Спорт-вики — википедия научного бодибилдинга
NEWS:

Материал из SportWiki энциклопедия
Перейти к: навигация, поиск

Содержание

β-Гидрокси-β-метилбутират (HMB) в спортивной медицине[править]

Авторы: д.м.н. Александр Владимирович Дмитриев, врач-эндокринолог Алексей Александрович Калинчев

β-гидрокси-β-метилбутират (HMB) является сравнительно новой пищевой добавкой, которая может быть классифицирована как фармаконутриент. Интерес к этому биологически активному веществу в спортивной медицине растет весьма интенсивно, благодаря исследованиям последних лет. Несмотря на меньшую изученность по сравнению с такими фармаконутриентами как, например, креатин, и даже бета-аланин, ряд положительных эффектов в плане повышения физической готовности считается установленным. Идет процесс дальнейшего изучения с целью расширения показаний в соответствии с характером и видами нагрузок, особенностями того или иного вида спорта. На сегодняшний день не только в отечественной, но и в зарубежной литературе очень мало работ аналитического плана, обобщающихся накопленный опыт применения НМВ. Данный обзор предназначен для восполнения этого пробела и создания основы для будущих российских рекомендаций.

Структура и физико-химические свойства НМВ[править]

Структура HMB

HMB-FA – монокарбоновая β-гидроксилированная кислота – природный продукт с общей химической формулой C5H10O3. При комнатной температуре чистая HMB-FA представляет собой прозрачную бесцветную или слегка желтоватую жидкость, растворимую в воде. HMB-FA (β-Hydroxy β-methylbutyric acid) и HMB (β-hydroxy β-methylbutyrate) являются структурными аналогами масляной кислоты и бутирата, которые имеют гидрокси- и метиловую группу у бета-углеродного атома.

Фармакокинетика, метаболизм и фармакодинамика НМВ[править]

Фармакокинетика[править]

Кинетика соединений НМВ при пероральном применении зависит от выбора конкретной формы: кальциевой соли НМВ (НМВ-Са) или кислотной формы (НМВ-FA), а также наличия или отсутствия одновременного приема других нутриентов (например, пептидов).

Рис.1. Фармакокинетика двух различных форм НМВ при остром (однократном пероральном) применении в дозе 1 грамм: НМВ-FA (кислотная форма) и НМВ-Са (кальциевая соль). По оси абсцисс – время после приема вещества (мин), по оси ординат – концентрация НМВ в плазме крови (ммол/л) (цит. по J.M.Wilson и соавт., 2013). Остальные объяснения в тексте.

По данным M.D.Vukovich и соавторов (2001, цит. по J.M.Wilson и соавт., 2013), прием 1 грамма НМВ-Са (доминирующая форма НМВ в коммерческих продуктах в виде порошка в капсулах) сопровождается пиком концентрации в плазме крови через 2 часа, 3 грамм – через 60 минут (рис.1). При этом концентрация в плазме в дозе 3 г на 300% выше, чем при приеме 1 г (487 и 120 нмол/мл, соответственно), но и потери с мочой также значительно больше (28% и 14%, соответственно). Сочетание 3 г НМВ-Са с 75 г глюкозы приводило к отсрочке пика концентрации примерно на час и снижению его величины до 352 нмол/мл. Предполагается, что глюкоза либо замедляет прохождение НМВ через желудок, либо повышает его клиренс. В этом плане интересны данные относительно недавних сравнительных исследований новой формы НМВ – в виде свободной кислоты (J.C.Fuller и соавт., 2011). Такая форма получила наименование HMB-FA. В первоначальных научных исследованиях применялась HMB-FA в виде геля, содержащего буферный механизм (K2CO3) для поддержания рН на уровне 4,5. До начала сравнительных исследований казалось, что разницы в фармакокинетических параметрах между кальциевой солью и свободной кислотой быть не должно, поскольку НМВ-Са относительно легко и быстро (10-15 минут) диссоциирует в кишечнике с образованием свободной кислоты. Однако в работе J.C.Fuller и соавторов (2011) (рис.2) сравнение перорального приема 0.8 г HMB-FA и 1.0 г HMB-Ca (эквивалентны по количеству НМВ) показало, что НМВ-FA дает удвоение пика концентрации в плазме за ¼ времени (30 мин против 120 мин) по сравнению с кальциевой солью НМВ. Более того, площадь под кривой «время-концентрация» для НМВ-FA за период 180 минут после введения препаратов была в случае НМВ-FA на 91-97% больше, чем при введении НМВ-Са. Т1/2 (время полужизни препарата) в случае HMB-FA и HMB-Ca составило 3 и 2,5 часа, соответственно. Интересен также тот факт, что несмотря на значительные различия в пиках концентрации, потери обоих веществ с мочой были примерно одинаковыми. Но наиболее интригующим был факт 25% превышения плазменного клиренса в случае применения НМВ-FA над таковым для НМВ-Са, что указывает на большее поступление в ткани и утилизацию НМВ-FA. Однако, данное исследование является пока что единственным, в остальных применялся НМВ-Са.

Для удобства восприятия и анализа данных фармакокинетики различных доз НМВ у человека, результаты исследования M.D.Vukovich и соавторов (2001) сведены в таблицу:

Таблица 1. Фармакокинетические параметры различных доз Са-НМВ при пероральном приеме по результатам рандомизированного исследования M.D.Vukovich и соавторов (2001)

Фармакокинетический показатель Са-НМВ 1 г Са-НМВ 3 г Са-НМВ 3 г + 75 г глюкозы
Пик концентрации в плазме крови ммол/л 120 480 350
Время достижения пика концентрации, часы 2 1 1,9
Время полужизни в плазме крови, часы 2,37 2,38 2,69
Накопление в моче % 14 29 27

Таким образом, пероральное введение Са-НМВ приводит к дозо-зависимому увеличению концентрации НМВ в плазме крови в диапазоне доз 1-3 грамма и вдвое меньшему времени достижения максимальной концентрации в дозе 3 г по сравнению с дозой 1 г. Эти эффекты существенно ослабляются в сочетании с глюкозой, что дает основание для практических выводов. В то же время, показатель длительности существования НМВ в плазме крови практически не зависит от дозы. Глюкоза пролонгирует существование НМВ в крови (удлиняет его действие). Пик концентрации приходится на интервал от 1 до 2 часов после приема вещества, среднее время полужизни – 2,3 часа. Ранее выполненные исследования (S.L.Nissen, N.N.Abumrad, 1997) показали, что от 10% до 40% НМВ выделяется с мочой. В исследовании M.D.Vukovich и соавторов (2001) примерно 71-86% НМВ остается в организме после приема 3 г и 1 г, соответственно.

Метаболизм[править]

β-гидрокси-β-метилбутират (НМВ) является специфическим метаболитом лейцина (S.Nissen и соавт., 1996) и синтезируется из него в организме (рис.2).

Рис.2. Метаболизм бета-гидрокси-бета-метилбутирата (НМВ) в организме (по J.M.Wilson и соавт., 2013). Остальные объяснения в тексте.

Как видно из рис.2, существует несколько стадий процесса синтеза НМВ: 1) обратимое трансаминирование лейцина (в мышцах и печени) до α-кето-изокапроата (KIC) посредством фермента трансферазы аминокислот с разветвленной цепью; 2) далее KIC метаболизирует либо до изовалерил-коэнзима А (isovaleryl-CoA) посредством фермента α-кетоациддегидрогеназы (в митохондриях) (α-ketoacid dehydrogenase), либо превращается в HMB в цитозоле с помощью фермента α-кетоизокапроат-диоксигеназы (α-ketoisocaproate dioxygenase). В целом, только 5% лейцина конвертируется в НМВ. Это означает в пересчете, что человеку необходимо потребить примерно 600 грамм высококачественного протеина для получения 60 грамм лейцина, который даст суточную дозу - 3 грамма НМВ, - для обеспечения требуемого в исследованиях физиологического эффекта в отношении скелетных мышц. Понятно, что в реальной жизни это невозможно, поэтому данное количество НМВ восполняется в виде пищевых добавок.

Фармакодинамика (механизм действия)[править]

Механизм действия НМВ тесно связан с метаболизмом лейцина. Известно, что пероральное назначение курса аминокислоты c разветвленной цепью лейцина в сочетании с постоянными тренировками может повышать тощую массу тела (ТМТ), силу и снижать жировые запасы организма (L.E.Norton, D.K.Layman, 2006). Более того, лейцин снижает болезненность скелетных мышц при излишних нагрузках (G.Howatson и соавт., 2012) и предотвращает снижение циркулирующего в крови тестостерона и потерю мощности скелетных мышц при сверхвысоких нагрузках (W.J.Kraemer и соавт., 2006). Лейцин обеспечивает дополнительную адаптацию к тренировкам на развитие силы за счет сигнальной активации синтеза белка (инициирует процесс трансляции) (L.E.Norton, D.K.Layman, 2006), а также обладает антипротеолитическим действием (N.E.Zanchi и соавт., 2008). Однако, максимальное влияние лейцина на мышечный протеолиз проявляется только в концентрациях в 10-20 раз (5-10 мМ/л-1) выше тех концентраций, которые необходимы для максимального увеличения синтеза мышечных протеинов (N.E.Zanchi и соавт., 2008). Было высказано предположение, что эти эффекты, по крайней мере частично, опосредуются специфическими метаболитами лейцина, одним из которых является β-гидрокси-β-метилбутират (НМВ) (S.Nissen и соавт., 1996). Механизм действия НМВ и пояснения представлены на рис.3.

Рис.3. Предположительный механизм действия НМВ (по J.M.Wilson и соавт., 2013). Мишени для НМВ: 1) активация mTOR (от англ. mammalian target of rapamycin, имеет также другое название - FRAP1) — внутриклеточный протеин, который является сигнальным элементом, регулирующим развитие и гипертрофию мышечных волокон. Другие известные активаторы mTOR – ВСАА, глиатилин. 2) прямая активация IGF-1 - инсулиноподобного фактора роста - 1 (известен также как соматомедин, ИФР-1) - биологически активный пептид, образуемый, главным образом в печени и мышцах, важнейший посредник действия гормона роста на процесс синтеза белка в мышцах. Обладает анаболическим действием и запускает гиперплазию мышц; 3) опосредованная активация IGF-1 через потенцирование действия гормона роста (GH); 4) активация MRFs – семейства миогенных регуляторных факторов, определяющих дифференцировку мышечных клеток (усиливает). Все эти механизмы в конечном итоге через активацию mTOR и последующих метаболических процессов приводят к стимуляции синтеза белка (анаболический эффект), гипертрофии мышц, повышению сократительной способности мышечных волокон всех типов.

