Спорт-вики — википедия научного бодибилдинга
NEWS:

Материал из SportWiki энциклопедия
Перейти к: навигация, поиск

Источник:
«Спортивная энциклопедия систем жизнеобеспечения».
Редактор: Жуков А.Д. Изд.: Юнеско, 2011 год.

Спорт как социально-зрелищная сфера[править]

B.C. Козлова ООО «Большой Международный Конный Клуб «ПРАДАР», Россия

Рассматриваются вопросы спортивного зрелища как социокультурного феномена в историческом контексте, место, роль и функции спортивного зрелища в современном мире, вопросы агрессии в среде потребителей спортивного зрелища.

История проблемы[править]

На начальных этапах становления цивилизации нет отделения зрелищного общения от ритуала. Статус зрелища зрелищное общение приобретает только тогда, когда появляется своего рода рампа, но не формальная, которая отделяет арену и трибуны - это было и в античности, но когда намечается реальное разделение участников действа на производителя и потребителя зрелища. До этого еще далеко даже в Риме, где знаменитый лозунг «Хлеба и зрелищ!» следует трактовать не как банальное требование развлечений, но как законное право гражданина требовать обеспечения собственного физического существования (требование - хлеба!) и право на сакральность приобщения к роду римлян, на реализацию духовной сущности, своей гражданственности (требование зрелищ!, т.е. празднеств). И второе не менее важно, ибо в цивилизации эллинов и римлян приоритетным было воспитание гражданина. По этой причине вряд ли стоит искать в «античном театре» и «античном спорте» аналоги одноименных современных социальных институтов, ибо функционировали они не как зрелища, но как реальные институты «школы гражданственности». Ведь вплоть до времен Калигулы гладиаторские бои не обязательно сопровождались жертвами: смертельные исходы допускались лишь два раза в году. До этого гладиаторские бои скорее служили демонстрацией силы Рима, могущего заставить побежденные народы, побежденных варваров сражаться между собой, своего рода школой самоутверждения граждан Рима в своих правах распоряжаться судьбами варваров. Причем это право граждан Рима распоряжаться жизнями других народов «здесь и сейчас» утверждалось дважды: во-первых, именно они определяли, будут ли сегодня бои до смертельного исхода или нет, во-вторых, именно граждане Рима уже в ходе боя решали судьбу поверженного гладиатора своим выбором между известными жестами - «Добей его!» или «Он достоин жизни!», без чего гладиатор не имел права лишить жизни своего поверженного соперника.

В полном соответствии с тем, что подход к зрелищности изменяется в ходе исторического процесса, наиболее зрелищными сегодня по праву могут считаться виды деятельности, связанные с риском, и игровые виды. Именно в связи со зрелищностью одним из ведущих критериев, определяющим выбор предпочитаемых видов и конкретных упражнений в институте спорта, становится фактор уникальности, т.е. стремление основываться на принципе «сделать то, что никто не делал» или «добиться максимального результата в крайне причудливой, сенсационной деятельности». Подобные виды деятельности в институте спорта практически не имеют иной целевой нагрузки кроме внешне различающихся, но практически тесно взаимосвязанных факторов: для спортсменов уровень вознаграждения _ в непосредственно денежной или престижной форме, но в конечном счете в той же денежной форме в виде доходов от участия в рекламной деятельности и т.д., для менеджеров-организаторов и спонсоров - повышения зрелищности состязаний, что в конечном счете приводит к росту их дивидендов.

Следовательно, при кажущихся различиях целевых установок производителей в институте спорта - спортсменов и менеджеров - в современных условиях опосредующим звеном его развития становится зрелищность, и тем самым по сути дела он становится одной из составляющих системы шоу-бизнеса. Более того, снижение значимости фактора

зрелищности в системе функционирования института спорта неизбежно приводит к падению уровня его финансирования спонсорами и непосредственными потребителями спортивных зрелищ (снижение посещаемости спортивных состязаний), что создает при недостаточном государственном финансировании предпосылки самоликвидации института современного профессионального спорта как неокупаемого и неконкурентного.

