кубков стран, которые устанавливаются национальными федерациями по игровым видах спорта.

Резолютивная часть решения Суда касается не только профессиональных футболистов, но и других профессиональных спортсменов, его выводы имеют значение также для всех россиян, легально работающих на территории любого государства — члена Европейского Союза, независимо от их специальности и квалификации. Граждане России должны пользоваться такими же правами в отношении условий труда, заработной платы (или иного «вознаграждения») и увольнения, как и граждане Европейского Союза. Их дискриминация в этих вопросах незаконна и при случае может быть оспорена в судах всех государств-членов непосредственно на основании п. 1 ст. 23 Соглашения с ЕС в том значении, которое установил Суд ЕС.

Нельзя также не отметить, что до Игоря Симутенкова с аналогичными исками в испанские суды обращались другие футболисты — граждане стран, не являющихся членами ЕС. Например, известны случаи обращения в суд граждан РФ Валерия Карпина и Виктора Онопко, а также гражданина Украины Андрея Шевченко[11].

В свете дела Игоря Симутенкова необходимо упомянуть небезызвестное дело Босмана, в силу которого в ЕС был признан незаконным лимит на легионеров, в случае если он ограничивал участие в матче чемпионата футболистов из другой страны, которая входит в ЕС. Как уже отмечалось выше, в результате дела Босмана футболисты-иностранцы стали признаваться обычными работника-ми-мигрантами и, как следствие, лимит на легионеров был признан противоречащим принципу свободного движения работников в рамках общего европейского рынка труда.

В результате дела Босмана лимиты на легионеров государств — членов ЕС и стран Европейского экономического пространства были упразднены. Таким образом, результатом дела Босмана стала отмена лимитов на футболистов — граждан стран — членов ЕС, в то время как в результате дела Игоря Симутенкова такие лимиты были признаны неправомерными также для всех граждан, чьи страны заключили с ЕС соответствующие соглашения , и договоры, включающие принцип равенства и недискриминации граждан договаривающихся сторон в трудовых отношениях.

В то же время в отличие от ЕС, в котором в результате дела Игоря Симутенкова нормы, закрепленные в Соглашении между Россией и ЕС, а также нормы всего блока аналогичных соглашений о партнерстве между ЕС и третьими странами получили статус норм прямого действия, в России факт дискриминации лимитом на легионеров прав спортсменов-иностранцев судебной практикой пока не подкрепляется. Вместе с тем, поскольку Соглашение между РФ и ЕС носит двусторонний характер, футболисты, являющиеся гражданами одной из стран — членов ЕС, имеют право опираться на те же положения о недопустимости дискриминации и установления лимита, если они будут работать в России и подвергнутся подобной дискриминации. Но поскольку решение, вынесенное по делу Игоря Симутенкова, для России не является прецедентным, в случае такой дискриминации гражданина страны — члена ЕС дело

о недопустимости лимита на легионеров может быть рассмотрено теперь в российском суде на основании обращения в суд футболиста — гражданина страны — члена ЕС. Аналогичное дело может быть рассмотрено в российском суде на основании обращения профессионального спортсмена - гражданина Беларуси с учетом положений упомянутого Договора с Республикой Беларусь. Возможно, что в таких случаях у российского суда будут все достаточные основания принять решение, аналогичное решению, вынесенному по делу Игоря Симутенкова, и признать лимит, установленный регламентными нормами в российских соревнованиях, дискриминирующим в отношении условий труда по национальным признакам, противоречащим международным договорам и соглашениям, ратифицированным РФ, и поэтому недопустимым.

В рамках данного параграфа следует также отметить, что Федеральным законом от 25 декабря 2012 г. № 257-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон “О физической культуре и спорте в Российской Федерации”»1 в ч. 3 ст. 14 Федерального закона о спорте введен п. 3, в силу которого для получения государственной аккредитации и приобретения статуса общероссийской спортивной федерации в постоянно действующих руководящих органах соответствующей общественной организации не должны быть представлены иностранные граждане и лица без гражданства.

Читайте также[править]

Источники[править]

  1. По вопросу, касающемуся запрещения дискриминации, см. также ст. 14 и др. Конвенции о защите прав человека и основных свобод (г. Рим, 4 ноября 1950 г.). См.: СЗ РФ. 2001. № 2. Ст. 163.
  2. СЗ РФ. 2012. № 50 (ч. 6). Ст. 7061.
  3. Следует отметить, что возможность введения подобных ограничений со стороны других спортивных организаций российским законодательством не предусмотрена.
  4. Для целей Дисциплинарного регламента РФС под клубом (командой) понимается спортивный футбольный клуб (команда), спортивно подчиняющийся нормам и правилам Международной федерации футбольных ассоциаций (ФИФА), Союза европейских футбольных ассоциаций (УЕФА) и РФС, участвующий или желающий участвовать в организованных под юрисдикцией (эгидой) РФС спортивных соревнованиях по футболу (любых его разновидностей).
  5. Для целей Дисциплинарного регламента РФС под соревнованиями понимаются всероссийские соревнования по футболу (чемпионат России, первенство России, Кубок России) среди мужских и женских команд, всероссийские соревнования (чемпионат России, первенство России, Кубок России) по мини-футболу и пляжному футболу, а также всероссийские соревнования или их этапы, проводимые межрегиональными объединениями региональных федераций футбола (МРО) или региональными федерациями футбола (РФФ) по поручению РФС, и региональные соревнования, организуемые и проводимые РФФ.Для целей Дисциплинарного регламента РФС под матчем понимается футбольный матч, проводимый в рамках соревнований.
  6. Российская газета. 1998. № 29. 14 февраля.
  7. Case С-265/03 Igor Simutenkov v. Ministerio de Educacion у Cultuia, Real Federation Espanola de Futbol [2005] ECR 1-5961.
  8. Калиниченко П.А. Решение по делу Симутенкова и его последствия // Закон. 2008. № 1.
  9. Case 438/00 Deutscher Handballbund eV v Maros Kolpak [2003] ECR1-4135.
  10. Arret du 12 avril 2005, Simutenkov/Ministerio de Educaction у Cultura, Real Federation Espanola de Futbol, С-265/03. Предисловие и перевод АО. Четверикова.
  11. Калиниченко ПА. Указ. соч.