Этапы истории изучения НМВ как фармаконутриента в спортивной медицине (цит. по F.J.Albert и соавт., 2015) – основные обзорные статьи (ряд обзоров 2015-2016 гг рассматриваются отдельно ниже)

  • S.Nissen, N.N.Abumrad, 1997 – нутритивная роль НМВ как метаболита лейцина
  • R.B.Kreider, 1999 – пищевые добавки и стимуляция мышечного роста при постоянных тренировках
  • G.Slater, D.Jenkins, 2000 – пищевые добавки НМВ и стимуляция мышечного роста и силы
  • G.Slater, 2001 – НМВ как эргогенный компонент в спорте
  • T.Alon и соавт., 2002 – пищевые добавки НМВ для построения и поддержания мышечной массы
  • S.Nissen, R.Sharp, 2003 – влияние пищевых добавок НМВ на ТМТ и прирост мышечной силы при постоянных тренировках – мета-анализ
  • T.Palisin, J.J.Stacy, 2005 – НМВ и его применение у спортсменов
  • D.D.Routhier, J.J.Stacy, 2007 – применение НМВ и связь с мышечными повреждениями в процессе тренировок и физической готовностью
  • G.Wilson и соавт., 2008 – влияние НМВ на физическую готовность и состав тела в зависимости от пола, возраста и степени тренированности
  • D.S.Rowlands, J.S.Thomson, 2009 – влияние пищевых добавок НМВ в процессе тренировок на силу, состав тела и мышечные повреждения у тренированных и нетренированных молодых мужчин – мета-анализ
  • S.Portal и соавт., 2010 – влияние НМВ на состав тела, гормональный профиль и мышечные повреждения
  • N.E.Zanchi и соавт., 2011 – пищевые добавки НМВ: клинические эффекты и эффекты, связанные со спортом. Механизмы действия
  • P.J.Fitschen и соавт., 2013 – эффективность пищевых добавок НМВ у пожилых лиц и в ряде клинических ситуаций
  • A.Molfino и соавт., 2013 – пищевые добавки НМВ у здоровых и больных: систематический обзор рандомизированных исследований
  • A.Ortiz, 2013 – пищевые добавки НМВ у особых популяций
  • C.H.J.Pinheiro и соавт., 2013 – глава в книге «Обзор влияния добавок НМВ на скелетную мускулатуру и спортивную готоовность»
  • O.R.Manjarrez и соавт., 2015 – НМВ как пищевая добавка: метаболизм, клеточные и молекулярные механизмы действия, безопасность, токсикология

Экспериментальные и клинические данные эффективности различных форм НМВ в спортивной медицине. Общие положения.[править]

На момент написания данного обзора за последние 15 лет получено много доказательств разнопланового положительного влияния (эргогенного эффекта) НМВ: ускорение восстановления после физических нагрузок (A.Knitter и соавт., 2000; G. Wilson и соавт., 2013), увеличение силы мышц (D.S.Rowlands, J.S.Thomson, 2009; J.Thomson и соавт., 2009; S.Portal и соавт., 2011), увеличение тощей массы тела (ТМТ) (J.C.Anthony и соавт., 2000), уменьшение жировых отложений (L.E.Norton, D.K.Layman, 2006), повышение физической мощности при выполнении аэробных и анаэробных движений (M. Vukovich, G.D.Dreifort, 2001; M.Faramarzi и соавт., 2009; R.P.Lowery и соавт., 2014; I.V.Robinson и соавт., 2014). Более того, в клинической нутритивно-метаболической поддержке (НМП) НМБ применялся с успехом для лечения пациентов с мышечной атрофией, кахексией и саркопенией.

На основе этих работ сформировалось представление о механизмах действия НМВ в контексте спортивной подготовки (см. ниже рис.4 из обзора F.J.Albert и соавт., 2015).

Рис.4. Метаболизм и гипотетические механизмы действия бета-гидрокси-бета-метилбутирата (НМВ) в контексте влияния на показатели физической готовности в спорте. «+» - стимулирующее действие, «-» - ингибирующее действие. Остальные объяснения в тексте (по F.J.Albert и соавт., 2015). Три главных проявления действия НМВ при курсовом применении в суточной дозе 3 г (два приема по 1,5 г/день): пролиферация, дифференциация и гипертрофия мышечных волокон. Пять основных механизмов этих проявлений: 1) механизм 1 – усиление синтеза миофибриллярных протеинов; 2) механизмы 2 и 5 - ускорение восстановления поврежденных мышечных волокон + восстановление их функциональной способности + ослабление потери тощей массы тела + повышение сократительной способности волокон; 3) механизм 3 – накопление метаболических субстратов для восстановления и сохранение интегративной функци сарколеммы; 4) механизм 4 – торможение катаболических процессов и активация анаболических через mTOR.

Острая гормональная реакция на физическую нагрузку и влияние НМВ-FA (J.R.Townsend и соавт., 2015). В рандомизированном исследовании приняло участие 20 постоянно тренирующихся мужчин (возраст 22,3±2,4 года, рост 1,8±0,1 м, средний вес 73 кг). Исследовался эндокринный ответ на цикл тяжелых тренировочных заданий в контроле (плацебо) и на фоне НМВ (в форме НМВ-FA) в дозе 1 г (BetaTor) при приеме за 30 минут до выполнения тренировочного протокола. Пробы крови брались до (PRE), сразу после (IP) и через 30 минут после физической нагрузки (30P). В крови определяли: концентрации тестостерона, гормона роста (GH), инсулиноподобного фактора роста (IGF-1) и уровень инсулина. Оценивались стандартные показатели «время-концентрация» для всех регистрируемых параметров. Основные результаты представлены на 4-х рисунках ниже. Выполнение самого протокола физической нагрузки приводило к повышению уровней тестостерона, гормона роста и инсулина. На фоне приема НМВ-FA это увеличение тестостерона, гормона роста, инсулиноподобноого фактора роста было еще более значимым. Авторы делают заключение, что НМВ-FA усиливает эффекты физических нагрузок в отношении гормональной адаптивной реакции организма. Тем не менее, сам анаболический эффект кислотной формы НМВ требует дальнейшего исследования.

Рис.5. (a) Концентрации тестостерона в плазме крови испытуемых при приеме плацебо (PL) и HMB-FA до нагрузки (PRE), сразу после нагрузки (IP) и через 30 минут после нагрузки (30P). ∗В обеих группах отмечается значимое повышение от исходных значений (𝑃 ≤ 0.01). (b) Анализ площадей под кривыми (AUC) для плазменных уровней тестостерона для плацебо и НМВ-FA. Данные J.R.Townsend и соавторов (2015).
Рис.6. (a) Концентрации гормона роста в плазме крови испытуемых при приеме плацебо (PL) и HMB-FA до нагрузки (PRE), сразу после нагрузки (IP) и через 30 минут после нагрузки (30P). ∗В обеих группах отмечается значимое повышение от исходных значений (𝑃 ≤ 0.01). (b) Анализ площадей под кривыми (AUC) для плазменных уровней гормона роста для плацебо и НМВ-FA. Значительное превышение реакции для НМВ-FA по сравнению с плацебо. Данные J.R.Townsend и соавторов (2015).
Рис.7. (a) Концентрации инсулина в сыворотке крови испытуемых при приеме плацебо (PL) и HMB-FA до нагрузки (PRE), сразу после нагрузки (IP) и через 30 минут после нагрузки (30P). ∗В обеих группах отмечается значимое повышение от исходных значений (𝑃 ≤ 0.01). (b) Анализ площадей под кривыми (AUC) для плазменных уровней инсулина для плацебо и НМВ-FA. Данные J.R.Townsend и соавторов (2015).
Рис.8. (a) Концентрации инсулиноподобного фактора роста (IGF-1) в плазме крови испытуемых при приеме плацебо (PL) и HMB-FA до нагрузки (PRE), сразу после нагрузки (IP) и через 30 минут после нагрузки (30P). ∗В обеих группах отмечается значимое снижение от исходных значений. (b) Анализ площадей под кривыми (AUC) для плазменных уровней IGF-1 для плацебо и НМВ-FA. Значительное превышение реакции для НМВ-FA по сравнению с плацебо. Данные J.R.Townsend и соавторов (2015).

Влияние НМВ в зависимости от тренировочного статуса спортсмена и нагрузки. Результаты, полученные в отношении НМВ, в значительной степени зависят от условий проведения исследований. Когда тренировочный процесс и/или сопровождающая диета контролируются (выдерживаются в определеных постоянных рамках), НМВ может дозо-зависимо снижать показатели мышечных повреждений и распад протеинов у нетренированых лиц (S.Nissen и соавт., 1996). В этой работе НМВ уменьшал рост показателей мышечных повреждений и деградацию протеинов, креатин киназу, LDH, азот крови и мочи на 20-60% после трех недель высокоинтенсивных постоянных тренировок. В то же время, у тренированных лиц эффективность НМВ зависит от интенсивности и объема нагрузки, служащей причиной мышечных повреждений. Отсюда был сделан вывод: эффективность НМВ определяется тренировочным статусом (уровнем подготовки) спортсмена и величиной и интенсивностью нагрузки. Несоблюдение этих условий исследования приводит к отрицательным результатам, которые могут трактоваться как неэффективность НМВ (R.B.Kreider и соавт., 1999, 2000).