Спортивное движение сегодня развивается по двум четко определившимся принципам: рыночных отношений, на базе которых и развивается современное олимпийское движение, и все большего вовлечения государства в спорт, хотя мотивы этого вовлечения довольно разнообразны и зависят от множества факторов (тип государства, его исторические традиции, политические и социально-экономические условия, система общественных и культурных ценностей, демографические и образовательные характеристики).

Спорт и зритель[править]

Если предположить, что институт спорта направлен на честное соперничество, то роль зрителя как болельщика определяется достаточно удачным, на наш взгляд, термином -стремлением стать свидетелем-соучастником спортивного достижения. Действительно, в условиях нацеленности на выявление победителя при соблюдении принципов «Фэйр Плэй» роль болельщика ограничивается вопросами присутствия при спортивном состязании и сопереживания за его исход практически без вмешательства в ход состязания путем создания атмосферы нетерпимости в отношении одного из субъектов соревновательного процесса, организации психологического давления на кого-то из соревнующихся. Поддерживается в таких условиях практически любое эстетически и двигатель-но оправданное достижение. Зритель выступает не столько как соучастник и тем более не как участник спортивного действа - предметом его заинтересованности является прежде всего эстетическая сторона дела. Иными словами, когда предметом оценки становится не результат, а процесс состязания.

В этом случае «болельщик», как и зритель творческих конкурсов певцов или музыкантов, выступает с позиций эстета-ценителя, сопереживателя за достижения человеческого духа, ибо творческие конкурсы достаточно далеки от оценки достижений конкурсанта в чисто «числовом выражении», поскольку невозможно выразить достижения социума в сфере культуры, достижения человеческого духа чисто количественно, и потому идет эстетическая оценка умения конкурсанта донести до зрителя свои достижения в самовыражении. Причем на первый план выступают не личные, а личностные достижения, особая умелость самого субъекта, а отнюдь не в сопоставлении таковой с другими. Последнее, конечно, имеет место, но отходит на второй план. Недаром конкурсы порой завершаются отказом от присуждения гран-при или первого места, если участники не сумели добиться достаточно высокой степени искусства выразить имеющимися средствами (голосом, игрой на музыкальном инструменте и т.д.) суть исполняемого как общекультурной ценности. Иными словами, оценивается в первую очередь умение выразить имеющимися у исполнителя средствами потенциал человеческого духа, заложенный в исполняемой композиции, качество использования избранных средств, т.е. артистизм в лучшем смысле этого слова. В спорте же целью является отнюдь не качественная оценка исполнения. Качество - лишь средство для достижения количественно выраженной результативности использования конкретных средств в сопоставлении с другими участниками, а потому при непосредственном состязании в спортивных играх, единоборствах и т.д. эстетически оценивается «качественное» исполнение эпизода, отдельных элементов целостной совокупности и столь допустимы связки-переходы. В не меньшей, а, скорее, даже большей степени это имеет место при неконтактных состязаниях, например в фигурном катании, где помимо целостности впечатления (оценка за артистизм) не менее важна оценка за каждый исполненный элемент (за технику исполнения). Причем выступающий ранее лишен права на высшую оценку, ибо исключается возможность равнокачественных достижений конкретных спортсменов, ибо победитель должен получить все.

Позиция эстетической оценки достижений имеет место в основном только тогда, когда зрителем выступает бывший спортсмен-профессионал, не обремененный ответственностью соучастника организации достижений спортивного клуба, или зритель телерепортажа, когда он не может непосредственно повлиять на ход поединка или участника творческих конкурсов.

Зрителей можно классифицировать в зависимости от их отношения к спортсмену, их явных реакций, а также от психологической близости, которая может быть между ними и спортсменом. Если зрителей разместить по шкале, то их типология будет такой: состоящие из значимых для спортсмена людей реагируют положительно; реагируют положительно, но незнакомы спортсмену; пассивно наблюдают за деятельностью спортсмена без каких-либо реакций в его адрес; не проявляют выраженного интереса к деятельности спортсмена; реагируют отрицательно на деятельность спортсмена.

