Спорт-вики — википедия научного бодибилдинга
NEWS:

Материал из SportWiki энциклопедия
Перейти к: навигация, поиск

Источник:
«Спортивная энциклопедия систем жизнеобеспечения».
Редактор: Жуков А.Д. Изд.: Юнеско, 2011 год.

Основные современные проблемы экономики спорта[править]

Владимир Андрефф Почетный профессор Университета Париж Пантеон-Сорбонна, Франция

Обзор основных проблем, касающихся взаимодействия спорта и экономики, прежде всего, подразумевает проведение строгих границ между практической и теоретической сторонами спортивной экономики. Практическая сторона спортивной экономики обращается к таким проблемам, как оценка экономической значимости спорта, схематичное описание экономической основы занятия спортом и спортивных мероприятий, приводящих к появлению целого многообразия растущих и даже глобализирующихся рынков спортивной индустрии, и эмпирическое изучение взаимосвязей между спортом и экономическим развитием (или экономической отсталостью) стран. С другой стороны, спорт является площадкой, на которой традиционные инструменты экономистов получают все большее распространение.

Проблемы, которыми занимаются экономисты, стали весьма многочисленными. В данной главе рассматриваются самые важные темы, затрагивающие основные проблемы спортивной экономики: экономические детерминанты спортивного выступления; экономическое влияние спортивных мегасобытий; экономика профессиональных командных видов спорта; глобализация рынка спортивных талантов; и некоторые дисфункции в спорте, связанные с большими финансовыми инвестициями в индустрию спорта.

Глобализация спортивной экономики[править]

Экономическая значимость спорта[править]

Существует три методологических инструмента составления финансовой отчетности в сфере национальной экономики, используемых для измерения экономической значимости спорта: национальный доход и статьи расходов, таблица приход-расход (производство-потребление) и методика использования сателлитных (сопутствующих) счетов.

Доходные статьи национального бюджета определяются исходя из фактического макроэкономического равновесия с использованием формулы:

Y = C+G + I + ΔS + X- M, (1)

где Y - валовой внутренний продукт (ВВП); С - потребление в частном секторе экономики; G — потребление в общественном секторе экономики; I - валовой прирост основного капитала (GFCF); ΔS — изменение объёма запасов; X — экспорт и М - импорт. Величина

Y — (X - М) = TDE (полные итоговые внутригосударственные расходы) также часто является важным расчетным параметром в экономических расчетах, касающихся спорта, при рассмотрении статей (и источников) финансирования расходов на национальный спорт. Общая величина расходов на финансирование спорта представляют собой сумму финансов, направляемых правительством - G, местными органами власти - LA (G+LA: государственное финансирование спорта), частными лицами -Н и предприятиями (спонсорами и СМИ) - Е (Н+Е - частный капитал, вкладываемый в спорт), в итоге:

TDE =G + LA + Н + Е. (2)

Например, Англия публикует статьи отчетности в области спортивной экономики с точки зрения доходности согласно формуле (1) с 1985 г., в то время как Франция использует формулу расходов (затрат) (2) при регулярной публикации соответствующей статистики с 1990 г. (табл. 1).

таблица 1. Спортивная экономика с точки зрения национального дохода (Англия) и национальных затрат (Франция)

Спортивная экономика Англии (млн фунтов стерлингов)

1985

2000

2005

2008

% в 2008

Валовая добавленная стоимость в спортивной экономике

3358

10373

15471

16668

100

Коммерческий спорт

1027

3276

3924

4327

26,0

Некоммерческий спорт

1776

4945

7887

8636

51,8

Благотворительный сектор

93

1256

2312

2110

12,6

Общественный сектор

462

896

1341

1596

9,6

Соотношение (в %): валовая добавленная стоимость в сфере спорта/ВВП

1,2

1,5

1,7

1,5

Спортивная экономика Франции (млрд евро)

1990

2000

2005

2007

% в 2007

Расходы частных лиц на спорт

7,6

12,3

15,2

16,4

49,7

Расходы предприятий на спорт

0,6

1,7

3,1

3,2

9,7

Правительственные расходы на спорт

1,2

2,8

3.0

3,2

9,7

Расходы местных властей на спорт

3,8

7,6

9,1

10,2

30,9

Итого

13,2

24,4

30,4

33.0

100

Соотношение (в%): национальные расходы на спорт/ВВП

1,2

1,7

1,76

1,75

Источник: SIRC (2010) и Statlnfo, Государственный секретариат Франции по делам спорта.

Матрица производство-потребление (МПП) позволяет судить об общем состоянии внутренней экономики страны, поскольку объединяет различные отрасли экономики (индустрии, сферы экономики) в некую общую систему взаимозависящих компонентов. Строка МПП, скажем для сферы экономики У, может быть представлена в виде формулы:

Xj = ΔiXij- Ху + Aj + Wj+ Tj + Pj, (3)

где Xj - продукция, выпущенная сферой экономики (индустрией) j; ΔiXij полное промежуточное потребление продукции индустрии i сферой экономики j; Aj - потребление основного капитала (амортизация) в индустрии j; Wj - полная заработная плата, выплаченная в сфере экономики j; Tj- налоги, выплаченные индустрией j; Рj - прибыль производителей в сфере экономики j, в то время как добавленная стоимость в индустрии j есть Vj=Wj+ Tj + Pj.

Столбец МПП описывает то, как вклад индустрии i распределяется по промежуточным статьям потребления Хji всех отраслей экономики:

Хi = ΔiXijj + Ci+ Gi + GCFCi + ΔSi + Xi(4)

где Сi - суммарное потребление продукции i в частном секторе экономики; Gi - то же самое в общественном секторе экономики; GCFCi - прирост валового основного капитала за счет продукции I; ΔSi — изменение объема запасов; Хi — экспорт i.

При этом итоговый спрос на продукцию г:

Yi = Сi + Gi + GCFCi + ΔSi + Xi. МПП описывает не только полное фактическое макроэкономическое равновесие, включая равенство между полной добавленной стоимостью и полным суммарным спросом для всех отраслей экономики, - но также и стойкую взаимозависимость всех отраслей экономики (всех индустрий).

Моделирование на основе канадской МПП использовалось для описания спортивного «индустриального кластера» (т.е. подмножества всех индустрий, имеющих сколько-нибудь значительную связь со спортивной деятельностью и их взаимоотношений). Две основные отрасли экономики (индустрии) в этом кластере - индустрия спортивных товаров (индустрия 147 в классификации МПП, принятой организацией Statistique Canada) и индустрия спортивных услуг. Последняя из упомянутых идентифицируется с индустрией 203: «Театр, спорт и другие сферы проведения досуга», продукция которой (услуги) составляет две трети всех спортивных услуг. Экзогенное увеличение суммарного спроса, адресованного этим индустриям, моделировалось с помощью компьютерных программ для того, чтобы узнать, какие отрасли экономики (какие индустрии) имеют максимальное количество связей. Данные вычисления были выполнены для 1990 г.

В Германии экономическая модель, названная SPORT (СПОРТ), интегрирует спортивную экономику в МПП Германии, начиная с 1993 г. Специальная подматрица МПП, относящаяся к спортивной экономике, интегрируется в общую МПП, утвержденную статистической организацией Statistiches Bundesamt и описывающую всю экономику Германии. Эта специфическая подматрица включает семь строк в дополнение к 58 строкам общей немецкой МПП: (i) велосипеды; (ii) спортивное снаряжение, (iii) спортивная обувь; (iv) спортивная одежда; (v) сфера коммерческих услуг в области спорта; (vi) спортивные услуги, предоставляемые клубами и ассоциациями; (vii) спортивные услуги, предоставляемые государственными организациями и местными властями (федеральным правительством, землями, муниципалитетами).

Совокупная добавленная стоимость этих семи специфических спортивных индустрий (отраслей экономики) составляла на 1998 г. приблизительно 1,4% ВВП Германии (суммарный вклад данных отраслей в экономику страны превысил вклад в нее всей текстильной промышленности Германии). Эконометрическая модель SPORT основана на взаимоотношениях между семью упомянутыми спортивными отраслями экономики и 58-ю другими индустриями единой МПП страны (в самой детальной версии модель содержит 150 переменных и 36000 уравнений, охватывая при этом 65 отраслей промышленности). Она использовалась при вычислениях, которые показали, что в 1998 г. 2,4% всех трудящихся Германии были заняты в семи спортивных отраслях промышленности. Другое моделирование продемонстрировало, что переориентация совокупного спроса со стороны частных лиц в сфере занятия спортом с клубов на коммерческий спорт вызовет, начиная с 2010 г., небольшое увеличение ВВП из-за прихода высокоприбыльных коммерческих организаций, приносящих высокую добавленную стоимость услуг, на место низкодоходных клубов с низкой добавленной стоимостью услуг и базирующихся на работе волонтеров (дешевой рабочей силы). С другой стороны, приход высокоприбыльных коммерческих организаций уменьшит потребление в сфере промежуточных услуг (по сравнению с теми же клубами), поэтому спрос на трудовые ресурсы упадет, и 15600 человек, работающих на экономику Германии, потеряют свои рабочие места в интервале между 2000 и 2010 гг.

Цель использования сателлитных счетов состоит в том, чтобы применить методологию национального бухгалтерского учета к специфической области экономики (к спортивной экономике), адаптируя при этом некоторые концепции и классификации бухгалтерского учета сферы общенациональной экономики и стремясь описать производимую продукцию (услуги) и приносимый доход, а также расходы в данной области экономики. Данный метод собирает информацию о затратах, финансах, факторах производства и потребителях товаров (услуг). Общенациональные затраты представляют собой сумму всех финансов, направленных на определенные виды деятельности и пользование товарами и услугами, включая немонетарные нерыночные услуги (например, работа волонтеров в сфере спорта). Самый первый сателлитный счет спортивной экономики был открыт во Франции в 1971 г. Спортивная экономика была разделена на шесть секторов: (i) коммерческий сектор; (и) частные лица (граждане); (iii) государственные службы (центральные и местные); (iv) спортивные ассоциации; (v) финансовые институты; (vi) зарубежный сектор. В 1971 г. доля спортивной индустрии в экономике Франции составляла 0,5% от ВВП, потребление товаров и услуг в этой сфере достигло приблизительно 0,8% общегосударственного потребления товаров и услуг частными лицами, а инвестиции в область спорта составили 0,9% прироста валового основного капитала. Немонетарная часть сателлитного счета была гораздо более простой. Однако, по предварительной оценке, число волонтеров, занятых в сфере спорта, составило почти 600000 человек.

Как это ни парадоксально, но США отстают в сфере бухгалтерского учета, касающегося спортивной экономики. С точки зрения предложения товаров и услуг учет в основном построен на Североамериканской промышленной классификационной системе, действующей на 2005 г., он также использует некоторую дополнительную информацию, предоставленную Национальной ассоциацией производителей спортивных товаров (NSGA) и Системой контроля за поведенческими факторами риска. Со стороны спроса данный учет полагается на информацию NSGA о потреблении спортивных товаров и услуг частным сектором экономики, а также на данные, предоставленные Бюро экономического анализа (табл. 2).

Так как спортивная экономика глобализируется, то в настоящее время востребован международный (глобальный) спортивный бухгалтерский учет. Пока он не существует как таковой, но несколько шагов вперед к указанной цели в Европе все же сделано. По инициативе Комитета по развитию спорта (CDS) Совета Европы, проявленной в 1984 г., был создан отчет, который собрал в себе имеющиеся - но в общем случае несопоставимые - данные, касающиеся спортивной экономики некоторых европейских стран. Второй более обширный отчет базируется на однородных и сопоставимых данных, систематизированных и представленных 12 европейскими странами, включая одну посткоммунистическую страну (Венгрию). Данный отчет сфокусирован на общенациональных затратах на индустрию спорта и на том, как эта отрасль экономики финансировалась в базисном 1990 г. из государственных и частных средств. Обновление указанных данных была осуществлено в 2005 г. по всем 27 странам ЕС, согласно инициативе Госсекретаря Франции по делам спорта (в табл. 3 представлена информационная сводка по тем странам, которые предоставили полный отчет). Европейская модель финансирования расходов на спорт в 2005 г. схожа с моделью 1990 г., в ней основным является финансирование со стороны частных лиц, далее по убыванию идет величина финансирования со стороны местных властей, предприятий и государства.

Таблица 2. Совокупная оценочная доля спортивной индустрии в экономике США на 2005 г. (млрд долл. США)

Предложение

Спрос

Занятие спортом

61,00

46,39

В том числе: оборудование

7,50

13,47

обувь

31,40

10,90

одежда

5,50

15,70

оплата услуг

16,60

3,25

Посещение спортивных зрелищ

6,30

15,90

Просмотр спортивных соревнований по ТВ-каналам (так называемый медиа-спорт)

5,65

Всего

72,95

59,22

Источник'. Humphreys & Ruseski (2009).

Таблищ 3. Общенациональные расходы на спорт и источники его финансирования в 27 странах ЕС в 2005 г.

