Спорт-вики — википедия научного бодибилдинга
NEWS:

Материал из SportWiki энциклопедия
Перейти к: навигация, поиск

Источник:
«Спортивная энциклопедия систем жизнеобеспечения».
Редактор: Жуков А.Д. Изд.: Юнеско, 2011 год.

Спорт и молодежные субкультуры[править]

В. А. Винник Белорусский государственный педагогический университет им. Максима Танка, Беларусь
Т. Ю. Федорова Московский государственный университет путей сообщения, Россия

Современная модель спорта, дающая человеку возможность оценить свое отношение к социуму и через эти отношения оценить свое положение в обществе, становится одним из наиболее важных социальных институтов. В условиях его коммерциализации и профессионализации в педагогическом плане на первый план выходят проблемы, касающиеся формирования социально-психологических характеристик, входящих в мир спорта, и его влияния на становление ценностных ориентаций подрастающего поколения. Эта проблема требует особого внимания, поскольку в таком контексте речь идет не столько о спорте как сфере индивидуального физического совершенствования, а о его роли и месте в социализации молодежи, о рассмотрении института спорта с точки зрения его собственно социального значения в жизни современной молодежи. Иными словами, рассмотрение института спорта в контексте формирования в нем вполне реального феномена специфического типа молодежной субкультуры - спортивной.

Социализация «через институт спорта» выражается главным образом в изменении отношения к окружающей социальной среде и формировании социальной компетентности личности, определении модели поведения и влиянии на конкретные базовые ценностные ориентации.

Учитывать этот момент весьма важно, поскольку вступление в мир молодежных субкультур не может не вызвать значительных перемещений по шкале признаваемых и выбираемых ценностей. Для спортивных педагогов в этой связи особенно важно рассмотреть реалии субкультурных ценностей юных спортсменов. А для того, чтобы разобраться в сущности поставленной проблемы, необходимо: во-первых, уточнить понятийный аппарат, относящийся к сфере субкультурных ценностей современного социума, в частности, разобраться, в чем же различие феноменов «молодежная культура» и «молодежные субкультуры»; во-вторых, выявить сущность молодежных субкультур как социального феномена; в-третьих, рассмотреть влияние института спорта на особенности молодежной субкультуры в этой сфере.

Эти вопросы и освещаются в данной статье.

Молодежная культура и субкультурные ценности института спорта[править]

Молодые люди из разных социальных групп с различным уровнем доходов и образования, местожительством, характером занятости, семейным положением уже изначально, на социальном старте различаются между собой не только материальными возможностями, но и ценностными ориентациями, духовными потребностями, образом и стилем жизни. Вследствие вхождения в мир на базе цивилизационных, а не культурных принципов, молодой человек сегодня осваивает мир не как органичную целостность, но как предстающую его взору и мироощущению механистическую «мозаику», а потому отстает от социокультурных достижений. Причем во многом этому способствует «усеченность» гуманитарной составляющей образовательного процесса, вследствие чего основной реакцией субъекта становится усиление ориентации на индивидуальную вертикальную мобильность, на индивидуальную выживаемость.

Понятно, что в таких условиях серьезные изменения наблюдаются в структуре культурных потребностей молодежи, в частности, происходит их обеднение в целом и выявляется тенденция к нехарактерному в столь недавние времена акцентированному прагматизму. Как раз этот факт во многом определяет особенности конкретной молодежной субкультуры. В системе досуговой деятельности все большую значимость начинают приобретать такие ее формы, которые не требуют особых духовных и материальных затрат и которые направлены в основном на поддержание жизненного тонуса, а не на творческое и духовное развитие. Массовая культура становится не только товаром массового спроса, регулируемого рекламой, но и массового ее потребления молодыми, что во многом определяет становление их вкусов и привычек.

В условиях господства высоких технологий мир как бы «разрывается», и социум становится прибежищем сосуществования субкультур, своего рода предельно индивидуализированных миров и стремительно дифференцируется, становится гетерогенным и одновременно массовым. Возрастает роль разнообразных групп-общин, не связанных общей для всех идеей, общей системой ценностей. Множатся субкультуры, отпадая от господствующей системы ценностей. Более того, сами субкультуры дробятся под действием внутренних центробежных сил. Поэтому так важно объективно взглянуть на действительность: что же происходит в плане становления субкультуры в институте спорта.

Логично различать два молодежных феномена - «молодежная культура» и «молодежная субкультура».

Первый из них - собирательный. В своем расширительном значении он включает все, что относится к культуре людей определенного возраста - от подростков до тех, кому за 30, но не больше 40 лет, т. е. культура определенного поколения, обладающего общностью стиля жизни, поведения, групповых норм, ценностей и стереотипов. Ее определяющей характеристикой является феномен субъективной «размытости», неопределенности, отчуждения от основных нормативных ценностей большинства в условиях отсутствия четко выраженной личностной самоидентификации, когда сильны поведенческие стереотипы, обусловливающие деперсонализацию установок.

Термин «молодежная субкультура» несет совсем иной смысл: под ним понимается культура, создаваемая самими молодыми людьми для себя с целью самореализации, самоидентификации, выработки социальных ролей и наработки статуса. Никаких коммерческих целей молодежная субкультура не преследует, более того, она не стремится себя афишировать. Такого рода неформальные молодежные объединения со свойственной им субкультурой образуются независимо от желаний и намерений взрослых и являются результатом соответствующих действий самих молодых людей.

У субъекта, приобретшего биологическую «взрослость», еще довольно долго не определен достаточно полно его реальный статус. В социальном плане это оборачивается тем, что все увеличивающаяся длительность периода обязательного образования превращает таковое практически в бесцельное. Поэтому для контингента, пребывающего в условиях «социального детства», его окончание значительной частью сегодняшней молодежи видится несколько абстрактно и представляется весьма отдаленным событием жизни.

Особенности периода взросления, усугубляемые переживаниями амбивалентности социального статуса («уже не ребенок, еще не взрослый») в условиях необходимости преодоления социального отчуждения приводят к доминирующей роли групп сверстников, которые удовлетворяют типичные юношеские потребности в стиле поведения, моде, досуге, межличностном общении. Вследствие этого для понимания роли социальных институтов, в частности, института спорта, следует обратиться к проблеме культуры социума в целом как системы убеждений, ценностей и выразительных средств, которые являются общими для какой-то группы людей и служат для упорядочения опыта и регулирования поведения членов этой группы. И, тем самым, к проблеме воспроизводства и передачи культуры последующим поколениям, которая лежит в основе процесса социализации - усвоения ценностей, верований, норм, правил и идеалов предшествующих поколений.

Вследствие этого нельзя обойти вниманием такой феномен, как формирование системы норм и ценностей, отличающих конкретную группу от большинства субъектов социума, т.е. формирование так называемого субкультурного фона. Понятно, что принятие ценностей конкретной субкультуры не означают полного отказа от общекультурного фона — в этом случае отмечаются лишь некоторые отклонения от него. И, тем не менее, большинством социума, как правило, субкультура воспринимается с неодобрением и недоверием.

Молодежные субкультуры - относительно новый феномен. Впервые они появились в США в 1950-е гг., где вначале были восприняты как курьез или отклонение от нормы. Однако шло время, и явление не сходило на нет: на смену одним субкультурам приходили другие, более того, они стали возникать во всех индустриально развитых общественных системах, вступавших в постиндустриальную стадию.

Что касается особенностей молодежных субкультур, то достаточно часто в условиях нестабильного социума не устроившийся в жизни молодежный его контингент практически «вынуждается» к поиску новых форм поведения, не соответствующих ценностям доминирующей культуры. Это приводит к возникновению субкультур, для которых отклонение в поведении, идеалах и ценностях от прежних социальных норм воспринимается уже не как отклонение, а как вполне отвечающее ценностям провозглашаемых «новой» культурой. При этом «столкновение с моральными нормами иного типа» создает предпосылки маргинализации социально незрелых личностей, поскольку «новая» система социальных ценностей в таких случаях нередко начинает доминировать над «традиционными» ценностями социума. Неудивительно, что в такой среде даже деликатное поведение рассматривается как поведенческий стандарт.

