Спорт-вики — википедия научного бодибилдинга
NEWS:

Материал из SportWiki энциклопедия
Перейти к: навигация, поиск

Разрешение споров в сфере трудовых отношений в спорте в государственных судах[править]

Источник: «Спортивное право».
Редактор: С.В. Алексеев Изд.: Юнити-Дана, 2014

Часть 2 ст. 45 Конституции РФ закрепляет право каждого защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. Поэтому каждый вправе выбирать и применять средство защиты своих прав и свобод способом, который является оптимальным в конкретной ситуации, наиболее эффективным для разрешения спора.

Одним из таких способов защиты прав и свобод является судебная защита, гарантируемая каждому ч. 1 ст. 46 Конституции РФ. Право на судебную защиту относится к основным неотчуждаемым правам и свободам человека и гражданина. Оно равным образом распространяется и на организации как объединения граждан. Право на судебную защиту является гарантией осуществления всех других прав и свобод человека и гражданина, которые в соответствии со ст. 18 Конституции РФ являются непосредственно действующими и определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием и признание, соблюдение и защита которых в соответствии со ст. 2 Конституции РФ являются обязанностью государства.

Провозглашенное в Конституции РФ право на судебную защиту распространяется и на сферу спортивных отношений. Каждый субъект сферы физкультуры и спорта, а также третье лицо могут обратится за защитой прав и свобод в данной сфере в государственный Суд в смысле Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации»[1].

В зависимости от характера и субъектного состава рассмотрение и разрешение спортивных споров могут быть подведомственны суду общей юрисдикции или арбитражному суду в соответствии с действующим процессуальным законодательством Российской Федерации[2], решения которых подлежат принудительному исполнению. Спортивные споры, вытекающие, в частности, из непосредственно трудовых отношений, рассматриваются судами общей юрисдикции (далее также — суды) по правилам ГПК РФ.

В соответствии со ст. 391 ТК РФ в судах рассматриваются индивидуальные трудовые споры по заявлениям работника, работодателя или профессионального союза, защищающего интересы работника, когда они не согласны с решением комиссии по трудовым спорам либо когда работник обращается в суд, минуя комиссию по трудовым спорам, а также по заявлению прокурора, если решение комиссии по трудовым спорам не соответствует трудовому законодательству и иным актам, содержащим нормы трудового права.

Непосредственно в судах рассматриваются индивидуальные трудовые споры по заявлениям:

  • работника — о восстановлении на работе независимо от оснований прекращения трудового договора, об изменении даты и формулировки причины увольнения, о переводе на другую работу, об оплате за время вынужденного прогула либо о выплате разницы в заработной плате за время выполнения нижеоплачиваемой работы, о неправомерных действиях (бездействии) работодателя при обработке и защите персональных данных работника;
  • работодателя — о возмещении работником ущерба, причиненного работодателю, если иное не предусмотрено федеральными законами.

Непосредственно в судах рассматриваются также индивидуальные трудовые споры:

  • об отказе в приеме на работу;
  • лиц, работающих по трудовому договору у работодателей — физических лиц, не являющихся индивидуальными предпринимателями, и работников религиозных организаций;
  • лиц, считающих, что они подверглись дискриминации в соответствии со ст. 3 ТК РФ.

Согласно ст. 392 ТК РФ работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении — в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки. Работодатель имеет право обратиться в суд по спорам о возмещении работником ущерба, причиненного работодателю, в течение одного года со дня обнаружения причиненного ущерба. При пропуске по уважительным причинам указанных сроков они могут быть восстановлены судом.

В качестве уважительных причин пропуска срока обращения в суд могут расцениваться обстоятельства, препятствовавшие данному работнику своевременно обратиться с иском в суд за разрешением индивидуального трудового спора. Так, уважительной может быть признана причина нахождения дела на рассмотрении в юрисдикционном органе спортивной федерации (союза, ассоциации, лиги) в порядке досудебного урегулирования спора, если такой порядок является в данной организации в соответствии с ее внутренними нормативными документами обязательной процедурой перед перенесением спора в государственный суд.