Страна

Общая величина финансов, направленных на спорт

Правительство

Местные власти

Итого финансирование из общественных источников

Частные лица

Предприятия

Итого финансирование из частных источников

Млн

евро

% от ВВП

Болгария

59,7

0,21

34,8

42,7

77,5

19,4

3,1

22,5

Кипр

212,9

1,56

19,8

0,1

19,9

78,9

1,2

80,1

Эстония

127,1

1,13

13,3

36,4

49,7

12,6

37,7

50,3

Финляндия

2450,0

1,56

8,7

15,0

23,7

73,4

2,9

76,3

Франция

30330,0

1,76

9,7

30,0

39,7

50,0

10,3

60,3

Германия

31932,6

1,42

0,7

15,3

16,0

76,5

7,5

84,0

Литва

79,3

0,38

17,5

35,1

52,6

20,3

27,1

47,4

Нидерланды

8359,0

1,64

11,5

10,0

21,5

70,8

7,7

78,5

Португалия

1432,5

0,96

6,5

27,0

33,5

63,2

3,3

66,5

Словакия

240,8

0,63

16,8

55,6

72,4

13,8

13,8

27,6

Словения

195,0

0,69

10,4

25,1

35,5

17,9

46,6

64,5

Швеция

3817,1

0,52

4,3

13,0

17,3

70,6

12,1

82,7

Великобритания

30175,6

1,67

1,3

7,3

8,6

80,9

10,5

91,4

В среднем

11,9

24,3

36,2

49,7

14,1

63,8

Источник. Amnyos (2008).

В 2006 г. по инициативе Австрии спортивные директора 27 стран ЕС организовали процесс разработки европейского спортивного сателлитного счета для измерения точной доли спортивной экономики в ВВП и ее влияния на занятость населения и добавленную стоимость. Тройственное определение спорта было принято в 2007 г. (так называемое Вильнюсское определение), чтобы точно охарактеризовать спортивную экономику, по которой будет вестись отчетность. Статистическое определение спорта охватывает только одну категорию NACE (Статистической классификации сфер экономической деятельности ЕС), 92.6 «Спортивная деятельность», которая не отражает экономическую важность спорта. Категория NACE 92.6 относится только к второстепенной, хотя и существенной доле всего спортивного сектора экономики. Более всестороннее определение спорта включает в себя все статьи, которые необходимы для занятия спортом. Такая классификация включает производство и потребление спортивных товаров, типа спортивной обуви, теннисных ракеток и т.д., и представляет собой более тонкое (конкретизированное) определение спорта. Кроме того, так называемое широкое (общее) определение спорта включает в себя его статистическое и тонкое определение, в него также входят и соответствующие отрасли экономики, использующие спорт в качестве важного составного компонента их конечной продукции, например, телевизионные спортивные репортажи. В 2010 г. 8 стран ЕС были задействованы в наполнении европейского сателлитного счета в части вклада в него со стороны их собственной национальной спортивной экономики. Только три из них продолжили поступательное движение в данном направлении (табл. 4) из-за сложной статистической методологии, заложенной в Вильнюсском определении.

От простого занятия спортом к глобальным спортивным рынкам[править]

Занятие спортом привело к глобализации задолго до нашего времени, этот процесс начался еще в те времена, когда так называемые современные виды спорта (футбол, регби, легкая атлетика, баскетбол и т.д.) стали распространяться по всему миру и появились в большом количестве стран, начиная со второй половины XIX в. Футбол (соккер) является типичным представителем глобальных видов спорта. Насчитывается 265 млн зарегистрированных участников, принадлежащих к 207 национальным ассоциациям (федерациям) по всему миру на 2006 г., согласно информации FIFA Big Count. А количество незарегистрированных участников, возможно, вдвое больше.

В конце XIX-начале XX в. некоторые спортивные состязания стали международными, а затем и глобальными, подобно Олимпийским играм, вдохновителем которых явился Пьер де Кубертен, а также мировым чемпионатам в различных спортивных дисциплинах. XX столетие продемонстрировало быстрый рост общего количества ежегодных глобальных спортивных событий: в 1912 г. прошло всего 20 таких спортивных соревнований, в 1977 г. их количество достигло 315, в 1987 г. выросло до 660, а в 2005 г. - до 1000. Это означает в среднем три мегасобытия в день! Аудитория таких событий увеличивается в глобальных масштабах благодаря телевещанию. Глобализация спортивных мегасобытий стала следующим шагом на пути развития спорта. Олимпийские игры и Кубок мира по футболу (под эгидой FIFA) имеют статус подлинно мирового события и проводятся один раз в четыре года. Экономический избыток глобальных спортивных событий в стра-нах-организаторах слишком часто является подоплекой для сенсаций и публичной переоценки событий, уходящей своими корнями в методологические уловки или даже в грубые ошибки. Общеизвестно, что, поскольку Лондону было предоставлено право принимать гостей летних Олимпийских игр 2012 г., их реальная цена (затраты) продолжает повышаться день за днем, и в настоящее время она больше, чем любые ожидаемые выгоды от проведения олимпиады. Таким образом, мы видим, что определенное экономическое воздействие - иногда даже отрицательное -сказывается и на глобальных спортивных событиях.

Таблица 4. Европейские спортивные сателлитные счета: суммарные результаты на 2004 г.(млрд евро)

Экономическая деятельность, связанная со спортом

Австрия

Кипр

Англия

Валовая добавленная стоимость

8,4

0,31

33,7

Соотношение (%):

Валовая добавленная стоимость/ВВП

4,0

2,4

2,2

Затраты на потребление в сфере спорта

4,7

0,30

34,7

в % от совокупного потребления

3,6

3,7

3,0

Занятость (тысяч работников)

219

7,6

569

в % от общей занятости

5,8

2,2

2,0

Источник: Sport Unit, European Commission.

Рынок телевизионного освещения спортивных событий безусловно глобален: большие спортивные события одновременно транслируются на 170—220 стран. Телевещание (табл. 5) вызывает или укрепляет дифференциацию, или даже дискриминацию в различных спортивных дисциплинах: например, футбол всегда собирает наибольшую зрительскую аудиторию. При этом множество менее популярных спортивных дисциплин просто исчезает с экранов телевидения. Помните ли вы, когда в последний раз смотрели по телевизору в прямом эфире обычное или водное поло? Фактически, телевидение обостряет все остальные факторы неравного экономического развития различных видов спорта из-за своих рекламных и финансовых интересов, покоящихся в некоторых привилегированных видах спорта.

Чем больше зрительская аудитория спортивного события, тем выше цена на размещение рекламы, транслируемой непосредственно перед спортивным репортажем или в ходе него, или в спортивных перерывах (например, между таймами). Другая важная особенность глобального рынка спортивных телевизионных передач заключается в том, что он работает при несовершенной (дефектной) конкуренции. Все зависит от того, находится ли этот рынок в зоне избыточного спроса или избыточного предложения. Узкая сторона рыночных отношений (сторона, имеющая преимущество) обычно накладывает свои особые условия сделки на тех, кто соревнуются друг с другом на противоположной широкой стороне рынка. Различные формы рынка спортивного телевещания:

(а) монополия, когда только один организатор спортивного события предоставляет право на его эксклюзивное освещение конкурирующим телевизионным каналам (например, Международный олимпийский комитет (МОК) - в отношении трансляции Олимпийских игр, FIFA — в отношении трансляции Кубка мира по футболу). На монополизированном рынке цена трансляции относительно высока, право на трансляцию стоит больших денег, и накапливаемые доходы организаторов соревнований весьма велики;

(б) олигопсонистическая монополия (олигопсония) - когда только один организатор спортивных событий сталкивается с малым количеством потенциальных покупателей - телевизионными каналами (Лига чемпионов UEFA, европей

ские футбольные чемпионаты). Право на трансляцию имеет достаточно высокую цену, хотя она и ниже, чем в случае монополии, из-за меньшего количества участников конкурса - покупателей права на трансляцию;

(в) двусторонняя монополия, которая часто возникала, когда единственный государственный канал телевидения монополизировал спрос на внутреннем рынке или когда Европейский картель государственных каналов (ERU) объединил в себе все запросы на освещение спортивных событий с целью их трансляции в масштабе всей Европы; в случае двусторонней монополии экономическая теория утверждает, что фактическая цена сделки определяется соотношением рыночной силы монополии и монопсонии (преимущественным правом продавца или покупателя заключать сделки на выгодных условиях); обычно в данном случае цена сделки ниже, чем цена, возникающая в присутствии чистой или олигопсонистической монополии;

(г) монопсония (рыночная структура, характеризующаяся наличием на рынке только одного покупателя товара, услуги или ресурса, что обеспечивает покупателю возможность влиять на цену) - когда профессиональные клубы соревнуются за продажу их индивидуальных прав на трансляцию спортивных событий единственному телевизионному каналу (чемпионат Франции по футболу в 1970-х гг.), вместо общей лиги, объединяющей права всех клубов. В этом случае цена права на трансляцию самая низкая, так же, как и доходы спортивных организаторов, так как они соревнуются на широкой стороне рынка перед лицом единственного покупателя.

Таблица 5. Права на телевизионную трансляцию девяти спортивных мегасобытий

Спортивные мегасобытия

Право на трансляцию

Временной период

Кол-во

Кубок мира по футболу (FIFA)

По всему миру

2002 и 2006

1950

Летние и зимние Олимпийские игры

По всему миру

2010 и 2012

2700

Лига чемпионов по футболу (UEFA)

Франция

2003/2006

179

Премьер-лига Англии по футболу

Великобритания

2007/2010

2500

Лига 1 Франции по футболу

Франция

2008/2012

668

Национальная баскетбольная ассоциация

США

2007/2008

660

Национальная футбольная лига

США

2007/2008

2850

Национальная хоккейная лига

Северная Америка

2007/2008

66

Высшая лига бейсбола

США

2006/2007

420

Источник. Bourg & Gouguet (2010).

Другой результат глобализации в сфере освещения спортивных шоу и событий посредством телевещания - глобализация спортивного спонсорства. Спонсоры глобальных спортивных событий - это известные мультинациональные компании (Coca-Cola, McDonald’s и т.д.) и, конечно, те компании, которые действуют в индустрии спортивных товаров, типа Nike, Adidas, Puma, Asics и т.д. Новой тенденцией в этой сфере является присвоение спортивным объектам имени компании. В этом случае имя компании-спонсора ассоциируется с конкретным стадионом или спортивной ареной вместо того, чтобы появляться на форме атлета, атрибутике команды или быть связанным с конкретным спортивным соревнованием. Большая проблема возникла в сфере спортивного спонсорства на этапе построения его отношений с глобальным телевещанием, часто приводящих к процветанию паразитического маркетинга. Например, когда множество телевизионных каналов брало интервью у Линфорда Кристи перед его финальным забегом на 100 м на Олимпиаде в Атланте в 1996 г., он носил линзы с ярлычком Puma, в то время как официальным спонсором Олимпийских игр являлась компания Reebok (вступительный взнос составлял 30 млрд долл. США). Последним трендом глобализации спортивной экономики, ускоренно развивающейся в 2000-е гг., является «революция» в области букмекер-ства, что стало возможным благодаря существованию онлайновой экономики, а именно появлению возможности делать ставки в онлайновом режиме в Интернете. Миллионы людей теперь могут мгновенно делать ставки на исход матчей английской футбольной Премьер-лиги или на результаты любого другого привлекательного спортивного соревнования.

И, наконец, одним из важнейших последствий глобализации спортивной экономики является быстрый рост сферы производства и продажи спортивных товаров за прошедшие три десятилетия. Самыми захватывающими событиями в этой области являются изменения в сфере международной торговли спортивными товарами и снаряжением, частично подталкиваемые прямыми иностранными ин вестициями, направленными на перемещение производства товаров в страны с низкой стоимостью труда со стороны мультинациональных компаний, таких как Nike и Adidas (которые вместе занимают две трети глобального рынка спортивной обуви) и других компаний. В результате главными чистыми экспортерами спортивных товаров являются развивающиеся (неазиатские) и азиатские страны, причем возглавляет список этих стран Ки тай. Страны NAFTA (Северо-Американского соглашения о свободной торговле: Канада, Мексика, США), 15 стран ЕС и Швейцария в данной ситуации являются чистыми импортерами спортивных товаров (рис.). Все основные развитые страны, импортирующие товары, показывают отрицательный баланс обычных (не сильно специализированных) спортивных товаров, типа спортивной одежды, курток с капюшоном, ракеток и мячей. Развитые рыночные экономики (NAFTA и Европа) имеют некоторые спортивные товары для соревнований в избытке. Предположение, что развитые страны являются чистыми экспортерами только высокотехнологичных спортивных товаров и оборудования с высокой добавленной стоимостью и одновременно при этом являются чистыми импортерами обычных (тривиальных) спортивных товаров, подтверждается опытным путем. Согласно репрезентативной выборке, включающей 41 страну, полный объем глобальной международной торговли спортивными товарами достиг в 2004 г. 30 млрд долл. США (32 млрд долл. США во всех странах, входящих в базу данных ООН Comtrade).