«Субкультурную» молодежь сегодня «поставляют» достаточно благополучные и, более того, состоятельные семьи. Для такого рода субъектов уход из-под излишней, по их мнению, опеки семьи путем вхождения в молодежную «субкультурную» группу превращается в своего рода игру. Да, действительно неформальное молодежное объединение позволяет молодому человеку частично «убежать» от унифицированности «взрослой» или одобряемой взрослыми молодежной массовой культуры, но вынуждает его следовать иному варианту унифицированности: в этом объединении. И все же некоторые молодые люди предпочитают такого рода субкультурную унифицированность. Несмотря на то, что в этом случае желание сохранить собственную индивидуальность оборачивается лишь иной формой ее потери, но приобретается индивидуальный опыт умения «жить с людьми» и «вписываться в общество» во взрослом состоянии.

По сути дела, молодежные субкультуры - органичная составляющая социума, в котором подрастающее поколение не испытывает строгого идеологического надзора со стороны государства и может свободно «играть» в сфере выбора предлагаемых обществом самых разных ценностей. Речь идет именно об игре, что в принципе свойственно подрастающему поколению, открывающему для себя в период взросления мир и утверждающему свое к нему отношение в форме разнообразных игр.

Эволюция игровых форм вхождения в «мир взрослых», связанная с формированием у подростка ценностного отношения к жизни, выливается в «групповые игры», объединяющие единомышленников. При этом уровень группового сознания достаточно примитивен в силу незавершенной социализации участников группы, функционирующей лишь вследствие определенной склонности. Собственно, все молодежные группы в этом отношении представляют для общества проблему уже потому, что все они в известном смысле демонстрируют феномен группового сознания -- феномен толпы.

Смягчает проблему то обстоятельство, что молодежные группировки - естественный этап социализации молодого человека, утрачивающего с завершением своей социализации доминанту «переходного» группового сознания в пользу нормального социального сознания, которое сохраняет автономию личности.

Пониманию сущностных характеристик молодежных субкультур способствует обращение к опыту наиболее развитых в этом плане стран, где разные типы молодежной субкультуры стали следствием и реалиями наиболее развитых форм индустрии развлечений общества потребления. И это вполне закономерно в том случае, когда общество не имеет критериев для оценки «качества» жизни, ее духовной содержательности, зато вполне способно подсчитать ее «количество», распадающееся на количество предметов, которыми обладает потребитель, количество наслаждений, которые он переживает. В таких случаях достаточно часто отмечается тенденция к замене личностных интересов субъекта как члена определенного социума с характерными для последнего богатствами его (социума) культуры интересом к явлениям только конкретной субкультуры. Иными словами, отмечается вырождение содержательных процессов до интереса к конечному результату. Тем самым становится реальной редукция интересов незрелой личности до уровня «спортивного интереса». А в таких условиях, как отмечают эксперты, и сама жизнь социума становится своеобразным спортом, и собственно культура превращается в особую форму спорта.

Молодежная составляющая культуры социума всегда составляет субкультуру, достаточно сильно дифференцированную на своего рода «клубы по интересам». Сегодня во всем мире существуют самые разные «молодежные клубы» — от «клубов любителей спорта» (например, футбольных фанатов) до таких небезобидных и экзотических, как скинхеды или «клуб самоубийц». Эти аспекты проблематики уже достаточно подробно проанализированы, однако роль конкретных социальных институтов, например, института спорта, довольно долго оставалась без внимания исследователей.

Правда, в последние годы вопросам молодежной «околоспортивной» субкультуры было уделено специальное внимание, однако проблемы собственно спортивной субкультуры, субкультуры субъектов спорта, собственно спортсменов практически оставались вне внимания исследователей, если не считать немногочисленных работ, где постулировалось, что объектом исследования стала спортивная субкультура, но исследовалась все же культура околоспортивная.

Спортивная субкультура как социокультурный феномен[править]

Федерико Майор, Генеральный директор ЮНЕСКО в 1987-1999 гг., специально подчеркнул в своем выступлении на открытии Второй международной конференции министров и руководящих работников, ответственных за физическое воспитание и спорт (Москва, 21 ноября 1988 г.), что спорт является полноправным элементом современной культуры, равноценным эстетике, истории, что спорт стал самой распространенной формой современной культуры и способствует обогащению личности в той же мере, как искусство и поэзия.

Спортсмен постоянно наблюдает, что его достижения в значительной степени являются непосредственным результатом напряженного труда, что в итоге способствует формированию важного для становления личности субъективного ощущения, внутреннего контроля. В свою очередь, чувство контроля над ситуацией является сущностным условием пробуждения мотивации достижений и укрепления веры в собственные силы, а сильно развитое чувство внутреннего контроля, как правило, во многом определяет нацеленность на достижение успеха, в результате чего отмечается развитие конструктивной реакции на фрустрацию, оптимизация реакций на стрессовые ситуации, в том числе и быстрое «отстранение» от собственных неудач.

Таким образом, личная нацеленность на спортивную деятельность детерминирует характерные для нее социальные мотивы. А они существенно специфичны. Тем более что сами мотивы весьма изменились в сфере спорта даже по сравнению с относительно близким временем: подражание и личное физическое совершенствование уступили место привлекательности этой сферы как высокопрестижной и высокооплачиваемой деятельности.

Занятия спортом становятся дополнительным фактором регуляции и интеграции поведения, развития индивидуальности. В то же время формирование постоянной готовности и ее реализации к заботе о собственной телесности как одной из ведущих социальных ориентаций достаточно часто «выключает» субъекта спортивной деятельности из социально ценной для окружающих активности в тех случаях, когда возникает возможность нанесения ущерба своему физическому состоянию. Как раз об этом свидетельствует сам приз «Фэйр Плэй», поскольку им награждаются спортсмены, совершившие деяние, абсолютно естественное с позиций даже общечеловеческих норм.

Подход к спорту как одному из важнейших элементов, определяющих становление культуры социума в самом широком плане, позволяет раскрыть как основные закономерности, так и специфические проявления института спорта. В частности, сегодня существенно возрастает роль спорта в становлении человека как личности, в формировании образа жизни как социума, так и каждого в отдельности. В том числе и его становления как для конкретных малых групп, так и крупных сообществ людей, объединяемых единством вполне конкретных общественно значимых устремлений и целей, что позволяет соотнести анализ социальной роли спорта с теоретической концепцией личности, провести анализ социальности, не упуская из виду вполне конкретный факт - телесную организацию индивидов и обусловленное ею отношение к природе и социуму. Это вполне закономерно прежде всего вследствие того, что система спорта нередко рассматривается в достаточно суженном контексте - как относящаяся к сфере физической культуры. В таком случае, говоря о существенной значимости спорта как социальной структуры общества, следует констатировать, что физическая культура и спорт существуют как особая, специфическая область человеческой деятельности, сфера человеческой культуры, которая играет одну из важнейших ролей в жизни социума. В этой связи вполне логично, что интерес к спорту сегодня нередко становится центральным звеном в иерархии основных личностных образований подростка: ведь в сфере спорта находит отражение и выражение естественная потребность в движениях, в новых впечатлениях, в новой информации, общении. Это, в свою очередь, требует специального внимания к проблемам спортивной субкультуры в контексте особенностей института спорта.

Когда речь идет о собственно спортивной субкультуре как порожденной спортом в качестве социального института, вряд ли можно применить к ее субъектам разработки, касающиеся проблемы «молодежная субкультура как контркультура». Можно и даже нужно согласиться с исследователями, констатирующими, что субкультура молодого поколения зачастую приобретает заметные контркультурные элементы: досуг, особенно юношеством, воспринимается как основная сфера жизнедеятельности, и от удовлетворенности им зависит общая удовлетворенность жизнью молодого человека. В частности, она определяется такими моментами, как:

  • преимущественно развлекательно-рекреативная направленность;
  • «вестернизация» (американизация) культурных потребностей и интересов;
  • приоритет потребительских ориентаций над креативными;
  • слабая индивидуализированность и избирательность культуры;
  • внеинституциональная культурная самореализация;
  • отсутствие этнокультурной самоидентификации.

Однако все эти признаки вряд ли можно отнести к субкультуре спортивной, ибо спортсмен воспринимает свою деятельность в институте спорта не в качестве игровой деятельности, или даже игровой формы подготовки к трудовой, профессиональной деятельности, но как собственно трудовую профессиональную деятельность, что и определяет ее особенности.

Правда, третий и последний из перечисленных моментов все же можно отнести к особенностям спортивной субкультуры: третий определяет сам факт принадлежности института спорта к социальным институтам именно рыночного общества, а последний связан с тем, что спорт интернационален. На последний момент специальное внимание было обращено еще в 1980“90-х гг., когда было содержательно показано, что непродуктивно пропагандировать сосуществование двух особенных по содержанию форм института спорта - советской модели и модели буржуазной.