Спорт как зрелище[править]

Спортивное зрелище - одно из самих массовых явлений современности - во многом отражает общественные отношения. Оно способно формировать те или иные духовные ценности, в том числе и связанные с гуманным культурным потенциалом общества. Поэтому вполне закономерно спорт в целом и спортивное зрелище в качестве одного из его важнейших компонентов рассматривать в контексте общечеловеческой культуры как один из важнейших его элементов. В числе основных общественно значимых функций спортивного зрелища можно отметить следующие: средство проведения досуга и общения людей, воспитательная, информативная, идеологическая.

Спортивное зрелище и досуг. Научно-технический прогресс, рост производительности труда создают условия для увеличения свободного времени субъектов социума. Тем самым во все большей мере находит свое осуществление известный тезис К. Маркса: «Свободное время, время, которым можно располагать, есть само богатство; отчасти для потребления продуктов, отчасти для свободной деятельности, не определяемой, подобно труду, под давлением той внешней цели, которая должна быть осуществлена и осуществление которой является естественной необходимостью или социальной обязанностью». В связи с этим встает насущная задача заполнения свободного времени деятельностью, способствующей творческому, гармоническому развитию. И решение этой задачи во многом берет на себя социальный институт спорта.

Спортивное зрелище и общение. В ходе потребления спорта как зрелища между людьми возникают специфические формы связи,детерминированные системой господствующих общественных отношений и содержанием деятельности на основе взаимного обмена информацией, регулирующего деятельность индивида или группы. Влияние зрелища на сферу общения сложнее, чем простое установление межчеловеческих контактов. Формирующиеся на основе общих спортивных интересов достаточно стабильные группы людей имеют относительно прочные, а нередко и длительные связи между собой.

Спортивное зрелище и воспитание. В процессе спортивного зрелища у болельщиков вырабатываются определенные представления о нравственно-этическом облике спортсменов. Пьер де Кубертен писал, что спорт надо рассматривать как источник и как повод для искусства. Иными словами, рука об руку с воспитательной функцией идет функция информационная, позволяющая расширить знания о мире в целом.

Спортивное зрелище и идеология. В последние годы спорт во все большей степени становится объектом внимания политиков. В России он даже был объявлен основой «национальной идеи», призванной объединить социум.

Агрессия и спорт[править]

Бизнес сегодня просто-таки заставляет болельщика отказаться от позиции эстета и свидетеля-соучастника: он требует уже не сопереживания, а непосредственного участия в борьбе за результат, не оставаясь и сам в стороне от такой борьбы и используя состязания за свою опять-таки количественную эффективность. И прочь все принципы «Фэйр Плэй»: важно внедриться в саму ткань спортивного состязания и обеспечить конкретному спортсмену победу, даже и, более того, в первую очередь, путем создания неравных условий борьбы - за счет фармакологических средств или использования более совершенного инвентаря, оборудования или спортивной формы, равно как и воздействия на болельщика не суть важно.

С таким подходом во многом связана агрессивность на трибунах, что требует к себе особого внимания. Вопрос о необходимости избежать агрессии в таких условиях остается риторическим, поскольку в спорте, как и в жизни, решение одних проблем требует оптимальной степени агрессивности, решение других возможно без ее проявления.

Важным моментом проявления агрессивности является тот факт, что она «заразительна»: наблюдение агрессивности, в свою очередь, может вызвать агрессивность. Гнев вызывает гнев, возбужденный тренер вызывает возбуждение у болельщиков, а их гнев и возбуждение могут влиять на выступающую команду, находящуюся среди зрителей. Таким образом возникает своего рода «порочный круг».

Корни агрессивности и болельщика и спортсмена лежат в области психологии, поскольку столкновение интересов и групп и отдельных индивидов приводит к состоянию фрустрации - состоянию, возникающему вследствие реальной или воображаемой помехи, препятствующей достижению цели. Проявляется фрустрация в тревожности, отчаянии, гневе и т.д., вызываемых возможностью поражения, что нередко выливается в агрессивное поведение.