Соотношение экспорт/импорт спортивных товаров (%).EU+S - 15 стран ЕС на 2003 г. и Швейцария; East (Вое ток) - Центральная Восточная Европа и страны СНГ; Asia (Азия) - азиатские страны; ЕМЕС: другие развивающиеся страны (вне Азии). Источник: М. & W. Andreff (2009).

В отсутствии глобального бухгалтерского учета спортивной экономики(Необходимо отметить, что разработанная ООН система бухгалтерского учета, реализованная во всех странах-членах ООН, должна быть адаптирована и достаточно детализирована, чтобы максимально широко охватить всю спортивную экономику, учитывая ее растущую значимость в общемировой экономике.) при оценке величины глобального рынка индустрии спорта нельзя не обратиться к общедоступной информации, обычно публикуемой в прессе. В 2006 г. глобальный рынок всех спортивных товаров и услуг, взятых вместе, оценивался в диапазоне 550-600 млрд евро. Глобальный рынок индустрии футбола оценивался в 250 млрд евро. Рынок всех спортивных товаров составил 150 млрд евро. Стоимость всех прав на трансляцию спортивных соревнований достигла 60 млрд евро, в то время как глобальный рынок спортивного спонсорства оценивался в 18 млрд евро. Глобальный рынок допинга достиг суммы в 6 млрд евро. Однако все эти данные можно рассматривать всего лишь как оценочные.

Спорт и развитость (отсталость) экономики[править]

Взаимосвязь между спортом и уровнем экономического развития в основном слабо отражена в литературе. Первая попытка конкретных действий в этом направлении была предпринята ЮНЕСКО с целью выявления такой связи на примере 32 наименее развитых стран (НРС). Одно и то же исследование распространялось на все НРС, а также и на развивающиеся страны и страны со средней величиной дохода, согласно терминологии Международного банка. Хотя в показателях всех стран «третьего мира» наблюдаются достаточно большие различия, основные особенности их слаборазвитых спортивных экономик следующие:

а) недостаток статистики и экономических данных, касающихся спорта;

б) недостаточное физическое воспитание детей в начальной и средней школе из-за нехватки преподавателей физкультуры;

в) отсутствие спортивного снаряжения и спортивных сооружений для занятия спортом в школах, даже в таких развивающихся странах, как Бразилия;

г) как следствие, низкий показатель занятия спортом (отношение числа людей,занимающихся спортом, к количеству всего населения страны) вне школы, он находится в диапазоне 0,2-1% по сравнению с диапазоном 20-50% в развитых странах;

д) концентрация большинства занимающихся спортом людей в каких-то отдельных немногочисленных видах спорта, в основном это футбол;

е) практически полное неучастие людей в спортивных дисциплинах, требующих приобретения специальных дорогостоящих спортивных товаров и инвентаря (гольф, лыжи, велосипед и т.д.): при том, что население развивающихся стран составляет 80% мирового населения, эти страны дают миру 55% всех футболистов, 10% теннисистов и всего лишь 1% игроков в гольф;

ж) недостаточное количество спортивных ассоциаций - менее одной на 130000 жителей Египта, и еще меньше в НРС;

з) правительство данных стран является основным или единственным покровителем и спонсором всей сферы спорта, но спортивный бюджет при этом не является приоритетом, расходы на спорт даже не сравниваются с расходами на здравоохранение, борьбу с голодом, бедностью, высокой смертностью и т.д. - и то же самое относится к деятельности местных властей;

и) большинство домашних хозяйств не может рассматриваться в качестве источника финансирования спорта;

к) обучение и подготовка тренеров лежит вне финансовых возможностей страны, и поэтому множество тренеров импортируется из-за границы по достаточно высокой цене;

л) даже при том, что развивающиеся страны получают международную помощь (в рамках программ «Олимпийская солидарность», «Goal» (гол) и т.д.), они не привлекают достаточного количества иностранных спонсоров, телевизионных каналов, спортивных инвесторов, чтобы заполнить разрыв между их основными спортивными потребностями и их очень жесткими бюджетными ограничениями;

м) в таком контексте строительство новой спортивной инфраструктуры или хотя бы поддержка старой находится под угрозой; данное замечание относится также и к развивающимся странам, например, стадион Магасапа в Рио-де-Жанейро в 1992 г. просто развалился, и после реставрации на нем осталось всего лишь 120000 мест (вместо 200000 установленных ранее); н) следовательно, развивающиеся страны теряют свои большие спортивные арены и стадионы, необходимые для проведения глобальных спортивных мега-соревнований;

о) финансовые требования к приему гостей Олимпийских игр больше, чем годовой ВВП приблизительно 70 стран, и только некоторые развивающиеся страны способны принять гостей глобальных спортивных мега-событий (табл. 6); п) существует мало перспектив и возможностей для спортсменов «третьего мира» в сфере достижения мирового уровня спортивных рекордов, так что многие из них покидают свои страны для занятия профессиональным спортом в развитых странах; р) невозможно не упомянуть высокий уровень хищений, коррупции и договорных матчей в большинстве развивающихся стран.

Все указанные выше факторы, конечно, приводят к более низким спортивным результатам развивающихся стран, демонстрируемым в ходе международных и глобальных спортивных соревнований.

Спортивная экономика: экономические детерминанты спортивных результатов и влияние спортивных мега-событий[править]

Экономические детерминанты спортивных результатов[править]

Распределение олимпийских медалей по странам-участницам летних Олимпий ских игр чрезвычайно неравномерное и демонстрирует серьезную пропасть между развитыми и развивающимися странами: первые из упомянутых - а это приблизительно 50 стран - концентрируют в своих руках от 2/3 до 3/4 медалей, в то время как последние из упомянутых - приблизительно 150 стран - получают от 1/4 до 1/3 общего количества медалей (табл. 7). Данное исследование наводит на мысль об определенной связи между национальными спортивными результатами и уровнем экономического развития конкретной страны, что подтверждает ся опытным путем.

Хотя можно утверждать, что спортсмены выигрывают медали благодаря своим особым физическим данным (размерам, весу, мышцам, скорости, таланту и т.д.), специальным тренировкам, высококвалифицированным тренерам и современному спортивному снаряжению, но это не помогает понять, почему атлеты какой-либо одной страны регулярно выигрывают больше медалей, чем атлеты другой страны. Например, почему команда США лидирует по общему количеству завоеванных олимпийских медалей, почему спортсмены бывших ГДР и СССР так замечательно выступали на Олимпийских играх, и почему развивающиеся страны, в три раза более многочисленные, чем развитые страны, выигрывали приблизительно в три раза меньше олимпийских медалей? Экономисты попытались найти ключ к решению этой проблемы, заявляя, что национальные таланты и развитие экономики, человеческий и финансовый факторы - а именно, ВВП на душу населения и численность населения конкретной страны - определяют результативность страны на Олимпийских играх. Надо учесть, что увеличение числа олимпийских медалей, выигранных какой-либо страной, логически эквивалентно уменьшению числа медалей, выигранных всеми остальными странами-участницами соревнований. Поэтому при объяснении результативности какой-либо страны на Олимпиаде необходимо принимать во внимание победы всех остальных стран, участвующих в соревнованиях, поскольку общее число медалей ограничено.

Таблица 6. Глобальные спортивные мега-события в развивающихся странах

Глобальные спортивные события

B развивающихся странах

Общее число подобных соревнований

Доля развивающихся стран в%

Кубок мира по футболу FIFA (1930-2014)

8

20

40

Формула 1 Гран-при 2006

4

18

22

Мотоспорт Г ран-при 2006

4

18

22

ATP/WTA (Ассоциация теннисистов-профессионалов / Женская теннисная ассоциация) теннис 2006

26

128

20

Летние Олимпийские игры (1896-2012)

3

27

11

Зимние Олимпийские игры (1924-2010)

0

21

0

В период «холодной войны» появился другой существенный фактор: политический режим в конкретной стране. Работы западных специалистов, попытавшихся объяснить большое количество побед и медалей советских спортсменов давлением со стороны советского политического режима, вызвали возражения с советской стороны. Советский режим позволил олимпийской команде СССР выиграть гораздо большее количество олимпийских медалей, чем Советская страна могла позволить себе с учетом ее ВВП на душу населения и численности населения. Подобное «перевыполнение плана» наблюдалось и в начале посткоммунистического перехода к рыночной экономике. И еще один фактор результативности - это влияние «родных стен» на количество выигранных олимпийских медалей, т.е. некое преимущество команды той страны, которая принимает Олимпийские игры. Хозяин Игр получает больше медалей, чем команды других стран, из-за психологической поддержки громадных толп отечественных болельщиков, большего стимула к победе для спортсменов принимающей страны (поскольку они играют на родной земле, к климату и погоде которой приспособлены, и не измучены предстартовыми перелетами и переездами).

Эконометрическая методология привела к появлению таких моделей, как упорядоченная модель Лоджита, модель Пробита и упорядоченная модель Пробита, а также модель Бернарда-Буссе. Модель Тобита используется для оценки и предсказания результативности конкретной команды на Олимпийских играх, при этом две основные независимые переменные - ВВП на душу населения и численность населения страны - принимаются во внимание с учетом двух дополнительных компонентов, которые учитывают эффект «родных стен», влияние принадлежности страны к «советскому типу» и другим коммунистическим (постсоветским, посткоммунистическим после 1990 г.) странам, экономика которых отличается от настоящей рыночной экономики капиталистических стран.

Таблица 7. Неравномерное распределение олимпийских медалей, завоеванных на летних Олимпийских играх, согласно соответствующему уровню экономического развития стран

Медали, завоеванные:

1976

1988**

1992

1996

2000

2004

2008

Развитыми странами*

Среднее число медалей на одну страну

6,5

6,3

9,1

9,2

9,5

9,8

10.0

Число стран

39

47

49

50

50

50

50

Развивающимися странами

Среднее число медалей на одну страну

6,7

3,6

3.0

2,6

2,9

2,9

3.0

Число стран

53

112

120

147

149

151

154

Всего медалей

612

703

808

841

901

931

958

  • Страны с показателем ВВП на душу населения выше порогового значения, установленного Мировым банком (10725 дол. США в 2006 г.).
    • Отклоняющееся количество медалей в 1980 и 1984 гг. вызвано бойкотами Олимпиад

Предложенная Андрефф и др. (2008) модель основывается на следующих объясняющих переменных:

Формулы.

Описание к формулам: к (5): Mi,t — число выигранных медалей; (Y/N)i,t-4 - ВВП на душу населения в 1995 г., пересчитанный по паритету покупательной способности (ППС) в дол. США; Ni,t-4- численность населения страны за четыре года до Олимпийских игр (предполагая, что такой интервал времени необходим для того, чтобы полностью подготовить олимпийскую команду к Играм). Первый дополнительный компонент Host (хозяин) используется для учета преимущества, предоставляемого «родными стенами» команде страны, принимающей Игры; второй дополнительный компонент Political Regime (политический режим) позволяет учесть типы экономик, отличающиеся от традиционных рыночных капиталистических (посткоммунистические в Центральной Восточной Европе, бывшем Советском Союзе, Китае и Югославии, и коммунистические в Северной Корее и Кубе). Новизна этой модели заключается во введении переменной (третьего дополнительного компонента), учитывающей влияние на результативность олимпийской команды конкретной страны определенной спортивной культуры конкретного региона мира (Regions) (регионы), например, учет расцвета тяжелой атлетики на Балканах, спринта в Северной Америке и Карибском регионе, бега на длинные дистанции в Восточной Африке и т.д. Анализ результативности спортсменов различных стран на Олимпийских играх 1976-2004 гг. демонстрирует, что представленные выше объясняющие переменные являются весьма важными и полезными со статистической точки зрения параметрами.

К (6): Pr - вероятность участия конкретной команды в полуфиналах текущего Кубка мира. Все упомянутые переменные весьма существенны для описания результативности команд (полуфиналистов) в прошлом, даже при том, что преимущество команды страны, принимающей гостей Кубка мира, в данном случае менее существенно по сравнению с подобным преимуществом на Олимпийских играх. Однако оказалось, что данная модель не работает так же четко, как модель, касающаяся медалистов Олимпийских игр, по крайней мере, в отношении предсказания четырех полуфиналистов Кубка мира 2010 г. в Южной Африке. Как и немногочисленные другие подобные модели данного спортивного события, она точно предсказывает не более двух полуфиналистов из четырех (т.е. 50%). Олимпийские игры охватывают такое множество спортивных дисциплин, что экономическое развитие нации в целом влияет на весь спектр национальных спортивных побед, вне зависимости от несоразмерности результатов, достигнутых в различных видах спорта. Таким образом, ВВП и численность населения определяют существенную долю детерминантов. Количество неожиданных исходов встреч намного выше для Кубка мира по футболу по сравнению с Олимпийскими играми, потому что в первом случае неожиданности присутствуют только в одной спортивной дисциплине, тогда как в случае Олимпийских игр медали могут быть неожиданно завоеваны в одних видах спорта, компенсируя тем самым, в среднем, неожиданные проигрыши (незавоеванные медали) олимпийских команд стран с достаточно большим населением и достаточно богатых стран (стран с высоким ВВП на душу населения) в других видах спорта.