В этой связи вряд ли стоит утверждать, что спортивная молодежная субкультура есть искаженное зеркало взрослого мира вещей, отношений и ценностей. Она-то как раз и есть прямое зеркало взрослого мира рыночного общества с его нацеленностью на культивирование ценностей института спорта как современной реалии рыночной системы отношений взрослого социума, правда, в условиях особенностей, привносимых возрастными параметрами нашего контингента. В этом плане «снимается» и такой источник появления «субкультурной» молодежи в институте спорта, как несоответствие реального социального статуса уже приступившего к работе молодого человека его желаемому (воображаемому) статусу; невозможность для него найти свое место в жизни или его завышенные представления о собственных способностях и непризнание этих способностей обществом. Последнее положение именно «снимается», поскольку спорт молодеет, и юный спортсмен уже «здесь и сегодня» обретает довольно высокий социальный статус. Тем самым реализуется такая важнейшая функция молодежной субкультуры, как признание первичного статуса ее членов, которые интегрируются в общество товарищей-сверстников, в результате чего молодой человек обретает чувство уверенности в себе, общность интересов, ориентаций и получает престиж, в котором в этом случае уже не отказывает и общество взрослых.

Социокультурная идентичность по сути дела представляет собой результат самопознания в ходе активного взаимодействия с окружающим миром. Ее эмпирическими показателями являются ценности и идеалы. Именно под воздействием основных механизмов формирования цивилизационных ценностей, каковыми являются социальные институты, формируется система ценностей индивида. Проблема формирования ценностных ориентаций - основная для понимания сущности воздействия конкретных социальных институтов на социум и актуальные для его современного состояния социальные процессы. В этой связи в целях понимания сущности влияния института спорта на жизнь социума пропедевтической необходимостью является изучение особенностей молодежной субкультуры, формирующейся у субъектов с активной установкой на спорт, равно как и особенностей взаимодействия в этом плане института спорта с иными социальными институтами: семьей, образованием, СМИ и т.д.

Особенности сложившейся в спорте субкультуры, сопоставительный анализ таковой с субкультурой контрагентов, чуждых активной установке на функционирование в собственно институте спорта, такими как представители так называемой околоспортивной субкультуры (фанатов спорта) или чуждыми спорту вообще, несомненно, позволяют выявить не только сущностные характеристики социальных процессов, таких как становление личности в институте спорта, но и вскрыть механизмы, их определяющие. Ведь ценностные ориентации -это «вотчина» такого направления социальных исследований, как феномен духовной жизни, но - и даже прежде всего - сущностная, фундаментальная составляющая основных социальных процессов в обществе в контексте выявления роли и места конкретных социальных институтов, в частности, института спорта.

Своевременная и точная оценка ценностных ориентаций субъектов молодежной спортивной субкультуры и условий их становления в контексте социализации, влияния социальных институтов на этот процесс всегда имела важное значение для организации эффективной воспитательной работы в конкретном социальном институте и принятия оптимальных решений в отношении оптимизации управленческих и собственно педагогических воздействий входящих в мир спорта с установкой на спортивное совершенствование.

Одной из решающих предпосылок принятия оптимальных решений в таких условиях становится проблема исследования ценностных ориентаций молодежи и анализ условий их формирования. Исходным моментом такого рода исследования следует считать тезис о необходимости принципиального различения его реальной направленности. При этом, правда, вряд ли стоит трактовать процесс вхождения подростка в социум, его социализацию как процесс освоения определенной социальной роли или определенных социальных ролей, а потому ограничиться исследованием профессионально-образовательных ориентаций. Ведь в таком случае речь идет в первую очередь не о социальном статусе индивида и его ориентациях в этой области, а о его вхождении в культуру, поскольку система ценностных ориентаций в широком смысле это стержень общекультурных позиций личности, которые в процессе жизнедеятельности становятся ценностями личностными, выполняя функции регуляторов поведения. А потому изучение ценностных ориентаций неизбежно должно включать анализ условий формирования субъекта как индивидуальности. Это, в свою очередь, предполагает рассмотрение становления самосознания субъекта с учетом влияния на этот процесс ближайшего окружения, ибо формирование ценностных ориентаций есть не что иное, как процесс становления самой личности, ее индивидуальной психологии под воздействием социального окружения, социальных институтов и социальной ситуации в целом.

Спорт в большей мере, чем другие виды деятельности, является носителем специфических общественных отношений, поскольку в этой системе, как и в обществе в целом, можно различить агентов социализации, специфические модели поведения и социальные взаимодействия. Человек в институте спорта, общаясь с людьми, имеющими с ним общие интересы, являясь членом определенной группы и носителем определенной субкультуры, не может избежать влияния принятых в этой группе норм поведения. В этом общении он социализируется и «принимает» определенные роли через процесс имитации и идентификации. И все же, даже принимая во внимание тот факт, что особенности социализации субъекта во многом определяются особенностями межличностного взаимодействия, местом и ролью субъектов в общественных структурах, все же вряд ли стоит ограничиваться лишь аспектом освоения социальной роли или социальных ролей, т.е. трактовать социализацию как процесс приспособления к социуму. Ведь человек не приспосабливается к социуму, а входит в его культуру. Причем акт вхождения в культуру социума является одновременно актом ее творения. Такой подход достаточно перспективен, поскольку позволяет понять суть возникновения и особенностей спортивной субкультуры.

При рассмотрении проблемы спортивной субкультуры сквозь призму социально-куль-турного контекста спортивной деятельности и физической активности следует констатировать, что спорт в силу своего специфического характера создает конкретные условия для вполне определенного типа интеграции человека, формируя тем самым и определенный тип поведения. Он оказывает формирующее воз действие на все компоненты системы: занимающихся массовым спортом и спортсменов высоких разрядов; интересующихся спортивными соревнованиями (болельщиков); кадровое обеспечение; процессы, происходящие внутри системы. Причем влияние на различные группы населения проявляется комплексно: воздействие на массы людей с целью приобщения их к занятиям физической культурой и спортом; создание определенных ценностей, способствующих формированию здорового образа жизни и системы ценностей значительного числа спортсменов, которых профессиональный спорт как вид деятельности привлекает не только высокими заработками, но и другими мотивационными факторами, к числу которых можно отнести возможности самоутверждения и самовыражения, подняться по социальной лестнице, обеспечить достойную жизнь в будущем, расширение круга межличностного общения и т.д.

Особенностью спортивной субкультуры является тот факт, что у юных спортсменов как субъектов реального социального института их вполне реальная общность отнюдь не распадается, как то имеет место в иных «неинституциональных» субкультурах, как только члены группы утверждаются в обществе взрослых, получив в нем свою роль и статус. Здесь же полученный «групповой» социальный статус является вкладом в социальный статус в иных областях деятельности в дальнейшем.

Вступление в мир субкультуры спорта не может не вызвать значительные перемещения по шкале признаваемых и выбираемых ценностей. Под угрозой, к сожалению, оказываются многие основные ценности, в том числе и здоровье. Принцип признания ценностей телесности и такого ее компонента, как здоровье, трансформируется в сфере спорта согласно, говоря мягко, «ориентации на себя», «на свой спортивный успех», в признание самоценности спортивных достижений. И даже признания их высшей ценностью. Трансформируется в своего рода двойную мораль не только в повседневной жизни, но даже в отношении собственного здоровья. В таких случаях дело вовсе не в том, что современный человек перестал правильно реагировать на биологические сигналы организма, основным проявлением чего является недостаток движения, который в сочетании с другими негативными факторами вызывает множество болезней цивилизации. Такого рода угрозы действительно опасны для психофизического существования молодого поколения, живущего в стремительном жизненном темпе, при одновременном отсутствии различения ценностей, определяющих и влияющих на здоровье и качество жизни. Здесь как раз иной случай. Ведь речь идет о спортсмене, т. е. человеке достаточно хорошо «чувствующем» свой организм.

Проблема субкультуры института спорта и, тем самым, социальной направленности личности спортсмена всегда привлекала к себе внимание. В настоящее же время специальные исследования в этой сфере стали настоятельно необходимы - как в целях формирования физкультурно-спортивных кадров для работы с населением, так и в целях формирования ценностных ориентаций, духовной культуры спортсмена.