При обращении в суд с иском по требованиям, вытекающим из трудовых отношений, в том числе по поводу невыполнения либо ненадлежащего выполнения условий трудового договора, носящих гражданско-правовой характер, работники в соответствии со ст. 393 ТК РФ освобождаются от оплаты пошлин и судебных расходов. Эта норма ТК РФ корреспондируется со ст. 333.36 НК РФ, устанавливающей льготы при обращении в суды общей юрисдикции.

Решение суда может быть обжаловано в кассационном порядке сторонами в течение 10 дней после вынесения решения в окончательной форме в вышестоящий суд.

Статья 394 ТК РФ регулирует вынесение решений по трудовым спорам об увольнении и о переводе на другую работу. Так, в случае признания увольнения или перевода на другую работу незаконными работник должен быть восстановлен на прежней работе органом, рассматривающим ИТС. Такой орган принимает решение о выплате работнику среднего заработка за все время вынужденного прогула или разницы в заработке за все время выполнения нижеоплачиваемой работы. По заявлению работника орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, может ограничиться вынесением решения о взыскании в пользу работника указанных компенсаций.

В случае признания увольнения незаконным орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, может по заявлению работника принять решение об изменении формулировки основания увольнения на увольнение по собственному желанию.

В случае признания формулировки основания и (или) причины увольнения неправильной или не соответствующей закону суд, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, обязан изменить ее и указать в решении основание и причину увольнения в точном соответствии с формулировками ТК РФ или иного федерального закона со ссылкой на соответствующие статью, часть статьи, пункт статьи ТК РФ или иного федерального закона.

Если увольнение признано незаконным, а срок трудового договора на время рассмотрения спора судом истек, то суд, рассматривающий ИТС, обязан изменить формулировку основания увольнения на увольнение по истечении срока трудового договора.

Если в случаях, предусмотренных с. 394 ТК РФ, после признания увольнения незаконным суд выносит решение не о восстановлении работника, а об изменении формулировки основания увольнения, то дата увольнения должна быть изменена на дату вынесения решения судом. В случае когда к моменту вынесения указанного решения работник после оспариваемого увольнения вступил в трудовые отношения с другим работодателем, дата увольнения должна быть изменена на дату, предшествующую дню начала работы у этого работодателя.

Если неправильная формулировка основания и (или) причины увольнения в трудовой книжке препятствовала поступлению работника на другую работу, то суд принимает решение о выплате работнику среднего заработка за все время вынужденного прогула.

В случаях увольнения без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения либо незаконного перевода на другую работу суд может по требованию работника вынести решение о взыскании в пользу работника денежной компенсации морального вреда, причиненного ему указанными действиями. Размер этой компенсации определяется судом.

При признании органом, рассматривающим ИТС, денежных требований работника обоснованными они согласно ст. 395 ТК РФ удовлетворяются в полном размере.

В соответствии со ст. 396 ТК РФ решение о восстановлении на работе незаконно уволенного работника, о восстановлении на прежней работе работника, незаконно переведенного на другую работу, подлежит немедленному исполнению. При задержке работодателем исполнения такого решения орган, принявший решение, выносит определение о выплате работнику за все время задержки исполнения решения среднего заработка или разницы в заработке.

Обратное взыскание с работника сумм, выплаченных ему в соответствии с решением органа по рассмотрению индивидуального трудового спора, при отмене решения в порядке надзора согласно ст. 397 ТК РФ допускается только в тех случаях, когда отмененное решение было основано на сообщенных работником ложных сведениях или представленных им подложных документах.

Нельзя далее не отметить, что спортивные споры, вытекающие из предпринимательских (экономических) отношений, участниками которых являются юридические лица (физкультурно-спортивные и другие организации спортивной сферы) и индивидуальные предприниматели в сфере спорта, рассматриваются арбитражными судами.

Споры из публичных правоотношений в спорте, в том числе связанные с трудом его субъектов, в частности споры, возникающие в связи с нарушением норм уголовного законодательства, например ст. 184 Уголовного кодекса РФ, рассматриваются в государственных судах общей юрисдикции.