Данную модель использовали для прогноза результативности команд на Олимпийских играх 2008 г. с экономической точки зрения.

При сравнении прогноза с фактическим распределением медалей на Олимпийских играх в Пекине видно, что предложенная модель хорошо описывает реальность. Она весьма точно предсказала 70% реальных спортивных результатов. Если считать, что прогноз оценивается удовлетворительным, когда разница между прогнозом и фактическим результатом не превышает две медали, то модель верно предсказывает 88% всех результатов Игр в Пекине. Наблюдался явный сбой в прогнозировании оставшихся 12% результатов Игр, что касается в основном 23 стран. К счастью, экономисты не способны заранее точно предсказать результаты Олимпийских игр, и определенный фактор случайности играет свою роль.

Экономическое исследование результатов Кубка мира FIFA по футболу намного менее развито по сравнению с экономическим подходом аналитиков к распределению олимпийских медалей. Представляется, что экономические переменные не являются главными детерминантами футбольных побед по сравнению с так называемыми «футболистиче-скими» переменными, типа классификации (рейтинга) команд согласно FIFA, числа забитых каждой командой голов, числа желтых и красных карточек, полученных игроками, числа пробитых угловых ударов и фолов, процента времени владения мячом в ходе матча и посещаемости матча болельщиками. Более высокая позиция команды согласно рейтингу FIFA в значительной степени связана с более высокой вероятностью выигрыша данной команды. Модель Андрефф, касающаяся распределения медалей на Олимпийских играх, была адаптирована к Кубку мира по футболу, при этом были отброшены компоненты Political Regime (политический режим) и Regions (регионы) и введены три переменные, более специфичные для футбола: участие национальной команды в предшествующих полуфиналах в прошлом (FStory - футбольная история команды), новая региональная переменная (Reg), относящая конкретную команду к континентальным поддивизионам FIFA (типа UEFA, CONMEBOL и т.д.), рейтинг FIFA и число официально зарегистрированных футболистов (Players - игроки) по отношению к численности населения конкретной страны (значимость футбола в этой стране):

Экономическое влияние спортивных мега-событий[править]

Город или страна, которая подает заявку на проведение спортивного мега-события (Олимпийские игры, Кубок мира), стремится убедить спортивные ассоциации, что данное соревнование не будет убыточным в экономическом плане и даже наоборот, что данное событие будет способствовать достижению положительного сальдо для местной/региональной экономики. Это фактически стало главным критерием выбора места проведения Олимпийских игр МОК, начиная с Олимпиады 1984 г. в Лос-Анджелесе. Действительно, прием гостей спортивного соревнования вызывает множество положительных событий: рост экономической активности, развитие туристического бизнеса, строительства (включая транспортную составляющую, общую инфраструктуру, объекты и коммуникации общественного пользования, сферу услуг), сплоченность граждан принимающей страны. Однако подобные события глобального масштаба также подразумевают и отрицательные последствия: временную местную инфляцию, более высокий прожиточный минимум для местного населения и повышение местных налогов, спекуляцию недвижимостью, рост хулиганства, вытеснение обычных туристов, не являющихся спортивными болельщиками, экономический спад сразу после проведения спортивного соревнования, шум и загрязнение окружающей среды. Экономический анализ спортивного мероприятия в любом случае сталкивается, с одной стороны, с подсчетом доходов и учетом положительных факторов и, с другой стороны, с денежно-кредитными затратами и отрицательными последствиями проведения соревнований.

Глобальные организации, принимающие решение о проведении крупных спортивных соревнований, такие как МОК или FIFA, выбирают из всех предложений то, в котором заложена самая высокая чистая социальная прибыль (разница между дисконтированным значением всех затрат и прибылями). Но так происходит не всегда из-за лоббирования (Олимпиада 2012 г. в Лондоне), коррупции (зимние Игры 2002 г. в Солт-Лейк-Сити) и очень часто из-за так называемого проклятия победителя, которое является обычным результатом проведения централизованного аукциона. Известно, что в любом аукционе, где стоимость выставленного на аукцион объекта является неопределенной, но в конечном итоге оказывается одинаковой для всех участников торгов, победителем является тот, кто оценивает данный объект выше его реальной стоимости и таким образом перебивает цену, выставленную остальными участниками аукциона. Поскольку города-кандидаты фактически стараются перебить цену конкурентов на проведение Игр (не только переоценивая прогнозируемые доходы, но, главное, недооценивая расходы - затраты), то победитель всегда будет иметь проблемы. Однако некоторые исследования попытались выявить факторы, объясняющие успех предложений на проведение Олимпийских игр у себя в стране (городе). Для оценки вероятности успешности 48 предложений различных городов, касающихся летних Олимпийских игр с 1992 по 2012 г. на основе количественных детерминантов, Феддерсен и др. (2008) предложили модель, включающую в себя расстояние от мест проведения спортивных соревнований до так называемой Олимпийской деревни, местные температуры и уровень безработицы, которая правильно предсказывает 100% безуспешных предложений, но при этом результаты являются статистически значимыми только для 50% успешных предложений.

Большая часть литературы по этой теме посвящена экономическому влиянию спортивных мега-событий, в частности летних и зимних Олимпийских игр и Кубка мира FIFA по футболу. Города и страны призывают ученых к изучению экономического эффекта таких явлений, но исследования в данной области в основном пренебрегают учетом различных отрицательных последствий спортивных мега-событий, а именно, игнорируют эффект вытеснения частных кредиторов или рассматривают занижение стоимости строительных работ как определенную выгоду в процессе перебивания конечной стоимости проведения Игр, выставленной другими кандидатами. Таким образом, размер ожидаемых выгод обычно завышается по сравнению с фактическим доходом, и в результате местные налогоплательщики вынуждены в течение многих лет из своего кармана покрывать дефицит бюджета на проведение конкретных спортивных соревнований (например, подобное обременение сохранялось до 2006 г. после Олимпийских игр 1976 г. в Монреале). Исследования ожидаемого экономического эффекта с учетом возможного дефицита бюджета встречаются достаточно редко: можно ли представить себе оплачиваемого кон-сультанта-аналитика, предлагающего мэру Лондона отказаться от проведения Олимпиады в этом городе? Правильно выполненный анализ экономического эффекта проведения крупных спортивных соревнований идентифицирует все экономические доходы (минус расходы) местной экономики и далее оценивает все экономические последствия, вызываемые в данном регионе подобным вливанием финансовых средств в местный бюджет, их воздействием на доходы региона, потребление, сбережение, закупки товаров местного производства, импорт и экспорт, касающийся данного региона. Такая оценка обычно базируется на вычислении регионального кейнсианского мультипликатора: полный эффект (Y) щ чистая начальная инъекция капитала (X), умноженная на k\

Y=kxX,

k =(1 — m2 + m1)/(1 — m2)

где m1 - склонность местного (регионального) населения тратить в местном масштабе те доходы, которые получены от проведения спортивных соревнований; m2 - общая склонность местного (регионального) населения тратить в местном масштабе любые доходы. При анализе Олимпийских игр 1984 г. в Лос-Анджелесе расчетный коэффициент k имел значение 2,56, исходные финансовые инъекции (вливания) составили 494 млн долл.

Таблица 8. Экономические затраты и оценочный положительный эффект летних Олимпийских игр (в млн долл. США)

Сидней 2000

Афины 2004

Пекин 2008

Лондон 2012*

Бюджет Организационного комитета

1463

2219

1500

1010

Расходы на строительство

2500

2170

2665

Оценочный положительный эффект на экономику:

Нового Южного Уэльса

Лондона

Региональный доход

6300

5900

Занятость (число рабочих мест)

37100

38875

  • В фунтах стерлингов (прогноз); бюджет Организационного комитета уже в три раза выше.

США, экономический эффект Игр оценивался на уровне 1265 млн долл. США (соответственно, для Игр 1988 г. в Сеуле k был равен 1,2, для Игр 1992 г. в Барселоне - 1,7, для Игр 2000 г. в Сиднее - 1,2).

Анализ экономического эффекта проведения спортивных соревнований приводит к достаточно расплывчатым выводам специ-алистов-аналитиков, некоторые исследователи отмечают существенные экономические изменения, вызванные спортивными мегасобытиями, в то время как другие (даже для двух вышеупомянутых крупных спортивных соревнований) говорят о незначительном макроэкономическом эффекте, который в некоторых случаях меньше 1% от ВВП страны-организатора или вообще отсутствует. Тем не менее самый достоверный уровень оценки подобного влияния спорта на экономику - местный или региональный. После проведения многочисленных исследований в настоящее время модели регионального первичного экономического эффекта проведения спортивных соревнований отработаны для всех основных спортивных событий, а именно, в области мульти-спорта.

Экономический эффект проведения регулярных спортивных соревнований также оценивался, например, при моделировании проведения Супер-Кубков по американскому футболу с 1973 по 1999 г.; результаты показывают, что экономический эффект Супер-Кубка в среднем составляет 1/10 или менее от величины бюджета Национальной футбольной лиги (NFL). Расширение интервала наблюдения на 1970-2001 г. подтверждает, что Супер-Кубок вносит вклад в развитие местной экономики в размере приблизительно 1/4 от того, что обещают горячие сторонники его проведения, и что игра, возможно, никогда не смогла бы внести (ни по какому разумному стандарту статистической значимости) более 300 млн долларов в экономики принимающих его городов. Регрессионный анализ подлежащих обложению налогом продаж во Флориде не подтверждает заявления об увеличении экономической активности в городах проведения Супер-Кубка; данное спортивное событие скорее уменьшит подлежащие обложению налогом продажи, чем увеличит их. С другой стороны, Высшая лига бейсбола (MLB) вознаграждает города, строящие новые бейсбольные стадионы, тем самым, давая им шанс принимать гостей «Игр всех звезд». Хотя Лига заявляет о существенном вкладе в экономику метрополий благодаря данной игре, «Игры всех звезд» с 1973 г. фактически дают для принимающих Игры городов экономические результаты хуже ожидаемых.

Проблема исследований экономического эффекта проведения соревнований заключается в том, что они не принимают во внимание стоимость сделанного выбора (цену, которой приобретаются преимущества, связанные с проведению спортивных мега-событий), то есть альтернативную выгоду, создаваемую для местного населения другим инвестиционным проектом (строительством школ, больниц и т.д.), которая не приобретается из-за финансирования именно спортивных мероприятий. Единственный способ решить данную проблему состоит в том, чтобы обратиться к анализу затрат и доходов вместо изучения экономического эффекта проведения соревнований. С точки зрения доходности (выгоды), непотребительскую стоимость спортивного мероприятия необходимо добавить к потребительской стоимости, создаваемой теми, кто посетит данное мероприятие. Непотребительская стоимость - это стоимость, накладываемая на любое спортивное мероприятие той частью местных налогоплательщиков, которые не намерены посещать данные спортивные события. Чтобы оценить величину этой стоимости, необходимо провести опрос местного населения с целью оценки его желания оплатить проведение данного спортивного мероприятия, в том числе тех людей, кто будет посещать стадионы и арены, и тех, кто откажется от посещения. Для проведения подобного анализа используются различные методологии, а именно метод оценки контингента (МОКон), основанный на использовании дорожных расходов (расходов на путешествие до места проведения соревнований) как аналогия цены, которую люди готовы заплатить за посещение спортивных мероприятий. Часто большие затраты на прием гостей спортивного соревнования не вызывают у местного населения особого желания оплачивать подобные мероприятия: в случае чемпионата Европы по футболу 2004 г. только малая часть португальского населения была готова финансировать данное событие и притом незначительной суммой. Евро-2004 не повысил общенациональную оценку данного спортивного мероприятия, поскольку в целом совокупное желание финансировать его было весьма низким, что объяснялось значительными общими затратами на национальном уровне. В других случаях происходит банальное вытеснение традиционных (не увлекающихся спортом) туристов, которые посетили бы определенный город/регион, если бы там не проходило какое-либо крупное соревнование. Фактами подтверждается, что цены на услуги лыжного курорта в Колорадо повысились в результате проведения зимних Олимпийских игр 2002 г. в Солт-Лейк-Сити.

В целом, изучение экономического эффекта крупных спортивных соревнований остается привилегией местных должностных лиц, принимающих итоговое решение о проведении таких мероприятий в своем регионе, частично из-за их надежды показать «фантастические» последствия проведения данных мероприятий, и по необходимости - поскольку они желают перебить подобные заявки других кандидатов. Вторая причина важности исследований в том, что анализ расходов и доходов демонстрирует менее многообещающие перспективы, чем исследование эффекта проведения того же самого спортивного мероприятия. Например, в случае проведения в 2007 г. Кубка мира по регби во Франции его реальный экономический эффект по отношению к восьми французским регионам правильно оценили - без обычных методологических отклонений — на уровне 539 млн евро (по сравнению с ожидаемым экономическим эффектом, оцененным в 8 млрд евро), тогда как чистая социальная прибыль оказалась равна 113 млн евро.