В связи с требованием содержательного анализа необходимо предварительно как бы развести между собой физическую культуру и спорт, поскольку от такого разделения во многом зависит подход к оценке социальной направленности личности спортсмена и понимание сложившегося в большом спорте положения. Прежде всего важно подчеркнуть, что оба эти направления (причем не только большой спорт, но и спорт в целом) принципиально различны по целеполаганию сущности деятельности. Самоцель физической культуры - развитие, совершенствование человека, т.е. его победа над собой. А самоцель спорта, исходя из его постулируемой сущности - соревновательной деятельности в форме конкуренции, заключается прежде всего в победе над другим, в том числе и путем достижения высшего спортивного результата, рекорда. Следовательно, в первом случае речь идет о самосовершенствовании, саморазвитии, самоопределении, во втором - об оценке себя через нечто внешнее и безразличное к самосовершенствованию. Поэтому можно рассматривать спорт как специфическую форму физической культуры в условиях, когда человек не самоопределяется, а пытается определить свою сущность через «другое», относится к своему телу, как к вещи, как к товару.

В детстве, еще не осознавая того, но поощряемый или, точнее, принуждаемый авторитетом родителей или тренера, а повзрослев - нередко уже сознательно человек идет на односторонность своего телесного развития и даже допускает возможность нанесения ущерба своему здоровью. В такой разведенности по целеполаганию сущности деятельности мы видим основу понимания и оценки социальной направленности личности спортсменов, основу выявления особенностей спортивной направленности личности.

Факты о существе спортивной субкультуры, формирующей направленность личности спортсменов с младых ногтей - по самооценке их мотиваций, интересов, ценностных ориентаций и по оценкам этих показателей тренерами, а также по оценке обоими контингентами самого спорта как социальной ценности и его влияния на формирование личности, свидетельствуют, что с начала 1970-х гг. в российском спорте существенно изменились первоначальные мотивации приобщения к спорту. Для спортсменов того времени совсем не характерны были мотивы занятий элитарного характера. Для 1980-х гг. стала более характерной и конформность начальных мотиваций: лишь 9,5% контингента высококвалифицированных спортсменов на рубеже 1960-70-х гг. начали заниматься конкретным видом спорта по совету товарищей и тренера. В конце века эта позиция стала характерна в 39,7% случаев. Провозглашенный в ходе становления и развития современного олимпийского движения девиз «Главное не победа, а участие!», с точки зрения тренеров, стал абсолютно нехарактерен для современных спортивных состязаний. И абсолютное меньшинство самих спортсменов (всего около 6% спортсменов высокого класса) начали отмечать эту позицию при трактовке смысла спортивных состязаний. Столь же нехарактерна в их глазах и оценка спорта как фактора привлечения подрастающего поколения к занятиям спортом и физическими упражнениями вообще.

Понятно, что молодежная спортивная субкультура - исключение из иных типов молодежных субкультур вследствие своего институционального характера, а потому ее нельзя характеризовать как возникшую из потребности молодых людей к самовыражению, самоутверждению в обществе и невозможности по той или иной причине их удовлетворения традиционным путем. Да, но и здесь, чтобы самоутвердиться, молодому человеку сначала следует принять единообразие определенной разновидности молодежной субкультуры. И вряд ли при этом ему достаточно достигнуть определенного возраста, чтобы стать призванным членом конкретной - спортивной - молодежной группы, куда взрослому путь навсегда закрыт: он должен еще и добиться признания как активно функционирующий субъект института спорта, в отличие от субъектов иной разновидности молодежной субкультуры института спорта - околоспортивной, куда инфантильному взрослому путь отнюдь не закрыт.

Существование собственно спортивной молодежной субкультуры лишний раз подтверждает тот факт, что не следует обманываться и думать, что лишь неформальные молодежные объединения могут позволить молодому человеку самореализоваться, а формальные можно лишь использовать. И те и другие объединения являются неотъемлемой частью современных массовых обществ, и функции у них могут быть схожими. Разница лишь в том, что неформальные молодежные объединения создают сами молодые люди для себя, а они-то очень хорошо знают, что им надо. Формальные же молодежные объединения, создаваемые для молодых людей взрослыми, как правило, нацелены на достижение взрослых целей, которые не всегда соответствуют тому, что позволяет самореализоваться молодым людям и нужно ; именно им, а не взрослым.

В плане формирования спортивной субкультуры важно, что еще более 30 лет назад было показано, что занятия физическими упражнениями и спортом для здоровья и подготовки к жизни психологически отличаются от увлечения конкретным видом спорта ради достижения максимально возможного результата, поскольку лишь последнее может быть признано деятельностью, т.е. самостоятельной формой активности человека. Поскольку первое всегда является составной частью (элементом) другого, более важного для индивида, дела (учеба, служба, труд и т.д.), такая дифференциация потребовала расширения представлений о спорте и отказа от рассмотрения его лишь как средства физического воспитания.

При анализе особенностей влияния спорта на установки молодежи в контексте формирования спортивной субкультуры важно специально подчеркнуть «социализационный» потенциал спорта, проявляющийся в ускорении процессов социализации, его роль как фактора формировании самооценки, самоодобрения и саморегуляции. Спортсмен достаточно рано вполне реально вынужден в процессе спортивной деятельности в широком смысле, включая и тренировочный процесс, повседневно реализовывать возможности контроля и оценки своего вполне конкретного вклада. Даже учитывая тот факт, что реальный результат самоотдачи ощущается им и фиксируется окружающими гораздо позднее.

Для адекватной оценки феномена спортивной молодежной субкультуры и формирующихся в ее системе ценностных ориентаций нужно четко различать ее гуманистический потенциал и то, насколько этот потенциал практически реализуется, а также те связанные со спортом ценности, которые лишь провозглашаются (декларируются), и те, на которые люди действительно ориентируются в своем реальном поведении.

Наконец, важно учитывать не отдельные факты, касающиеся воздействия спорта (соревнований) на человека и отношения между людьми, а все их многообразие.

Двойственную оценку современного спорта выявляют опросы различных групп населения. И это неудивительно, поскольку спорт, будучи видом активной деятельности, в процессе которой решается и вопрос о внешнем масштабе самоопределения и самоутверждения личности, реально воспроизводит альтернативу современной культуры. Глубоко проникая в субкультуру в качестве социального института, он сохраняет и укрепляет сущностные механизмы социально-культурной жизни человека, определяя личностное становление индивида и формируя стили жизни. И, переходя в субкультуру индивида, формирует субъект как социально компетентную личность. Поэтому так важно специально рассмотреть особенности институционального и неинституционального типов субкультуры в институте спорта.

В отличие от околоспортивной субкультуры (неинституциализированной по сути), к спортивной субкультуре как субкультуре конкретного социального института нельзя отнести черты, которые отмечаются как сущностные особенности неформальных молодежных объединений. В частности, беспредметность общения, ибо «предмет», вокруг которого объединяются подростки, выполняет не деятельностную, а практически «тотемическую» функцию. Футбол для субъекта - не деятельностный компонент его жизнедеятельности, а дань моде, всего лишь повод для определенного типа общения. Специалисты совершенно справедливо отмечают то обстоятельство, что футбольные фанаты в массе не разбираются в азах футбола, как и фаны шоу-бизнеса, различая этикетки солистов и групп, обычно вовсе не меломаны и музыкально безграмотны.

Для субкультуры института спорта отнюдь не характерен и такой тип общности, как ситуативно возникшие массовые образования, члены которых сплочены только кратковременными совместными действиями либо относительно непродолжительной деятельностью. Например, аудитория спортивных зрелищ. В отличие от субъектов субкультуры института спорта, где из общения подростков вовсе не уходит предметность и рефлексивность, у спортивных «фанатов» таковые заменяются на зрелищные формы досуга, которые начинают выполнять для подростков функцию средств самоутверждения себя во взрослом мире. В субкультуре же спорта сама их трудовая профессиональная деятельность остается и предметной, и рефлексивной.

Двойственность влияния спорта и вовлеченности в спортивную субкультуру определяет тот факт, что юных спортсменов как субъектов спортивной субкультуры отличает от их сверстников более узкий круг интересов с ориентацией, главным образом, на пассивное потребление ценностей культуры. Такое положение во многом обусловлено целевой установкой спортивной деятельности - производство спортивного результата, которое диктует безразличие к личности спортсмена как со стороны самого спортсмена (отсюда допинг и т.д.), так и со стороны спортивных функционеров.