Многие нарушения представляют собой утонченную форму агрессивности, направленной спортсменами как против зрителей, так и против соперников. При этом команды, играющие на своем поле, допускают, как правило, меньше нарушений, чем те, которые играют на чужом, что объясняется незнакомой средой, а также тенденцией приезжих команд воспринимать себя как действующих во враждебной среде. Поэтому нарушения совершаются ими не только против их соперников, но и косвенным образом против болельщиков, поддерживающих соперников.

Эксперты фиксируют, что спокойствие и доброжелательность поведения зрителя спортивного зрелища существенно нарушаются, когда им мешают и всячески их отвлекают (окружающие шумят, дразнят). При этом возбуждение увеличивается по мере увеличения количества зрителей до определенного предела, выше которого уже не происходит существенных изменений в уровне его активации или эмоционального возбуждения.

В присутствии враждебно настроенных зрителей приезжая команда обычно ведет себя агрессивнее (допускает больше нарушений), неосознанно проявляет агрессивность не только против команды соперника, но и против болельщиков. Для последних весьма характерно непостоянство, а потому порой, чтобы защитить себя психологически, спортсмен отгораживается от поздравлений, зная, что когда он проиграет, то вызовет возмущение и даже ярость тех, кто его совсем недавно поддерживал.

Поведение болельщиков, таким образом, является важной частью соревновательной обстановки. Враждебность зрителей («недоброжелательные» зрители) в некоторой степени может быть уменьшена, если среди зрителей есть болельщики, поддерживающие спортсменов или команду. Недооценивать роль болельщиков - значит не придавать значения одному из мощных социальных компонентов окружающей среды, в которой выступают спортсмены.

Изучение изменений психологических показателей у зрителей до и после спортивных соревнований показало, что спортивное соревнование может вызвать состояние подавленности, поскольку одной из основных задач состязания является победа над своим соперником. Болельщики проигрывающей команды, поскольку они, как правило, отождествляют себя с предметом своих симпатий, ставят себя на место спортсменов, практически находятся в состоянии фрустрации и готовности к проявлению агрессии. И вполне закономерно, что агрессивность болельщиков во время соревнований повышается, особенно если их любимая команда проигрывает. Правда, формы проявления агрессии во многом зависят от внутренней культуры индивида. Но и таковая не всегда служит препятствием для агрессивного «выплеска» эмоций в условиях «эффекта толпы».

Вследствие этого игнорировать влияние болельщиков на спортсменов нецелесообразно. Фактор формирования агрессивной поддержки нередко используется некоторыми тренерами и недобросовестными журналистами, которые специально готовят агрессию на трибунах, в частности, путем публикации интервью и статей перед соревнованиями, в которых выражаются опасения по поводу ожидаемых беспорядков перед, в момент и после состязаний, в том числе и по поводу действий органов правопорядка.

Поддержка тренерами агрессивных болельщиков и полное перекладывание вины на органы обеспечения правопорядка преследуют двоякую цель, что в общем плане является стремлением использовать «внеспортивные» факторы для победы и нарушением правил «Фэйр Плэй»: во-первых, обеспечение будущей агрессивной поддержки во время игры, во-вторых, обеспечение кассовых интересов. Однако стремление к обеспечению благоприятного фона для своих выступлений не учитывает момент социально негативного эффекта 1 формирование агрессивной толпы. В этом плане правомерны и желательны действия спортивных федераций, применяющих меры воздействия на команды (штрафы, проведение матчей без зрителей на трибунах и т.д.) за беспредел зрителей.

Особенно важно такое отношение функционеров спорта в плане противодействия социума негативным последствиям так называемой молодежной субкультуры, характеризующейся негативным отношением к ценностям и установкам старших поколений, дисбалансом в процессах биологического и социального созревания, поисками динамичного общения и не требующей значительных духовных и интеллектуальных усилий. Последнее как раз и получает свое воплощение в стремлении к зрелищной развлекательности в разных формах и сферах жизни социума. В таких условиях начинает торжествовать идея опоры на архетипические слои коллективного бессознательного, агрессивность которого отливается в форму хэппенинга как феномена социокультуры, диктующего своеобразные взаимоотношения творцов с потребителями: либо воспринимающие становятся участниками акта творчества, либо становятся жертвами жестокого эпатажа, даже насилия.