Принимая во внимание нематериальный эффект проведения соревнований, включая гордость за собственную страну или возможность дальнейшего использования возведенных спортивных сооружений, можно сделать вывод, что именно такой эффект часто и является одной из немногочисленных реальных причин проведения спортивных соревнований мега-масштаба, как это имеет место, например, с Олимпийскими играми в Лондоне в 2012 г. МОКон (метод оценки контингента) показывает, что положительные нематериальные последствия проведения соревнований ассоциируются с ними, и постоянные жители страны, живущие вне Лондона, готовы финансировать Игры, что само по себе является хорошей новостью, которая может компенсировать существенные и постоянно возрастающие расходы на подготовку к Олимпиаде 2012 г. Однако, согласно МОКон, соответствующие нематериальные последствия (эффекты) не приводят к ожидаемому положительному результату: при измерении реальной стоимости (значения) социальных активов (гордость за страну, укрепление духа патриотизма), генерируемых командой «Питсбург-Пингвинс» Национальной хоккейной лиги (НХЛ), обнаружено, что ценность указанных социальных активов гораздо ниже, чем стоимость новой хоккейной арены. Это подвергает сомнению широко распространенную практику государственного финансирования спортивных стадионов и арен, потому что издержки, которые несут налогоплательщики, превышают получаемые выгоды, даже нематериальные.

Методологические уловки, заложенные в оценку экономического эффекта спортивных мероприятий, разогревают и без того жаркие дебаты. С одной стороны, все официальные лица, представляющие города или страны и принимающие решение о подаче заявки на проведение в них крупных спортивных событий, стремятся получить анализ экономического эффекта проведения спортивных мероприятий, ярко демонстрирующий положительный экономический эффект от проведения тех или иных спортивных мега-соревнований, и готовы заплатить значительную сумму денег за приобретение именно такого экспертного заключения. С другой стороны, уже существует множество академических исследований, говорящих о незначительном положительном или даже существенном отрицательном экономическом эффекте проведения крупных спортивных соревнований. В чем же проблема? С помощью численных примеров показано, как манипулирование соответствующими мультипликаторами приводит к тому, что в ходе анализа экономического эффекта спортивных мега-событий завышается истинная экономическая прибыль городов и стран, проводящих данные мероприятия, это достигается использованием искусственно раздутых мультипликаторов и преувеличения экономической выгоды в заявках, и численно продемонстрировано фундаментальное различие между расчетом экономического эффекта проведения соревнования и анализом расход-приход, касающимся проведения конкретных спортивных мероприятий. Последний из упомянутых анализов имеет свои собственные методологические уловки, включая некоторые особенности, связанные с методом оценки стоимости путешествия и МОКон.

Экономическая теория профессиональных командных видов спорта[править]

Экономика (экономическая теория) профессиональных командных видов спорта является наиболее развитой частью спортивной экономики и имеет множество весьма сложных моделей, касающихся североамериканских и европейских лиг командных видов спорта.

Организационные правила, которые регламентируют то, как профессиональная лига командных видов спорта организована, регулируется и управляется, могут быть кратко изложены в двенадцати «стилизованных фактах».

1) Североамериканская профессиональная лига командных видов спорта является независимой организацией, и она закрыта для посторонних особым вступительным барьером, созданным продажей торговых привилегий (франшизы), тогда как европейская лига, подобно футбольной лиге, интегрирована в определенную иерархическую структуру, где национальная федерация футбола, контролирующая лигу, сама по себе независима от международной федерации. Вход в закрытую лигу возможен только в случае покупки франшизы на расширение лиги, если таковая выставлена на продажу, когда рынок, связанный с новой вступающей командой, и его конкретное местоположение оцениваются как достаточно выгодные комиссаром (членом комиссии) лиги. Более того, вход в картель лиги должен быть санкционирован квалифицированным большинством уже входящих в лигу команд. Соревнование может проводиться только с созданием конкурирующей высшей (главной) лиги в том же самом виде профессионального спорта с закрытыми лигами. В открытых лигах вход в них основан на системе перемещения в рейтинговой таблице вверх/вниз. Таким образом, создание второй высшей (главной) лиги в том же самом виде профессионального спорта в конкретной стране исключено международной федерацией.

2) В закрытой высшей (главной) лиге количество и идентичность (позиция) команд зафиксированы, тогда как в открытых лигах команды имеют определенную мобильность, перемещаясь в рейтинговом списке вверх/вниз: команды второго дивизиона с наивысшим рейтингом переходят в первый дивизион, в то время как команды первого дивизиона с самым низким рейтингом автоматически опускаются во второй дивизион. От сезона к сезону идентичность (позиция) некоторых клубов открытой лиги (повысивших свой рейтинг или понизивших его) меняется. Команда, которая начинает играть в самом нижнем, любительском дивизионе, может подниматься шаг за шагом по рейтинговой лестнице спортивной иерархии, просто благодаря своим спортивным результатам, и таким образом она может, в конце концов, оказаться в первом дивизионе, и даже подать квалификационную заявку на участие в общеевропейском соревновании. Подобная восходящая карьера команды не может иметь место в системе закрытой лиги, так как высшая лига закрыта снизу.

3) В закрытой лиге команда имеет абсолютную эксклюзивность в определенном урбанистическом районе, где только ей одной позволено (в данном виде профессионального спорта) организовывать игры высшей (главной) лиги. Таким образом, каждая команда имеет монополию на местном рынке проведения спортивных состязаний. Если местный рынок прекращает быть выгодным, команда может переехать в другую урбанистическую зону с согласия лиги. С самого начала и до 2005 г. произошло 48 перемещений команд в четырех высших (главных) североамериканских лигах (7 в НФЛ щ Национальной футбольной лиге, 9 в НХЛ - Национальной хоккейной лиге), 12 в ВЛБ - Высшей лиге бейсбола) и 20 в НБА - Национальной баскетбольной ассоциации). В открытой лиге нет подобной географической мобильности команд; движение происходит по вертикали из нижних в верхние дивизионы и наоборот. Нет ни территориальной эксклюзивности, ни местной монополии команды в определенном виде спорта: в большинстве европейских столиц ситуация такова, что в первом футбольном дивизионе играет сразу несколько команд из одного конкретного города.

4) И закрытая, и открытая лиги стремятся к определенному балансу в области конкуренции. Регулирование рынка труда - основной инструмент всех попыток достижения баланса в закрытых лигах. Существующее в открытых лигах регулирование рынка труда дополняется другими инструментами. В частности, повышение/понижение рейтинга команды автоматически гарантирует частичное повторное балансирование спортивного списка команд в конце каждого спортивного сезона, таким образом, опуская слабых и поднимая сильных в соответствующей рейтинговой таблице. Кроме того, подобная система действует как стимулирующий механизм: команды прикладывают большие усилия, чтобы избежать отрицательных последствий (понижения рейтинга) и выиграть (повысить свой рейтинг); количество ярких игр больше, чем в закрытой лиге. С другой стороны, повышение/понижение рейтинга является процессом разбалансирования (с экономической точки зрения) и ведет к глубоким экономическим (финансовым) диспаритетам во всей лиге. Получив квалификационный статус резидента Лиги чемпионов, команда увеличивает свои доходы на 20-40%, а при понижении рейтинга бывает так, что доход команды уменьшается в 4—5 раз (в европейском футболе).

5) Закрытая лига может ограничить правила набора спортсменов (рекрутинга) и мобильности игроков в сфере их занятости, поскольку она действует на рынке монопсонии (в данном регионе существует всего лишь один покупатель труда спортсменов - сама лига). Впервые подобная ситуация возникла в бейсболе уже в 1879 г., когда в стандартный контракт был введен дополнительный пункт, запрещающий любое перемещение игрока из одной команды в другую без согласия владельца команды. Начиная с 1970-х гг. после нескольких трудовых конфликтов (забастовок и локаутов) спортивные ветераны получили статус свободного агента, который распространяется на игроков после определенного числа лет, которые они отыграли в главной (высшей) лиге. Однако начинающие игроки (молодые спортсмены и иностранные игроки) в лиге набираются из рядов новобранцев, и экcперты предварительно оценивают их согласно достигнутым ими спортивным результатам. В европейских открытых лигах система резервирования игроков, до 1968 г. основанная на пожизненном контракте с ними, а затем система перевода игроков в конце их трудового контракта, ограничивала мобильность игроков и их свободу в подписании контрактов с командами. Случай Жан-Марка Босмана (1995) снял все ограничения, касающиеся свободного выбора, для талантливых игроков на европейском спортивном рынке труда, тем самым позволяя выровнять права спортсменов, занимающихся различными видами профессионального спорта, согласно статье 48 Римского соглашения, гарантирующего свободу трудовой миграции для всех граждан Европейского Союза. Правило Босмана также постепенно свернуло квоты на национальных игроков (6 из 11 в 1995 г.), которые профессиональная футбольная команда должна была соблюдать в любой игре.

6) Набор командами молодых спортсменов (драфт новичков) также проводится согласно правилу «Преимущество первого выбора имеют команды, занявшие в предыдущем сезоне низшие позиции». Таким образом, профессиональные командные виды спорта - единственный сектор экономики в Северной Америке, где фирмы (команды) имеют ограниченное право выбора наемных работников - спортсменов. Владельцы команд в североамериканских высших (главных) лигах утверждают, что такое ограничение является вынужденной необходимостью для того, чтобы сбалансировать соревнования в командных видах спорта. Набор игроков также количественно ограничен пределами списка (реестра игроков). В европейских открытых лигах нет таких процедур, как драфт новичков с его качественными ограничениями или набор игроков согласно реестра с его количественными ограничениями. Вышеупомянутая отмена ограничений на свободное перемещение спортсменов на рынке труда согласно правилу Босмана привела к высокой мобильности игроков, в особенности суперзвезд спорта. Европейские открытые лиги вынуждены следовать политике ЕС в области конкуренции, хотя менеджеры команд желают избавиться от исключения из правил, характерного для индустрии спорта, но пока безуспешно, подобно тому, как продвигаются дела с исключением из антитрестовского закона североамериканских спортивных лиг.

7) Мобильность игроков в закрытых лигах еще более ограничена, так что продажа игроков за наличные ограничена или вообще запрещена (с 1960 г. в НФЛ и 1976 г. в ВЛБ), особенно это касается суперзвезд. Переход игроков из одной команды в другую в основном осуществляется бартерным методом (обмен одного на другого), так что соперничества нескольких команд за одного и того же игрока практически не существует. В европейских открытых лигах большинство переходов игроков из одной команды в другую осуществляется посредством стандартной финансовой сделки (оплата наличными) или денежно-кредитным путем, а также бартером и просто предоставлением игрока другой команде, в виде исключения.

8) В закрытых лигах условия труда игрока и его жалование обсуждаются на переговорах о заключении коллективного договора между владельцами клубов и профсоюзами игроков. Некоторые лиги преуспели в ограничении размера заработной платы (верхней планки), что пропагандируется владельцами клубов как средство избежать концентрации суперзвезд в богатых командах и таким образом сохранить соревновательный баланс игроков лиги. Но данное ограничение одновременно является механизмом сохранения монопсонии лиги на рынке труда, поскольку резервный вариант для игрока в контракте опускается. В открытых лигах с более свободным (нерегулируемым особым правилом) рынком труда (в пост-босмановской Европе) степень юнионизации игрока (вовлечения его в профсоюзы) гораздо ниже, переговоры о заключении коллективного договора намного менее формализованы, и верхняя планка заработка спортсмена, как таковая, встречается редко.

9) Консолидация финансов от продажи прав на спортивную телетрансляцию матчей на уровне лиги с последующим распределением доходов по командам является обычной практикой в закрытых лигах. Таким образом, лиге обеспечено право на монополию на соответствующем рынке по отношению к ее вторичному продукту, т.е. телевизионной трансляции спортивного соревнования. Профессиональные командные виды спорта являются единственной сферой американской экономики, где подобный картель освобождается от соблюдения требований антимонопольного закона со дня принятия «Акта о спортивных телетрансляциях» (1961). Доходы, полученные от поступлений в виде продажи входных билетов, денег спонсоров и розничной торговли (мерчендайзинга), также консолидируются и затем перераспределяются. Доходы местного телевидения являются единственным исключением из общего правила консолидации и перераспределения. Консолидация прав на телетрансляции также превалирует в открытых лигах с некоторыми исключениями -например, права на телетрансляции футбольных матчей продаются непосредственно командами в Греции, Португалии, Испании (и в Италии до 2007 г.). Деньги спонсоров и финансы, полученные от розничных продаж (мерчендайзинга), не консолидируются, а распределение поступлений от продаж входных билетов между командой принимающего города (региона) и командой гостей было прекращено в 1980-х гг.

10) Большинство американских спортивных команд не является акционерными компаниями, акции которых могли бы работать на фондовой бирже. В НФЛ выпуск новых ценных бумаг абсолютно запрещен. Владельцы клуба не желают подвергать себя риску быть поглощенными или приобретенными посторонними лицами и компаниями на фондовом рынке (это еще один барьер, характерный для закрытой лиги). Начиная с 1990-х гг. выпуск новых ценных бумаг (акций) команды стал развиваться в европейских открытых футбольных лигах даже при том, что различные команды были вычеркнуты из списка после того, как их акции поплыли вниз.