Характеристика эффективности НМВ в видах спорта, требующих выносливости. Под кардиореспираторной выносливостью подразумевается способность поддерживать физические кондиции в течение длительного периода времени. М.Vukovich и G.D.Dreifort показали положительное влияние пищевых добавок НМВ на такие показатели аэробной нагрузки как пик потребления кислорода (VO2) и начало накопления лактата (onset of blood lactate accumulation - OBLA) у велосипедистов, имеющих средний объем тренировочной нагрузки 300 миль в неделю (велоэргометрический тест до отказа). Получены данные о возрастании на 8% времени достижения пика VO2 на фоне НМВ, в то время как плацебо или лейцин таким действием не обладали. VO2 при уровне лактата крови 2 mM (OBLA) на фоне приема НМВ возрастал на 9,1%, лейцина – на 2,1%, и не изменялся при при5еме плацебо. I.V.Robinson и соавторы (2014) показали, что НМВ при высокоинтенсивных интервальных тренировках повышает аэробную мощность и метаболические пороги. Суммарный вывод из этих исследований: пищевые добавки Са-НМВ и FA-HMB в условиях аэробных тренировочных методов оказывают положительное влияние за счет повышения порога утомляемости, как отражения физиологического ответа на физическую нагрузку средней и большой величины. Как правило, такое действие сопровождается снижением жировых запасов. Механизм данных явлений до конца не ясен, но может гипотетически укладываться в схемы, приведенные в данном обзоре выше. Кроме того, определенный вклад может вносить увеличение окисления жиров под влиянием НМВ (А.Bruckbauer и соавт., 2012).

Характеристика эффективности НМВ в силовых видах спорта. Как известно, сила и мощность – два основных показателя. Тренировка силы увеличивает размер мышечных волокон и обеспечивает максимальное напряжение на выходе. Эти адаптационные процессы обеспечиваются положительным балансом синтеза протеинов в существующих, вновь образующихся мышечных структурах и околомышечных тканях, которые имеют также существенное значение в общей картине анаболических сдвигов в процессе тренировок (см. схемы механизмов действия НМВ выше). Результаты исследований влияния НМВ на силу и мощность довольно разноречивы. Так, сила и мощность повышались в ряде специфических для спорта движений: приседания, жим лежа, вертикальные прыжки (S.Nissen и соавт., 1996; J.Thomson и соавт., 2009; W.J. Kraemer и соавт.,2009; R.P.Lowery и соавт., 2014). Наоборот, обнаружено слабое влияние НМВ в отношении неспецифических, изолированных движений (J.Thomson и соавт., 2009; M.J.Drummond и соавт., 2009). Отмечена важная закономерность – положительный эффект НМВ тем выраженнее, чем больше в тренировочное упражнение вовлечено групп мышц и суставов (зависимость от степени «стрессогенности» упражнения). Кроме того, важна периодизация тренировочных программ – она позволяет НМВ в большей степени проявить свои положительные свойства по сравнению с использованием НМВ в непериодизированных тренировочных программах (J.Thomson и соавт., 2009; RP.Lowery и соавт., 2014; A.M. Gonzalez и соавт., 2014). Эти работы также показывают основу для комбинирования НМВ с АТФ (HMB/ATP). Эта комбинация в условиях высокоинтенсивных «волнообразных» периодизированных тренировочных моделей приводит к увеличению тощей массы тела (ТМТ), мышечной гипертрофии, повышению силы и мощности. Как отмечают в своем обзоре F.J.Albert и соавторы (2015), «в переводе на язык спортсменов и тренеров, в период прохождения наиболее высоких темпов и частоты тренировок (предельный цикл) добавки HMB и/или HMB/AТФ могут не только предотвратить типичное снижение физической формы (мощности, силы и последующего восстановления), которые характерны для перетренированности, но и дать дополнительный прирост силы». При долгосрочной 12-недельной периодизированной тренировочной программе, применяемой у подготовленных (тренированных) спортсменов, НМВ повышает силу, мощность и мышечную массу в большинстве мышечных групп верхнего и нижнего пояса (D.M.O’Connor и соавт., 2007).

Суммарно, проведенные исследования доказывают особую полезность пищевых добавок НМВ в условиях высокого протеолиза (НМВ тормозит протеолиз тем сильнее, чем более он выражен), когда имеет место сильная конкуренция на соревнованиях и высокая интенсивность нагрузок, вызывающих нарастающую катаболическую реакцию мышц и связанных тканей.

На сегодняшний день мнение международных экспертов позволяет отнести НМВ к спортивным фармаконутриентам с высокой доказательной базой (категория А). С позиции патогенеза НМВ эффективен при состояниях катаболизма в организме спортсмена, при которых ослаблен ответ на стресс-стимулы физической и психологической природы (гормональный, иммунный, общий метаболический). Такая ситуация снижения физической мощности и силы часто возникает в условиях сильной конкуренции, высокоинтенсивных тренировок, начальных стадий восстановления после травм и иных вариантах, когда катаболическая реакция нарушает адаптационные процессы. НМВ выполняет не только метаболическую функцию, но и роль сигнальной молекулы, запускающей каскад внутриклеточных процессов восстановления и их оптимизацию. Таким образом, НМВ – сигнальный внутриклеточный фактор, метаболит и адаптоген.

Дозирование, время и продолжительность курсового применения НМВ[править]

Данные литературы показывают достаточно большую вариабельность в продолжительности, дозе и времени приема НМВ. Впервые S.Nissen и соавторы (1996) показали, что максимальное ослабление протеолиза под влиянием Са-НМВ происходит через 2 недели (значительно меньше – через неделю), а достоверное снижение креатин-киназы наблюдается только с 3-ей недели. Эти эффекты проявляются в большей степени в дозе 3 г/сутки по сравнению с меньшими дозами Са-НМВ (1,5 г/сутки). Другие исследования также подтвердили, что эффективное применение Са-НМВ требует двух и более недель, а меньшие сроки неэффективны. Таким образом, прием Са-НМВ оптимален за две недели до начала нового тренировочного цикла.

Другой важный момент – время приема Са-НМВ в течение дня. В большинстве исследований прием Са-НМВ осуществлялся во время завтрака, ланча и/или обеда, без какой-либо привязки к времени начала тренировки. Отсюда – периодические сообщения о неэффективности Са-НМВ. Для уточнения вопроса о соотнесении приема Са-НМВ и времени тренировки Wilson и соавторы (2009) провели исследование влияния однократного приема 3 г Са-НМВ у 16 нетренированных мужчин, используя специальный протокол одностороннего изокинетического разгибания ноги. Выявлено, что прием Са-НМВ за 60 минут до тренировки наиболее эффективно предотвращает развитие мышечной слабости в результате нагрузки.

Предварительное заключение для НМВ[править]

Предварительное заключение для НМВ по итогам исследований общего характера: Пищевые добавки НМВ ускоряют восстановление у тренированных и нетренированных лиц при воздействии тренировочных стимулов высокой интенсивности, и/или большого нагрузочного объема. Действие Са-НМВ/FA-HMB развивается как при остром (однократном), так и при и хроническом (курсовом) назначении. Прием HMB целесообразен в дозе 3 г/сутки за 60 минут до начала интенсивной тренировки. При сочетани с глюкозой начало приема НМВ следует перенести за 2 часа до начала тренировки (глюкоза замедляет фармакокинетику НМВ). HMB в форме свободной кислоты действует сильнее и быстрее, чем Са-НМВ (ускоренное и увеличеное возрастание концентрации НМВ в плазме крови). При курсовом (хроническом) применении всех форм НМВ целесообразно разделить суточную дозу в 3 грамма на три равных дозы в течение дня с равным интервалом между приемами. Такая схема обеспечит равномерную концентрацию вещества в течение дня в плазме крови и максимальное снижение мышечных повреждений в процессе тренировки.

Применение пищевых добавок НМВ в различных видах спорта[править]

Несмотря на достаточно изученные общие характеристики НМВ при физических нагрузках, с практической точки зрения важен опыт его применения в отдельных видах спорта.

НМВ у элитных гребцов[править]

S.Boegman и C.E.Dziedzic (2016) изучили эффективность целого ряда нутриентов и сформировали стратегию НМТ у элитных гребцов в условиях 24-часовой тренировочной недели. Исследовались сила и мощность движений, накопление лактата, способность к выполнению аэробных и анаэробных упражнений и ряд других показателей. Потребление макронутриентов составило (данные по странам Канада, Новая Зеландия, Литва, Польша): энергия – 3700-6900 ккал мужчины, 2600-3000 ккал женщины; белок – 170-295 г мужчины, 104-150 г женщины; углеводы – 510-946 г мужчины, 370-450 женщины. 12-недельное назначение НМВ в дозе 3 г/сутки, сопровождающее регулярный прием пищи, снижало жировую массу и повышала пик аэробной и анаэробной мощности. Детальная характеристика особенностей НМВ у гребцов приведена в рандомизированном двойном-слепом плацебо-контролируемом перекрестном исследовании K.Durkalec-Michalski и J. Jeszka (2015).

H.R.Ferreira и соавторы (2015) в проспективном рандомизированном двойном-слепом плацебо-контролируемом исследовании оценивали эффект 12-недельного приема Са-НМВ в дозе 37,5 мг/кг/сутки на состав тела, физическую готовность и медиаторы воспаления у 20 элитных каноистов (возраст 18,7 ± 1,49 лет; вес тела 78,9 ± 3,3 кг). НМВ-Са потенцировал рост тощей массы тела (с 76,7 до 80,95 кг) параллельно с увеличением выносливости, без существенных изменений биохимических показателей. Авторы связывают наблюдаемые изменения со снижением повреждений мышц в процессе тренировок.

Велосипедный спорт[править]

M.D.Vukovich и G.D.Dreifort (2001) исследовали эффект пищевых добавок НМВ в отношении пика потребления кислорода (VO2) и начала накопления лактата у велосипедистов при среднем объеме физической нагрузки в 300 миль в неделю. Проводился велоэргометрический тест по критерию работы до полного истощения. Участники были рандомизированы в три группы: НМВ 3 грамма; лейцин в аналогичной дозе и плацебо. Результаты показали увеличение времени достижения пика VO2 на 8%, в то время, как лейцин и плацебо не влияли на даный показатель. Положительные сдвиги у велосипедистов под влиянием НМВ приобретали устойчивый характер через 2 недели ежедневного применения.

Бег на длинные дистанции[править]

A.E.Knitter и соавторы (2000) изучили влияние дозы НМВ 3 грамма по сравнению с плацебо на мышечные повреждения в процессе бега на 20 км (16 мужчин и женщин, хорошо тренированных и специализирующихся в беге на длинные дистанции). Результаты показали снижение уровней LDH и креатин-киназы, что свидетельствует о снижении катаболических процессов во время бега, торможении распада белка. Это позволяет прогнозировать ускоренное восстановление мышечной функции в интервале между тренировками и соревнованиями под влиянием НМВ. Эти данные согласуются с результатами P.L.Byrd и соавторов (1999), которые показали, что HMB и комбинация НМВ+креатин (смесь «Бетаген») снижают утомляемость и слабость мышц после бега (n=28, мужчины), при отсутствии эффекта креатина в отдельности и плацебо.