Эксперты отмечают, что для понимания реалий современного зрелищного спорта и фанатского движения важно, что в условиях негативных моментов молодежной субкультуры игра переходит в развлечение, развлечение - в репрессивную силу. И когда спорт превращается в шоу и тем самым в развлечение, то следует ожидать и возбуждение у социально незрелых слоев потребителей спортивных зрелищ, агрессию и превращение их в околоспортивную толпу с присущим толпе эмоциональным фоном. Иными словами, формы современного зрелища, в том числе и спортивного, превратившегося сегодня в своеобразную форму шоу-бизнеса, активно работают на стирание границ между непосредственными участниками спортивных состязаний в форме шоу и его аудиторией, вовлекая таковую в действие, значительно усиливая «эффект общения». Как следствие, в восприятии болельщика, особенно молодого и социально незрелого, феномен спортивного зрелища разрушается как собственно феномен института спорта, и эмоциональное возбуждение начинает превалировать над собственно содержанием спортивного действа. Понятно, что в таких условиях человек входит в состояние физиологического аффекта и теряет контроль над своими действиями. Поэтому вряд ли решение проблемы борьбы с насилием на стадионах можно связывать лишь с наведением порядка на трибунах силовыми репрессивными методами. Не менее, даже более важно обеспечить условия для ликвидации самой возможности перерастания развлечения в «репрессивную силу», ибо в случае уже сформировавшейся «репрессивной силы» сам факт противодействия ей неизбежно будет восприниматься как неоправданное и немотивированное насилие со стороны правоохранительных органов.

Спортивное зрелище и молодежная «околоспортивная» субкультура[править]

Подросток - зритель формирующийся, и его восприятие нескоординировано с системой ценностных ориентаций, которые достаточно аморфны, и при «испытании зрелищем» ему вполне может стать не по себе в потоке впечатлений. К тому же подростку, именно подростку, невыносима ситуация потенциально желаемого и возможного зрелищного общения, нереализуемая в условиях его нахождения вне стадиона. Понимание этого факта делает достаточно очевидным также и то, почему «фанаты» достаточно часто отключаются от просмотра собственно состязаний и обращаются к коллегам по трибуне - для них важен не сам факт наблюдения состязания, соревнования, но именно факт зрелищного общения, при котором определяющим выступает общение в малых группах.

Такое общение, органически вплетенное в процесс восприятия индивидом спортивной информации, даже если имеет эпизодический характер, играет значительную роль в механизме формирования поведения фаната, ибо в этом случае создаются предпосылки для манипулирования сознанием, навязывания тех или иных стереотипов мышления и поведения. Эта информация, как и любая иная, поступающая к человеку, воспринимается и перерабатывается им в первую очередь как членом определенной референтной группы. Тем более что сам акт восприятия информации в этом случае происходит в условиях интенсивного межличностного общения по поводу воспринимаемого, а одним из механизмов, с помощью которых обеспечивается влияние социальной группы на позицию человека, как раз и является неформальное обсуждение информации внутри группы: под воздействием такого обсуждения достаточно велика вероятность оценочных позиции вплоть до изменения первоначального мнения.

Особенно сильно возрастает факт внушающего воздействия, когда «выразителем» определенной позиции референтных характеристик в плане межличностного общения выступают средства массовой информации. Как раз этого эффекта достигают, например, телепередачи, якобы анализирующие поведение фанатов на трибунах, ибо демонстрируемый стиль их общения - между собой, со сторонниками соперников или с представителями органов правопорядка - воспринимается индивидом как демонстрация своеобразных культурных норм. Последние могут восприниматься либо как неотъемлемые свойства социальной среды и вообще не осознаваться актуально в каждом случае, либо осмысливаться в качестве культурных образцов-эталонов, подкрепленных тем или иным авторитетом, ибо специфика восприятия и освоения человеком информации в огромной степени зависит от круга общения и социально-культурного контекста, в котором происходит акт взаимодействия при зрелищном общении.