11) Будучи фактически картелем команд, закрытая лига максимально увеличивает свою прибыль и делит ее между командами. Таким образом, нам видится, что объективная функция североамериканских профессиональных спортивных команд - максимальная прибыль.

В случае когда команда не находится в процессе гонки на выбывание (плей-оф), подобная финансовая цель в конечном итоге извлекает выгоду из победных (во всех смыслах выигрышных) игр. В открытой лиге для команды, борющейся за повышение своего рейтинга или находящейся под угрозой его падения, обычно целью становится максимизация спортивных побед, что в свою очередь, часто ограничено сбалансированным бюджетом.

12) Из-за максимизации прибыли в закрытых лигах финансовый вклад в спортивные таланты осуществляется только в том случае, если это увеличивает доходы больше, чем расходы. Команды малых рынков испытывают нехватку финансовых стимулов (средств), так необходимых для построения конкурентоспособных команд, которые смогут максимально увеличить доходы лиги; этот факт приводит к тому, что команды больших рынков часто субсидируют команды малых рынков. Изменение рейтинга (его повышение/понижение) и максимизация победы включают команды в так называемую гонку за победу и квалифицированных игроков, в которой каждая команда пытается приобрести лучших игроков ввиду повышения своей относительной мощи по сравнению с командами противника; в свою очередь, другие команды также стараются предложить более выгодные условия игрокам. Проблема состоит в том, что подобные инвестиции в спортивные таланты являются социально эффективными только в том случае, если они модернизируют абсолютное (а не только относительное) качество команды, так как одно из другого (абсолютное из относительного) автоматически не следует. Поскольку в данной «гонке» существует только один победитель, который может покрыть инвестиционные затраты, открытая лига всегда находится под угрозой инфляции консолидированных расходов (в которые входит заработок и трансферная стоимость игроков), картина усугубляется тем, что инфляция не может быть замедлена простым стремлением максимизировать прибыль. Большинство известных команд обречено находиться в долгах в открытой лиге с ее отсутствием жесткого регулирования.

Однако складывается мнение, что индустрия профессиональных командных видов спорта фактически является «островом квази-социалистического регулирования» в океане американской рыночной экономики и свободной торговли: данная сфера экономики закрыта особыми входными барьерами, спортивные команды в ней - это исключительно американские компании, которые приняли регулирующее определенный порядок ограничение на свою свободу в области найма и увольнения игроков, данная лига является явной монополией на рынке своих товаров/услуг и монопсонией на своем рынке труда, заработная плата игроков фиксируется (не может свободно повышаться) после проведения переговоров о заключении коллективного договора, игроки не могут в любой момент свободно поменять своего работодателя, богатые компании (команды) перераспределяют свои доходы, финансируя бедные команды и в конечном счете каждая лига организует процесс нормирования, который обслуживает дополнительный спрос на ее игры.

В пределах вышеупомянутой аналитической структуры установлено, что распределение доходов улучшает соревновательный баланс в обоих случаях: и в случае погони за максимальной прибылью (американский вариант), и в случае стремления максимально увеличить количество спортивных побед (европейский вариант). Критическим фактором в данных обстоятельствах является влияние абсолютного, а не относительного качества команд. Соревновательный баланс в лигах, где команды стремятся к максимальному количеству побед, всегда хуже, чем в лигах, стремящихся к получению максимальной прибыли. В современных обстоятельствах подобная традиционная теория лиг профессиональных командных видов спорта, разработанная в соответствии со стандартной вальрасовской моделью равновесия, является неполноценной в части ее основного предположения о фиксированном предложении на рынке спортивных талантов, а именно, благодаря глобальной мобильности игрока. С другой стороны, начиная с первой статьи по спортивной экономике, основной проблемой называлась неуверенность в исходе спортивных соревнований, если исходить из предположения, что чем лучше соревновательный баланс, тем больше людей посетит спортивные соревнования. Были предложены различные индексы для измерения параметров концепции соревновательного баланса, при этом не обошлось без некоторых горячих дебатов.

Эконометрические оценки соревновательного баланса приводят к интересным, хотя иногда и непонятным результатам. Уровень соревновательного баланса между двумя типами лиг (закрытыми и открытыми лигами), судя по всему, до сих пор не определен опытным путем. Но растут сомнения относительно чистых результатов (эффектов) программ перераспределения, предназначенных для улучшения соревновательного баланса. Результаты говорят о том, что перераспределение понизило заработки спортсменов так, как ожидалось, но при этом оказалось неожиданностью то, что оно не затронуло баланс лиги. Показано, что в то время как финансовое неравенство среди клубов увеличилось, соревновательный баланс остался относительно устойчивым, и посещаемость матчей оказалась не зависящей от соревновательного баланса. Противоположный взгляд на взаимосвязь между соревновательным балансом и совокупной посещаемостью матчей представлен для ВЛБ. Уровень соревновательного баланса показывает, что, относительно исторических рекордов ВЛБ и вопреки утверждениям СМИ, 1990-е гг. были самым соревновательным десятилетием на игровом поле. Самым впечатляющим эмпирическим наблюдением является то, что соревновательный баланс хуже в закрытых лигах по сравнению с открытыми лигами (табл. 9), вопреки ожиданиям, связанным с теоретической моделью. Оказывается, что в открытых лигах концентрация дохода в нескольких богатейших командах не только не ухудшает соревновательный баланс лиги, но и не вредит посещаемости игр. Те европейские футбольные лиги, которые прекратили использовать консолидацию дохода от телетрансляций с соответствующим распределением доходов, являются наиболее несбалансированными.

Следующая задача связана с желанием выявить текущие детерминанты посещаемости спортивных соревнований. Новые проблемы выходят на передний план в случае Английской футбольной лиги. При анализе более 4000 игр с целью проверить экономические проблемы переполнения графика лиги спортивными матчами обнаружено, что транслируемые в середине недели по телевизионным каналам матчи Лиги чемпионов, включая выступления клубов Английской Премьер-лиги, имеют существенное неблагоприятное влияние на посещение матчей более низких дивизионов Футбольной лиги. Те клубы, которые затронуты данной проблемой, могут потребовать компенсацию из вышеназванных источников за потерю дохода из-за низкой посещаемости их матчей. Планирование домашних игр команд городов, расположенных близко друг к другу, также имеет определенное неблагоприятное влияние на посещаемость матчей, что заставляет провести реорганизацию графика проведения спортивных мероприятий и/или перераспределение доходов. При изучении связи между неопределенностью результатов спортивных соревнований и спросом на просмотр спортивных матчей на телевизионном рынке английского футбола обнаружено, что поведение аудитории телезрителей-любителей футбола отличается от поведения активных болельщиков, посещающих стадионы, и пик посещений матчей достигается весной. Совсем недавно на основе просмотра матчей европейских футбольных лиг выявили наличие отрицательной тенденции забивания голов, что может привести к падению посещаемости матчей в долгосрочной перспективе.

В течение достаточно долгого времени, начиная с изучения Французского первого футбольного дивизиона, спрос на посещение футбольных матчей профессионалов оценивался как неэластичная по отношению к цене билета величина. Подтвержденная несколькими исследованиями ценовая неэластичность обычно интерпретируется как доказательство того, что спортивные клубы и лиги не ведут себя таким образом, чтобы получить максимальную прибыль. Посещаемость игр ВЛБ, НБА и НФЛ исследовалась с помощью набора данных, который включает в себя цену билета и ценовой индекс, отражающий цены на сопутствующие товары, связанные с посещением стадионов. Анализ подтверждает, что спрос на посещение матчей неэластично зависит от цены, и что оценка стоимости билета в неэластичной части кривой спроса согласуется с максимизацией дохода спортивными командами монополии, которые также устанавливают цены на соответствующие товары и услуги, такие как право использования спортивной недвижимости и парковки в зоне, близкой к эластичной части кривой спроса.

Последняя тема, которая возникла в прошедшее десятилетие, это финансирование командных видов спорта. Отмечаются определенные изменения в структуре финансирования профессиональных спортивных команд начиная с середины 1990-х гг. В прежней модели SSSL финансирование командных видов спорта по большей части основывалось на вкладе посетителей матчей (на поступлениях от продажи входных билетов), спонсоров и частных лиц (а в Европе и общественных организаций) местного происхождения. В современной модели MCMMG основой финансирования команд и лиг стали СМИ благодаря предоставлению им прав на трансляцию спортивных состязаний. В то время как доля поступлений от продажи входных билетов и субсидий в полных доходах уменьшается, появились новые источники финансирования (корпорации, мерчендайзинг) и новые рынки - рынки капитала, когда акции клуба работают на него на фондовой бирже, и рынок труда -для талантливых игроков, и все это в глобальном масштабе. Подобные финансовые трансформации происходят и в Северной Америке, и в Европе. Следующая проблема -то, как все собранные финансы тратятся клубами. Например, в испанском футболе клубы приняли на вооружение методику «погони за рентой» с существенными последствиями по отношению к их расходам. Эмпирические результаты проливают свет на серьезный перекос между размером гонораров и бюджетом, с которым сталкиваются клубы, соревнующиеся за различные призы. Растрата ренты весьма значительная и объясняет дисбаланс между доходами и расходами и финансовые проблемы, с которыми встречаются многие клубы, как в испанском футболе, так и в других европейских футбольных лигах. Чаще всего растрата доходов лиги является результатом чрезмерного капиталовложения в талантливых игроков, как прямое следствие губительного соперничества между клубами за лучших спортсменов в открытых лигах. Кроме того, существует проблема корпоративного управления в профессиональных клубах Европы, даже в так называемом французском особом регионе, где регулярная ревизия контролирует финансовые счета клубов.

Таблица 9. Соревновательный баланс (показатель Нолл-Скалли*) в американских высших спортивных лигах и в пяти самых значимых европейских футбольных лигах, 1966/67-2005/06 гг.

Лига

1966/67 -

1976/77-

1986/87 -

1996/97 -

В среднем

1975/76

1985/86

1995/96

2005/06

1966/2006

Североамериканские лиги

НФЛ (Национальная футбольная лига)

1,70

1,51

1,48

1,54

1,56

ГЛБ (Высшая лига бейсбола)

1,78

1,81

1,62

1.90

1,78

НБА (Национальная баскетбольная ассоциация)

2,71

2,43

2,96

2,77

2,72

НХЛ (Национальная хоккейная лига)

2,42

2,32

1,82

1,74

2,08

Европейские футбольные лиги

Премьер-лига (Англия)

1,44

1,46

1,44

1,61

1,49

Лига 1 (Франция)

1,22

1,45

1.30

1.30

1,32

Бундеслига (Германия)

1,26

1,45

1,35

1,46

1,38

Лига Кальцио (Италия)

1,46

1,39

1,54

1,67

1,51

Лига футбола (Испания)

1,21

1,33

1,47

1,38

1,35

  • Показатель Нолл-Скалли представляет собой стандартное отклонение распределения побед среди команд по отношению к теоретическому стандартному отклонению биноминального распределения с независимой вероятностью успеха 0,5 для каждого случая.

Источник. Kringstad & Gerrard (2007).

Глобализация рынка спортивных талантов[править]

Международная миграция спортсменов не является новым экономическим фактом, и после рассмотрения исков Босмана она ускорилась. Подобная юридическая практика была распространена на различные виды спорта и на граждан Центральной Восточной Европы и стран СНГ после исков Малая, Колпак и Симутенкова. Затем Ко-тонское соглашение, подписанное в 2000 г. Европейским Союзом с 77 африканскими, карибскими и тихоокеанскими странами, позволило осуществлять трансфер спортсменов из указанных регионов под квалификацией «ассимилируемые европейцы», это означает те же самые условия, которые характерны для игроков, извлекающих выгоду из решений по искам Босман, Малайа, Колпак и Симутенкова. Результатом всех этих событий стало появление глобального рынка труда талантливых спортсменов. Это рынок, на котором профессиональные игроки и другие одаренные спортсмены могут перемещаться по всему миру - из одного клуба в какой-либо стране в другой клуб, расположенный за границей. Количество международных трансферов футбольных игроков резко возросло на этом глобальном рынке труда с тех пор, как он полностью перестал регулироваться в 1995 г. Подобная отмена контроля затронула весь международный рынок труда, включая и другие профессиональные виды спорта и, в конце концов, все виды спорта высокого уровня.