Сравнение различных форм НМВ с действием тестостерона (в сопоставимых исследованиях)[править]

Добавки Са-HMB[править]

В 2009 году W.J.Kraemer и соавторы изучили эффекты комплексной смеси на основе аминокислот и НМВ в отношении гормонального ответа и маркеров мышечных повреждений при 12-недельном приеме и ежедневных тренировках. В рандомизированном двойном-слепом исследовании на 17 здоровых мужчинах одна группа получала смесь N1 - 1,5 г Са-НМВ, 7 г аргинина, 3 г таурина и 5,824 г декстрозы, а другая группа – изокалорическую изонитрогенную контрольную смесь N2 - не-незаменимых аминокислот (10 г глицина, 11,5 г аланина, 1.5 г глутаминовой кислоты и 1,5 г серина) + 200 мг цитрата кальция. Тренировочная программа включала интенсивную нагрузку на все группы мышц. После 12 недель общая и тощая масса тела (ТМТ) в обеих группах увеличивались, также как и процент жировой массы, но в количественном плане изменения были более выражены в группе N1 – около 9 кг увеличение ТМТ и снижение жира на 5%. Обе группы продемонстрировали увеличение длины окружности бицепсов, мышц бедра и грудной клетки, при неизмености окружности талии. При этом также количественные изменения преобладали в группе N1. Авторы делают заключение, что комбинация НМВ, аргинина и глутамина ингибирует протеолиз в мышцах, оказывая антикатаболическое действие.

Добавки HMB-FA[править]

Следующим шагом сравнительного исследования было 12-недельное пероральное потребление свободной кислотной формы – FA-HMB c оценкой всех тех же параметров: мышечной массы, силы и мощности у постоянно тренирующихся лиц в процессе 12-недельных тренировок по тем же программам (M.Jacob и соавт., 2014). Пищевые добавки HMB-FA вызывали увеличение общей массы тела и ТМТ (+ 7,5 кг), снижение жировой массы (-5,4 кг). Параллельно отмечалось увеличение длины окружности квадрицепса по сравнению с группой плацебо.

Добавки НМВ-FA + ATP[править]

Рис.9. Изменение тощей массы тела (ТМТ – LBM) в % от исходных величин до исследования (ось ординат) у испытуемых в процессе 12-недельного приема НМВ+АТФ (сплошная линия) по сравнению с плацебо (пунктирная линия). Данные R.P.Lowery и соавторов (2014).

Третьим этапом исследования была оценка комбинации HMB-FA и ATФ в качестве пищевой добавки при тех же условиях тренировок. Через 12 недель ТМТ возрастала на 12,7% (+8,5 кг), процент жира снижался на 8,5%. В плацебо-группе за этот же период ТМТ увеличивалась на 4% (+2,8 кг), а доля жира снижалась на 2,4%. Таким образом, комбинирование НМВ-FA и АТФ отражает синергизм двух фармаконутриентов.

Добавки 600 мг тестостерона[править]

В лаборатории S.Bhasin (S.Bhasin и соавт., 1996, 2001; I.Sinha-Hikim и соавт., 2002; L.J.Woodhouse и соавт., 2003) была выполнена серия исследований эффектов экзогенно введенного тестостерона. Как известно, тестостерон как в условиях тренировок, так и без них, дозо-зависимо увеличивает тощую массу тела (ТМТ) и вызывает гипертрофию скелетной мускулатуры. В данных работах увеличение ТМТ составило за 10 недель 3 кг при дозе тестостерона 600 мг в сутки.

Таким образом, сопоставление результатов исследований, выполненных примерно в равных условиях, показывают, что эффективность перорального приема 3 г FA-НМВ в сутки (отдельно) в течение 12 недель равна приему тестостерона в дозе 600 мг/сутки в течение 10 недель. Сочетание FA-НМВ с АТФ (400 мг/сутки) в течение 12 недель увеличивает преимущество недопинговой альтернативной схемы почти в 1,5 раза по сравнению с приемом тестостерона 600 мг в течение 10 недель.

Дополнительные особенности действия НМВ (клиническое применение)[править]

Кроме непосредственного применения в спортивной медицине, НМВ получил положительную оценку в лечении абдоминального ожирения, саркопении и кахексии в клинической практике. Это имеет практическое применение в реабилитации после заболеваний, гериатрии, онкологии и т.д.

Как показал первый опыт применения НМВ в качестве фармаконутриента для лечения абдоминального ожирения (J.R.Stout и соавт., 2015), прием НМВ в течение 12-и недель и больше в сочетании с ежедневными физическими нагрузками умеренной интенсивности у пожилых мужчин, снижает жировую массу тела. В то же время, применение НМВ отдельно, или использование физических упражнений без НМВ, неэффективны (рис.10). Таким образом, НМВ в сочетании с комплексом ежедневных физических нагрузок умеренной интенсивности может быть использовано в программах контроля веса и лечения ожирения у лиц старшей возрастной категории.

Рис.10. Изменение абдоминальных жировых отложений (в %, по оси ординат) в четырех группах мужчин (n=48) категории 65+ после 12-недельного приема НМВ в стандартной дозе 1,5 г 2 раза в день: 1 группа – плацебо, без тренировок; 2 группа – НМВ, без тренировок; 3 группа – плацебо, тренировки; 4 группа – НМВ, тренировки. Остальные объяснения в тексте (по J.R.Stout и соавт., 2015).

НМВ имеет также доказательную базу в области лечения кахексии и саркопении различного генеза. Поскольку эта тема не имеет отношения к спортивной медицине, мы даем лишь краткое заключение (резюме) по тем материалам, которые есть на сегодняшний день. Возможности НМВ в нутритивно-метаболической терапии (НМТ) возрастной саркопении отражены в систематическом обзоре A.J. Cruz-Jentoft и соавторов (2014) – позиция и консенсус Европейской Рабочей Группы по Саркопении у пожилых людей (European Working Group on Sarcopenia in Older People - EWGSOP). Согласно Консенсусу, применение НМВ в отдельности (N.E.Deutz и соавт., 2013; J.R.Stout и соавт., 2013) или в комбинации с аргинином и лизином (Р.Flakoll и соавт., 2004) или постоянными физическими упражнениями (M.D.Vukovich и соавт., 2001) в течение 8-24 недель оказывает в среднем положительное действие примерно в 25-33% случаев (повышение мышечной массы и силы, физических кондиций). Такой, относительно слабый результат, требует поиска оптимальных комбинаций НМВ с другими препаратами, имеющими большую доказательную базу. Так, Консенсус в качестве наиболее перспективных направлений рекомендует сочетание НМВ + whey-протеин 1,2 г/кг веса тела/день + ВСАА (аминокислоты с разветвленной цепью – лейцин, изолейцин, валин) + физические упражнения умеренной интенсивности.

R.H.Clark и соавторы (2000) исследовали влияние комбинации НМБ, L-Глутамина и L-Аргинина у 68 ВИЧ-инфицированных пациентов с потерей веса 5% и более в течение последних 3-х месяцев. Пациенты были рандомизированы (двойной-слепой метод): группа плацебо (мальтодекстрин) и группа с фармаконутриентами (НМБ 3 г, L-Глутамин 14 г, L-Аргинин 14 г – суммарная суточная доза), которые давались в два приема в сутки в течение 8 недель. Вес тела (BW) регистрировался еженедельно, а ТМТ и жировая масса - до начала приема добавок, на 4-ой и 8-ой неделе после начала приема добавок. В 8-недельный протокол исследования включено 43 субъекта (группа плацебо, n = 21; группа НМБ/Аргинин/Глутамин, n = 22). Через 8 недель в группе с добавками отмечено увеличение веса тела на 3,0±0,5 кг, в то время как в группе с плацебо - 0.37 +/- 0.84 кг (p = 0,009). Увеличение веса в группе с добавками происходило, в основном, за счет роста ТМТ (2.55±0.75 кг). ТМТ в контрольной группе в среднем снизился: -0.70±0.69 кг (Р =0,003). В обеих группах не выявлено значимого изменения жировой массы тела. Кроме того, в группе с добавками отмечено улучшение показателей иммунитета: возрастало количество CD3 и CD8 клеток и уменьшалась вирусная нагрузка. Авторы делают заключение, что комбинация фармаконутриентов НМБ+Глутамин+Аргинин эффективны в снижении потери ТМТ у ВИЧ-инфицированных пациентов.

Наиболее полный обзор эффектов НМБ у пациентов с хроническими заболеваниями дан A.Molfino и соавторами (2013). Ими выполнен большой объем работ по анализу клинической литературы эффективности НМБ-добавок у здоровых лиц и пациентов с различными патологическими состояниями (тренировочные программы у спортсменов, гериатрия, острые и хронические заболевания, бариатрическая хирургия). В анализ вошли: рандомизированные контролируемые исследования, контролируемые клинические исследования, одиночные- и двойные слепые методы. Обнаружено 13 исследований на здоровых тренированных субъектах, 11 – на здоровых молодых нетренированных субъектах, 9 исследований – у пациентов с хроническими заболеваниями (включая онкологию, ВИЧ/СПИД, хронические обструктивные заболевания легких), и 6 работ у лиц пожилого возраста. Результаты такого масштабного анализа подтвердили первоначальное заключение об эффективности НМБ предупреждении и коррекции снижения веса в процессе хронических заболеваний. Применяемые дозы составили в среднем 3 г/сутки.