При этом возможны «стратегические», или «усваиваемые», конформные реакции, вызывающие устойчивые изменения социальных установок и ценностных ориентаций человека, и реакции «ситуационные». К последним, помимо всего прочего, относятся и так называемые уступчивые реакции — или реакции, выражающиеся лишь во внешнем согласии человека с группой при внутреннем сохранении им собственной позиции. «Противоядием» же против подобного манипулирования сознанием, равно как и против конкретного типа конформных реакций, является сформированность «общекультурных диспозиций», культуры индивида.

В молодежном общении положение усугубляется тем, что эта аудитория представляет собой, как правило, зрителей формирующихся, с восприятием, недостаточно скоординированным с системой позитивных общественно значимых ценностных ориентаций. Поэтому подросток, которому невыносима ситуация непродолжения зрелищного общения по завершении матча, в ситуации вне стадиона пытается воссоздать иллюзию включенности в действие. В этом, на наш взгляд, и следует искать стремление к участию в фан-движении и объяснение агрессивности его участников вне стадиона.

Современный спорт, как и другие сферы шоу-бизнеса, порождает совершенно новый тип зрелищного общения, втягивающего человека в особый мир. Можно констатировать, что человек на трибуне, равно как и пришедший на «спектакль» шоу-бизнеса, «атакован» всей ситуацией зрелища и невольно становится соучастником происходящих событий: остается либо конфликтовать с происходящим, либо восторгаться и соучаствовать, либо уходить. На сцене и арене действо «инициируется», продолжается же оно в зале и на трибуне, а нередко и за их пределами.

Поведение адептов шоу-бизнеса, каковыми являются по сути дела фаны, использование атрибутики соответствует привлекающему их стилю, причем зачастую специально инициированному и пропагандируемому имиджу их кумиров. При этом представители разных группировок, которые до и после спортивного «спектакля» разыгрывают своеобразные «конфликтно-игровые» представления, обостряют карнавальную атмосферу. Не в этом ли корни внешнего оформления фан-движения? В таких случаях «шиза» и «слэм» фанов становятся кульминацией импровизированного карнавала. «Околоспор-тивный карнавал» и другие феномены этого типа невольно побуждают к поиску аналогий между формами народного импровизационного театра и спортивным зрелищем. Логичен вопрос: не становится ли фан-движение одним из проявлений современной городской народной культуры? И вряд ли возможно возразить против аналогий такого рода, ибо во многом фан-движение отражает мироощущение молодого жителя «окраины» большого города: подросток часто оказывается на «окраине» его культурной жизни. И для понимания позиции фаната нельзя оставаться наблюдателем «со стороны» - необходима проверка на собственном опыте самоощущений активного фаната как человека, участвующего в карнавале.

Матч для фанатов - не просто мероприятие, на котором они могут увидеть интересное состязание - это, скорее, собрание, «сейшн», где они увидят «единомышленников», будут рассматривать детали их одежды, украшения, покажут себя, где обязательны события, связанные не только с самой спортивной программой.

У спортивных фанатов в их поведении и установках несколько полюсов. Мы - это не просто фан-бригада адептов футбола, окруженная непонимающими его прелестей людьми, но одна из бригад адептов конкретного клуба, которому противостоит множество клубов (и среди них - хотя бы один особо зловредный), которые покушаются на престиж и нашего спортклуба и нашего фан-клуба как на спортивной арене, так и на спортивных трибунах и даже вне их. И здесь уже нельзя с полупрезрением пройти мимо не понимающих прелестей фан-движения субъектов. Нельзя, потому что иные спортклубы и их фаны мешают нашим достижениям на арене. И именно он и его фан-команда должны помочь своему миру и кумиру занять место под солнцем!