Кроме того, государственные суды в разрешении спортивных споров могут использоваться для отмены решений третейского суда (спортивного арбитража). Несмотря на то что решения третейского суда (спортивного арбитража) по общему правилу являются окончательными и не подлежат обжалованию по существу, российским законодательством предусматривается возможность отмены такого решения по ограниченному кругу оснований, предусмотренному ст. 42 Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации», рассмотренному в § 12.6 настоящей книги, а также в корреспонденции с названной нормой данного Федерального закона — нормами гл. 46 ГПК РФ и § 1 главы 30 АПК РФ, регламентирующих производство по делам об оспаривании решений третейских судов.

Например, согласно ст. 421 ГПК РФ решение третейского суда подлежит отмене в случае, если сторона, обратившаяся в суд с заявлением об отмене решения третейского суда, представит суду доказательства того, что:

1) третейское соглашение недействительно по основаниям, предусмотренным федеральным законом;

2) сторона не была уведомлена должным образом об избрании (назначении) третейских судей или о третейском разбирательстве, в том числе о времени и месте заседания третейского суда, либо по другим уважительным причинам не могла представить третейскому суду свои объяснения;

3) решение третейского суда принято по спору, не предусмотренному третейским соглашением или не подпадающему под его условия, либо содержит постановления по вопросам, выходящим за пределы третейского соглашения. Если постановления по вопросам, охватываемым третейским соглашением, могут быть отделены от постановлений по вопросам, не охватываемым таким соглашением, суд может отменить только ту часть решения третейского суда, которая содержит постановления по вопросам, не охватываемым третейским соглашением;

4) состав третейского суда или процедура третейского разбирательства не соответствовали третейскому соглашению сторон или федеральному закону.

Суд также отменяет решение третейского суда, если установит, что:

1) спор, рассмотренный третейским судом, не может быть предметом третейского разбирательства в соответствии с федеральным законом;

2) решение третейского суда нарушает основополагающие принципы российского права.

Рассмотрим некоторые примеры юридических споров в области спорта, вытекающих из трудовых правоотношений и налоговых правоотношений, связанных с трансфером игроков, которые разрешены в российских государственных судах.

1. Иск о взыскании с футбольного клуба заработной платы спортсмена. Стороны судебного процесса: истец — профессиональный футболист Т. и ответчик — коммунальное учреждение «Футбольный клуб «Рубин Казань»».

В соответствии с материалами дела 6 июля 1998 г. Т. заключил срочный трудовой договор сроком до 31 декабря 1999 г. с коммунальным учреждением «Футбольный клуб «Рубин Казань»» и был принят на работу спортсменом-профессионалом по футболу.

Статьей 6 данного трудового договора Т. была установлена ежемесячная заработная плата в размере 1500 долл. США, которая индексируется с учетом инфляции по решению клуба в рублевом эквиваленте на день выдачи; порядок и размеры выплаты премий, пособий, материальной помощи, а также других вознаграждений устанавливаются в соответствии с действующим в клубе Положением, а особые условия договора оговариваются в приложении № 1 к нему (ст. 7 договора).

В соответствии с п. 8.4 договора при прекращении или досрочном расторжении договора выплата клубом всех причитающихся футболисту средств производится в день увольнения либо не позднее следующего дня после предъявления футболистом требования о расчете.

Особыми условиями договора (приложение № 1) предусмотрена выплата подъемных в сумме 25 тыс. долл. США в течение месяца после заключения контракта и 25 тыс. долл. США по окончании сезона 1998 г., если Т. сыграет 70% игрового времени и команда займет с 1-го по 10-е место.

В декабре 1998 г. трудовой договор был расторгнут в связи с невыполнением клубом его условий, после чего в начале апреля 1999 г. истец обратился в суд с иском о взыскании заработной платы в сумме 2250 долл. США за ноябрь и половину декабря 1998 г. исходя из рублевого эквивалента указанной в контракте заработной платы в 1500 долл. США за месяц, а также 25 тыс. долл. США «подъемных» и 25 тыс. долл. США по окончании 1998 г., поскольку были выполнены особые условия контракта.