Ранняя профессиональная ориентация и, более того, специализация приводят к тому, что еще не овладев богатствами общей культуры, подросток овладевает определенной социальной ролью. Отсюда сужение круга интересов, круга общения и, тем самым, сужение круга референтных групп и определенный инфантилизм. В том числе и аспекте специфичности выбора референтных групп: здесь в меньшей степени учитывается уровень знаний, компетентность и в гораздо большей мере сам факт принадлежности к «клану» спортсменов. С этим связаны и определенная эгоистичность, и неумение общаться во время досуга и организовать его. Ведь полноценное общение возможно лишь в тех случаях, когда, с одной стороны, ты учитываешь интересы других, с другой -когда вследствие достаточной широты своих интересов общение достаточно интересно и для товарищей по совместному проведению досуга.

Как раз общение не «на равных» вследствие сильного расхождения интересов и заставляет спортсмена и многих его сверстников искать себе круг общения прежде всего среди других спортсменов, что в значительной степени закрепляет указанную однобокость. Можно сказать, что здесь имеет место определенное социально-педагогическое противоречие - с одной стороны, сужение круга интересов подростков на спортивной деятельности формирует достаточно сильную мотивацию к ней, с другой - такое сужение интересов приводит к нравственным потерям. Подросток к тому же начинает менее творчески подходить к делу, причем к любому. Отмечается также склонность к нормам двойной и корпоративной морали, стремление переложить ответственность на другого за принятие решений (в том числе в случае конфликтных ситуаций и в ситуациях, требующих нравственного выбора).

Преодоление негативных последствий социального инфантилизма в спортивной субкультуре лежит в организации межвозрастного общения, в русле создания условий для передачи опыта, поскольку наиболее эффективно процесс формирования личности идет не в условиях освоения готового опыта, а в условиях его передачи. Точнее, опыт общества лучше и продуктивнее усваивается в деятельности активной, когда сам спортсмен стремится научить чему-то другого, когда он выступает как активный участник процесса воспитания, как субъект деятельности, а не просто и только как ее объект. Лишь в таких условиях мы воспитаем нравственного человека, а не патриота команды, класса, спортивного клуба, зараженного корпоративной моралью. Да и спортивные достижения в этих случаях более высоки и стабильны. Примеры школы легкоатлетов В. Алексеева, школы метателей С. Бондарчука тому пример. Напомним, что в этих случаях совместно тренировались высококвалифицированные спортсмены и спортсмены менее опытные. Замкнутость же сегодняшних спортивных команд превращает спортивные коллективы в своего рода спортивные корпорации, где каждый ищет выгоду в основном для себя, а если не прямо для себя, то только для члена своей корпорации, т.е. для другого как члена своей корпорации. Вполне логично поэтому, что при участии в соревнованиях далеко не все субъекты спортивной субкультуры ориентируются на общепринятые нормы поведения.

Культивирование «группового эгоизма» и корпоративной морали в спортивных коллективах приводит к смещению ценностных ориентации в негативном плане у субъектов спортивной субкультуры. Вследствие этого в институте спорта его молодежная субкультурная общность во многом определяет определенную внутреннюю замкнутость по отношению к другим видам молодежной культуры, но эта определенная клановость отнюдь не аналогична клановости субъектов околоспортивной субкультуры. Ведь для них характерна профессиональная солидарность, в отличие от «клубной» солидарности фанов, вследствие чего для первых соперничество прекращается при выходе за пределы арены, тогда как для вторых оно в агрессивной форме по поводу и без повода выносится за трибуны стадиона, на городские улицы, затрагивая интересы и лиц, вообще чуждых феномену «боления».

Ценности молодежи и социализация в институте спорта[править]

В целом, при выделении наиболее значимых подходов к трактовке понятия «ценность» можно констатировать, что практически все они едины в том, что ценность есть своеобразная форма сознательного отношения субъекта к объекту по поводу удовлетворения своих потребностей и интересов.

Именно ценности составляют основу потребностей и интересов и поведения индивидов и социальных групп, причем каждая ценность имеет в своей основе двуединое основание: в индивиде как самоценном субъекте и в обществе как социокультурной системе. При этом индивидуальные или групповые ценности подвергаются оценке с позиций норм, принятых в обществе, причем возможно как позитивное следование им, так и конфликтное взаимодействие с ними.

Будучи органично включенной в личностную структуру и обеспечивая соответствие между индивидуальным опытом и универсалиями общечеловеческого опыта, система ценностных ориентаций одновременно транс-цендентна личности, поскольку задается социокультурным контекстом и является интегральным продуктом культуры социума в целом, и имманентно присуща личностной структуре, в силу чего определяет узловые моменты ее формирования.

В этой связи вполне закономерно, что процесс выработки ценностных ориентаций приобретает особую значимость именно для становящейся личности, будучи основным фактором ее социализации и обеспечивая соответствие между индивидуальным опытом и универсалиями общечеловеческого культурного опыта, определяя узловые моменты ее формирования.

Вследствие этого смысловым ядром анализа ценностных ориентаций в сфере гражданского самосознания не может не стать рассмотрение специфических условий вхождения индивида в культуру социума с учетом вхождения субъекта в систему спорта как социального института, то есть рассмотрение условий формирования подростка как индивидуальности. А потому рассмотрение проблемы молодежной спортивной субкультуры вне контекста обсуждения роли и места спорта как социального института в жизни социума практически бесперспективно, ибо именно институт спорта наравне с институтом образования делает сегодня доступными социальные ценности любому входящему в социум субъекту, независимо от морального, нравственного, образовательного и т.д. потенциала его семьи.

В случаях, когда речь идет о становлении индивидуальности, следует говорить уже не просто о социализации, но о становлении социальной направленности личности. Понятно, что здесь на первый план выступает не столько потенциальный социально-профессиональный статус подростка и его ценностные ориентации на трудовую деятельность, сколько сам процесс вхождения индивида в культуру социума.

Тем самым в центре внимания оказываются позиции субъекта, выступающего в одной из альтернативных ипостасей. В одном случае это пассивный исполнитель принятых кем-то законодательных актов, причем нередко исполнитель бездумный, не рассуждающий. Следствием такой позиции может стать как правопослушное поведение, так и поведение противоправное, девиантное (отклоняющееся), но всегда в поступках такого человека будет сквозить безразличие к делам государства, общества и окружающих. В другом - речь будет идти о молодом человеке, имеющем личностную позицию в отношении всего происходящего вокруг него и стремящемся активно повлиять на разрешение возникающих социальных проблем.

В сфере спорта отношение и поведение индивида детерминированы рядом факторов: убеждениями относительно ценности спортивной деятельности, самооценкой своего физического развития, состоянием здоровья, усвоенными социальными нормами, регулирующими уровень двигательной активности, личными целями занятий и, наконец, принятыми стратегиями достижения этих целей.

Для комфортного самочувствия индивида очень важным является то, связаны ли его главные цели с внешней мотивацией (например, со стремлением поставить спортивный рекорд) или же с мотивацией внутренней (цели по своей сущности центростремительные, например, самореализация в процессе занятий спортом либо спортивно-восстановительными упражнениями). Преимущество стремлений, связанных с первым типом мотивации, обычно негативно коррелирует с комфортным состоянием человека, так как спорт стал сугубо профессиональной деятельностью. Поэтому только немногие индивиды имеют шанс показать рекордные результаты. Кроме того, достижение высших результатов все более зависит не только от усилий самого спортсмена, но и от профессионализма и компетенции сотрудничающих с ним специалистов.

Каждая эпоха рождает свой тип мировоззрения, новые знания, новый жизненный опыт, непрерывно изменяя наши взгляды на окружающий мир, на самого человека, на его место в нем. За последние три столетия цивилизация достигла удивительного могущества, и, чтобы использовать его во благо людям, необходимы самые разнообразные знания и то рациональное, что добыто современной наукой. Социальную значимость приобретают те сферы жизни общества, которые непосредственно связаны с образованием, воспитанием, формированием человека как личности с его социализацией.

В современной социологии социализация рассматривается как процесс интеграции индивида в общество, в различные типы социальных общностей (группа, социальный институт, социальная организация) посредством усвоения им элементов культуры, социальных норм и ценностей, на основе которых формируются социально значимые черты личности. Именно благодаря социализации каждый человек, обретая свою социальную сущность, включается в определенные социальные отношения и интегрируется в социальную систему.