Позиция Международного Общества Спортивного Питания (ISSN) (экспертное заключение: J.M.Wilson и соавт., 2013) в отношении НМВ[править]

  1. HMB может применяться для улучшения восстановительных процессов за счет снижения мышечных повреждений в процессе тренировок как у тренированных, так и у нетренированных лиц.
  2. Эффективность НМВ при приеме внутрь проявляется исключительно в непосредственной связи с тренировочным циклом.
  3. Прием HMB наиболее эффективен при курсовом назначении за 2 недели до окончания тренировок.
  4. Ежедневная доза 38 мг/кг/массы тела считается эффективной для увеличения мышечной силы и мощности, гипертрофии мышц как у тренированных, так и у нетренированных лиц, при условии выполнения адекватной тренировочной программы. Это означает суммарную суточную дозу около 3 г с разделением на две дозы с равным интервалом приема внутрь.
  5. В настоящее время применяются две основные формы НМВ: кальциевая соль (HMB-Ca) и свободная кислотная форма (HMB-FA). Применение HMB-FA способствует лучшей абсорбции НМВ и удержанию НМВ в кровотоке (плазме) по сравнению с кальциевой солью НМВ. Однако, научные исследования НМВ-FA находятся в зачаточной стадии, что делает преждевременным заключение о ее преимуществах в практическом плане.
  6. HMB вызывает повышение тощей массы тела (ТМТ) и функциональное состояние у пожилых лиц, ведущих сидячий образ жизни.
  7. Пероральный прием HMB в сочетании со структурированными тренировочными программами может существенно снижать жировую массу тела.
  8. Механизмы действия HMB включают торможение протеолиза и активацию синтеза протеинов.
  9. Хроническое (постоянное) применение НМВ безопасно как у молодой, так и у возрастной популяции.

Рекомендованные дозы и схемы применения НМВ[править]

Рекомендованная суточная доза НМВ составляет 3 г. с разделением на два приема с интервалом 8 часов. Рекомендовано курсовое непрерывное назначение, длительность которого определяется задачами, поставленными тренером и врачом. Средняя продолжительность курса – 8-12 недель.

Таблица ориентировочных дозировок и сроков перорального назначения различных форм НМВ (Са-НМВ и FA-НМВ)

Категория лиц Рекомендованная доза внутрь и сроки курсового применения
Взрослые от 18 лет и старше 3 г/день или меньше до 8 недель
Взрослые с риском кардио-васкулярных заболеваний ь 3 г/день до 8 недел
Дети (до 18 лет) Нет достаточных данных
Кахексия, саркопения различного генеза В составе адъювантной терапии 3 г НМВ + 14 г аргинина + 14 г глутамина до 24 недель
Спортсмены, для повышения физической готовности 3 г/день 12 недель и более
Спортсмены в период восстановительных тренировок 3 г/день до 6 недель

Сведения о безопасности применения НМВ в спортивной медицине[править]

Безопасность НМВ хорошо изучена и доказана как при однократном (остром), так и курсовом (хроническом) применении (32-36). Все проведенные исследования соответствовали требованиям FDA США по оценке безопасности пищевых веществ. В экспериментальных исследованиях на крысах в условиях включения в диету 5% Са-НМВ в течение 91 дня не выявлено каких-либо побочных эффектов клинического и биохимического плана, изменений внутрених органов (36). Применяемые дозы были эквивалентны 50 граммам Са-НМВ в день для человека весом 81 кг в течение 3-х месяцев. В исследованиях у людей потребление 6 г НМВ в день в течение месяца не приводило к каким-либо биохимическим изменениям крови, клеточных элементов, глюкозы, функции печени или почек (33). Два мета-анализа (один по применению только НМВ, другой – НМВ+глутамин+аргинин) доказали безопасность и отсутствие побочных эффектов (34,35). Более того, Baier и соавторы (37) изучили влияние доз 2–3 г НМВ в день при пероральном приеме Са-НМВ в комбинации с аминокислотами в течение года у пожилых лиц, и не обнаружили изменений показателей функции почек и печени, а также изменений липидов крови. Относительно недавнее экспериментальное исследование (38) показало, что НМВ в дозе 320 мг/кг веса тела/день в течение месяца повышает уровень инсулина крови, хотя у человека такое явление не обнаружено.

Arazi H. и соавторы (2015) в двойном-слепом исследовании у спортсменов в процессе ежедневных постоянных интенсивных тренировок показали отсутствие риска нарушений функции сердечно-сосудистой системы, биохимических и других изменений крови, а также каких-либо других видимых побочных эффектов в условиях курсового 4-8- недельного применения НМВ в дозе 3 г/сутки. В данной работе не обнаружено изменений в профиле липидов плазмы крови. В других исследованиях были отмечены положительные изменения в профиле липидов крови. В частности, выявлено снижение уровня липопротеидов низкой плотности (S.Nissen и соавт., 1996; Nissen S.L., Abumrad N.N., 1997), особенно у лиц с гиперхолестеринемией (C.W.Coelho, T.Carvalho, 2001).

Эффекты совместного применения НМВ с другими нутриентами[править]

Рис.11. Дизайн исследования (экспериментальный протокол) раздельного и совместного перорального приема НМВ и WP в отношении болезненности мышц и мышечной силы. Три группы испытуемых: HMB (3 г/день) + WP (36.6 г/день); HMB (3 г/день); WP (36 г/день) (квадраты слева). Пищевые добавки давались в течение 7 дней до, в день исследования и 4 дня после физической нагрузки (всего 12 дней). Пробы крови анализировались в 1, 2, 3 и 5-й дни после нагрузки. CK: креатинин-киназа; LDH: лактат дегидрогеназа. Изометрическая сила: максимальное крутящий момент добровольного изометрического сокращения в локтевом суставе в согнутом положении (90°) (см.рис); болезненность мышц оценивалась по визуальной аналоговой шкале для бицепса (biceps brachii).

Влияние комбинированного приема НМВ и белка молочной сыворотки (WP) на симптомы мышечных повреждений, вызванных тренировками (M.Shirato и соавт., 2016). Результаты этого небольшого (18 испытуемых, средний возраст 19 лет, рост 170 см, вес 67 кг, ТМТ 58 кг ) рандомизированного двойного-слепого исследования свидетельствуют (дизайн – см.рис.11): совместное применение НМВ и WP-изолята не приводит к увеличению способности каждого из этих веществ уменьшать падение мышечной силы, болезненность мышц и их повреждений. Таким образом, между НМВ и WP нет синергизма в плане регуляции посттренировочных снижений функциональной активности мышц, и каждый из нутриентов с этой точки зрения должен использоваться самостоятельно.

Сочетание НМВ с креатином. Результаты исследований этой комбинации оказались противоречивыми, что не позволило Международному Обществу Спортивного Питания (ISSN) в 2007 году дать положительное заключение о целесообразности сочетанного применения НМВ и креатина в повышении физической готовности спортсменов (T.W.Buford и соавт., 2007). Так, в работе E.Jowko и соавторов (2001) комбинация креатин+НМВ оказалась эффективнее в отношении ТМТ и мышечной силы, чем каждый из веществ в отдельности. По данным других исследователей (D.M.O'Connor, M.J.Crowe, 2003,2007) такое сочетание не имело успеха в увеличении эффективности выполнения аэробных или анаэробных упражнений.

Готовые к употреблению смеси (напитки) (ready to drink – RTD) с гидроксиметилбутиратом[править]

Эншур Энлайв (Enshure® Enlive)

На основе данных о действии самого НМВ, его сочетаний с другими нутриентами и фармаконутриентами, создан комплексный препарат для сипинга (пероральное применение) Эншур Энлайв (ЭЭ). Области его назначения, если адаптировать их к потребностям спортивной медицины, сводятся к следующему: 1) постоянный курсовой прием здоровыми лицами в качестве дополнительного питания (2-3 раза в день по 1 флакону в промежутках между регулярными приемами пищи) в условиях регулярных тренировок, исходя из индивидуально рассчитанной потребности в энергии и белке; 2) кратковременный курсовой прием в условиях спортивных травм, исходя из тяжести повреждений, катаболического статуса и индивидуальных особенностей спортсмена (расчет дополнительного питания по тем же критериям, что и п.1.; 3) постоянный курсовой прием (дополнительное питание) в старших возрастных категориях с риском развития остеопороза и саркопении (принципы расчета те же), с обязательными физическими нагрузками умеренной интенсивности, адаптированными в соответствии с возрастом и опытом занятий спортом. Состав: во флаконе 237 мл (разовая доза) – 350 ккал (из них жировых – 100 ккал, 11 г жира, полиненасыщенных ЖК – 3,5 г, мононенасыщенных ЖХ 5 г), белок 20 г, НМВ 1,5 г, натрия 240 мг, калия 560 мг, углеводы 44 г, пищевые волокна 3 г, витамины и микроэлементы в объеме суточной рекомендованной потребности для здоровых лиц, холин 82,5 мг. Таким образом, 2 флакона смеси обеспечивает суточную потребность в НМВ 3 грамма.

Другим вариантом являются высокобелковые (10 г/100 мл и выше) высокоэнергетические (от 2 ккал/мл) смеси схожего состава (например, Суппортан напиток, Нутридринк протеин, 200 мл), к которым перед употреблением добавляют порошкообразный НМВ в количестве 1,5 грамма. Суточный прием – 2 флакона в качестве дополнительного питания. Преимуществом этих составов является наличие и других фармаконутриентов с метаболическим эффектом, в частности, омега-3 ПНЖК рыбьего жира, которые обеспечивают дополнительные положительные свойства в условиях высокоинтенсивных тренировок.

Пищевые добавки НМВ и физическая подготовка военнослужащих[править]

Особенности физических и психологических нагрузок в условиях тренировок и проведения специальных военных операций. Главной особенностью тренировок и непосредственного проведения военных операций, наряду с высокими физическими нагрузками и стрессом, является дисбаланс между физическим и ментальным стрессом, с одной стороны, и неадекватным поступлением энергии (калорий), с другой (J.A.Alemany и соавт., 2008). Это создает в организме солдат катаболический статус, приводящий к снижению физической готовности (B.C.Nindl и соавт., 2002), мышечной силы и мощности (K.E.Friedl и соавт., 2000; B.C.Nindl и соавт., 2003, 2007) и ухудшению реакций на стрессорные стимулы. Достаточно трех дней пребывания на специальной операции для значительного падения этих показателей. Повреждения костей (например, стрессорные переломы) также частое явление операционного стресса в результате несоответствия высоких нагрузок и готовности организма их воспринимать (Associated Press, 2009). Суммарно, это приводит к неполноте выполнения задания, потере времени и дополнительным финансовым затратам из-за медицинских проблем (D.W.Trone и соавт., 2007). Специальные операции (Sustained operations - SUSOPS) выполняются солдатами-мужчинами и включают непосредственную миссию продолжительностью 3-7 дней, и перерыв на отдых (восстановление) не более 1-3 дней. Такие миссии могут повторяться ежемесячно (A.J.Young, 2006). Для выполнения SUSOPS требуются длительные периоды повышенной активности (16-22 часов в день), что должно быть обеспечено повышенным расходом энергии (~4,500 ккал/день). Другая проблема – такие высокие потребности в энергии не подкрепляются соответствующим поступлением нутриентов. Возникает диссонанс между потребностями в энергии и ее поступлением. Практические исследования показали, что среднее поступление калорий в реальных боевых условиях SUSOPS не превышает 2400 ккал/день (J.W.B.Erdman и соавт., 2006), что покрывает не более 45-50% потребности. Оценка факторов физиологического и психологического стресса военнослужащих, выполняющих специальные операции, и их влияние на метаболизм организма приведены на рис.1 (P.C.Henning (2010).