Истец также просил восстановить трехмесячный срок на обращение в суд с данным иском, поскольку данный срок был пропущен им по уважительной причине, так как в соответствии с п. 30 Регламента соревнований по футболу футбольным клубам, а также лицам, внесенным в заявочный лист команд, не разрешается переносить свои споры в суды до рассмотрения их в футбольных инстанциях. По вопросу невыполнения условий контракта истец обращался в контрольно-дисциплинарную комиссию Профессиональной футбольной лиги, что предусматривалось и ст. 10 контракта, однако его обращение рассмотрено не было. В случае обращения истца за разрешением спора в суд до рассмотрения данного спора в футбольных инстанциях он мог быть дисквалифицирован.

Это обстоятельство было признано судом уважительным для восстановления пропущенного трехмесячного срока для обращения в суд при вынесении заочного решения.

Заочным решением Авиастроительного районного суда г. Казани от 25 мая 1999 г. с коммунального учреждения «Футбольный клуб «Рубин»» в пользу Т. взыскано 2750 долл. США (задолженность по заработной плате), а также 25 тыс. долл. США («подъемные») в рублевом эквиваленте по курсу Центрального банка РФ на день исполнения.

Постановлением президиума Верховного Суда Республики Татарстан от 23 сентября 1999 г. заочное решение было отменено и направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Решением того же районного суда от 28 октября 1999 г. иск удовлетворен в рублевом эквиваленте в сумме 50 481 руб. (заработная плата за ноябрь и половину декабря 1998 г.), в остальной части иска отказано.

В кассационном порядке решение не рассматривалось.

Заместителем Председателя Верховного Суда Российской Федерации был принесен протест на предмет отмены постановления президиума Верховного Суда Республики Татарстан от 23 сентября 1999 г. и решения Авиастроительного районного суда г. Казани от 28 октября 1999 г. с оставлением в силе заочного решения Авиастроительного районного суда г. Казани от 25 мая 1999 г.

Проверив материалы дела, обсудив доводы протеста, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации нашла протест обоснованным и подлежащим удовлетворению. Верховный Суд оставил в силе решение о взыскании заработной платы и других причитающихся выплат, а также указал на то, что разрешение спора в спортивной федерации является уважительной причиной для пропуска трехмесячного срока для обращения в суд для защиты трудовых прав (определение Верховного Суда РФ от 6 февраля 2001 г. № 11-В00—341).

2. Спор, связанный с уплатой налогов при трансфере игроков. Стороны спора: хоккейный клуб «Нефтехимик» и Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы № 11 по Республике Татарстан.

В соответствии с материалами дела Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы № 11 по Республике Татарстан (далее ч- инспекция) в ходе выездной налоговой проверки правильности исчисления и уплаты учреждением хоккейный клуб «Нефтехимик» (далее — учреждение) налогов в 2004 г. выявила неполную уплату налогов в бюджеты различных уровней, в том числе налогов на прибыль и добавленную стоимость.

Решением инспекции от 11 октября 2005 г. № 119/12 учреждение привлечено к налоговой ответственности в виде начисления 382 402 руб. штрафа в соответствии со ст. 122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее Кодекс) и ему предложено уплатить налоги и пени, в том числе 1 179 526 руб. налога на прибыль, 884 645 руб. налога на добавленную стоимость и 330 924 руб. 57 коп. пеней за несвоевременную уплату этих налогов.

Основанием к вынесению указанного решения послужил факт получения учреждением 4 914 692 руб. трансферных платежей от ряда хоккейных клубов за переход к ним хоккеистов до истечения сроков их контрактов с учреждением. Инспекция сочла, что данная сумма подлежала включению в налогооблагаемую базу по налогам на прибыль и добавленную стоимость. Однако учреждение названные налоги с этой суммы не исчисляло и в бюджет не уплачивало.

Учреждение не согласилось с решением инспекции от 11 октября 2005 г. № 119/12 и обратилось в Арбитражный суд Республики Татарстан с заявлением о признании его недействительным, в том числе в части упомянутых налогов.