Международный трансфер игроков-тинейд-жеров - самая дискутируемая проблема в области незаконной международной миграции трудовых ресурсов, так как правила FIFA, принятые в 2001 г., полностью запрещают трансфер из-за границы футбольных игроков возрастом до 18 лет. Действительно, подобные трансферы появились в конце 1980-х гг., но импорт игроков-подростков из развивающихся стран подстегивался либерализацией и глобализацией футбольного рынка труда после событий 1995 г. Довольно часто футбольные агенты находили талантливых игроков-под-ростков на Африканском кубке наций (также прозванном «ярмаркой скота») и приглашали их пройти тестирование в европейских клубах, а затем после успешного прохождения испытаний вербовали их. Если же игроки проваливали тестирование, они игнорировались как клубами, так и агентами, оставались без трудового контракта и даже без обратного билета на самолет. Таким образом, их оставляли фактически в положении нелегальных работ-ников-мигрантов, и порой полиция довольно жестко действовала против них. После десятилетия подобных безжалостных трансферов подростков-спортсменов Союз европейских футбольных ассоциаций (UEFA) отреагировал в 2001 г. на такое беззаконие новой регулирующей статьей 19, в которой заявлено, что «международный трансфер игрока разрешен только в том случае, если ему исполнилось 18 лет». Для развивающихся стран, которые в основном являются чистыми экспортерами спортивных талантов, основная проблема заключается в том, что родная страна и родной клуб не компенсируют (или недостаточно компенсируют) игрокам расходы на образование и тренировки, которые они оплатили, прежде чем их игроки будут переданы какому-либо другому клубу. Отсутствующая или ограниченная компенсация углубляет разрыв между спортивной экономикой развивающейся родной страны и экономикой развитой страны - организатора трансфера и подрывает спортивную составляющую экономики развивающихся стран, а также сводит к нулю их надежды и вероятность выигрыша международных соревнований или олимпийских медалей.

Перед лицом подобных проблем с чрезмерной международной мобильностью краткосрочного капитала на глобальных финансовых рынках Джеймс Тобин, лауреат Нобелевской премии по экономике, предложил «подбросить песок в рабочий механизм международных финансов» и разработал налог в 1% с целью установить тормоз на движение краткосрочного капитала. Таким образом, рекомендуется разработать и внедрить то, что называют «кубертобиновским» («Coubertobin») налогом на международные трансферы игроков с четырьмя следующими целями.

1. Налог должен широко охватить затраты на образование и тренировки спорт-сменов-подростков в их родных странах.

2. Налог должен, насколько это возможно, замедлить международную миграцию спортсменов из развивающихся стран на рынки профессиональных игроков развитых стран.

3. Налог должен создать сильное препятствие для трансфера игроков-подростков или даже детей.

4. Поступления от налогов накапливались бы в специальном фонде для развития спорта в развивающихся странах и могли бы идти на финансирование строительства спортивных сооружений, их обслуживание, на спортивные тренировки, занятия спортом в школе и в рамках программы «Спорт для всех».

Идея заключается в том, чтобы обложить кубертобиновским налогом в размере 1% все трансферные гонорары, а также начальное жалование, утвержденное в каждом трудовом контракте, подписанном игроками, переезжающими из развивающихся стран, и их зарубежными партнерами из развитых стран, принимающими игроков. Что касается трансферов тинейджеров и очень молодых талантов, дифференцированный дополнительный сбор может добавляться к налогу в 1%, чем моложе игрок, тем выше коэффициент дополнительного сбора. Очевидно, что кубер-тобиновский налог не является панацеей. Множество проблем необходимо решить для введения подобного налога. Какая организация могла бы взять на себя бремя сбора налогов и их администрирования? Это мог бы быть Международный банк или департамент ООН или международная организация, специально созданная для того, чтобы контролировать сбор налогов и их дальнейшее использование.

Финансовые вливания и спортивные дисфункции[править]

Часто скрытые ежедневной рутиной, различные экономические дисфункции спорта только недавно достигли статуса академической темы, которую также необходимо осветить. Весь объем представляемой информации в данной области включает в себя такие темы, как составление ложных бухгалтерских отчетов (в спортивных клубах, лигах и федерациях), обычные растраты (хищения), использование финансовых ресурсов на другие цели, жалования и другие выплаты из «черной кассы», допинг, договорные матчи, связанные со злоупотреблением служебным положением некоторых букмекерских сетей, коррупция, отмывание международных финансов посредством фиктивных трансферов игроков или иным способом. Чем больше денег вливается в спорт, тем более глобальной становится спортивная экономика, и тем больше подобных дисфункций в ней наблюдается. Частные спортивные рынки и ситуации особенно восприимчивы к коррупции типа завышения ликвидности рынка букмекерства. Возникают ситуации, когда высока вероятность того, что обман будет организован и выполнен успешно и не будет обнаружен. Финансовые штрафы при обнаружении обмана относительно низкие или понижающиеся, вероятность обнаружения обмана падает, когда высказывается возмущение низкими заработками. Рынок букмекерства, тесно связанный с организацией договорных матчей, анализируется как последовательность неизбежных решений максимально сблизиться с игроками или с рефери. Учитывая высокую стоимость взяточничества игроков и огромный риск нарушения федеральных законов, заговорщики вынуждены делать крупные ставки для конспирации своих действий.

Коррупция в спортивном бизнесе, к сожалению, является гораздо более ординарным явлением, чем можно предположить, и она обычно осуществляется такими методами, которые трудно обнаружить. Поскольку эмпирическое обоснование коррупционной практики вряд ли появится в обычных источниках информации, с целью обнаружения коррупции в японской профессиональной борьбе сумо была использована особая методология, представляющая собой творческое использование существующих данных. Структура стимулирования продвижения по карьерной лестнице в борьбе сумо ведет к получению определенных доходов от торговли между борцами, находящимися на грани достижения победного рекорда, и их противниками. Практика показывает, что борцы выигрывают непропорциональную долю соревнований, когда они находятся близко к полному триумфу. Форсирование человеческих усилий не может объяснить наблюдаемые сверхъестественные результаты. Договорные схватки исчезают во времена повышенного интереса к ним со стороны СМИ. Борцы, достигшие побед путем договорных встреч, в дальнейшем проигрывают чаще, чем это можно ожидать, в ситуациях, когда они встречают соперника, с которым заключен договор, что наводит на мысль, что часть оплаты за предыдущие проигрыши оппонента осуществляется «натурой» (ответными проигрышами). Коррупция появилась на самом высоком уровне глобальных спортивных соревнований, т.е. на Олимпийских играх. Рассматривалась проблема МОК 1998-1999 гг., связанная с коррупцией в отношении выбора Солт-Лейк-Сити в качестве места проведения зимних Олимпийских игр 2002 г. Экономический анализ экономических рент, полученных от коррупции в спорте, ведет к предложению особых мер, которые призваны сократить указанные нелегальные финансовые потоки и увеличить их прозрачность, в частности, этому могут способствовать некоторые финансово-кредитные барьеры.

Таблица 10. Доля иностранных игроков в профессиональном футболе до и после использования правила Босмана (%)

Чемпионат 1 -го дивизиона

1995 г.

1996 г.

1999 г.

2005 г.

2006 г.

Англия

34

34

37

56

55

Франция

18

18

22

36

36

Германия

19

27

39

50

41

Италия

14

17

33

31

31

Испания

20

29

40

28

32

Источник. База данных CIES.

Следующая серия экономических дисфункций в спорте связана с допингом. Начиная с Гарри Беккера, ситуация с допингом обычно анализировалась посредством экономического подхода к криминальному поведению. Поворотным моментом в экономическом анализе допинга стал конец 1990-х гг., когда допинг начал рассматриваться как стратегическая игра и стал изучаться с помощью инструментария теории игр. Одним из первых материалов в данной области стала работа, посвященная инциденту с велокомандой «Фе-стина» в ходе соревнований Тур-де-Франс в 1998 г., который четко показал, что главная причина использования допинговых средств спортсменами - не просто чисто криминальная подоплека, а крупные денежные ставки на выигрыш команды. Была рассмотрена игра с двумя игроками, основанная на следующих предположениях: а) состояние здоровья спортсмена, использующего допинг-препарат, ухудшается (расходуется жизненная сила);

б) использование допинг-препаратов позволяет любому атлету улучшить свои результаты в ходе спортивного сезона; в) но если оба игрока принимают допинг-препараты, порядок финиширования остается неизменным;

г) спортсмен, принимающий допинг-препара-ты, имеет положительную вероятность того, что он будет пойман допинг-контролем и, следовательно, будет наказан. Четыре основных фактора действуют для спортсмена как стимулы использования допинг-препаратов: эффективность системы тестирования; число соревнований за спортивный сезон; серия призов, полученных на спортивных соревнованиях; превентивные меры. Призы и тесты должны быть соотносимыми, чтобы удержать спортсменов от использования допинг-препаратов: либо тесты (анализы на допинг) должны быть достаточно серьезными, и в данном случае призы также должны быть существенными, или же тесты (анализы на допинг) могут быть недостаточно эффективными, но тогда и призы должны быть несущественными. Самый фундаментальный труд по экономике допинга написан Berentsen (2002): в стратегической игре два игрока с неравными перспективами на победу в игре решают одновременно и тайно использовать перед соревнованием допинг-препараты, улучшающие их характеристики. В состоянии равновесия со смешанной стратегией игрок, имеющий наибольший шанс на успех, с большей вероятностью будет использовать допинг-препараты, чем аутсайдер, и все же при некоторых значениях параметров он с меньшей вероятностью выиграет эту игру с допинговым преимуществом, по сравнению с вариантом, когда он не станет использовать допинг.

Расовая дискриминация в спорте привлекает к себе особое внимание во множестве исследовательских работ. Например, до недавнего времени, место квотербека (QB) в НФЛ в принципе не могло быть занято черными спортсменами, но на основе анализа результативности квотербеков и их заработков за 1995-2006 гг. обнаружено, что черный кво-тербек с большей вероятностью будет бежать сам с мячом, хотя подобный маневр никак не компенсируется на рынке американского футбола. Более того, демонстрируется очевидная дискриминация заработка черных кво-тербеков, связанная с недооценкой зрелищности их игры, исходя из рассмотрения верхней половины таблицы распределения заработка квотербеков. Дискриминация действует несколько иначе в профессиональном баскетболе: телеаудитория спортивных игр увеличивается, когда в них участвуют большее количество белых игроков. Однако предельный (конечный) продукт в денежном выражении, приносимый белыми игроками в терминах доходов от рекламы, превышает тот же продукт, но создаваемый сопоставимыми черными игроками. Данный фактор объясняет во многом расовый разрыв в заработках в профессиональном баскетболе. Некоторые факты расовой дискриминации в английском футболе реже анализируются в европейском спорте: здесь дискриминация связывается с болельщиками, а не с владельцами команд.

Дискриминация по национальности также случается на спортивном поле или вокруг него и может иметь отрицательный или положительный характер. В английской профессиональной футбольной лиге было обнаружено, что игроки из Южной Америки получают преференции на рынке труда, но данный факт очевиден только в высшем Премьер-дивизионе лиги. Эта дискриминация на рынке труда, на первый взгляд, оказывается рациональным ответом владельцев команд, которые замечают увеличение посещаемости матчей с большим количеством южноамериканских игроков. Дискриминация может существовать даже между спортсменами одной страны. Можно упомянуть, например, историю с франко-канадскими игроками НХЛ. Статистические данные (с 1943 по1998 г.) показывают, что франкоканадцы были недостаточно представлены в англо-канадских командах НХЛ, по отношению к тому, как они были представлены в командах США. Аналитически подтверждена дискриминация по отношению к фран-ко-канадцам НХЛ в области заработной платы, как по «национальному» признаку, так и по местоположению команды игрока.

Хотя это строго запрещено, но различные формы гендерной дискриминации также встречаются в спорте. Факторы, определяющие национальный успех в женском футболе, частично отличаются от детерминантов результативности, действующих в мужском международном футболе. Климат и латиноамериканское культурное происхождение влияют на результативность только в мужском футболе, в то время как алия ние политической системы и мер по борьбе с гендерным неравенством объясняет само возникновение женского футбола. С другой стороны, сравнивая игры PGA (Ассоциации гольфистов-профессионалов) и I.PGA (Женской профессиональной ассоциации гольфа), исследовали связь между профессионализмом и доходом игроков двух указанных спортивных ассоциаций. Мужчины, играющие в PGA Tour, борются за больший призовой фонд по сравнению с женщинами в турнирах LPGA. Но при этом мужчины также играют большее количество раундов в гольфе на более длинных полях для гольфа перед большим количеством зрителей и показывают более высокий уровень спортивного мастерства по сравнению с женщинами. Поскольку уровень спортивного мастерства принимается во внимание как важный фактор, можно считать, что гонорары мужчин и женщин рассчитываются достаточно справедливо и соответствуют их уровню игры.

Библиография[править]

Aglietta М., Andreff W., Drut В. (2008). Bourse et Football, Revue d’Ecottomie Politique, 118. Ahlert G. (2000). Reasons for Modeling Sports in a Complex Economic Model: Two Examples, European Journal for Sport Management, 7.

Amnyos (2008). Etude du financement public et prive du sport, Secretariat d’Etat aux Sports, Paris.

Andreff М., Andreff W. (2009). Global Trade in Sports Goods: International Specialization of Major Trading Countries, European Sport Management Quarterly, 9.

Andreff М., Andreff W. (2010). Economic prediction of sport performances: From Beijing Olympics to 2010 FIFA World Cup in South Africa, 85th Western Economic Association International Conference, Portland, June 29th -July 3rd.