Стрессогенные факторы в процессе выполнения военнослужащими специальных операций и их последствия (P.C.Henning (2010)

Следовательно, первоочередной задачей является составление рациона военнослужащего таким образом, чтобы качественный и количественный состав соответствовал расчетной величине полного покрытия затрат энергии (оптимальное сочетание макро- и микронутриентов, пищевых добавок). Предварительные масштабные исследования НМВ, как метаболита аминокислоты лейцина, в спортивной медицине показали увеличение силы и мощности мышц, тощей массы тела (ТМТ) в процессе постоянных тренировок. Другие преимущества этой пищевой добавки – эффективность при различных патологических состояниях: мышечные дистрофии различного генеза, кахексия, травмы. HMB ослабляет потерю мышечной массы в результате остановки процесса деградации протеинов и стимулирования анаболических процессов при параллельном торможении протеолиза (антикатаболическое действие). Однако, во всех этих работах не изучался эффект НМВ в уникальных боевых (военных) условиях сочетания катаболической активации и ограничения поступления нутриентов и энергии. Не ясно, как поведет себя НМВ, и сохранится ли его способность стимулировать функцию и регенерацию мышц в условиях катаболической реакции организма и ограничения энергообеспечения мышечного процесса. Изучение НМВ как потенциального фармаконутриента в подготовке военнослужащих подразделялось на два этапа.

  • Первый этап – экспериментальное исследование на животных, как ситуационной модели нагрузок в специальных условиях.
  • Второй этап – «полевые» испытания на военнослужащих из частей специального назначения.

Подробные экспериментальные исследования выполнены P.C.Henning (2010). Моделирование «боевой» ситуации в эксперименте потребовало разработки специальной модели у мышей, которая бы позволяла оценить состав тела, физическую готовность, мышечную массу, размеры и сократительную способность мышечных волокон в условиях катаболизма, вызванного ограничением поступления энергии, и переносимость физических нагрузок. Линейные мыши (C57BL/6) 10-недельного возраста (n=62) были рандомизированы в две равные группы: 1) контроль (В) и 2) НМВ (ВН). Далее, в зависимости от участия или неучастия в беговом тесте (1 час в день, 3 недели), происходила дальнейшая рандомизация уже в 4 группы. В процессе исследования оценивались данные МРТ, сенсомоторные функции, выносливость, время удержания на стержне до и после экспериментального периода. Проведено биохимическое исследование ряда мышц на предмет содержания транскрипционных факторов, определяющих мышечный рост и регенерацию: миогенин: миогенин-дифференцирующий фактор (MyoD), инсулиноподобный фактор роста-I (IGF-1), протеин киназа B (Akt), mTOR, атрогин-1 и MuRF1. Основной вывод первого этапа (экспериментальное исследование): НМВ положительно влияет на состав тела (повышает ТМТ и снижает жировые запасы) и мышечную массу в условиях достаточноого поступления энергии и белка; НМВ ослабляет потерю мышечной силы и массы в условиях катаболического состояния с недостаточным субстратным обеспечением за счет снижения активности убиквитин-протеасомной системы (убиквитин-зависимая система протеолиза направлена на протеолитическую деградацию внутриклеточных белков).

Второй этап – «полевые» исследования выполнены J.R.Hoffman и соавт., HMB attenuates the cytokine response during sustained military training. Institute of Exercise Physiology and Wellness, Sport and Exercise Science, University of Central Florida, Orlando, FL, 2016, Elsevier. Это исследование базировалось на предположении, что 23-дневное дополнение рациона военнослужащих НМВ способно поддерживать мышечную массу и ослаблять выраженность иммунного и воспалительного ответа в процессе высокоинтенсивных «полевых» тренировок. Испытуемые из армии обороны Израиля были рандомизированы в две группы: 1) HMB (n=6) в дозе 3 г/день и 2) плацебо (n=7). В конце последней недели испытуемые подвергались тренировочному тесту, включающему 6-8 часовую ночную навигацию по труднопроходимой местности с полной выкладкой и частичным лишением сна (3,8±3,0 часа за ночь). Образцы крови брались до и после периода исследования. Проводилась МРТ (магнитно-резонансная томография), включавшая последовательное сканирование для анализа состояния мышечных волокон. Изменения TNF-α и IL-10 в группе с НМВ были существено ниже (p=0.043) по сравнению с плацебо-группой Курсовое применение НМВ также снижало INFγ, IL-8, CX3CL1, и увеличивало мышечный объем по сравнению с плацебо. Таким образом, полученные результаты доказывают, что пищевые добавки НМВ ослабляют воспалительный ответ на высокоинтенсивные военные тренировки и поддерживают качество мышечной функции. Сопоставление полученных результатов с ранее выполненными предварительными исследованиями подтверждают способность НМВ регулировать цитокиновую реакцию на нагрузку как при кратковременном (4 дня), так и длительном (12 недель) назначении. Развивая тему доказательности применения НМВ в подготовке военнослужащих, в лаборатории проф. J.R.Hoffman исследовано влияние той же схемы 23-дневного приема НМВ на циркулирующие уровни IGF-I и IGFBPs у военнослужащих в процессе высокоинтенсивной военной подготовки с депривацией сна. Инсулиноподобный фактор роста-1 (IGF-1) – метаболический и анаболический биомаркер, отражающий физиологическую адаптацию организма к мультистрессорным воздействиям. Его биологическая активность регулируется семью различными связывающими инсулиноподобный фактор роста протеинами (IGFBPs), которые действуют не только как носители IGF-1, но и как модуляторы биодоступности и активности IGF-1. В спорте пищевые добавки НМВ одновременно улучшают показатели физической готовности в условиях тренировок и повышают IGF-1 ответ. Результаты двойного-слепого параллельного исследования на 13 солдатах-добровольцах, опубликованные M.J.Redd и соавторами в октябре 2016 года, показали что ежедневное потребление 3 г НМВ приводило к достоверному изменению в конце периода исследования только одного биомаркера - IGFBP-7. Его значения в группе в НМВ составили 169,9±23 нг·мл-1,а в группе плацебо – 207,2±28 нг·мл-1(p=0.042). Возможно, именно механизм, связанный с этим связывающим протеином, обеспечивает позитивное влияние НМВ на адаптацию организма в военных «полевых» условиях. Тем не менее, требуются дальнейшие исследования в данном направлении.

Основываясь на общих работах по применению НМВ в спорте, а также специальных исследованиях у военнослужащих, НМВ включен в официальные рекомендации по нутритивно-метаболической поддержке (НМП) военнослужащих, выполняющих специальные операции (P.A.Deuster и соавт., 2007, стр.92), подводных пловцов (P.A.Deuster и соавт., 2004, стр.34-36), армейских спортсменов (D.M.Ahrendt, 2001).

Литература[править]