Решением Арбитражного суда Республики Татарстан от 7 марта 2006 г. в удовлетворении заявленного требования в части налогов на прибыль и добавленную стоимость, пеней и штрафов с этих налогов отказано. Признавая решение инспекции в отношении доначисления налогов на прибыль и добавленную стоимость, начисления пеней и взыскания штрафов по этим налогам обоснованным, суд первой инстанции расценил трансферные суммы, полученные учреждением в связи с переходом его игроков в другие спортивные клубы, как доход от передачи права на игровые услуги определенного профессионального хоккеиста до истечения контракта, заключенного переходящим в другой спортивный клуб хоккеистом с учреждением. Суд указал, что отношения между хоккейными клубами носят возмездный характер и уплата определенной денежной суммы является условием предоставления прав на использование услуг игрока. Следовательно, названные трансферные платежи являются выручкой от реализации прав и в соответствии со ст. 247, 249 Кодекса относятся к доходам, облагаемым налогом на прибыль. Суд первой инстанции также признал операции по передаче прав на игровые услуги хоккеистов подпадающими под объект обложения налогом на добавленную стоимость.

Федеральный арбитражный суд Поволжского округа постановлением от 9 июня 2006 г. решение суда первой инстанции изменил, оспариваемое решение инспекции в части налогов на прибыль и добавленную стоимость, соответствующих пеней и штрафов признал недействительным. Отменяя решение суда первой инстанции, суд кассационной инстанции исходил из таких оснований. Поскольку переход хоккеиста из одного спортивного клуба в другой не может быть расценен как реализация товара, выполнение работ или оказание услуг в смысле, определенном ст. 38 Кодекса, сумма, полученная в виде компенсации за этот переход, не подпадает под объект обложения ни налогом на прибыль, ни налогом на добавленную стоимость.

В заявлении, поданном в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, о пересмотре постановления суда кассационной инстанции в порядке надзора инспекция просит отменить этот судебный акт, ссылаясь на неправильное применение судом налогового законодательства.

В отзыве на заявление учреждение просит оставить в силе постановление суда кассационной инстанции как соответствующее действующему законодательству, поскольку полученные им трансферные суммы не являются доходом. Если же такие суммы рассматривать как доход, то при налогообложении следует учесть в виде расходов трансферные суммы, уплаченные учреждением за переход к нему игроков из других спортивных клубов.

Проверив обоснованность доводов, изложенных в заявлении, отзыве на него и выступлениях присутствующих в заседании представителей участвующих в деле лиц, президиум счел, что обжалуемое постановление суда кассационной инстанции подлежит отмене в части, касающейся налога на прибыль, соответствующих пеней и штрафа, с остаалением в отмененной части в силе решения суда первой инстанции, в остальной части постановление суда кассационной инстанции подлежит оставлению без изменения по следующим основаниям.

Судами первой и кассационной инстанций не учтено следующее.

Согласно ст. 248 Кодекса к доходам, учитываемым при налогообложении прибыли, относятся доходы от реализации товаров (работ, услуг) и имущественных прав (далее — доходы от реализации), внереализационные доходы.

Как следует из судебных актов, принятых по данному делу, соглашения о переходе хоккеистов из учреждения в другие спортивные клубы оформлялись договорами, предусматривающими выплату учреждению спортивными клубами, в которые переходят хоккеисты, денежной компенсации (трансферной выплаты).

При исполнении этих договоров и переходе игроков из учреждения в другие спортивные клубы реализации товаров (работ, услуг) в том значении, которое определено ст. 39 Кодекса, не происходило. Следовательно, трансферные платежи, полученные учреждением по таким договорам, не могут рассматриваться как доходы от реализации товаров (работ, услуг).

Не могут рассматриваться отношения, сложившиеся между учреждением и другими спортивными клубами, и как взаимоотношения по передаче имущественных прав.

При названных обстоятельствах суд первой инстанции ошибочно расценил трансферные платежи как доходы от реализации.

Однако, признав указанный вывод суда первой инстанции ошибочным, суд кассационной инстанции необоснованно счел трансферные платежи не относящимися и к внереализационным доходам.

Согласно ст. 250 Кодекса внереализационными доходами признаются доходы, не относящиеся в соответствии со ст. 249 Кодекса к доходам от реализации.