Многие социальные ситуации проигрываются в спортивной деятельности, что позволяет спортсмену нарабатывать для себя жизненный опыт, выстраивать особую систему ценностей и установок. Именно спортивная деятельность - основной и непосредственный носитель механизмов социальных отношений для субъектов с активной установкой на ценности спорта как социального института. Эти отношения получают предельно концентрированное выражение в процессе формирования личностных характеристик. Следует подчеркнуть, что быть включенным в социальные отношения через спортивную деятельность и заниматься социально организованной деятельностью в системе спорта как социальном институте щ не одно и то же. Различие состоит в том, что субъектом спортивной деятельности являются не только отдельные личности, но и общности и общественные организации, в которых у личности формируются установки на деятельность и потребность в общении. Утверждение, что спорт является предметно выраженной сферой общих социальных интересов и фактором, укрепляющим целостность общества, говорит в пользу социальной природы спорта как специфически воспитательного фактора формирования личности.

Социальный институт спорта, поскольку его современная модель дает человеку возможность оценить свое отношение к социуму и через эти отношения оценить свое место в обществе, становится одним из наиболее общественно важных явлений.

В социокультурном контексте социализации личности спорт выступает в нескольких ипостасях:

  • во-первых, как социальная технология с четко организованной системой заранее известных правил и моделей поведения;
  • во-вторых, как социальный институт формирует социально-профессиональный статус субъекта, поскольку спортивная деятельность позволяет занять в социуме вполне определенное место;
  • в-третьих, спорт формирует вполне определенные социальные отношения.

Однако институт спорта далеко не автономен. Он, равно как и другие социальные институты, имеет лишь относительную самостоятельность. Тем не менее эксперты констатируют, что спорт способен сформировать представление о жизни и мире, поскольку именно в спорте наиболее ярко проявляются такие важные для современного общества ценности, как равенство шансов на успех, достижение успеха, стремление быть первым, победить не только соперника, но и самого себя. Люди, прошедшие «школу спорта», убеждены, что спорт помог им воспитать веру в свои силы и возможности, а также умение ими воспользовать ся. Спорт учит идти на жертвы ради достижения цели. Уроки, усвоенные юными спортсменами на спортивной арене, затем, как правило, помогают и в жизни. Многие из спортсменов утверждают, что именно спорт сделал из них человека, реализующего принцип современной жизни: «рассчитывать на самого себя».

Для понимания особенностей спортивной субкультуры как фактора социализации важно понимание условий самоидентификации личности в отношении ближайшего окружения и социума в целом, что определяет собственно процесс интеграции личности в социум. При этом его эффективность в данном случае зависит от того, насколько ценности спорта совпадают с ценностями конкретного социума и конкретной личности.

Осознание взаимосвязи между спортом и социумом способствовало росту интереса к проблемам социализации в области спорта, в том числе и в аспекте изучения проблемы социализации в целях построения педагогики спорта на социально-научном фундаменте.

Поскольку основными показателями «социализированности» личности сегодня считаются содержание сформированных установок, стереотипов, ценностей человека, адаптиро-ванность личности, «нормотипичность» ее поведения и социальная идентичность, то основным ее критерием, очевидно, следует считать степень независимости личности, ее «самость». При этом в социальной идентичности следует выделять такие основные уровни, как: общечеловеческий уровень, т.е. осознание индивидом себя представителем вида Homo sapiens, видение и понимание глобальных проблем человечества; групповой уровень, т.е. осознание своей принадлежности к общностям среднего уровня, имеющим биологическую, социально дифференцированную и культурную основу (расовые, национальные, классовые, профессиональные, половозрастные аспекты); индивидуальный уровень - осознание собственной неповторимости.

Институциональный подход к проблеме социализации заставляет обратиться к проблематике таких социальных институтов, как семья, образование, молодежные организации, значимость которых определяется как их объективными возможностями обеспечения интеграции субъекта в социум, так и субъективным восприятием указанных социальных феноменов, активизирующих личностный потенциал.

Существование в институте спорта вполне определенной субкультуры определяет тот факт, что индивид, совершенствуясь в спортивном мастерстве, вступает в новую фазу социальных отношений. Выезды на соревнования в другие города и страны, получение первых гонораров, спортивные победы выводят его отношения в системе института спорта за рамки собственно сферы межличностных отношений, вводя в сферу отношений социальных. И это относительно рано, раньше, чем его сверстникам, позволяет спортсмену активно интегрироваться в общественную жизнь, усваивать образцы и нормы поведения, формировать социальные установки.

Еще более высокая социальная ответственность ложится на спортсмена на этапе активной спортивной карьеры, когда его образ жизни становится моделью социального поведения.

Не менее значим для становления личности в спорте, что во многом определяет и особенности институциональной спортивной субкультуры, такой аспект социальной ответственности спортсмена, который связан с противоречиями, обусловливаемыми противоречиями личных и общественных интересов в сфере спорта: его личные интересы далеко не всегда согласуются с интересами спортивного клуба или команды. Более того, интересами социума в целом. Все больший контингент спортивные соревнования привлекают в основном тем, что здесь можно заработать, поднять свой престиж и т. д. В частности, нередко спортсмен стоит перед дилеммой: как не пропустить коммерческий старт и в то же время сохранить спортивную форму для успешного выступления за сборную страны. И это нередко является причиной того, что субъект в своем реальном поведении при решении проблемы нравственного выбора начинает ориентироваться не на принципы «Фэйр Плэй», а на иные ценности. Вот почему к этому и последующему периодам социализации стоит подходить с особым вниманием.

Исходя из того, что в период расцвета спор-тивной карьеры деятельность спортсмена на этом этапе социализации относится к тем видам трудовой деятельности, которые в определенной степени выполняют роль «социального маяка» для населения и, прежде всего, для подрастающего поколения, оставлять эту сферу без соответствующего ее значимости внимания государства вряд ли рационально. Тем более, что в последние годы спортивная деятельность получила правовое признание как деятельность трудовая, профессиональная. Вследствие этого социальная ответственность в спорте должна не только формироваться с помощью эффективного воспитательного процесса, но и регламентироваться нормативно-правовыми документами.

Перспективы и особенности спортивной субкультуры во многом определяются сочетанием следующих факторов:

  • возможностью передачи позитивного социального опыта и опыта социально-позитивного общения без видимого воспитательного воздействия педагога;
  • возможностью приобщения к трудовой деятельности в игровой форме, поскольку участие в тренировочно-подготовительном процессе к собственно соревновательной деятельности носит по существу именно трудовой характер;
  • вследствие этого спортивная деятельность содействует формированию способности к концентрации усилий и воспитанию воли подростка;
  • игровая форма и соревновательный характер деятельности помогают решить и такую важную для подростка проблему, как самоутверждение его как личности, причем самоутверждение в позитивной в социальном плане форме;
  • немаловажно также, что в процессе спортивной деятельности вследствие самореализации и «престижной удовлетворенности» «гасится» фиксируемая многими авторами роль такого подростка как неформального лидера-дезорганизатора, чем по сути дела во многом предотвращается формирование девиантного поведения. Именно спортивная деятельность помогает, например, преодолеть такой негативный для процесса социальной адаптации и реадаптации фактор, как нахождение социально дезадаптированного подростка в относительной изоляции, в состоянии «отрешенности» при отношениях с ближайшим окружением, своими сверстниками

Весьма важным моментом для понимания социально-психологических особенностей спортивной субкультуры становится тезис: исходная мотивация во многом определяет мотивации в течение последующей спортивной карьеры и поведение в повседневной жизни. Вследствие этого в целях профилактики девиантного поведения вовлеченных в систему спорта подростков нельзя упускать из виду, что интересы подростков к определенным видам физических упражнений основываются на агрессивном отношении к сопернику. Однако это «не вся правда»: феномен скрытой агрессии нередко выступает не только как фактор выбора - он в то же время является следствием влияния определенных форм физкультурноспортивной активности.

На этот факт впервые было обращено внимание лишь в последней четверти прошлого века. Так, было установлено, что занятия физическими упражнениями в разных формах способствуют формированию определенных ценностных ориентации личности и формируют ее общесоциальную направленность. Впоследствии было выявлено влияние конкретных видов спорта на агрессию в повседневной жизни: во многих случаях до начала занятий в секциях единоборств подростки не были агрессивны, но в процессе занятий это качество сформировалось и начало реализовываться в повседневном поведении. Разумеется, здесь многое зависит и от таких факторов, как личность тренера, педагогические технологии, используемые в тренировочном процессе, и т.д.