Andreff М., Andreff W., Poupaux S. (2008). Les determinants economiques de la performance sportive: Prevision des medailles gagnees aux Jeux de Pekin, Revue d’Economie Politique, 118. Andreff W. (1981). Le prix du spectacle sportif et le comportement du spectateur, in: Le spectacle sportif, Paris: Presses Universitaires de France. Andreff W., ed. (1991). Les effets d’entrainement des Jeux Olympiques d\Albertville: Retombies so-cio-iconomiques et innovations dans le domaine du sport en region Rhone Alpes, PPSH 15 CNRS & Region Rhone-Alpes, Lyon & Grenoble.

Andreff W. (2000). Financing Modern Sport in the Face of a Sporting Ethic, European Journal for Sport Management, 1.

Andreff W. (2001). The Correlation between Economic Underdevelopment and Sport, European Sport Management Quarterly, 1.

Andreff W. (2004). The Taxation of Player Moves from Developing Countries, in: R. Fort, J. Fi-zel (2004).

Andreff W. (2006a). Sports accounting, in: W. Andreff & S. Szymanski (2006).

Andreff W. (2006b). The sports goods industry, in: W. Andreff & S. Szymanski (2006).

Andreff W. (2007a). Regulation et institutions en economie du sport, Revue de la Regulation, 1.

Andreff W. (2007b). French Football: A Financial Crisis Rooted in Weak Governance, Journal of Sports Economics, 8.

Andreff W. (2008). Globalisation of the Sports Economy, Rivista di diritto ed Economia dello Sport, 4.

Andreff W. (2009). Equilibre competitif et con-trainte budgetaire dans une ligue de sport pro-fessionnel, Revue Economique, 60.

Andreff W. (2010). Economie Internationale du sport, Grenoble: Presses Universitaires de Grenoble.

Andreff W. (2011a). Recent Developments in Sports Economics, Cheltenham: Edward Elgar (forthcoming).

Andreff W. (2011b). Some Comparative Economics of the Organization of Sports: Competition and Regulation in North American vs. European Professional Team Sports Leagues, European Journal of Comparative Economic Studies (forthcoming).

Andreff W. (2011c). Why Tax International Athlete Migration? The Coubertobin Tax in a Context of Financial Crisis, in: J. Maguire, M. Falcous, eds., Sport and Migration, London: Routledge.

Andreff W., Bourg J.-F. (2006). Broadcasting Rights and Competition in European Football, in: C. Jeanrenaud, S. Kesenne, eds., The Economics of Sport and the Media, Cheltenham: Edward Elgar.

Andreff W., Bourg J.-F., Halba B. & Nys J.-F. (1994). The Economic Importance of Sport in Europe: Financing and Economic Impact, Background document to the 14th Informal Meeting of European Sports Ministers, Council of Europe, Strasbourg.

Andreff W., Raballand G. (2011). Is European Football Future to Become a Boring Game?, in W. Andreff, ed., Contemporary Issues in Sports

Economics: Participation and Professional Team Sports, Cheltenham: Edward Elgar.

Andreff W., Staudohar P. (2000). The Evolving European Model of Professional Sports Finance, Journal of Sports Economics, 1.

Andreff W., Szymanski S., eds. (2006). Handbook on the Economics of Sport, Cheltenham: Edward Elgar.

Ascari G., Gagnepain P. (2006). Spanish Football, Journal of Sports Economics, 7.

Baade R.A., Matheson V. A. (2000). An Assessment of the Economic Impact of the American Football Championship, the Super Bowl, on Host Communities, Reflets et Perspectives de la Vie Economique, 39.

Baade R.A., Matheson V. A. (2001). Home Run or Wild Pitch? Assessing the Economic Impact of MLB’ All Star Game, Journal of Sports Economics, 2.

Ball D. (1972). Olympic Games Competition: Structural Correlates of National Success, International Journal of Comparative Sociology, 13.

Barget E., Gouguet J.-J. (2007). The Total Economic Value of Sporting Events: Theory and Practice, Journal of Sports Economics, 8.

Barget E., Gouguet J.-J. (2010). Evenements spor-tifs: Impacts economique et social, Bruxelles: De Boeck.

Barros C.P. (2006). Evaluating Sport Events at European Level: Euro 2004, International Journal of Sport Management and Marketing;1.

Barros C.P., Ibrahimo М., Szymanski S., eds. (2002). Transatlantic Sport. The Comparative Economics of North American and European Sports, Cheltenham: Edward Elgar.

Berentsen A. (2002). The Economics of Doping, European Journal of Political Economy, 18.

Bernard A.B., Busse M. R. (2004). Who Wins the Olympic Games: Economic Resources and Medal Totals, Review of Economics and Statistics, 86.

Bourg J.-F., Gouguet J.-J. (2010). The Political Economy of Professional Sport, Cheltenham: Edward Elgar.

Clarke S. R. (2000). Home Advantage in the Olympic Games, in: G. Cohen, T. Langtry, eds., Proceedings of the Fifth Australian Conference on Mathematics and Computers in Sport, Conference proceedings, University of Technology, Sydney.

Coates D., Humphreys B. (2007). Ticket Prices, Concessions and Attendance at Professional Sporting Events, International Journal of Sport Finance, 2.

Duggan М., Levitt S. D. (2002). Winning Isn’t Everything: Corruption in Sumo Wrestling, American Economic Review, 92.

Eber N., Thepot J. (1999). Doping in Sport and Competition Design, Recherches Economiques de Louvain, 65.

El Hodiri М., J. Quirk (1971). An Economic Model of a Professional Sports League, Journal of Political Economy, 79.

Feddersen A., Maennig W., Zimmermann P. (2008). The Empirics of Key Factors in the Success of Bids for Olympic Games, Revue d’Economie Politique, 118.

Forrest D., Simmons R. (2006). New Issues in Attendance Demand, Journal of Sports Economics, 7.

Forrest D., Simmons R., Buraimo B. (2005). Outcome Uncertainty and the Couch Potato Audience, Scottish Journal of Political Economy, 52. Fort R., Fizel J., eds. (2004). International Sports Economics Comparisons, Westport: Praeger.

Fort R., Quirk J. (1995). Cross-subsidization, Incentives, and Outcomes in Professional Team Leagues, Journal of Economic Literature, 33. Frick B. (2009). Globalisation and Factor Mobility: The Impact of Bosman Ruling on Player Migration in Professional Soccer, Journal of Sports Economics, 10.

Hill D. (2009). How Gambling Corruptors Fix Football Matches, European Sport Management Quarterly, 9.

Hoffmann R., Ging L.C., Ramasamy B. (2004). Olympic Success and ASEAN Countries: Economic Analysis and Policy Implications, Journal of Sports Economics, 5.

Humphreys B. R., Ruseski J. E. (2009). Estimates of the Dimensions of the Sports Market in the US, International Journal of Sport Finance, 4. Jeanrenaud C. (2006). Sponsorship, in: W. Andreff & S. Szymanski (2006).

Johnson B.K., Groothuis P. A., Whitehead J.C.(2001). The Value of Public Goods Generated by a Major League Sports Team, Journal of Sports Economics, 2.

Johnson D., Ali A. (2004). A Tale of Two Seasons: Participation and Medal Counts at the Summer and Winter Olympic Games, Social Science Quarterly, 85.

Jones H. (1989). The Economic Impact and Importance of Sport: A European study, Council of Europe, Strasbourg.

Kahane L. (2006). The Reverse-order-of-finish Draft in Sports, in: W. Andreff & S. Szymanski (2006).

Kesenne S. (1996). League Management in Professional Team Sports with Win Maximizing Clubs, European Journal of Sport Management,2.

Kesenne S. (2000). Revenue Sharing and Competitive Balance in Professional Team Sports, Journal of Sports Economics, 1.

Kesenne S. (2004). Competitive Balance and Revenue Sharing. When Rich Clubs Have Poor Teams, Journal of Sports Economics, 5.

Kesenne S. (2005). Do We Need an Economic Impact Study or a Cost-Benefit Analysis of a Sport Event, European Sport Management Quarterly, 5.

Kringstad М., Gerrard B. (2007). Beyond Competitive Balance, in: T. Slack, M. Parent, eds., International Perspectives on the Management of Sport, Burlington, Elsevier.

Kurscheidt M. (2006). The World Cup, in: W. Andreff & S. Szymanski (2006).

Lavoie M. (2000). The Location of Pay Discrimination in the National Hockey League, Journal of Sports Economics, 1.

Lazear E., Rosen S. (1981). Rank-order Tournaments as Optimum Labour Contracts, Journal of Political Economy, 89.

Leeds M.A (2008). Do Good Olympics Make Good Neighbours?, Contemporary Economic Policy, 26.

Longley N. (2000). The Under-representation of French Canadians in English Canadian NHL League, Journal of Sports Economics, 1.

Maennig W. (2005). Corruption in International Sports and Sport Management: Forms, Tendencies, Extent and Countermeasures, European Sport Management Quarterly, 5.

Malenfant-Dauriac C. (1977). I!economie du sport en France: Un compte satellite du sport, Paris: Cujas.

Matheson V. (2009). Economic Multipliers and Mega-Event Analysis, International Journal of Sport Finance, 4.

Matheson V.A, Baade R.A. (2006). Padding Required: Assessing the Economic Impact of the Super Bowl, European Sport Management Quarterly, 6.

Meyer B., Ahlert G., Schnieder C. (2000). Die okonomischen Perspektiven des Sports: Eine em-pirische Analyse fur die Bundesrepublik Deutschland, Bundesinstitut fur Sportwissenschaft, Koln.

Nevill A., Atkinson G., Hughes М., Cooper S.(2002). Statistical Methods for Analyzing Discrete and Categorial Data Recorded in Performance Analysis, Journal of Sports Sciences, 20.

Novikov A.D., Maximenko A.M. (1972). The Influence of Selected Socio-economic Factors on the Levels of Sports Achievements in the Various Countries, International Review of Sport Sociology, 7.

Paul S., Mitra R. (2008). How Predictable Are the FIFA Worldcup Football Outcomes? An Empirical Analysis, Applied Economic Letters, 15.

Pedace R. (2008). Earnings, Performance, and Nationality Discrimination in a Highly Competitive Labour Market: An Analysis of the English Professional Soccer League, Journal of Sports Economics, 9.

Preston I., S. Szymanski (2003). Racial Discrimination in English Football, Scottish Journal of Political Economy, 47.

Preuss H. (2004). The Economics of Staging the Olympics: A Comparison of the Games 1972— 2008, Cheltenham: Edward Elgar.

Preuss H. (2005). The Economic Impact of Visitors at Major Multi-Sport Events, European Sport Management Quarterly, 5.

Rottenberg S. (1956). The Baseball Players’ Labour Market, Journal of Political Economy, 54.

Saint-Germain М., Harvey J. (1998). Caracteris-tiques de la grappe industrielle canadienne du sport a partir de simulations, Revue Juridique et Economique du Sport, 46.

Sandy R., Sloane P.J., Rosentraub M.S. (2004). The Economics of Sport. An International Perspective, London: Palgrave Macmillan.

Schmidt M.B., D. J. Berri (2001). Competitive Balance and Attendance. The Case of Major League Baseball, Journal of Sports Economics, 2.

Shmanske S. (2000). Gender, Skill, and Earnings in Professional Golf, Journal of Sports Economics, 1.

Shughart W., Tollison R. (1993). Going for the Gold: Property Rights and Athletic Effort in Transitional Economies, Kyklos, 46.

SIRC (2010). Economic Value of Sport in England, 1985—2008, Sport Industry Research Centre, Sheffield Hallam University.

Sloane P. (1971). The Economics of Professional Football: The Football Club as a Utility Maxi-miser, Scottish Journal of Political Economy, 17. Souchaud Y. (1995). Situation sportive dans les pays moins avances d’Afrique: bilan, Division de la Jeunesse et des Activites Sportives, UNESCO. Szymanski S. (2001). Income Inequality, Competitive Balance and the Attractiveness of Team Sports: Some Evidence and a Natural Experi-j ment from English Soccer, Economic Journal, 111.1 Szymanski S. (2003). The Economic Design of Sporting Contests, Journal of Economic Literal ture, 41.

Tcha M. J., Pershin V. (2004). The Colour of Medals: An Economic Analysis of the Eastern and Western Bloc’s Performance in the Olympics, Journal of Sports Economics, 5.

Walker М., & Mondello M. J. (2007). Moving Beyond Economic Impact: A Closer Look at the Contingent Valuation Method, International Journal of Sport Finance, 2.

Walton H., Longo A., Dawson P. (2008). A Contingent Evaluation of the 2012 London Olym-I pic Games, Journal of Sports Economics, 9. Zimbalist A. (2001). ed., The Economics of Sport, Cheltenham: Edward Elgar.

БИОГРАФИЧЕСКАЯ СПРАВКА

Владимир Андрефф - почетный профессор Университета Парижа Пантеон-Сорбонна (Франция), почетный президент Международной ассоциации спортивных экономистов, почетный член Европейской ассоциации сравнительного экономического анализа, бывший президент Французской экономической ассоциации (2007-2008 гг.).