  • Ahrendt D.M. Ergogenic Aids: Counseling the Athlete. San Antonio Military Center, Texas, American Family Physician, 2001, 63(5): 913-922.
  • Albert F.J., Morente-Sánchez J., Ortega F.B. et al. Usefulness of β-hydroxy-β-methylbutyrate (HMB) supplementation in different sports: an update and practical implications. Nutr Hosp. 2015, 32(1):20-33.
  • Alemany J.A., Nindl B.C., Kellogg M.D. et al. Effects of dietary protein content on IGF-I, testosterone, and body composition during 8 days of severe energy deficit and arduous physical activity. J. Appl. Physiol., 2008, 105:58-64.
  • Anthony J.C., Yoshizawa F., Anthony T.G. et al. Leucine stimulates translation initiation in skeletal muscle of post-absorptive rats via a rapamycin-sensitive pathway. J. Nutr., 2000, 130(10): 2413-2419.
  • Arazi H., Rohani H., Ghiasi A., Davaran M. The Effect of HMB Supplementation on Cardiovascular Risk Factors after Four Weeks of Resistance Training in Amateur Athletes. Int. Cardiovasc. Res. J., 2015, 9(2):89-93.
  • Associated Press. Heavy Loads Injuring Combat Troops. Washington D.C.: Associated Press; 2009.
  • Bhasin S., Storer T.W., Berman N. et al. The Effects of Supraphysiologic Doses of Testosterone on Muscle Size and Strength in Normal Men. N. Engl. J. Med., 1996, 335:1-7
  • Bhasin S., Woodhouse L., Casaburi R. et al. Testosterone dose-response relationships in healthy young men. Am. J. Physiol. Endocrinol. Metab., 2001, 281: E1172–E1181.
  • Boegman S., Dziedzic C.E. Nutrition and Supplements for Elite Open-Weight Rowing. Nutrition and ergogenic aids. 2016,15(4):252-261.
  • Bruckbauer A., Zemel M.B., Thorpe T. et al. Synergistic effects of leucine and resveratrol on insulin sensitivity and fat metabolism in adipocytes and mice. Nutr. Metab., 2012, 9(1): 77.
  • Buford T.W. et al. International Society of Sports Nutrition position stand: creatine supplementation and exercise. J.Intern. Soc.Sports Nutr., 2007, 4:6-26.
  • Byrd P.L., Mehta P., DeVita, D. et al. Changes in muscle soreness and strength following downhill running: Effects of creatine, HMB, and Betagen supplementation, Med. & Sci. in Sports & Exer. 1999, 31:S263
  • Clark R.H. et al. Nutritional treatment for acquired immunodeficiency virus-associated wasting using beta-hydroxy beta-methylbutyrate, glutamine, and arginine: a randomized , double-blind, placebo-controlled study. J. Parent. Enteral Nutr., 2000, 24, 133-139.
  • Coelho C.W., Carvalho T. Effects of HMB supplementation on LDL‐cholesterol, strength and body composition of patients with hypercholesterolemia. Medicine & Science in Sports and Exercise. 2001, 33(5):S340.
  • Cruz-Jentoft A.J. et al. Prevalence of and interventions for sarcopenia in ageing adults: a systematic review. Report of the International Sarcopenia Initiative (EWGSOP and IWGS). Age and Ageing 2014, 43: 748–759.
  • Deuster P.A. et al. The Special Operations Forces Nutrition Guide. USA, 2007.
  • Deuster P.A. et al. Dietary Supplements and Military Divers. A Synopsis for Undersea Medical Officers. USA, 2004.
  • Deutz N.E., Pereira S.L., Hays N.P. et al. Effect of beta-hydroxybeta-methylbutyrate (HMB) on lean body mass during 10 days of bed rest in older adults. Clin. Nutr., 2013, 32: 704–712.
  • Drummond M.J., Fry C.S., Glynn E.L. et al. Rapamycin administration in humans blocks the contraction-induced increase in skeletal muscle protein synthesis. J. Physiol., 2009, 587(7): 1535 1546.
  • Durkalec-Michalski K., Jeszka J. The efficacy of a beta-hydroxy-beta-methylbutyrate supplementation on physical capacity, body composition and biochemical markers in elite rowers: a randomised, double-blind, placebocontrolled crossover study. J. Int. Soc. Sports Nutr. 2015, 12:31.
  • Erdman J.W.B., Clarkson P.M., Dwyer J.T. et al. Nutrient composition of rations for short-term, high-intensity combat operations. Washington D.C.: The National Academies Press, 2006.
  • Faramarzi M., Nuri R., Banitalebi E. The effects of short-term combination of HMB (Beta-Hydroxy-Beta-Methylbutyrate) and creatine supplementation on anaerobic performance and muscle injury markers in soccer players. Braz J. Biomotricity, 2009; 3(4): 366-375.
  • Ferreira H.R. et al. Effects of 12-Weeks of Supplementation with β-Hydroxy-β-Methylbutrate-Ca (HMB-Ca) on Athletic Performance. J. Exercise Physiology, 2015, 18(2): 85-94.
  • Flakoll P., Sharp R., Baier S. et al. Effect of beta-hydroxy-beta-methylbutyrate, arginine, and lysine supplementation on strength, functionality, body composition, and protein metabolism in elderly women. Nutrition, 2004, 20: 445–451.
  • Friedl K.E., Moore R.J., Hoyt R.W. et al. Endocrine markers of semistarvation in healthy lean men in a multistressor environment. J. Appl.Physiol., 2000, 88:1820-1830.
  • Gallagher P.M., Carrithers J.A., Godard M.P. et al. Betahydroxy-beta-methylbutyrate ingestion, part I: effects on strength and fat free mass. Med Sci Sports Exerc 2000, 32:2109–2115.
  • Henning P.C. Leucine Metabolite, Beta-Hydroxy Beta-Methylbutyrate (HMB) as an Intervention to Maintain Lean Body Mass and Performance During Sustained Military Operations The Florida State University, 2010, Dissertation, Depart.Nutr. Food Exer.Sci.
  • Hoffman J.R., Cooper J., Wendell M. et al. Effects of beta-hydroxy-beta-methylbutyrate on power performance and indices of muscle damage and stress during high-intensity training. J. Strength Conditioning Res/ National Strength & Conditioning Assoc. 2004, 18:747–752.
  • Hoffman J.R. et al. HMB attenuates the cytokine response during sustained military training. Institute of Exercise Physiology and Wellness, Sport and Exercise Science, University of Central Florida, Orlando, FL, 2016, Elsevier.
  • Howatson G., Hoad M., Goodall S. et al. Exercise induced muscle damage is reduced in resistance-trained males by branched chain amino acids: a randomized, double-blind, placebo controlled study. J. Int. Soc. Sports Nutr. 2012, 9:20.
  • Jacob M., Wilson R.P., Lowery J.M.J. et al. The effects of 12 weeks of beta-hydroxy-beta-methylbutyrate free acid supplementation on muscle mass, strength, and power in resistance-trained individuals: a randomized, double-blind, placebo-controlled study. Eur. J. Appl. Physiol., 2014, 114(6):1217-1227.
  • Jowko E., Ostaszewski P., Jank M. et al. Creatine and beta-hydroxy-beta-methylbutyrate (HMB) additively increase lean body mass and muscle strength during a weight-training program. Nutrition 2001, 17:558–566.
  • Knitter A.E., Panton L., Rathmacher J.A. Effects of betahydroxy-beta-methylbutyrate on muscle damage after a prolonged run. J. Appl. Physiol. 2000, 89:1340–1344.
  • Kraemer W.J., Ratamess N.A., Volek J.S. et al. The effects of amino acid supplementation on hormonal responses to resistance training overreaching. Metabolism 2006, 55:282–291.
  • Kraemer W.J., Hatfield D.L., Volek J.S. et al. Effects of amino acids supplement on physiological adaptations to resistance training. Med. Sci. Sports Exerc. 2009, 41:1111–1121.
  • Kreider R.B., Ferreira M., Wilson M., Almada A.L. Effects of calcium betahydroxy-beta methylbutyrate (HMB) supplementation during resistancetraining on markers of catabolism, body composition and strength. Int. J. Sports Med. 1999, 20:503–509.
  • Kreider R.B., Ferreira M., Greenwood M. et al. Effects of Calcium B-HMB supplementation during training on markers of body composition, strength, and sprint performance. J. Exerc. Physiology-online 2000, 3:48–59.
  • Lowery R.P., Joy J.M., Rathmacher J.A. et al. Interaction of Beta-Hydroxy-Beta-Methylbutyrate Free Acid (HMB-FA) and Adenosine Triphosphate (ATP) on Muscle Mass, Strength, and Power in Resistance Trained Individuals. J. Strength Cond. Res. Strength Cond. Assoc., 2014; 4
  • Molfino A., Gioia G., Rossi Fanelli F., Muscaritoli M. Beta-hydroxy-beta-methylbutyrate supplementation in health and disease: a systematic review of randomized trials. Amino Acids. 2013, 45(6):1273-1292.
  • Nindl B.C., Leone C.D., Tharion W.J. et al. Physical performance responses during 72 h of military operational stress. Med. Sci. Sports Exerc., 2002, 34:1814-1822.
  • Nindl B.C., Castellani J.W., Young A.J. et al. Differential responses of IGF-I molecular complexes to military operational field training. J. Appl. Physiol., 2003, 95:1083-1089.
  • Nindl B.C., Barnes B.R., Alemany J.A. et al. Physiological consequences of U.S. Army Ranger training. Med. Sci. Sports Exerc., 2007, 39:1380-1387.
  • Nissen S., Sharp R., Ray M., Rathmacher J.A. et al. Effect of leucine metabolite beta-hydroxy-betamethylbutyrate on muscle metabolism during resistance-exercise training. J. Appl. Physiol. 1996, 81:2095–2104.
  • Nissen S.L., Abumrad N.N. Nutritional role of the leucine metabolite β-hydroxy β-methylbutyrate (HMB). J. Nutr. Biochem., 1997, 8:300-311.
  • Norton L.E., Layman D.K. Leucine regulates translation initiation of protein synthesis in skeletal muscle after exercise. J. Nutr. 2006, 136:533S–537S.
  • O’Conner D.M., Crowe M.J. Effects of β-hydroxy-β-methylbutyrate and creatine monohydrate supplementation on the aerobic and anaerobic capacity of highly trained athletes. J. Sports Med. Phys. Fitness, 2003. 43: 64-68.
  • O'Connor D.M., Crowe M.J. Effects of six weeks of beta-hydroxy-betamethylbutyrate (HMB) and HMB/creatine supplementation on strength, power, and anthropometry of highly trained athletes. J. Strength Conditioning Res/ National Strength & Conditioning Assoc. 2007, 21:419–423.
  • Paddon-Jones D., Keech A., Jenkins . Short-term beta-hydroxy-betamethylbutyrate supplementation does not reduce symptoms of eccentric muscle damage. Int. J. Sport Nutr. Exerc. Metab. 2001, 11:442–450.
  • Panton L.B., Rathmacher J.A., Baier S., Nissen S. Nutritional supplementation of the leucine metabolite beta-hydroxy-beta-methylbutyrate (hmb) during resistance training. Nutrition 2000, 16:734–739.
  • Portal S., Zadik Z., Rabinowitz J. et al. The effect of HMB supplementation on body composition, fitness, hormonal and inflammatory mediators in elite adolescent volleyball players: a prospective randomized, double-blind, placebo-controlled study. Eur. J. Appl. Physiol. 2011, 111:2261–2269.
  • Ransone J., Neighbors K., Lefavi R. et al. The effect of beta-hydroxy beta-methylbutyrate on muscular strength and body composition in collegiate football players. J. Strength Cond. Res. 2003, 17:34–39.
  • Redd M.J., Hoffman J.R., Gepner Y. et al. The effect of HMB ingestion on the IGF-I and IGF binding protein response to high intensity military training. Growth Horm. IGF Res. 2016, S1096-6374(16)30061-2. doi: 10.1016
  • Robinson I.V., Edward H., Stout J. et al.. High-intensity interval training and β-hydroxy-β-methylbutyric free acid improves aerobic power and metabolic thresholds. J. Int.Soc. Sports Nutr., 2014, 4: 11-16.
  • Rowlands D.S., Thomson J.S. Effects of β-hydroxy-β-methylbutyrate supplementation during resistance training on strength, body composition, and muscle damage in trained and untrained young men: a meta-analysis. J. Strength Cond. Res. 2009, 23(3):836-846.
  • Shirato M., Tsuchiya Y., Sato T. et al. Effects of combined β-hydroxy-β-methylbutyrate (HMB) and whey protein ingestion on symptoms of eccentric exercise-induced muscle damage. J.Intern. Soc. Sports Nutrition, 2016, 13:1-7.
  • Sinha-Hikim I., Artaza J., Woodhouse L. et al. Testosterone induced increase in muscle size in healthy young men is associated with muscle fiber hypertrophy. Am. J. Physiol. Endocrinol. Metab., 2002, 283: E154–E164.
  • Slater G., Jenkins D., Logan P. et al. Beta-hydroxy-beta-methylbutyrate (HMB) supplementation does not affect changes in strength or body composition during resistance training in trained men. Int. J. Sport Nutr. Exerc. Metab. 2001, 11:384–396.
  • Stout J.R. et al. Effect of calcium β-hydroxy-β-methylbutyrate (CaHMB) with and without resistance training in men and women 65+ yrs: a randomized, double blind pilot trial. Exp. Gerontol., 2013. 48, 1303–1310.
  • Stout J.R. et al. β-Hydroxy-β-methylbutyrate (HMB) supplementation and resistance exercise significantly reduce abdominal adiposity in healthy elderly men. Experimental Gerontology, 64 (2015) 33–34.
  • Thomson J.S., Watson P.E., Rowlands D.S. Effects of nine weeks of betahydroxy-beta methylbutyrate supplementation on strength and body composition in resistance trained men. J. Strength Conditioning Res/ National Strength & Conditioning Assoc. 2009, 23:827–835.
  • Townsend J.R., Hoffman J.R., Gonzalez A.M. et al. Effects of 𝛽-Hydroxy-𝛽-methylbutyrate Free Acid Ingestion and Resistance Exercise on the Acute Endocrine Response. Intern.J.Endocrinol., 2015, Article ID 856708, 7 pp.
  • Trone D.W., Villasenor A., Macera C.A. Negative first-term outcomes associated with lower extremity injury during recruit training among female Marine Corps graduates. Mil. Med. 2007, 172:83-89.
  • Van Someren K.A., Edwards A.J., Howatson G. Supplementation with betahydroxy-beta-methylbutyrate (HMB) and alpha-ketoisocaproic acid (KIC) reduces signs and symptoms of exercise-induced muscle damage in man. Int. J Sport Nutr. Exerc. Metab. 2005, 15:413–424.
  • Vukovich M.D., Adams G.D. Effect of β-hydroxy β-methylbutyrate (HMB) on vo2peak and maximal lactate in endurance trained cyclists. Medicine & Science in Sports & Exercise, 1997, 29(5):252.
  • Vukovich M., Dreifort G.D. Effect of [beta]-Hydroxy [beta]- Methylbutyrate on the Onset of Blood Lactate Accumulation and Vo2peak in Endurance-Trained Cyclists. J. Strength Cond. Res. 2001, 15(4): 491-497.
  • Wilson J.M., Kim J.S., Lee S.R. et al. Acute and timing effects of betahydroxy-beta-methylbutyrate (HMB) on indirect markers of skeletal muscle damage. Nutr. Metab. 2009, 6:6.
  • Wilson G., Lowery R.P., Joy J.M. et al. β-Hydroxy-β-methylbutyrate free acid reduces markers of exercise-induced muscle damage and improves recovery in resistance-trained men. Br. J. Nutr., 2013; 110(03): 538-544.
  • Woodhouse L.J., Reisz-Porszasz S., Javanbakht M. et al. Development of models to predict anabolic response to testosterone administration in healthy young men. Am. J. Physiol. Endocrinol. Metab., 2003, 284: E1009–E1017.
  • Young A.J. Specifying Optimal Nutrient Composition for Military Assault Rations. Natick: U.S. Army Research Institute of Environmental Medicine, 2006; 162-168.
  • Zanchi N.E., Nicastro H., Lancha A.H. Jr. Potential antiproteolytic effects of L-leucine: observations of in vitro and in vivo studies. Nutr. Metab. (Lond), 2008, 5:20.