Негативно сказывается на социализации субъектов спортивной субкультуры и тот факт, что вхождение в институт спорта создает предпосылки ограничения влияния на процесс социализации других социальных институтов общества - института образования и института семьи, что приводит к усилению влияния на подростков СМИ, которые сегодня отдают предпочтение культивированию индивидуалистических и корпоративных интересов. Культивирование ориентаций такого типа в среде незрелых личностей ведет если не к отрицанию норм общественной морали и права, то к снижению, по мнению подростков, их значимости. Усугубляет ситуацию дефицит личностного общения, о котором мы уже говорили, в сочетании с доминированием формализованного, безличностного общения. А это, в свою очередь,становится предпосылкой утраты нравственного чувства и асоциального и даже антисоциального поведения в повседневных условиях.

Особого внимания требует к себе тот факт, что вырабатываемые в субкультурах института спорта социальные установки (агрессивность поведения, корпоративная мораль и т.п.) могут в определенных условиях развиться в прецеденты массового экстремизма, принимая формы социального конфликта с негативными последствиями. Это положение необходимо учитывать в социальных технологиях работы с молодежью как спортивной субкультуры (здесь должна быть выработана система релаксационных мероприятий), так и околоспортивной субкультуры (формирование этики и дисциплины поведения «болельщика»).

Ценностные ориентации молодежи в институте спорта как собственно спортивного типа, так и околоспортивной направленности имеют определенные внутренние конфигурации, выраженные в некоем комплексе качеств, которые и определяют стиль поведения спортсмена и его взаимоотношения с другими людьми. Будучи институционально обусловленными, они практически мало зависят от региональных условий, т.е. являются специфичными для данного типа субкультуры.

Социально-психологические особенности спортивной субкультуры в контексте спортивной педагогики[править]

На фоне достаточной проработанности проблемы морфо-функциональных предпосылок эффективности спортивной деятельности «белым пятном» в значительной степени все еще остаются социокультурные и социально-психологические особенности спортивной субкультуры. А ведь отмечаемая экспертами относительная стабильность характерных для нее ценностных ориентаций может служить предпосылкой диагностики перспективности и потенциальной эффективности юного спортсмена. Однако репрезентативным и практически ценным для выводов является не только фиксация реалий ценностных ориентаций на текущий момент спортивной деятельности, но обязательное обращение к особенностям динамики и трансформации мотиваций в процессе спортивной карьеры.

Условно можно выделить следующие группы мотивов: вербально-конформные, гедонистические, спортивные, утилитарные, прагматические (решить проблемы вне сферы спорта) и престижные.

Эксперты констатируют достаточно тесную связь исходных и сиюминутных мотиваций спортивной деятельности, что позволяет считать этот показатель диагностическим признаком перспективности юного спортсмена. В целом на основе анализа взаимосвязи исходных мотивов, мотивов перехода из секции в секцию или из одного вида спорта в другой и мотиваций на текущий момент можно говорить об относительной стабильности мотиваций спортивной активности. Но не в том плане, что сама спортивная деятельность практически не влияет на динамику ценностных ориентаций спортсмена, его мотиваций в процессе спортивного совершенствования: скорее, речь должна идти о том, что соотношение этих факторов определяется не только спецификой спортивной деятельности. Разумеется, спортивная деятельность является мощным фактором формирования социально-психологических качеств личности, но в то же время существуют определенные «колеи», по которым развивается исходная мотивация (табл.).

Вербально-конформные мотивы, к каковым следует отнести и мотив «укрепить здоровье», положительно коррелируют с гедонистическими и отрицательно или весьма слабо - со спортивными, на среднем уровне - с утилитарными и отрицательно - с некоторыми прагматически-меркантильными. В то же время достаточно тесны связи спортивных мотивов с мотивами прагматически-меркантильными и утилитарными и высокие отрицательные связи отмечаются в этом случае с мотивами гедонистическими.

Более детальный анализ матрицы коэффициентов парных корреляций мотивов физкультурно-спортивной деятельности показал, что высокие связи исходных мотивов (мотивов приобщения к спортивной деятельности) и мотивов на текущий момент отмечаются в следующих случаях: самоутверждение - с азартом спортивной борьбы, возможностью получить материальное обеспечение своей деятельности в спорте, преимущество при поступлении в вуз, со стремлением добиться высокого спортивного результата; укрепить здоровье - с фактором «снять усталость»; получить навыки занятий физическими упражнениями - со стремлением добиться высокого спортивного результата, воспитать волю, характер, снять усталость; азарт спортивной борьбы - с самоутверждением, нацеленностью на высокий спортивный результат и получение преимуществ при поступлении в вуз; получение преимущества при поступлении в вуз — с самоутверждением, азартом спортивной борьбы и меркантильными соображениями (получение материального обеспечения собственно спортивной и околоспортивной деятельности; воспитать волю, характер - с желанием получить навыки занятий физическими упражнениями; стремление снять усталость - с желанием укрепить здоровье, воспитать волю, характер и приобрести навыки занятий физическими упражнениями; нацеленность на высокий спортивный результат имеет наивысшие связи с самоутверждением, привлекательностью азарта спортивной борьбы и стремлением приобрести навыки занятий физическими упражнениями.

Трансформация мотиваций в процессе спортивной карьеры подростка

Мотивы приобщения к спорту

Мотивы перехода в другую секцию и смены специализации

Мотивы на момент опроса

Вербально-конформные

Вербально-конформные

Вербально-конформные

Гедонистические

Утилитарные

Прагматические

Престижные

Прагматические

Спортивные

Престижные

Прагматические

Спортивные

Престижные

Престижные

Спортивные

Прагматические

Спортивные

Спортивные

Спортивные

Прагматические

Спортивные

Прагматические

Утилитарные

Утилитарные

Утилитарные

Гедонистические

Гедонистические

Гедонистические

Гедонистические

Утилитарные

Гедонистические мотивации имеют отрицательные связи высокого уровня со стремлением решить бытовые проблемы за счет занятий спортом, с достижением высоких спортивных результатов и самоутверждением.

Логичен вывод о диагностической ценности анализа исходных мотиваций занятий спортом и их динамики и практической прикладной ценности анализа социально-психологических характеристик личности в целом и ее мотиваций. В частности, на основе анализа начальных мотиваций подростка можно прогнозировать перспективность в отношении спортивного совершенствования и достижения высшего спортивного мастерства. Установлено, что наибольшие перспективы в отношении спортивного совершенствования отмечаются вне зависимости от их реальной спортивной квалификации у эгоцентричных подростков с исходно «спортивными» и прагматически-меркантильными мотивами.

Различия в мотивационной обусловленности начала занятий практически не зависят от спортивной квалификации на текущий момент (коэффициент ранговой корреляции Спирмена колеблется в пределах 0,80-0,95), но уже после 2-3 лет занятий, т.е. к моменту начала спортивной специализации, расхождения в мотивации занятий становятся более заметны. В этой связи в данный период рационально начинать отбор по социально-психоло-гическим качествам перспективных подростков для спортивного совершенствования.

Особое внимание следует уделить нравственным аспектам становления личности подопечных, ибо высокая мотивация подростков к самоутверждению и стремление добиться высоких результатов «здесь и сейчас» в сочетании с прагматическими ориентациями нередко приводит к пренебрежению принципами спортивной этики.

Активные и регулярные занятия спортом не повышают, а снижают ориентацию на нравственное поведение в спорте. Исследования, проведенные в разное время и в разных странах, свидетельствуют о том, что те, кто не участвуют регулярно в спортивных соревнованиях, проявляют гораздо больше желания выступать за соблюдение кодекса честной игры, чем участники состязаний, а интенсивно участвующие в спортивных соревнованиях в течение нескольких лет, как правило, проявляют меньшую склонность связывать себя правилами честной игры. Отмечается и связь нацеленности на «Фэйр Плэй» со спортивной квалификацией индивида: если среди спортсменов низкой квалификации готов ради победы на бесчестный поступок в соревнованиях каждый пятый, то среди спортсменов I разряда и выше таковых уже больше - практически каждый третий. При этом многие из них достаточно часто готовы нарушать правила в целях достижения успеха не только во время соревнований (каждый пятый полагает, что в важной и ответственной спортивной игре допустимы все средства), но и в обыденной жизни: в этих условиях готов совершить нечестный поступок во имя личной выгоды каждый двенадцатый спортсмен.