«Околоспортивная» толпа участников фан-движения - весьма показательная культурная форма, где дистанция между шоуменом и публикой сокращается, где обе стороны творят единый магический мир: это действо по сути приближается к формам народной карнавальной культуры. Примитивный стиль становится базой общения, и на его основе легко импровизируются события. Он расцвечивается острым диалогом публики и спортивного шоу, данным в предельно экстериоризованной форме. Вследствие этого необходим специальный социально-психологический анализ явлений молодежной околоспортивной субкультуры. Важно понять, что проблемы агрессии в системе зрелищного спорта сегодня выходят на первый план отнюдь не потому, что резко возрос интерес к социальному институту спорта. Как раз наоборот, вовлеченность молодежи в активные занятия спортом в этот период существенно снижается: налицо тяга молодежи к неформальным объединениям и участию в них, что послужило основой становления фан-движения. Именно под таким углом зрения, на наш взгляд, следует рассматривать современные проблемы зрелищного спорта и феномена «боления».

Глоссарий[править]

Зрелище — наглядно-практическая форма освоения культуры; социокультурный феномен восприятия действа, игрового поведения, предполагающий определенное ролевое поведение человека, разделение на исполнителей и потребителей (зрителей).

Зрелищное общение - наглядно-практическая форма вхождения в культуру социума, одна из наиболее ранних форм общечеловеческой культуры, культурная значимость которой определяется преодолением нерефлексивности зрелищного восприятия и тем самым созданием предпосылок осознания социальной значимости зрелищного акта.

«Околоспортивная» субкультура (субкультура фан-движения) — система норм и ценностей потребителей спортивного зрелища при доминировании в процессе зрелищного общения внешних по отношению к спортивной деятельности атрибутов.

Спорт профессиональный (зрелищно-коммерческий) - предпринимательская деятельность в системе современного института спорта, цель которой - удовлетворение интересов профессиональных спортивных организаций, лиц, избравших спорт своей профессией, и зрителей.

Библиография[править]

Гиро П. (1994). Частная и общественная жизнь греков: Репринт с изд. 1913-1914 гг. М.: Ладо-мир.

Козлова B.C. (2000). Реалии спортивного зрелища: феномен толпы (социокультурный анализ). Москва-Смоленск. 60 с.

Козлова В. С. (2003). Спорт и его аудитория. Смоленск: СГИФК. 285 с.

Козлова B.C. (2005). Спорт как социально-зрелищная сфера. Минск: Изд. «Вэвэр». 320 с.

Козлова B.C. (2000). «ФАНЫ»: феномен около-спортивной толпы. Москва-Смоленск. 153 с.

Михайловский Н.К. (1998). Герои и толпа: Избранные труды по социологии: В 2-х т. СПб.: Алетейя.

Пономарчук В.А., Козлова B.C. (2002). Институт спорта: история и реалии. Минск. 265 с. Пономарчук В. А., Савченко Е.С., Козлова B.C. (2003). Спорт и театр в социокультурном контексте: история и современные реалии зрелищного общения. Ученые записки БГУФК. № 6. С.135-145.

Толстых А. В. (2000). Апология зрелища. Одинокая толпа. В кн.: Толстых А. В. Опыт конкретно-исторической психологии личности. СПб.: «Алетейя». С. 227-238.

Ciupak Z. (1979). Widowiskowe funkcje sportu wyczynowego. X kongress Naukowy kultury fizycznej i sportu, Poznan.

Denker R. (1973). Sport and aggression. Sport in the modern word - chances and problems. Scientific Congress (Munich, August 21—25, 1972). Heidelberg: Springer-Verlag. P. 381-393.

Edwards N. (1973). Sociology of sport. Illinois.

Eitzen S., Sage G. (1989). Sociology of North American Sport, 4th edition. Dubuque, Iowa: WM.C. Brown Publishers.

Huizinga Johan. (1971). Homo Ludens. Boston: Beacon Press.

Биографическая справка[править]

Козлова Вита Святославовна родилась в 1971 г. в г. Днепропетровске. В 1993 г. окончила Государственный центральный ордена Ленина институт физической культуры. Доктор социологических наук, президент ООО «Большой Международный Конный Клуб «ПРАДАР».