Обзор HMB из журнала общество спортивного питания[править]

Jissn.gif

Бета-гидрокси-бета-метилбутират является метаболитом лейцина. Существуют данные, что лейцин и метаболиты лейцина замедляют процесс белкового распада.[1]

В период тренировок прием 1,5-3 г/день кальция бета-гидрокси-бета-метилбутирата (кальция ГМБ) в ряде исследований приводил к росту мышечной массы и силы среди нетренированных людей[2][3][4][5][6][7] и людей старшей возрастной группы.[8]

Прибавка в мышечной массе была на 0,5-1 кг большей, чем в контрольных группах за период в 3-6 недель. Кроме того, существуют свидетельства, что бета-гидрокси-бета-метилбутират способствует снижению катаболического эффекта от длительных упражнений.[9][10] Эти свойства усиливаются при совместном приеме с креатином.[11][12]

Тем не менее, польза от приема ГМБ для спортсменов не столь очевидна. В большинстве исследований, проведенных на тренированных людях, была отмечена лишь незначительная прибавка в мышечной массе. Возможно, причиной этому послужила высокая вариабельность индивидуальной реакции организма на прием ГМБ среди атлетов.[13][14][15]

Таким образом, существует убедительные доказательства положительного влияния ГМБ на адаптацию к тренировочным нагрузкам. Тем не менее, необходимо проведение дополнительных исследований, в частности, чтобы определить влияние ГМБ на адаптацию к тренировкам профессиональных атлетов.

Эргогенные свойства[править]

Ранее сообщалось, что прием ГМБ положительно влияет на адаптацию к упражнениям у нетренированных людей, а также помогает уменьшить мышечные потери у бегунов. Поэтому, теоретически, ГМБ способен улучшить адаптацию к тренировкам у атлетов. Тем не менее, практические исследования показали лишь незначительную пользу от приема ГМБ для спортсменов. В 2004 году Хоффман (Hoffaman) провел исследование, в ходе которого он не отметил положительного влияния ГМБ на тренировочную адаптацию молодых футболистов (которые принимали ГМБ в течение короткого отрезка времени). Кроме того, предполагалось, что ГМБ способен замедлить или предотвратить повреждение мышечных клеток. Однако существует не так много данных, подтверждающих это предположение. В 2009 году был проведен эксперимент, в ходе которого прием ГМБ положительно повлиял на силовые показатели у тренированных мужчин.[16] Таким образом, несмотря на сильную теоретическую базу, способность ГМБ влиять на спортивные показатели у людей средней степени тренированности пока слабо доказана.

Читайте также[править]

Источники[править]

  1. Nair KS: Leucine as a regulator of whole body and skeletal muscle protein metabolism in humans. Am J Physiol 1992, 263(5 Pt 1):E928-34.
  2. Wilson GJ, Wilson JM, Manninen AH: Effects of beta-hydroxy-beta-methylbutyrate (HMB) on exercise performance and body composition across varying levels of age, sex, and training experience: A review. Nutr Metab (Lond) 2008, 5:-1.
  3. Gallagher PM, Carrithers JA, Godard MP, Schulze KE, Trappe SW: Beta-hydroxy-beta-methylbutyrate ingestion, Part I: effects on strength and fat free mass. Med Sci Sports Exerc 2000, 32(12):2109-15.
  4. Gallagher PM, Carrithers JA, Godard MP, Schulze KE, Trappe SW: Beta-hydroxy-beta-methylbutyrate ingestion, part II: effects on hematology, hepatic and renal function. Med Sci Sports Exerc 2000, 32(12):2116-9.
  5. Nissen S, Sharp R, Ray M: Effect of leucine metabolite beta-hydroxy-beta-methylbutyrate on muscle metabolism during resistance exercise testing. J Am Physiol 1996, 81:2095-104.
  6. Panton LB, Rathmacher JA, Baier S, Nissen S: Nutritional supplementation of the leucine metabolite beta-hydroxy-beta-methylbutyrate (hmb) during resistance training. Nutrition 2000, 16(9):734-9.
  7. Slater GJ, Jenkins D: Beta-hydroxy-beta-methylbutyrate (HMB) supplementation and the promotion of muscle growth and strength. Sports Med 2000, 30(2):105-16.
  8. Vukovich MD, Stubbs NB, Bohlken RM: Body composition in 70-year-old adults responds to dietary beta-hydroxy-beta-methylbutyrate similarly to that of young adults. J Nutr 2001, 131(7):2049-52.
  9. Knitter AE, Panton L, Rathmacher JA, Petersen A, Sharp R: Effects of beta-hydroxy-beta-methylbutyrate on muscle damage after a prolonged run. J Appl Physiol 2000, 89(4):1340-4.
  10. Smith HJ, Wyke SM, Tisdale MJ: Mechanism of the attenuation of proteolysis-inducing factor stimulated protein degradation in muscle by beta-hydroxy-beta-methylbutyrate. Cancer Res 2004, 64(23):8731-5.
  11. Jowko E, Ostaszewski P, Jank M, Sacharuk J, Zieniewicz A, Wilczak J, Nissen S: Creatine and beta-hydroxy-beta-methylbutyrate (HMB) additively increase lean body mass and muscle strength during a weight-training program. Nutrition 2001, 17(7-8):558-66.
  12. O'Connor DM, Crowe MJ: Effects of beta-hydroxy-beta-methylbutyrate and creatine monohydrate supplementation on the aerobic and anaerobic capacity of highly trained athletes. J Sports Med Phys Fitness 2003, 43(1):64-8.
  13. Kreider RB, Ferreira M, Wilson M, Almada AL: Effects of calcium beta-hydroxy-beta-methylbutyrate (HMB) supplementation during resistance-training on markers of catabolism, body composition and strength. Int J Sports Med 1999, 20(8):503-9.
  14. Slater G, Jenkins D, Logan P, Lee H, Vukovich M, Rathmacher JA, Hahn AG: Beta-hydroxy-beta-methylbutyrate (HMB) supplementation does not affect changes in strength or body composition during resistance training in trained men. Int J Sport Nutr Exerc Metab 2001, 11(3):384-96.
  15. Ransone J, Neighbors K, Lefavi R, Chromiak J: The effect of beta-hydroxy beta-methylbutyrate on muscular strength and body composition in collegiate football players. J Strength Cond Res 2003, 17(1):34-9.
  16. Thomson JS, Watson PE, Rowlands DS: Effects of nine weeks of beta-hydroxy-beta-methylbutyrate supplementation on strength and body composition in resistance trained men. J Strength Cond Res 2009, 23(3):827-35.