Достаточно четко выявляется корпоративность этически-моральных установок субъектов спортивной субкультуры: при доминирующих установках на личную победу и на победу команды в одинаковой степени отмечается безразличие к соблюдению правил «Фэйр Плэй». Менее всего характерны отклонения в спортивной этике для подростков, видящих основной смысл состязаний в самосовершенствовании и самом процессе спортивной борьбы, но именно они в наименьшей степени нацелены на спортивное совершенствование как основную ценность занятий спортом.

Раннее формирование «спортивных» мотиваций существенно сказывается на спортивной карьере: для спортсменов наиболее высокой квалификации уже в начале спортивной деятельности характерен в качестве целевой установки девиз «Важнее всего результат». Этот фактор нередко приводит к осознанию их занятий в системе детско-юношеского спорта как собственно трудовой деятельности и тем самым к отказу от гедонистических моментов функционирования в институте спорта. Вследствие этого, видя бесперспективность своего дальнейшего совершенствования в «любимом» виде спорта, они проявляют достаточно выраженную установку на изменение спортивной специализации, даже если вновь избираемый вид спорта им не очень нравится.

Учет социально-психологических особенностей спортивной субкультуры и ее субъектов позволяет индивидуализировать процесс спортивного совершенствования, создать устойчивые и сильные мотивации к спортивной деятельности, выработать установки на спортивное совершенствование. В этом плане важно учитывать следующие моменты: особенности мотиваций перспективных спортсменов;закономерности трансформации мотивов в процессе спортивной карьеры; момент спортивного совершенствования, когда наиболее эффективен отбор по социально-психологическим характеристикам.

Спортивная субкультура и проблемы спортивного отбора[править]

Отбор по социально-психологическим качествам субъектов спортивной субкультуры целесообразно начинать уже на этапе начальной спортивной подготовки, одна ко поскольку в этот период не столь явны различия перспективных и неперспективных спортсменов по чисто «спортивным» мотивам, особое внимание следует обращать на степень конформности подростка, круг его референтных групп, особенности интересов. Тем не менее, если на этом этапе выявляется индивид с четко выраженными спортивными и прагматически-меркантильными ориентациями - при прочих равных условиях предпочтение, безусловно, следует отдать ему.

Должное внимание необходимо уделить готовности спортсмена перейти в другую секцию и даже изменить спортивную специализацию в целях быстрого достижения результатов. В первую очередь это касается переходного периода «начальная спортивная подготовка - спортивная специализация», т.е. в момент перехода в учебно-тренировочные группы. Именно поэтому важно наладить взаимодействие между тренерами разных спортивных специализаций по обмену учениками, не вполне соответствующими начальной спортивной специализации, но готовыми продолжать совершенствование в ином виде спорта.

Учитывая, что вопреки широко распространенному мнению о перспективности спортсменов с акцентированными коллективистскими началами, более перспективны эгоцентрические личности, следует более взвешенно, с учетом ее причин, подходить к проблеме конфликтности. Конфликтность в отношениях с тренером и спортивным коллективом, особенно если она сочетается с конформностью в обыденной жизни, должна послужить сигналом о «застое» в результативности тренировочного процесса и заставить искать средства разрешения конфликтной ситуации в смене спортивного коллектива или создании предпосылок спортивного совершенствования даже в ином виде спорта.

Особое внимание необходимо контингенту с признаками социальной инфантильности - именно ограничение круга интересов во многих случаях дает позитивный эффект с позиций перспектив спортивной карьеры.

В целях профилактики конфликтов с принципами спортивной этики требуют к себе внимания спортсмены с высокой мотивацией к самоутверждению в сочетании с прагмати-чески-меркантильными ориентациями. Однако, учитывая тот факт, что именно таковы социально-психологические характеристики перспективных спортсменов, вмешательство педагога должно быть максимально щадящим самолюбие подростка.

Таким образом, можно утверждать, что потенциальные возможности спорта для реализации социокультурных ценностей не реализуются автоматически, тем более в полном объеме. В зависимости от конкретной ситуации, конкретных исторических условий под воздействием различных факторов меняются содержание, характер, направленность и значимость спорта, и на первый план выходят его гуманистические ценности или преобладающими становятся антигуманные явления, и его культурный потенциал используется в большей или меньшей степени. Не в последнюю очередь это зависит от спортивного педагога, степени его опоры в своей деятельности на культурный потенциал социума.

Подводя итоги, следует констатировать, что воспитательный потенциал института спорта можно реализовать лишь создавая предпосылки устранения социально негативных моментов молодежной спортивной субкультуры. Иными словами, социализация «через институт спорта» может стать социально позитивным фактором, фактором становления гражданина лишь в случае опоры спортивного педагога на формирование социальной компетентности личности и вполне определенных моделей поведения путем влияния на конкретные базовые ценностные ориентации подростков.

Глоссарий[править]

Гедонизм — этическое учение, согласно которому целью жизни и высшим благом признается наслаждение.

Девиантность - отклонение от общепринятых норм поведения.

Конформность — готовность человека уступить реальному или воображаемому давлению группы, проявляющаяся в изменении его поведения и взглядов, несмотря на не разделявшуюся им позицию большинства; позиция согласия с общепринятыми нормативами нормами, эталонами, принципами, ценностями и взглядами.

Маргинальность — понятие, используемое в социологии для анализа пограничного положения личности по отношению к ка-кой-либо общности, накладывающего тот или иной отпечаток на его психику и образ жизни.

Референтная группа - реальная или устойчивая социальная общность, с которой индивид соотносит себя как с эталоном, и на нормы, мнения, ценности и оценки которой он ориентируется в своем поведении и самооценке.

Спорт — исторически сложившийся социальный институт профилированного развития физических, психических и иных способностей человека в целях их сопоставления в условиях соревновательной деятельности (достижение рекордных результатов и/или победы в соревнованиях).

Спортсмен — субъект института спорта, имеющий целью профилированное развитие своих физических, психических и иных способностей в целях их сопоставления в условиях соревновательной деятельности.

Спортсмен-любитель — лицо, регулярно использующее соревновательную деятельность в качестве средства рекреации.

Спортсмен-профессионал — лицо, для которого участие в соревнованиях и подготовка к ним является профессионально-трудовой деятельностью.

Субкультура — система норм и ценностей, отличающая конкретную социально-демографическую или профессиональную группу от общепринятых, характерных для культурных традиций социума в целом.

Спортивная субкультура — система норм и ценностей, вырабатываемая в институте спорта его субъектами в процессе подготовки к профессионально-трудовой деятельности в качестве спортсмена.

Субъекты молодежной спортивной субкультуры - контингент, осваивающий основные принципы использования культурного потенциала общества по физическому и/или иному совершенствованию в русле подготовки к профессионально-трудовой деятельности в качестве спортсмена.

Библиография[править]

Аруцев М. А., Винник В. А., Козлова B.C. (2005). Институт спорта в системе формирования ценностных ориентаций молодежи (социологический анализ). Мн.: ЧУП «Квадрат-Пресс». [Раскрывается роль спорта в формировании ценностных ориентаций молодежи.]

Винник В. А., Пономарчук В. А. (1994). Спорт и ценностные ориентации подростков. - Информационный бюллетень ФИСО МО РФ, № 6, 44 с. [Характеристика ценностных ориентаций подростков в отношении спорта.] Левикова С. И. (2004). Молодежная субкультура: Учебное пособие. М.: ФАИР-ПРЕСС, 608 с. [Дан анализ содержания, структуры и особенностей молодежной субкультуры.] Пономарчук В. А. (1994). Человек в мире спорта: проблемы становления личности. М.: ФИСО, 118 с. [Обсуждаются проблемы формирования личности в спорте.]

Пономарчук В.А., Козлова B.C. (2002). Институт спорта: история и реалии. Минск, 266 с. [История формирования социального института спорта и различные аспекты его функционирования.]

Российская молодежь: проблемы и решения. (2005). М.: Центр социального прогнозирования, 648 с. [Социологическая характеристика молодежи России.]

Brake М. (1980). The Sociology of Youth Culture and Youth Subcultures. London. [Социологический анализ культуры и молодежной субкультуры.]

Schwendter R. (1976). Theorie der Subkultur. Frankfurt am Main. [Основные положения теории субкультур.]

БИОГРАФИЧЕСКАЯ СПРАВКА

Винник Вера Андреевна — кандидат педагогических наук, кандидат в мастера спорта. Доцент кафедры теории и методики физической культуры Белорусского государственного педагогического университета им. Максима Танка. Федорова Татьяна Юрьевна — кандидат социологических наук, мастер спорта. Доцент кафедры физического воспитания Московского государственного университета путей сообщения (МИИТ).