Считая, что трансферные платежи, полученные учреждением, не могут быть отнесены и к внереализационным доходам, суд кассационной инстанции сослался на отсутствие таких доходов в перечне доходов, содержащемся в ст. 250 Кодекса.

Между тем, как следует из абз. 2 ст. 250 Кодекса, определенные в данной статье внереализационные доходы не составляют исчерпывающего перечня этих доходов.

Таким образом, платежи, поступившие от спортивных клубов, в которые переходили хоккеисты до истечения срока контракта с учреждением, следует рассматривать как внереализационные доходы.

Статьей 251 Кодекса установлены доходы, не учитываемые при определении налоговой базы. Трансферные платежи или подобные им к этим доходам не отнесены.

Следовательно, трансферные платежи, полученные учреждением по договорам с другими спортивными клубами, являясь внереализационными доходами, подлежали учету при исчислении налога на прибыль.

Президиум отклонил довод учреждения относительно уменьшения указанных доходов на сумму понесенных им расходов, руководствуясь следующим.

Учреждение является некоммерческой организацией, осуществляющей свою деятельность за счет средств целевого финансирования.

Согласно ст. 251 Кодекса доходы, полученные в рамках целевых поступлений, и расходы, понесенные в связи с содержанием некоммерческих организаций, учитываются отдельно от доходов (расходов), принимаемых к учету при налогообложении прибыли.

Как установлено судом первой инстанции и подтверждается материалами дела, расходы на свое содержание, в том числе и трансферные платежи другим клубам, учреждение осуществляло за счет средств целевого финансирования.

Таким образом, на расходы, оплаченные учреждением за счет средств целевого финансирования, не может быть уменьшен его внереализационный доход, учитываемый при обложении налогом на прибыль.

Что касается налога на добавленную стоимость, то в данном случае учреждение не осуществляло операций по реализации товаров (работ, услуг) или иных операций, которые в соответствии со ст. 146 Кодекса признаются объектом обложения этим налогом.

Следовательно, вывод суда кассационной инстанции об отсутствии у учреждения объекта обложения налогом на добавленную стоимость является правильным.

Таким образом, в соответствии с постановлением Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации платежи, поступившие от спортивных клубов, в которые переходили хоккеисты до истечения срока контракта с учреждением, следует рассматривать как внереализационные доходы- Следовательно, трансферные платежи, полученные учреждением по договорам с другими спортивными клубами, являясь внереализационными доходами, подлежат учету при исчислении налога на прибыль. Что касается налога на добавленную стоимость, то в данном случае было установлено, что клуб не осуществлял операций по реализации товаров (работ, услуг) или иных операций, которые в соответствии со ст. 146 Кодекса признаются объектом обложения этим налогом. То есть, по мнению Президиума ВАС РФ, налог на добавленную стоимость при трансфере игроков уплачиваться не должен (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 27 февраля 2007 г. № 11967/061).

В российской правовой системе прецедент не является источником права и при аналогичных обстоятельствах дела суд может вынести иное решение. Однако это не отменяет целесообразности для субъектов спортивного движения учитывать практику государственных судов по разрешению юридических споров в спортивной среде. Нельзя также не отметить большую роль Для качественного разрешения юридических споров в спорте возможности обращения в государственные суды при неудовлетворенности решением негосударственного органа по разрешению споров в спортивной сфере.

Решения органов не только национальных, но и международных спортивных организаций могут быть обжалованы в суде общей юрисдикции, поскольку такие организации зарегистрированы и осуществляют свою деятельность согласно праву соответствующего государства.

Следует отметить, что государственные формы в системе разрешения спортивных споров охватывают их небольшую часть, но в совокупности с негосударственными формами разрешения спортивных споров, прежде всего в специализированных третейских судах, так же как и в зарубежных странах, составляют основу организации и осуществления спортивного правосудия в Российской Федерации.

Читайте также[править]

Источники[править]

  1. СЗ РФ. 1997. № 1. Ст. 1.
  2. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14 ноября 2002 г. № 138-ФЭ // СЗ РФ. 2002. № 46. Ст. 4532; Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24 июля 2002 г. № 95-ФЗ // СЗ РФ. 2002. № 30. Ст. 3012.